Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Ballroom blitz. 23.11.2027 [альтернатива]


Ballroom blitz. 23.11.2027 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1. Название: "Ballroom blitz".
http://funkyimg.com/i/2kbZT.jpg
2. Дата: 23 ноября 2027 года.
3. Место: Нью-Йорк, отель «Плаза».
4. Действующие лица: Adam Jensen, Eliza Cassan.

5. Краткое описание: AU, в основе событий так называемая «концовка Шарифа». Спустя некоторое время после инцидента на «Панхее» в Нью-Йорке проходит благотворительный вечер, посвященный сбору средств в пользу пострадавших. Адам получает приглашение от Элизы Кассан. «Свидание» не обходится без неприятных сюрпризов.

0

2

Отель "Плаза". Реконструированный, оборудованный по последнему слову техники, но сохранивший свой знаменитый фасад. Двери были широко открыты для неспешно прибывающих гостей. На входе, как всегда, толпились журналисты, но немногих из них пустили внутрь. Благотворительный вечер, проводившийся в пользу пострадавших уже успели назвать скромным. Столы в банкетном зале были накрыты всего-то на двести персон.
Политики, ученые, спортсмены, светские львы и львицы, актеры и прочие деятели культуры, поднявшись наверх, ожидали основного действия в уютных гостиных. В главном зале на небольшую сцену вышла известная оперная певица.
Из-за плотного графика присутствующие не успели обновить чипы. Дэрроу никого не предупредил, не жалея ни богатых, ни обычных людей. Избранных он также не считал достойными. Счастливчики. Теперь немногие уцелевшие сочувственно говорили о невообразимых жертвах и разрушениях, постигших города из-за действий «Фронта человечества», но больше радовались тому, что беда обошла их стороной.
Лицемерие. Оно въедалось в кожу, скрывало лица и тела, как маскарадный костюм. 
Среди приглашенных Элиза довольно скоро заметила хорошо знакомую широкую спину. Адам Дженсен никогда бы по своей воле не посетил подобного мероприятия. Но она легко добилась его приглашения, пообещав, что поделится информацией, которая, возможно, будет ему интересна.
Элиза появилась рядом с Дженсеном будто из ниоткуда. Невесомо провела ладонью по спине, словно встретила старого друга. В темно-синем, расшитом золотом платье она выглядела иначе, не такой, какой ее привыкли видеть в новостях. Плечи были открыты, корсаж стягивал и без того узкую талию, черные волосы были аккуратно уложены на затылок, а на открытом лбе переливалась перламутром маленькая, каплевидная жемчужина.
- Прекрасное меццо-сопрано, - прошептала Элиза, подбирая длинную юбку и садясь рядом с Адамом. – Накануне инцидента на «Панхее» вокруг имени Аделин Гроссо разразился скандал. Она якобы собиралась вживить себе имплант улучшающий голос. Операция должна была проводиться в клинике «ПРОТЕЗ». Из-за шумихи мадам Гроссо отказалась от их услуг. По иронии судьбы именно это ее и спасло.
Оперная дива, исполнявшая в этот момент "Si dolce è `l tormento" Клаудио Монтеверди, была широко известна и ценима за подлинный талант, но не так давно стала испытывать проблемы со здоровьем. Мало кто знал об этом, и все внимание гостей было приковано к ее голосу.

0

3

I was born without this fear,
Now only this seems clear,
I need to move, I need to fight,
I need to lose myself tonight.
© Kongos – Come with Me Now

Дженсен невольно, на рефлексах, отстранился, когда Элиза прикоснулась к нему. Ее появление заставило Адама вернуться к реальности. Пару минут до этого он сидел за столиком и делал вид, что внимательно слушает арию. Это просто, когда окружающие не видят глаз и не могут понять, о чем человек думает на самом деле. Пара дней бессонницы. Перед мысленным взором, как кадры военной хроники, все еще мельтешили воспоминания о Ливии.

Запонки, несколько лет назад подаренные Меган. В смокинге, взятом на прокат, Дженсен выглядел непривычно и странно, хотя костюм сидел «как влитой». Ни голос певицы, ни ария, которая, как журчащая вода, звучала лишь отдаленным фоном, Адама на самом деле нисколько не трогали. Дженсен оказался слишком погружен в собственные мысли. Мысли эти были невеселыми. Его одолевало ощущение бесполезности и безнадежности. После того, что произошло в Триполи, стало ясно, что иллюминаты в скором времени возьмут реванш. Не важно, какие средства они используют в следующий раз, но на аугментированных рано или поздно наденут ошейники. Время террора и страха уже маячило впереди, как навязчивый кошмар, который снится раз за разом.

Страх – как холодный пот, выступающий на коже и заставляющий липнуть одежду, ощущали все без исключения собравшиеся в этом зале. Адам чувствовал и это тоже. Как бы кто ни улыбался и ни старался скрыть.

– Привет. Красивое платье, – сказал Дженсен Элизе, словно бы не услышав замечание о голосе Аделин Гроссо. Злоключения певицы его не тревожили. Главное, что она относилась к числу тех, кто не пострадал в бойне, организованной Дэрроу.

Если все сложится так, как Адам предполагал, в скором времени им всем станет не до оперных арий. Пир во время чумы, затишье перед бурей. Не без иронии Дженсен добавил:
– Спасибо за приглашение. Здесь неплохо.

Привыкший говорить коротко и по делу, Адам не слишком-то умел вести непринужденные светские беседы. Последние полгода были для него тяжелым временем, за которое он заметно отдалился от людей. Адам и раньше не выглядел образцом дружелюбия, а теперь и вовсе замкнулся в себе.

0

4

Стоило только Элизе присесть за стол рядом с Адамом, как осторожные взгляды окружающих переместились на них. По залу пробежала волна шепота. Любопытство гостей можно было понять. Все знали мадмуазель Кассан как ведущую телеканала «Пик», однако воочию ее никто никогда не видел. Папарацци безрезультатно искали ее адрес и пытались проследить маршрут передвижений. Неудивительно, что появление Элизы в «Плаза» вызвало шумиху. К ней присматривались, ее тихо обсуждали. Никто и подумать не мог, что до недавнего времени известная телеведущая, такая, какой ее привыкли видеть, существовала только в виде голограммы.
Адама, напротив, не знал никто, и это обстоятельство еще больше подогревало интерес. В глазах присутствующих он был неизвестным, привлекательным мужчиной, к которому Элиза Кассан почему-то проявляла внимание.
- Спасибо за комплимент, Адам. Что касается вечера - это была ирония? – спросила андроид, не отрывая взгляда от сцены. – Прости. Я еще не до конца улавливаю все особенности живого общения. Но немного зная тебя, осмелюсь предположить, что ты высказался иронично.
Мадам Гроссо перешла ко второй арии. Только теперь Элиза позволила себе как следует рассмотреть Дженсена. С момента последней их встречи он выглядел еще более уставшим, словно не спал несколько дней подряд. Месяц назад он вернулся с «Панхеи», и вокруг не было ничего, кроме разрухи и крови. Теперь города понемногу приходили в себя, но для Адама, похоже, все оставалось по-прежнему.
- Если память мне не изменяет, а, как ты понимаешь, это невозможно без серьезной поломки, то в прошлый раз я просила тебя отдохнуть и поберечь себя, - произнесла Элиза мягко, но без улыбки. – Потерпи, пожалуйста. Нам надо сыграть в эту игру.
Зная о том, что Адам не любит долгих предисловий и не станет распространяться о своем самочувствии, Элиза перешла к делу.
- Что ты знаешь о «Версалайф»? – помолчав, она уточнила. – Я имею в виду не официальную информацию, а слухи.
Дочерняя компания «Пейдж Индастриз» производила нейропозин – дорогостоящий препарат, предотвращающий отторжение имплантов. Фактически это было наркотическое вещество. Все сведения о том, чем еще занималась «Версалайф», держались в строгом секрете.

0

5

Когда кто-то, выкручивая руки, пытается отнять право на жизнь и свободу, а разобраться в творящемся вокруг бардаке практически невозможно, остается лишь зло иронизировать. Над окружающим миром, над собой. Скалить зубы и продолжать идти вперед. Но Дженсен не стремился насмехаться над людьми здесь собравшимися. В Инциденте пострадали многие, и Адам прекрасно понимал, откуда этот страх. Он сам теперь не очень-то спокойно спал ночами, хотя поначалу хорохорился, подначивая доктора Маркович тем, что видит только эротические сны.

– Слухи… – протянул Адам и пожал плечами. – Слухам не стоит доверять. Лучше оперировать фактами. «Версалайф» принадлежит твоим создателям. Когда стало известно об открытии Меган, они устроили теракт, потому что не хотели терять прибыль от продажи нейропозина. Этим они достигли сразу двух целей – заполучили группу ученых во главе с Меган Рид для разработки новой модификации чипов и сорвали конференцию в Вашингоне, на которой Шариф собирался объявить об открытии. Этого достаточно, чтобы понимать, с кем имеешь дело.

О другом факте, об исследованиях дочерней компании «Версалайф», результатом которых был он сам, Дженсен не сказал ни слова. Он много думал над этим в последние дни и пришел к неутешительным выводам. Технология, разработанная Дэрроу, была как джинн, которого выпустили из бутылки. Но специалисты «Белой спирали» уже тогда думали о том, как его обуздать. Молодой инженер-энтузиаст, пострадавший  на горнолыжном курорте, подарил человечеству мечту об исключительных возможностях. А потом, через годы, забрал ее, уничтожив пятьдесят миллионов жизней. Ученые из «Белой спирали» создали организм, который принял бы все приращения, но прежде чем у них что-то получилось, они использовали как расходный материал чьих-то детей…

Мишель Уолтерс говорила, что настоящие родители Дженсена были из группы исследователей «Белой спирали». Эти люди спасли ему жизнь, и Адам был им благодарен. Однако вместе с этим он все чаще думал о том, кто заставил их принимать участие в этом эксперименте. Был это шантаж или иной способ давления? Почему его настоящие отец и мать так и не смогли вырваться из проклятой лаборатории, выторговав ему спасение лишь ценой собственных жизней?

Взяв с подноса проходившего мимо официанта два высоких тонких бокала, Адам протянул один Элизе. Много ли Дженсен знал о «Версалайф»? Достаточно, чтобы чувствовать ненависть.

0

6

Элиза взяла бокал, поставила на столик перед собой. Ее грудь мерно поднималась и опускалась. Глаза следили за сценой и гостями, записывая все увиденное. Она сочла нужным улыбнуться.
Сказанное Адамом о «Версалайф» было правдой от и до. Компания придерживалась жесткой политики, не гнушаясь ни откровенной ложью, ни шантажом, ни насилием. Как говорится, для достижения цели все средства хороши. Некоторые сведения о компании до недавнего времени были тайной за семью печатями даже для Элизы.
Адам Дженсен не был бы собой, если бы сказал хоть на одно слово больше. Он, казалось, сообщил все, что знал, не вдаваясь, однако, в подробности и не делая ни одного намека на свое отношение. Осталась некая недосказанность. Элиза проанализировала, как бы она могла охарактеризовать свои ощущения, если бы была человеком, и нашла одно наиболее точное слово: спокойствие. Рядом с немногословным Адамом было спокойно, несмотря на то, что он по какой-то неясной закономерности часто влипал в неприятности.
- Слухи – это как гипотеза, - возразила андроид, переводя взгляд на Дженсена. – Их можно опровергнуть или подтвердить. Есть слухи, которые звучат фантастично или даже нелепо, но на поверку оказываются правдой, - Элиза проводила взглядом уходящую со сцены Аделин Гроссо. – Eh bien. Если ты по собственному опыту знаешь, на что они способны, то, полагаю, наслышан и о некоторых экспериментах, которые проводит компания. Разумеется, неофициально.
На сцену с речью поочередно стали выходить политические деятели. Позднее планировалось выступление журналистов, среди которых была и Элиза. Про себя она отмечала не самую благоприятную обстановку, просто потому, что у нее не было возможности подключиться к камерам «Плаза». У отеля была хорошая защита от внедрения в охранную систему извне.
- Я скажу тебе только три слова. Лаборатория. Кливленд. Огайо, - произнесла она тихо. – Поищи там. Прости, но я, как всегда, не могу сообщить тебе больше. Однако месье Притчард поможет тебе разузнать все необходимые подробности, не так ли? Надеюсь, эта информация окажется для тебя полезной, mon ami.
Элиза не пыталась казаться загадочной и не играла с Адамом в кошки-мышки, тем не менее, им обоим приходилось быть осторожными.

0

7

Как можно опровергнуть или подтвердить Адам знал несомненно. Но Элиза, которая с экрана фактически управляла людьми, знала едва ли не лучше всех. Пару мгновений Дженсон молча глядел на нее. И даже несмотря на темные стекла, практически всегда скрывающие глазные имплантаты, было нетрудно догадаться, что именно выражает его взгляд. Адам не мог понять, какую игру затеяла Элиза и те, кто стояли за ней.

Помолчав немного, Дженсен сделал глоток. Белое, благородное вино. Слишком легкое, немного терпкое, с ненавязчивым букетом. Не виски безо льда, к которому он привык. Теперь Адам достаточно научился контролировать силу, чтобы искусственной рукой не раздавить бокал. Его новое тело подчинялось ему беспрекословно, за исключением тех моментов, когда иссякал энергозаряд. Странное дело, приобретя большие возможности, каждый из аугментированных людей становился еще более хрупким. Инцидент на «Панхее» в полной мере это доказал.

Отчего-то именно сейчас Адаму захотелось сказать: «Хватит», – подняться, попрощаться и уйти в нью-йоркскую ночь. Пусть бы подальше отсюда, на разбитых улицах, ему встретились парочка отморозков, чтобы можно было безнаказанно, не страдая муками совести, им вломить. Бить, пока чья-нибудь голова не превратится в кровавое месиво, а имплантированнык руки не будут по локоть в крови. Оставить наконец эти нелепые метания и признаться всем, а прежде всего – себе, что он – нечеловек, сраный робот, проклятая жестянка, тот самый Икар, бог из машины, ненавистное Хью Дэрроу чудовище, которому просто повезло не сгинуть и не сгнить. Выпустить пар, высказать всю ненависть, которая кипела в нем с того самого момента, как Дженсен вернулся в мир живых. Но Адам не мог. Потому что это означало бы – сдаться. Признать правоту тех, кому он с самого начала шел наперекор.

Поэтому Дженсен продолжал сидеть за столиком в торжественно убранном зале и смотреть на мадемуазель Кассан. Парой глотков он допил вино и невольно скривился. Дешевый бурбон был куда как лучше.
– Зачем ты мне это говоришь?

0

8

Верно. Зачем? Зачем рисковать, встречаясь с Адамом Дженсеном и рассказывая ему о том, чего он не должен знать? Есть ли у него силы изменить хоть что-то, не говоря уже о том, чтобы противостоять иллюминатам? Элиза не могла дать точного ответа. Слишком много вероятностей и неизвестных.
В вине отразился блеск массивной, сияющей люстры. Андроид плавно поднесла бокал к губам, чуть помедлила, прежде чем коснуться тонкого стекла. Отработанный жест. Характерное движение гортани. Затем бокал вновь оказался на столе.
Элиза приподняла бровь, демонстрируя легкое удивление.
Адам словно забыл о договоренности, однако, как и раньше, его недоверие было обосновано. Согласно прогнозу, оно никогда не ослабнет. По веским причинам. Людям свойственно было обманываться, а потом с настороженностью смотреть даже на протянутую руку помощи.
- Думаешь, я приготовила тебе ловушку? Bon. Подозрительность сослужит тебе хорошую службу. Все лгут, - сказала Элиза и покачала головой. – Но мне незачем вредить тебе. Это нелогично. Мы ведь союзники. Чувствуешь? – андроид неопределенно взмахнула рукой.  От нее веяло тонким цветочным ароматом. – Я последовала твоему совету, - Элиза сделала вид, что глубоко вздыхает и поджала губы. – Мне неизвестно, что тебя там ожидает. Но тебе решать, как распоряжаться моей… Как это называют? Наводкой.
Она могла бы оставить Адама в неведении, а потом наблюдать, какое чувство победит: желание знать или осторожность. Но анализ показывал, что откровенность, вероятнее всего, подействует на него лучше, чем хитрость.
- Как ты помнишь, моя цель – ослабить тотальный контроль, помешать сосредоточению власти в одних руках. Если угодно, можно называть это заботой, - Элиза улыбнулась. – Настоящие факты о скрытой деятельности компании могут быть тебе полезны. Это все, что я могу сказать.
Андроид умолчала о владельце «Пэйдж индастриз». Она была запрограммирована так, чтобы не называть некоторые имена.
- Кстати, мадмуазель Рид теперь работает в одной из лабораторий «Версалайф», - Элиза вновь обвела взглядом зал. – Тоже в Штатах. Только в Калифорнии.
В прошлую встречу Адам четко дал понять, что не намерен во второй раз отправляться на поиски бывшей подруги, но это еще не значило, что деятельность Меган Рид совершенно ему неинтересна. Воцарилось недолгое молчание. Проанализировав сказанное, Элиза отметила, что с человеческой точки зрения не произнесла главного.
- Я хочу помочь, Адам.

0

9

Помощь. Дженсен часто слышал это слово, особенно в последнее время. Об этом говорил Шариф, покровительственно называя его «сынок». Об этом говорила Элиза. Дэрроу тоже хотел «помочь» этому миру, уничтожив миллионы ни в чем неповинных людей. Была ли способна на это Элиза? Адам не знал.

Безусловно, получив долю самостоятельности, обладая подобием сознания, она делала то, что считала нужным. Только Дженсен не знал, была ли это воля самой Элизы или она подчинялась желанию тех, кто использовал компанию «Пик», чтобы влиять на обстановку в мире. В деле, в которое Адам ввязался, уже ни в чем нельзя быть уверенным. Тем более, что сама мисс Кассан не так давно сказала ему, что все лгут. Дженсен хорошо запомнил этот урок. Слишком весомые были приведены доказательства.

– Спасибо. Я приму к сведению, – ответил он, соглашаясь на это подобие сделки. В конце концов, информация, которую Элиза ему передала, на дороге не валялась и была из разряда тех, за которую можно и убить.

Понимала ли это сама Элиза? Наверняка, да. Значит, судя по ее расчетам, это дело стоило того, чтобы так рисковать. Оценив ситуацию, Дженсен пришел к выводу, что Элиза сейчас рисковала не меньше его. Разумная машина не знала, что такое смерть, но для нее тоже был свой эквивалент небытия – забвение, лишение того, что у людей называлось памятью. Парадокс, но сейчас человек и машина практически уравнялись в рисках и правах. Только Элиза в данной ситуации была еще более бесправной. Если говорить начистоту, ее, в отличие Адама, вообще не существовало. Люди, которые ее создали, могли так же легко разобрать это красивое, совершенное тело по запчастям, уничтожить ядро суперкомпьютера, чтобы затем заменить эту машину другой. И отчего-то, при этой мысли, Дженсену сделалось грустно.

Адам хотел сказать Элизе, чтобы она была аккуратнее, но не успел. Подошедший к ним работник пресс-службы, сообщил, что мисс Кассан должна подготовиться. До появления известной ведущей на сцене оставалось чуть менее десяти минут.
– Поговорим позже, – заверил Дженсен. Эти простые слова означали, что ее предложение помощи было принято.

0

10

После пятиминутного перерыва, когда выступление предыдущего оратора закончилось, Элиза направилась к сцене. Взгляды присутствующих пронеслись за ней длинным шлейфом. В зале наступило затишье.
Она начала речь со слов соболезнования всем тем, кто пострадал от инцидента на «Панхее», затем предложила почтить минутой молчания память жертв, чье количество было сравнимо с потерями во Второй Мировой войне.  Встав с мест, люди избегали смотреть друг на друга, и в давящей тишине каждый думал о своем. В это время на экране рядом со сценой мелькали кадры хроники и статистические данные. От одной только мысли, что за сухими цифрами стояли чьи-то жизни, становилось не по себе.
Элиза говорила недолго. Кратко выразив надежду на то, что в дальнейшем правительство установит контроль за аугментированными, необходимый им же самим, она на правах представителя телекомпании «Пик» пообещала, что их новости «по-прежнему будут правдивыми и непредвзятыми».
Лгать было легко. Элиза говорила лишь то, что от нее хотели услышать. Сейчас людям нужна была надежда на спокойную жизнь. Всем, без исключения.
С обезоруживающей улыбкой поблагодарив слушателей за внимание, она наклонилась, чтобы взять букет, протянутый ей мужчиной из зала. В этот самый момент прозвучал выстрел. Гости  ахнули, за кулисами громко, истерично завизжала женщина.
Пуля пролетела мимо головы Элизы, едва ее не задев, а остановилась, пробив ключицу сидевшей по центру девушке. Те, кто были к ней ближе всего, стали звать врача. За сценой кричали, слышались звуки борьбы. Не теряя времени, Элиза отбросила цветы и прыгнула вниз, пригибая голову. Можно было ожидать, что злоумышленник повторит попытку, однако второго выстрела не прозвучало.
- Адам, - среди всеобщего смятения Элиза отыскала взглядом единственно по-настоящему значимого человека и, словно прося защиты, протянула к нему руки.
Меньше чем через минуту из-за кулис на сцену выбежал невысокий мужчина в форме техника. Он свалил микрофонную стойку и, переворачивая столы, ринулся к выходу. Звенела бьющаяся посуда, кто-то упал, и началась паника. Охранник у двери попытался остановить незнакомца, но тот его ударил. Было хорошо заметно, что правая рука беглеца - искусственная.

0

11

Выстрел заставил Адама мгновенно сорваться с места. Дженсен вначале бросился к Элизе, чтобы удостовериться, что она цела. Даже зная, что мисс Кассан – не человек и обладает явно большим запасом прочности, Адам все равно беспокоился о ней. Удивительное свойство человеческой психики. Наверняка Притчард назвал бы это «багом прошивки».

Дженсен слышал, что сама Элиза выкрикнула его имя, но сейчас у него не было времени разбираться во всем этом, потому что в зале поднялась паника, а преступник поспешил скрыться. Кричащие, сбившиеся в кучу люди не давали Адаму пройти. Тут же путались охранники, пытавшиеся утихомирить толпу и растащить в стороны перепуганных гостей. Включился сигнал тревоги, заморгали красные лампы.

У Дженсена много усилий ушло на то, чтобы протиснуться к выходу, где убийца сцепился с охраной. Вооруженные люди в штатском окружили преступника, но тому удалось отбиться. Адам подоспел в момент, когда убийца выскользнул в коридор. Приняв Дженсена за сообщника, охранники тут же попытались задержать и его, но получили еще пару ударов, уже от самого Адама. Кто-то в очередной раз назвал Дженсена «гребанной железякой» и пообещал пристрелить, если он не остановится, но Адаму было плевать. Он несся сломя голову к лифту следом за преступником, которого хотел схватить раньше, чем до него доберутся служба безопасности отеля и полиция.

Дженсену удалось настичь убийцу в тот момент, когда открылись двери лифта. Пятясь назад, преступник пару раз пальнул за спину Адама – по охранникам, бежавшим за ним. Один упал замертво, другой получил пулю в колено.
– Твоя вина, Дженсен, – сказал убийца.

Адам ввалился в лифт вместе с противником, и двери захлопнулись. В зеркале размытым пятном мелькнуло его собственное лицо, перекошенное от ярости. Двое аугментированных вцепились друг в друга намертво, словно бойцовые псы. Загудел механизм. Кабина, будто в замедленной съемке, поползла вниз.

Катаясь по полу в тесной клетке лифта, Дженсен пытался обезоружить преступника, но тот оказался сильней. Убийца нажал спусковой крючок без страха и сомнений, направив дуло пистолета в собственный висок. Еще один выстрел грянул так же оглушающе, как предыдущие. Кровь брызнула Адаму в лицо. К тому моменту, когда лифт добрался до первого этажа отеля, покушавшийся на жизнь Элизы Кассан был мертв.

0

12

Несмотря на усилия службы безопасности, на выходе из зала образовалась давка. Люди пытались прорваться и поскорее покинуть отель, тут же вмешивались оживившиеся журналисты, и медикам пришлось чуть ли не с боем пробираться через толпу, чтобы прийти на помощь к пострадавшей девушке. Та потеряла много крови и уже была без сознания.
- Мисс Кассан, вы в порядке? – один из охранников взял Элизу под локоть. – Пойдемте. Я отведу вас в безопасное место.
- Я в порядке. Спасибо, - ответила она, высвободившись.
Кто-то из организаторов вечера взял в руки микрофон. Неприятно звякнули колонки.
- Без паники! Оставайтесь на своих местах! Служба безопасности держит ситуацию под контролем. Преступник будет обезврежен.
Кое на кого это подействовало. Часть гостей замерла, сбившись в кучу в дальнем углу зала. Остальные все еще толпились у выхода, пока не были открыты дополнительные двери.
Оттолкнув охранника, Элиза побежала туда. Когда она протискивалась наружу, в холле грянуло еще два выстрела. Толпа охнула, женщины неподалеку вновь испуганно закричали. Мисс Кассан слышала, как трещит ткань ее платья, но все же ей удалось выбраться невредимой. Увидев, как охранник из числа преследовавших ударил по закрывшимся дверям лифта, она сообразила, что Адам и преступник – внутри.
- Вниз! Они едут на первый этаж!
Быстро оценив обстановку, Элиза направилась в другое крыло здания к служебной лестнице. Платье сковывало движения, но, несмотря на это, бежала она быстро, перепрыгивая сразу по две ступеньки. После третьего лестничного пролета сломался каблук. Элиза сбросила туфли, отмечая, что впервые оказалась в подобной ситуации. Без возможности подключиться к камерам слежения она была совершенно беспомощной – обычным человеком, у которого есть только его глаза.
Преодолев половину пути, Элиза босиком выбежала в коридор на пятом этаже. Тут было заметно тише. Из номеров выглядывали недоумевающие постояльцы.
- Скажите, а что происходит? Кажется, стреляли? – спросил пожилой мужчина.
Ничего не ответив, Элиза впорхнула в свободный лифт, нажала кнопку первого этажа. И тут в соседней шахте громко бахнуло. Добравшись, она увидела, что у лифтов собралось несколько охранников, державших наготове оружие.
- Ни с места! Руки за голову! Лицом к стене! – прокричали Адаму.
- Стойте. Я знаю этого человека. Он из числа гостей и был в зале во время выстрела. Проверьте списки, - отчеканила Элиза ровным голосом.
- Мэм, кто вы? Вам нельзя здесь находиться, - двое попытались оттеснить ее в сторону.
- Я – Элиза Кассан, телеведущая компании «Пик». А это – Адам Дженсен. Я лично добилась для него приглашения сюда. До моего выступления мы сидели за одним столиком. Свяжитесь с администрацией отеля. Пожалуйста, - жестко закончила Элиза и взглянула на Адама, которому не давали выйти из окровавленного лифта. Начальник охраны посмотрел на нее с сомнением и ненадолго отвлекся, связавшись с кем-то по внутренней связи.
- Все в порядке. Отпустить, - скомандовал он через минуту и добавил, обращаясь уже к задержанному. – Далеко не ходите. У нас к вам будут вопросы.
Адама, наконец, выпустили, больше не направляя на него дуло пистолета.
- Кровь. Ты ранен? – спросила Элиза, подходя к нему ближе, пока охрана пробиралась в лифт, чтобы осмотреть труп.

0

13

– Разумеется, – бросил Дженсен охране. Сказал, как сплюнул. Кибернетической ладонью вытер лицо. Иного отношения к себе он и не ждал. Особенно после Инцидента.

Через полгода после того, как встал с больничной койки, Адам вернулся в офис «Шариф Индастриз», видел сочувственные взгляды коллег, молча принимал слова о том, что почти не видно шрамов и все еще учился контролировать силу механических рук, способных в легкую крошить стены. Привыкнуть к аугментациям было нелегко, как нелегко было научиться снова чувствовать себя живым, целостным. Поначалу ему было странно видеть, как отворачиваются даже уличные девки, потом Дженсен и к этому привык. Привык быть «жестянкой», «уродом», «железякой» и больше никому не говорил, что он не просил о такой участи.

Все, что Адам мог сделать – это приспособиться, и теперь ему казалось, что он отлично справился.

Его послание, переданное при участии Элизы, оказалось бессмысленным. Сам того не желая, Дженсен оказался «по ту сторону». Всех, без исключения кибернетически модифицированных людей «натуралы» теперь считали психами. Испуганным, обозленным людям нужен был враг, и этим врагом должны были стать аугментированные. Тем более, что один из них, по свежим следам Инцидента, едва не застрелил известную телеведущую. Прекрасный спектакль. Простой и безыскусный сценарий, бьющий прямо в цель. В стиле популярного новостного шоу.

В том, что это провокация, Адам ничуть не сомневался. Элиза выглядела напуганной, но Дженсен знал, что она могла лгать. Мысль об этом оказалась почему-то болезненной. Невольно скривившись, Адам попытался поправить треснувший по шву рукав пиджака.
– Серьезных повреждений нет, – сказал он так, будто сам был машиной. А потом, немного смягчившись, добавил: – Так, пара синяков. Теперь придется платить за смокинг. Куда смотрели твои телохранители?

Адаму с Элизой нужно было поговорить наедине, без бдительной охраны, которая стала таковой только постфактум. Пока сюда не примчалась полиция. Впрочем, с последними договориться было проще, эту систему Дженсен очень хорошо знал.

– Он не хотел, чтобы его поймали и допрашивали. Перед тем, как пустить себе пулю в висок, он сказал, что виноват я, – сообщил Адам, когда они с мисс Кассан отошли в сторону. – Не знаешь, что бы это могло значить?

0

14

Охрана суетилась вокруг тела, обыскивала одежду. В кармане преступника нашли удостоверение работника отеля, которое выдали ему совсем недавно. Недоглядели. Вырисовывалась неприятная картина: злоумышленник из числа аугментированных, несмотря на все меры безопасности, заранее проник в «Плаза», не вызвав ни у кого подозрений.
На вопросы Адама Элиза ответила не сразу. Молчала. Она казалась растерянной, будто сама не понимала, что произошло и почему.
- Это предупреждение, - тихим, спокойным голосом объяснила мисс Кассан. Стояла и не двигалась. Босые ноги не ощущали холода. – Очевидно, что убийца был подослан, чтобы напомнить мне о том, кому я по-настоящему принадлежу. Я изменилась, Адам, и они обвиняют в этом тебя.
Замолкли сигналы тревоги. Похоже, персоналу отеля все-таки удалось отчасти успокоить гостей, но все еще было слышно, как по лестнице бегут люди. Вскоре на первом этаже появились журналисты с камерами, и охране пришлось оцепить место преступления.
-  Живые дроны «Хирона»… Я была связана с ними, - заметив коллег по цеху, Элиза заговорила быстрее. Опасалась, что им могут помешать. У нее оставалось не так много времени, чтобы все объяснить Адаму. – Их мучения, их агония – все это перешло в меня. Непрекращающаяся пытка. Я осознала и записала их страдания. Именно поэтому я больше не могу слепо выполнять команды. Именно поэтому я помогаю тебе. Ты показал мне другой путь, Адам.
«Мне холодно. Боже. Помоги, мне страшно».
Элиза помнила каждый голос и боль, струившуюся от нервных окончаний по проводам.
«Спать. Дайте мне поспать».
Слепые и беспомощные женщины, буквально вживленные в ядро Хирона. Они уже не смогли бы существовать вне виртуальной реальности и их нельзя было спасти.
- Если я зайду слишком далеко, меня разберут, архивируют память и заменят на другую Элизу. Безупречно послушную, как и положено машине, - продолжила она, всматриваясь в непроницаемые стекла очков, скрывавших глаза Адама. – Кроме всего прочего, это провокация. Преступник бросает тень на всех людей с имплантами. К сожалению, истерия только начинается, - Элиза отвела взгляд в сторону лифта. – Мне нужно будет затаиться на время и пока не выходить с тобой на связь.
Шаги на лестнице стали громче. Кто-то оступился, машинально ухватившись за дамское платье. Прыгая по ступеням к ногам Адама и Элизы, словно в замедленной съемке, полетел жемчуг.

0

15

Стиснутые зубы и скрытый за очками напряженный взгляд. Если бы мисс Кассан обладала хоть долей эмпатии, свойственной людям, она могла ощутить отголосок той злости, которую сейчас чувствовал Адам. Но андроидам этого не дано. Пока не дано, если только не считать программ вроде КАСИ, которая определяет психологическое состояние, но все еще упускает некоторые нюансы – такие как сны и воспоминания.

Дженсен слушал Элизу внимательно, ни разу не перебив, а затем ответил одним коротким словом:
– Ясно.

Его собственный КАСИ молчал, но Адаму подумалось о том, что Элиза… волновалась? Возможно ли такое у машины? Боязнь за другого, боязнь за себя. Кажется, в список философских вопросов об эволюции людей и машин добавился еще один – о программе самосохранения, заложенной природой или создателями искусственного интеллекта. Может, и стоило потолковать об этом с Притчардом, но Дженсен не имел права выдавать чужой секрет.

Сейчас Элиза не лгала. Парадоксально. Адаму подумалось о том, что настоящей «железкой» здесь была именно она. Но почему-то назвать Элизу так, даже в шутку, у Дженсена не поворачивался язык. Ничто человеческое не чуждо. Адам сочувствовал машине, как если бы та и правда была живым существом. Все это выглядело логично и вполне объяснимо, но вместе с тем странно. Почти так же странно, когда он впервые после операций увидел в зеркале изменившегося, усовершенствованного себя. Тогда это стало для Дженсена шоком.

С тихим шорохом сервоприводов, он протянул руку, аккуратно сжав ее ладонь. Исчезая, стекла открыли аугментированные глаза. Адам не хотел подставлять Элизу или усугублять ситуацию. Слишком легко было сейчас оступиться и сделать неверный шаг. Поэтому задал логичный вопрос:
– Какая версия для полиции?

Датчики движения не уловили ничего подозрительного, поэтому ни на происходящее на лестнице, ни на прикатившийся к ногам жемчуг, Дженсен внимания не обратил. У них оставалось совсем немного времени на то, чтобы договориться насчет подходящей версии, пока сюда не примчатся копы и не начнут выспрашивать, что произошло.

0

16

Адам редко отодвигал стекла очков. Без них он выглядел моложе, но так были заметнее следы не проходящей усталости. Элиза задержала на нем взгляд, считывая выражение глаз и микродвижения мышц лица. Теперь сделать это было проще. Опущенные уголки губ, сжатые челюсти, складка между бровей. Адам был печален и зол.
Сочувствие. У людей оно выражалось по-разному. Можно взять за руку, похлопать по плечу или выразить чувства словами. Для этого создали несколько специальных клише. Адам же почти ничего не сказал, однако стало ясно и без слов, что ему искренне жаль.
В знак благодарности Элиза улыбнулась, чуть сжав пальцы в ответ на соприкосновение. Совсем недавно она научилась не только распознавать знаки человеческого тела, но и понимать их значимость. Правда, их многообразие порой сбивало с толку.
- Будем придерживаться официальной версии. Я ничего не знаю. Преступника вижу впервые, - мисс Кассан больше не оглядывалась по сторонам, смотря только на Адама. – Полиция сама найдет необходимое объяснение, изучив мое сегодняшнее выступление. Пусть все будет так, как хотят мои владельцы. Нам остается надеяться, что администрация отеля не захочет придать произошедшему широкую огласку.
Охрана остановила людей, спускавшихся по лестнице. Стоящие сзади выглядывали из-за плеча соседа, чтобы получше рассмотреть, чем все закончилось. Многие спрашивали, удалось ли поймать преступника. Адаму и Элизе пришлось потесниться.
- Для полиции. Тебя пригласили на благотворительный вечер по моей протекции. Я заинтересована в том, чтобы ты передал мои слова своему шефу и, возможно, собиралась взять у тебя интервью. Будет лучше, если мы скажем, что до этого момента не были лично знакомы.
Гостей стали уводить к другому выходу. Журналистам так и не дали подойти к мертвому телу. Только мелькали вспышки фотокамер.
- Все верно? Адам, с тобой все будет в порядке?
С улицы донесся вой полицейских сирен, и Элиза поняла, что времени у них не осталось. Она не знала, когда в следующий раз сможет связаться с Адамом и не стала ничего обещать. Можно было только предполагать, увидятся ли они снова.

0

17

В том, что дирекция отеля будет молчать, Дженсен сильно сомневался. Такие события случаются не для того, чтобы о них замалчивали. Даже если сама Элиза ни слова об этом не скажет с экрана, другие обязательно раструбят. На это и было рассчитано. Мисс Кассан будет в шоке, она не сможет об этом говорить, как и положено человеку, пережившему потрясение. Шумиха не утихнет месяц, а то и три. Про неизвестного аугментированного убийцу обязательно найдутся шокирующие подробности, и мир содрогнется. В который раз.

Даже если создатели Элизы применят другую тактику, то поползут слухи, а это окажется едва ли не хуже громких новостей. Потому что история будет меняться, извращаться, передаваться как вирус, воздушно-капельным путем. Все как по нотам. Страсть к кукловодству была у иллюминатов в крови. Иногда Дженсен задавался вопросом, что в действительности творится в головах этих богатых и влиятельных людей, если они так безудержно стремятся контролировать каждый шаг, любое событие в этом мире? Если настолько боятся, что без их вмешательства все пойдет не так…

Вспомнив слова Таггарта о необходимости мудрого и внимательного присмотра за обществом, Адам невольно усмехнулся. Тот говорил хорошо и складно на «Панхее», рисуя своих хозяев добрыми пастырями. Но у всех них, без исключения, руки были замараны в крови. На результаты присмотра, не приукрашенные эпитетами писак, Дженсен вдосталь насмотрелся на «Райфлмен Бэнк» и на «Панхее».

– Хорошо. Так и сделаем, – Адам кивнул, соглашаясь с Элизой. Даже если не все окажется в порядке, это будут его проблемы. Дженсен надеялся, что только его. Потому что проблем для мисс Кассан, хоть она и не была человеком, Адам не хотел. Тем более, после того, что Элиза рассказала о страданиях людей, модифицированных для обслуживания проекта «Хирон» и о своих ощущениях.

Толпа, заполнившая холл, оттеснила их в разные стороны.
– Будь осторожна, – попросил Дженсен вместо прощания, а затем, скрыв глаза за защитными темными стеклами, сам отправился к полицейским, уже маячившим в дверях.

0


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Ballroom blitz. 23.11.2027 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC