Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » On air with Eliza. 15.11.2027 [альтернатива]


On air with Eliza. 15.11.2027 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Название: "On air with Eliza".
http://funkyimg.com/i/2kbUd.jpg
2. Дата: 15 ноября 2027 года.
3. Место: Монреаль, отель «Интер-Континенталь».
4. Действующие лица: Adam Jensen, Eliza Cassan.

5. Краткое описание: AU, в основе событий так называемая «концовка Шарифа». Фарида Малик трагически погибла в Хэнша. Адам Дженсен, как и Дэвид Шариф, возвращается с «Панхеи». Элиза обрела кибернетическое тело и пока еще не подверглась коррекции. После короткой передышки Дженсена ждет новое путешествие в Монреаль. Мисс Кассан делится новостями, о которых не скажут по TV.

0

2

Мир медленно приходил в себя после того, что случилось на «Пангее». Детройт был похож на пострадавшего в автокатастрофе, который очнулся после комы. Израненный, перевернутый вверх дном город, напуганные и дезориентированные люди. Грязные улицы, брошенные, искореженные машины, разбитые стекла, вывороченные столбы и оборванные линии энергоснабжения. Переполненные больницы, закрытые торговые центры и универcамы. Недостаток тепла, воды и еды, постоянно сбоящая связь.

Всюду были полицейские кордоны, но хранителям правопорядка не хватало  людей. Те, кто успел сменить чипы в клиниках «ПРОТЕЗ», оказались в ловушке безумия, и теперь медленно приходили в себя. Люди были напуганы и подспудно, что свойственно человеческой природе, ожидали повторения кошмара. Адам знал, несмотря на все это, мир отделался малой кровью. Апокалипсис не состоялся. В этот раз.

Ему повезло. Пробившись через посты, Дженсен наконец добрался до своего жилища. В его районе работали спасатели, в высотке жилого дома горел свет, и если не обращать внимания на вспышки мигалок и непрекращающийся вой сирен, казалось, что все осталось как и прежде. Сняв бронежилет и одежду, Адам направился в душ. Там он проторчал очень долго, пока зубы не начали стучать от холода. Горячей воды не было. Странно, но на «Панхее» холод не заботил его, а модифицированный кожный покров был защищен от обморожения. Перед глазами мельтешили цветные круги. Причиной была усталость.

Наспех одевшись и найдя в холодильнике испорченную еду, Адам сардонически усмехнулся. Вот он, крах цивилизации. Сейчас, заперевшись в просторной, полупустой квартире, можно было выпустить на волю всю накопившуюся злость и как следует проораться, костеря Меган, Хью, Таггарта, Шарифа и всю эту гребанную кашу, которую они заварили. Но вместо этого Дженсен лишь хрипло выдохнул несколько грязных ругательств и закурил сигарету. Выбросив мусор, он добрался до бара, налил себе виски и сел на диван. Инфолинк молчал, и Дженсен решил пока не беспокоить Притчарда. Может быть потому, что в глубине души опасался, что ему не ответят…

Адам проснулся незадолго до рассвета. Укатившийся стакан валялся на полу, пепельница была полна окурков, на столе гордо возвышалась пустая бутылка. Кажется, Дженсену почти удалось напиться. Сквозь медленно таявший сон он слышал голос Элизы Кассан, которая вела прямой репортаж с места событий. Адам подскочил как ошпаренный и чуть не раздавил ногой стакан, когда до него дошел весь смысл происходящего. Этого не могло быть, но это случилось.

Весь следующий день Дженсен провел, мечась как зверь в клетке. Ближе к обеду ему удалось раздобыть еду в чудом уцелевшем кафе неподалеку. Потом ожил Инфорлинк. Сначала объявился Притчард, с ним все было в порядке. А к вечеру на связь вышла сама Элиза с предложением посетить Монреаль. В гостинице  «Интер-Континенталь» был забронирован номер 631 – «Integrity protected reply». У Дженсена было что-то около пары часов на то, чтобы объясниться с Шарифом и получить возможность воспользоваться корпоративным СВВП, пилотируемым парнем, который теперь был вместо Фариды..

0

3

Отель «Интер-Континенталь» практически не пострадал от беспорядков. Центральные районы Монреаля были оцеплены, вскоре удалось восстановить электропитание и водоснабжение. Тем не менее, в целях экономии отель не принимал новых постояльцев. Исключение было сделано только для популярной телеведущей Элизы Кассан, которая забронировала люкс на один вечер.
Консьерж любезно сообщил Адаму Дженсену, что его ожидают. Затем незамедлительно появился портье, вызвавшийся сопроводить посетителя. Холл отеля был пуст, коридоры заполнял мягкий, приглушенный свет.
- Извините. Нам пришлось отказаться от яркого освещения, - сообщил молодой человек, по-своему истолковав взгляд Дженсена. – Но это навевает некую таинственность, не так ли? Сюда, пожалуйста.
Они зашли в лифт. Нажав кнопку шестого этажа, портье некоторое время молчал. Однако по нему было видно, что делает он это с трудом.
- Мадмуазель Кассан потрясающая, правда? – не встретив явных возражений, молодой человек продолжил. – Я имею в виду, она такая красивая и смелая. Оказаться в эпицентре событий, когда такое вокруг творится! Вам повезло месье.
В номере 631 напротив окна неподвижно сидела женщина. Та, о ком говорили. Элиза Кассан. Слева от нее на экране шел очередной выпуск новостей. Залитый кровью тротуар, бегущие люди и она сама на фоне догорающего автобуса.
Монреаль, как и любой другой город мира, восстанавливался медленно. После того, как был отключен сигнал, действующий на чипы, стали происходить нападения на граждан с аугментациями и стихийные митинги. Однако благодаря правде, которую рассказал людям Адам Дженсен, удалось избежать большего числа жертв.
Элиза, не сдвинувшись с места, убавила звук до минимума. Ей и без того было известно все, ведь это она снабжала общественность необходимой частью информации. Согласно съемке видеокамеры в одном из лифтов отеля, Адам Дженсен уже поднимался и должен был появиться у двери номера через четыре с половиной минуты. К его приходу были приготовлены напитки и легкие закуски. В баре среди прочего алкоголя отыскалась бы бутылка любимого виски Адама. Он и так знал, что Элиза за ним следит, и эта маленькая деталь была не столько напоминанием, сколько знаком особой расположенности.
Мистер Дженсен, не считая ее создателей и опекунов, был единственным человеком, которому было доподлинно известно, что на самом деле представляет из себя Элиза Кассан. Совсем недавно искусственный интеллект, призванный анализировать огромные потоки информации, приобрел искусно созданное тело, очень похожее на человеческое. Разработка человекоподобной оболочки для Элизы велась не один год, прежде чем замысел был воплощен в жизнь. Как раз вовремя. Люди должны были видеть ее воплоти. 
В дверь осторожно постучали. Портье впустил посетителя внутрь.
- Здравствуй, Адам. Рада вновь с тобой встретиться, - негромко произнесла Элиза, использовав вежливую формулировку, принятую в людском обществе. 
За секунду до появления Дженсена ее взгляд перестал мертво фокусироваться на одной точке, пришла в движение грудная клетка, имитируя процесс дыхания. Андроид перекинула ногу на ногу и приняла непринужденную позу. Одетая в модное черное платье с высоким воротником цвета фуксии она выглядела совсем как живая. Если не знать наверняка, догадаться непросто.
Номер был не слишком большим и довольно уютным. В высоком окне, словно на картине, возвышались небоскребы, потерявшие львиную долю своего великолепия из-за перебоев с энергопитанием. Элиза сидела посередине маленького дивана, обитого на манер стиля рококо. Напротив, стояло удобное кресло, предназначенное для гостя.

0

4

СВВП мягко приземлился на транспортную площадку. Пилот, заменивший Фариду, был не хуже нее, но Дженсен все еще не мог смириться. Не мог привыкнуть к тому, что Малик уже никогда не поднимет в небо стальную птицу. С момента ее гибели прошло совсем немного, и у Адама все еще стояла перед глазами картина ее тела, буквально распотрошенного людьми Тонг Си Хунга, вынимавших импланты из мертвецов и продававших их по второму, третьему кругу на черном рынке. «Беллтауэр» и предводитель «сборщиков» сотрудничали, и в этой пищевой цепи ничего не пропадало даром.

Дженсен почти не слушал болтовню портье. Только кивнул для видимости. Да уж, ему невероятно повезло. Особенно там, на «Пангее».

– Извини, что без смокинга, – вместо приветствия сказал Адам, когда их с Элизой оставили наедине, и шаги за дверью окончательно стихли. К черту формальности, они уже «виделись». Можно сказать, распрощались совсем недавно. Когда мир катился под откос. – Агентства проката закрыты.

Сняв пальто, Дженсен бросил его на одно из кресел, нарушая идеальную обстановку номера и портя тщательно выверенные декорации. Одежда и обувь были пыльными, да и сам Адам выглядел довольно потрепано. Усевшись в другое кресло, Дженсен придвинул к себе пепельницу, чиркнул зажигалкой. Прикурил.

Курить хотелось нестерпимо, хотя этот процесс, как и выпивка, ничего, по сути, ему не давал. Легкие гоняли дым, система «Страж здоровья» тут же приходила на помощь. Дурацкое занятие, но оно нравилось Адаму. Тем, что напоминало о простой человеческой жизни.

Дженсен подался вперед и какое-то время просто молча разглядывал Элизу Кассан сквозь темные стекла, защищавшие глазные импланты. Она больше не была сложной голограммой. Ее создатели дали ей совершенное тело.

– Отлично выглядишь, – сказал Адам, даже не пытаясь скрыть иронию, и сделал глубокую затяжку.

Интересно, «Иллюминаты» знали об этой встрече? Да, наверняка. Значит, хотели передать послание. Номер был экранирован, и Дженсен не смог бы связаться с Притчардом даже если бы захотел. Хорошо придумано.

0

5

Проанализировав минимальные изменения в интонации мужчины, Элиза распознала иронию. Внешний вид Адама говорил об усталости. Но все физические показатели, как и следовало ожидать, были в норме.
- В этом нет необходимости, - улыбнувшись, заверила его Элиза. – Это неофициальная встреча. Безусловно, персонал отеля убежден, что ты важный гость, однако здесь нам никто не помешает. 
Андроид откинулась на спинку дивана. Ее устройство предусматривало несколько режимов общения и многогранную имитацию эмоциональных реакций. Для большинства Элиза была загадочной, эксцентричной телеведущей, лицом с экрана. Для тех немногих, кто видел ее своими глазами – доброжелательной, умной женщиной, чуть капризной, но располагающей к себе. Маскироваться под человека рядом с Адамом не было особой нужды, однако для его удобства Элиза выбрала тот же стиль общения, что и в первые две их встречи. Дружественный. Голос ее звучал мягко и тепло.
- Спасибо, Адам, - ничего во взгляде Элизы не говорило о том, что ее глаза, как и все тело, синтетического происхождения. Она, как и положено, время от времени моргала. Но, если хорошо присмотреться, можно было заметить, что зрачки двигаются чуть резче обычного. Впрочем, это можно было объяснить наличием глазных имплантов, которые вживлялись повсеместно.
- Как ты, наверное, уже догадался, это тело создали, чтобы убедить людей в моей подлинности. Теперь все по-настоящему, - андроид перевела взгляд на экран, где все еще мелькало ее лицо. – Надеюсь, за то время, в которое творились безумства, твоя квартира не пострадала? Ты выглядишь загнанным. Прости, если я неверно истолковала твое состояние.
С большой долей вероятности Адам мог выказать нетерпение. Ведь она так и не объяснила, зачем ему пришлось лететь за несколько сотен километров. 
- Выпьешь что-нибудь? – поинтересовалась Элиза, проявляя гостеприимство.

0

6

– Неплохо постарались, – констатировал Адам. Потянувшись вперед, он стряхнул пепел. Они с Элизой не стали врагами и им нечего было делить, хотя она и принадлежала «Иллюминатам». Дженсен не видел в ней союзника, но и большой помехой Элиза не была. По крайней мере, пока. Она следила, была рядом и на многое открыла ему глаза. Сейчас Адам рассматривал ее с интересом, который был далек от того, который испытывает мужчина к хорошенькой женщине. Перед ним был настоящий шедевр, уже не совсем машина, но и не человек. Удивительный обман, который, помимо воли, вынуждает думать, что перед тобой живое существо.

Хотя, может быть, в этом отношении Элиза окажется лучше. В ее действиях наблюдалось больше логики. Потому что, если уж говорить о людях, они представляли собой один большой парадокс. Например, вояки со станции «Райфлмен Бэнк», которые охраняли местный концентрационный лагерь, где находились похищенные «Беллтауэр» люди. Эти бравые ребята могли спокойно слушать вопли подопытных, а потом шли на общую службу, которую проводил местный священник. Вероятно, там они истово замаливали грехи.

Люди и нелюди. Где грань? На эту тему можно было бы рассуждать сколь угодно долго и даже с самой Элизой, но Дженсен не за этим сюда пришел. Шариф, получив свое, вернувшись с «Панхеи» живым и невредимым, позволил Адаму воспользоваться корпоративным транспортом без долгих расспросов, но тоже надеялся урвать кусок информации, хотя понимал – Дженсен с ним только формально. До первого удобного случая. Фактически каждый из них был уже сам по себе. Когда Адам уйдет, будет много кривотолков. Например, о том, что он бросил своего босса во времена кризиса и пренебрег огромными средствами, которые вложил в него филантроп Дэвид Шариф.

– Зачем ты меня позвала? – спросил Адам, начисто проигнорировав замечание Элизы о его усталости и предложение выпить. Дженсен не испытывал к ней неприязни, даже наоборот, но не видел смысла в том, чтобы озвучивать очевидное. Или это была имитация заботы? Забавно, если так. Ночь возлияний была вчера. Сегодня Адам не хотел просиживать штаны на обитом бархатом диване, разглядывая новенькое, только из сборочного цеха, тело Элизы Кассан.

0

7

Люди. Каждый день Элиза наблюдала за ними, анализировала их поведение, вела статистику настроений толпы и желаний отдельных категорий населения. Человечество целиком напоминало нестройную, работающую с перебоями, систему, в которой каждый обладал или думал, что обладает собственной волей.  Казалось бы, общество – это хаос: одни борются за прогресс, усматривая его в совершенствовании технологий, других якобы заботит опасность, которая от этих технологий исходит, и те, и другие, в действительности, участвуют в бесконечной гонке за деньгами и властью, а основная человеческая масса хочет просто жить.
Столкновение интересов невозможно без крови и жертв. Только владеющий информацией, как в свое время точно подметил Натан Ротшильд, владел миром. Однако автор крылатой фразы не уточнил, что в итоге все зависит от того, в чьих именно руках находится эта информация и как он ею распоряжается.
В сущности, очень простые расчеты Элизы подтвердились. Адам не был тем человеком, который станет играть в светскую беседу. По понятным причинам он ей не доверял.
- Зачем? – андроид посмотрела на мужчину и, взяв с подноса канапе, положила его на маленькую тарелочку. – Чтобы сделать то, для чего я была создана. Рассказать последние новости.
В руках Элизы брызнул соком разломленный на половинки персик, следом на тарелку отправилась маленькая гроздь темного винограда. Затем она взяла салфетку, аккуратно вытерла пальцы и, небрежно свернув ее, отложила в сторону. Поднявшись с места Элиза подошла к бару, достала бутылку виски и разлила его по двум бокалам. Один из них она поставила на столик перед Дженсеном, больше не спрашивая о том, чего он хочет.
- Кое-что изменилось. Для тебя и для меня. Мир больше не стоит на краю пропасти. Благодаря тебе, - Элиза села обратно, покатывая в бокале янтарный напиток. – Ты ведь и сам понимаешь, что выбрал наиболее разумную версию происходящего. Полуправда лучше, чем ложь. Потому что стремление к прогрессу неудержимо. Это заложено в вашей природе. И на этом пути кто-то всегда будет гибнуть, а кто-то – дергать за ниточки. Ни ты, ни я столкновений не остановим. Однако я могу передать тебе информацию.
Элиза ненадолго замолчала, давая Адаму время подумать. Он мог счесть, что угодил в какую-то ловушку, подняться и поскорее уйти. Но с большей долей вероятности сказанное должно было его заинтересовать.
- Тебе известно, где сейчас находится Меган Рид?

0

8

Глядя, как размеренно и без суеты, Элиза раскладывает угощение по тарелкам и наполняет бокалы, Адам усмехнулся. Она была словно заботливая хозяйка, принимающая дорогого гостя. Интересно, этот поведенческий алгоритм, принятый в человеческом обществе, имитировался Элизой по желанию ее создателей или она обучилась ему сама?

Недолго думая, Дженсен задал этот вопрос, гася в пепельнице окурок. Адаму было очень интересно, как устроена Элиза. Плюс был еще и в том, что с искусственным интеллектом не надо было играть в тактичность.

– Мир всегда на краю пропасти. Только мало кто об этом задумывается, – заметил Адам после, уже без тени иронии. Кто-то мог услышать в этой фразе разочарование, но Дженсен лишь сухо констатировал факт, который стал очевидным после случившегося на «Пангее». А ведь когда-то теория всемирного заговора, «Иллюминаты» и прочие истории в этом духе казались ему откровеннейшей чушью. Сейчас Дженсен понимал, что даже после сделанного им заявления они не остановятся. Просто сменят тактику. Это подтверждали и слова Элизы Кассан.

Доктор Рид  все еще была его болевой точкой. Когда правда выяснилась, Адам поймал себя на мысли, что лучше бы Меган действительно оказалась мертва. «Бывший бойфренд» – так его называли в одном из отчетов, отправленных с ранчо «Омега». В послании говорилось, что доктор Рид переживает за Дженсена. Возможно, ее и правда беспокоили угрызения совести. Иногда. В перерывах между разработкой новых чипов, которые должны были управлять людьми и при одном нажатии кнопки свели с ума полмира.

Конечно, об истинных планах Дэрроу Меган не знала, но она не могла не видеть потенциал и не оценивать риски. Там, на «Омеге», она повторяла, что Адам дорог ей, но Дженсен терялся в догадках по поводу истинной причины. Доктор Рид была привязана к «Пациенту Икс», благодаря которому сделала свое революционное открытие или Меган все-таки когда-то любила бывшего полицейского, обычного человека, Адама Дженсена? Ответа на этот вопрос он так и не нашел.

«Я ради тебя полмира пересек», – сказал Адам в тот день, когда они снова встретились. Меган ответила лишь, что благодаря ему сделала свое открытие, а еще, что она доверяет Хью. Слушая этот почти детский лепет, Адам вдруг подумал о Кубрике, которого пришлось усыпить из-за того, что Меган якобы погибла, а Дженсен оказался в клинике Шарифа и слишком долго приходил в себя. Их пес, которого они растили вместе, первый номер в череде бессмысленных жертв.

– Я не видел Меган после ранчо «Омега», – коротко ответил Дженсен. – По моим сведениям она и группа наших ученых спаслись.

0

9

Подняв бокал выше, Элиза поднесла его ко рту, будто собиралась сделать глоток, но лишь оставила отпечаток губ.
- Это логично, - объяснила она, уходя от прямого ответа. – В представлении персонала отеля сейчас в этом номере находятся два человека. Предположим, что никто из них не голоден, однако было бы странно, если бы за все время разговора они так ни разу и не притронулись к еде и напиткам, не так ли?
Любопытство Адама было объяснимо. Он ничего о ней не знал. Но и информация Элизы о нем была неполной. В уравнении, которое представлял собой этот человек, оставалось много неизвестных.
Элиза бесшумно поставила бокал на стол и замерла. Больше не было необходимости двигаться. Она сидела ровно, положив руки на колени.
- Я вынуждена с тобой не согласиться, Адам, - произнесла она мягко. – Задумываются многие, но немногие могут с этим что-то сделать. В противном случае многочисленные версии о конце света давно бы себя изжили. Людям свойственно думать о смерти.
Элиза будто бы пыталась пошутить, но эта человеческая способность пока не была доступна ей в полной мере. Она могла лишь передавать известные ей шутки.
- Все верно. Мадмуазель Рид благополучно покинула ранчо «Омега», - подтвердила андроид. – Теперь она не сотрудничает с месье Дерроу. Он и Таггарт – лишь пешки. Ты это знаешь, - Элиза сделала паузу. – В данный момент Меган Рид заинтересовались более крупные фигуры. Те, что стоят во главе шахматной доски. Я вынуждена объясняться загадками, Адам, но, полагаю, ты и сам все понимаешь.
Взгляд Элизы был направлен прямо на собеседника. Не будь она сложно устроенным роботом, его можно было бы назвать внимательным.
- Они дадут ей широкие возможности в обмен на ее знания. А ведь мадмуазель Рид знает о тебе больше, чем кто-либо другой.

0

10

– Я теперь должен есть и пить, чтобы нас не заподозрили? – усмехнулся Дженсен. – Ты как коп, работающий под прикрытием. Добрый совет. Начни использовать духи.

Взяв бокал, Адам поднялся с кресла и подошел к окну. Все-таки сделал глоток виски, который в горло не лез. Некогда безупречная панорама Монреаля была похожа на картину, которую порезал вандал. Здесь, в номере, было чисто и тихо. Ничто, казалось, не напоминало о произошедшем. Разломленный пополам персик и грозди винограда распространяли приятный сладковатый аромат. Они с Элизой мило беседовали, и тихий вкрадчивый голос андроида ласкал слух. Даже тогда, когда она сообщила Адаму о Меган.

Еще один нож в спину. Дженсен не обернулся. Просто продолжал стоять и смотреть. Так, словно сейчас все его внимание было отдано вечернему Монреалю. Глазные импланты четко фиксировали очаги огня, отгороженные от наблюдателя толстым стеклом. Увеличив картинку в несколько раз, Адам мог разглядеть, что происходит на улицах. Ситуация была та же, что и в Детройте. Начинал слабо накрапывать дождь.

Дженсен чувствовал себя рыбкой в аквариуме, в котором вдруг резко стала подогреваться вода, но лицо его по-прежнему не выражало ничего кроме спокойной сосредоточенности. Адам знал, что эти люди были способны крепко держать за горло и умело шантажировать. Но он также знал, насколько честолюбива доктор Рид в вопросах науки. Вероятно, на Меган не пришлось даже сильно давить.

Ее открытие так и не было обнародовано, но это не означало, что Меган станет топтаться на месте. Тем более, имея на руках такой материал. Даже не будучи шибко умным, любой на месте Дженсена сообразил бы, каким образом можно все это использовать. Пока «Версалайф» спекулировала на нейропозине, потом будет спекулировать с открытием доктора Рид. Вопрос был в том, кто первым схватит инициативу. И если бы не вмешательство «Иллюминатов», это был бы Дэвид Шариф. Про себя Адам был вынужден признать, что цели Шарифа были куда благороднее. По крайней мере, стремясь к прибыли, он не намеревался завоевать и контролировать весь мир.

– Люди задумываются о смерти потому, что хотят жить, – возразил Адам на слова Элизы. – Но прежде всего они думают о себе, а потом о мире. Это удобно. Потому что, показывая нечто близкое или нужное им, ты можешь заставить их думать в нужном тебе направлении. Как сейчас, говоря со мной о Меган.

0

11

- Не обязательно. Сигаретного дыма и этого, - Элиза провела ладонью над столиком. – Вполне достаточно. Ах, да… Духи. Это дельный совет. Спасибо.
Маленькие детали. Они отличали одного человека от другого, делали непохожими друг на друга. Испокон веков люди стремились подчеркнуть как принадлежность к обществу, так и свою индивидуальность, изменяя внешний вид. Привычки могли сказать многое о человеке: то, как он ест, как спит, общается, какую носит одежду. Элиза не нуждалась ни в чем. Она лишь демонстрировала иллюзию жизни. Однако создатели дали ей выбор, и андроид делала его каждый день, анализируя, какой наряд целесообразнее, какое выражение лица, какая манера поведения. Не хватало только одного – подлинных эмоций и чувств.
Адам видел последствия своего выбора. Там на «Панхее» он рассказал человечеству лишь часть правды. Ни один из вариантов не исключал столкновений и жертв, потому что всегда найдутся те, кто будет против. Невозможно осчастливить или спасти всех, поэтому-то так сложно выбирать.
- У меня не было возможности спросить у тебя. Почему ты выбрал версию Шарифа? – на губах Элизы застыла слабая улыбка.
Реакция Адама была более, чем сдержанной. Не наблюдалось внешних признаков волнения или гнева. И голосом он владел прекрасно. Она поднялась, чтобы увидеть лицо мужчины, обошла стол и встала рядом с Адамом у окна. На стекле появилось отражение тонкой фигуры и лица в обрамлении черных волос.
- Ты прав. У каждого есть слабые места, - согласилась Элиза, не поворачивая головы. – Твоя связь с мадмуазель Рид – это их преимущество. Сможешь ли ты, отыскав ее, причинить Меган вред или уговорить оставить научные изыскания?
Элиза не смотрела на Монреаль. Она наблюдала за Адамом через отражение на стекле. В первую их встречу они вот так же стояли у окна.
- Это не угроза. Ты заметил, что номер экранирован? – андроид повернулась лицом к мужчине. – Я сделала это, чтобы нас никто не услышал. Никто. Даже они.

0

12

Дэрроу – маньяк, решивший убить миллионы. Лишь бы доказать, что человечество не заслуживает большего. Таггарт пытался убедить мир в том, что тотальный контроль – единственное решение всех проблем. Таким, как они, нельзя было давать ни малейшего шанса.

– Шариф оказался наименьшим из зол, – коротко ответил Дженсен. Свалить вину на «Фронт человечества» – не слишком честный ход, но так была дискредитирована по крайней мере одна подконтрольная иллюминатам организация. В ближайшее время им придется действовать осторожнее и тише, а у всего остального мира будет хотя бы немного времени, чтобы прийти в себя. Впрочем, и на этот счет Адам не испытывал никаких иллюзий. Затишье продлится недолго. Потому что у чудовища много рук и голов.

Помолчав немного, Дженсен сделал еще один глоток. Как и любой другой разумный человек, Адам понимал – озвучь он версию Дэрроу или Таггарта, это отбросило бы человечество на пару десятилетий назад. Люди превратились бы в страдальцев, выпрашивающих подачку у сильных мира сего. Слишком унизительно.

– Между мной и Дэвидом много разногласий. Особенно, после «Панхеи». Но все-таки он спас мне жизнь.
Дженсен предпочитал молчать о том, что быть экспериментальной моделью не слишком-то приятно. Это было понятно и без слов. Сравнивая возможности и потери, он понимал, что получил второй шанс. Было бы глупо просрать его, отсиживаясь в углу и размазывая сопли, словно обиженный ребенок. К тому же, прошлое уже не вернешь. Может быть, именно поэтому Дженсен теперь не собирался искать и переубеждать доктора Рид.
– Нет. Один раз я уже спасал Меган. Теперь каждый пойдет своим путем.

Услышав о том, что экранирование было уловкой самой Элизы, Адам улыбнулся, глядя на ее отражение в стекле. Машина, которая научилась лукавить, – каков парадокс! Означало ли это, что теперь она была его союзницей? Может быть. Хороший шанс, думал Дженсен, если учесть ту информацию, которой обладала Кассан.
– Могу я спросить, зачем? – вопрос о цели и средствах по-прежнему был во первых строках.

0

13

Вдалеке взвился в небо белый дым. Мимо, мигая огнями, пролетел вертолет. Где-то снова лилась кровь. Разговаривая с Адамом, Элиза в тот же самый момент подсчитывала потери и убытки.
Шариф был дельцом, но боролся он не столько за прибыль, сколько за идею. В этом они с Меган Рид были отчасти похожи. Ради науки и прогресса оба могли закрыть глаза на некоторые нарушения морально-этических норм. Тем не менее, глава «Шариф Индастриз» не шел по головам и не обрекал людей на жертвы.
Элиза кивнула, соглашаясь с Адамом. Люди обладали несовершенной, но вполне понятной системой условных знаков, которыми иногда можно было заменить вербальное общение. Андроид постепенно училась использовать жесты.
- Есть две существенные причины, - ответила Элиза без промедления. – Первая. Сохранение баланса. Если вся власть окажется в руках одних, он будет нарушен. Это опасно для системы. Поэтому на шахматной доске должны быть и другие фигуры. Для равновесия.
Элиза умолчала о том, что «Иллюминаты» не едины. Внутри организации также существовала борьба за власть, а, значит, они сами нуждались в контроле.
- Вторая, - продолжила андроид, отводя взгляд. Люди не любят, когда на них подолгу смотрят. – Я пришла к выводам, что рано или поздно меня могут подвергнуть реконструкции, замене или стиранию. Как видишь, не только вы задумываетесь о смерти, - Элиза улыбнулась. – Однако самосохранение заложено в моей программе. Любыми возможными способами. Следовательно, мне, как и тебе, нужны союзники.
Несколько лет назад она начала создавать резервную базу данных, о которой не знал никто. Это было логично. Однако открывать Адаму свой маленький секрет Элиза пока не стала.
- Могу я задать встречный вопрос? -  спросила андроид, отдавая дань вежливости. Сама формулировка, по сути, не имела смысла. Но люди так говорили. -  Если ты не собираешься спасать Меган Рид, что ты намерен делать, Адам?

0

14

– И ты решила «по старой дружбе» подстраховаться, используя меня, – подытожил Дженсен. – Что ж, неплохо. Будем полезными друг другу, пока можем.
Отойдя от окна, Адам поставил на стол опустевший бокал. Прикурил очередную сигарету. Впереди его ждал еще один разговор, с Шарифом.

Вечерний Монреаль более не интересовал Дженсена. Поначалу тихий  и робкий, дождь набрал силу, стал жесче барабанить по стеклу, пряча за мутной пеленой улицы, всполохи огня и чью-то смерть. Отражения Адама и Элизы сделались едва различимыми, будто они были всего лишь призраками. Чьим-то фантастическим видением, которому не суждено воплотиться в жизнь. Долгий, беспокойный сон или бред умирающего.

Огонь плавит сталь, пожирает плоть. Дождь смывает кровь. Ветер развеивает пепел. В последнее время Адам стал чаще задумываться о таких вещах. С тех пор, как вернулся после полугодового «отпуска». Собирая старые, механические часы, чтобы привыкнуть к протезам и восстановить координацию, он думал о скоротечности. О том, что время неумолимо, и все, что было дорого, обращается в прах. Рано или поздно.

Это был его способ преодолеть посттравматический синдром, смириться с новой реальностью, справиться с депрессией. Доктор Маркович тщательно расспрашивала своего VIP-пациента о том, как он себя чувствует, не снятся ли ему кошмары, как Дженсен воспринимает изменения, произошедшие с ним. Адам лишь иронично отшучивался. Возведя глухую стену между собой и миром, он искал собственный способ справиться со всем этим. Успешно или нет, но все-таки ему удалось.

Элиза хотела знать, что Дженсен намерен делать дальше. Но он не мог ответить однозначно на этот вопрос. Проблема состояла в том, что сам Адам пока не знал наверняка. Сейчас он снова находился на распутье. Единственное, что Дженсен понимал совершенно ясно во всей этой кутерьме, нельзя оставлять произошедшее просто так. Значит, нужно двигаться. Только стоит понять, в каком направлении. Он и так достаточно наломал дров.

– Не знаю, – честно признался Дженсен после недолгой паузы. – Очень многое изменилось. Для начала стоит хорошенько подумать.

«И если хочешь, ты можешь дать мне добрый совет».

0

15

- Помогая другому, помогаешь себе, - тихо откликнулась Элиза. – Ты рационален, Адам. Умеешь докапываться до самой сути и принимать быстрые решения. Прости за откровенность, - добавила она, оставаясь стоять у окна. – Я давно наблюдаю за тобой. Многие пытаются тебя использовать в своих интересах. Но ты, словно раскаленное золото – гнешься, а не ломаешься, становясь только сильнее.
Реакция Адама была не совсем обычной. Он и в этот раз ничему не удивился, не проявил никаких иных эмоций. Была ли такая сдержанность результатом внутренних усилий или следствием сильного переутомления? Психика человека такова, что после многократных потрясений реакции притупляются вплоть до безразличия. Так сообщали научные труды по психологии.
Изучая людей, Элиза, тем не менее, долгое время не имела возможности лично поговорить с человеком. Елена Федорова, охранявшая ее, была молчалива. Она никогда ни с кем не разговаривала. Создатели же давали указания дистанционно. Поэтому Адам был первым человеком, с которым Элиза говорила вот так – на равных, глядя в глаза.
Она постоянно общалась с людьми в сети, притворяясь кем-нибудь другим, но в действительности понимать их оказалось несколько сложнее.
- Верно. Подумать, - согласилась Элиза, усаживаясь обратно на диван.
Она бы могла простоять у окна всю ночь, не чувствуя усталости, однако, чтобы походить на человека, нужно было время от времени двигаться, ходить, переминаться с ноги на ногу и сидеть.
- Затаиться. Понемногу набираться сил и собирать информацию. Я рада, что мы можем быть союзниками, - заключила андроид, совершенно ничего не ощущая.

0

16

– Погоди. Как там было… Изогните человека… а затем в обратную сторону, и снова – до предела, - сказал Дженсен, перемежая слова быстрыми затяжками и выдохами. – Повторите несколько раз, и он сломается, как кусок проволоки.

Адам не дословно, но исчерпывающе воспроизвел цитату из книги, написанной сорок три года назад. Будущее было обрисовано там не совсем точно, что простительно для любого, кто берет на себя смелость заглянуть далеко вперед. Да и не это главное. Совершенно верно и без прикрас там рассказывалось о разных людях. Адам понимал это уже тогда, когда читал романы о кибер-пространстве, будучи подростком. Но в те дни он даже не подозревал, что кое-что из этого станет реальностью для него.

Продолжая аналогию Элизы, Дженсен добавил:
– Все просто. Дело в «выносливости» материала. Чем она выше, тем медленнее процесс разрушения. Только и всего. Нет ничего, что бы не разрушалось. Просто я разрушаюсь медленнее.

И у «неживого» была своя «усталость», что уж говорить о людях. Последовательное, постепенное накопление повреждений. Все эти трещины, порезы и царапины, вмятины и дырки от пуль. Говоря об этом, Адам не имел в виду только свое модифицированное тело. Было еще кое-что. То, что пульсировало вместе с укрепленным, истыканным электродами сердцем. То, что философы и богословы называли душой. С ней было сложнее всего, потому что ее, как ни старайся, не удавалось заткнуть, как и голос совести. Именно это и делало Адама человеком. Так он считал.

– Ты знаешь, каким будет следующий шаг? – спросил Дженсен, наблюдая, как андроид непринужденно закидывает ногу на ногу. Ему было интересно, какая она на ощупь. Теплая, мягкая, податливая, как настоящая женщина? Или же тот, кто однажды обнимет Элизу дольше, чем на пару секунд, обнаружит холод сверхпрочных, ударо- и жаростойких материалов, жесткий каркас?

Адам заметил, что голографическая Элиза способна имитировать микродвижения, свойственные людям. Поэтому обман почти никто не мог распознать. Но как насчет учащенного пульса, неровного дыхания и расширяющихся от волнения зрачков? Очевидно, ресурсов ее нового тела должно было хватить на то, чтобы имитировать и это. Но хлеще всего было то, что сейчас она пыталась изобразить кое-что посложнее – эмпатию.

0

17

- О, благодетельная сила зла! Все лучшее от горя хорошеет, и та любовь, что сожжена дотла, еще пышней цветет и зеленеет. Так после всех бесчисленных утрат во много раз я более богат.
Элиза произнесла строки из сто девятнадцатого сонета Шекспира негромко и плавно, чуть откинувшись на резную спинку дивана. Если бы не иллюминаты с их идеей мирового господства, не Дерроу с его безумствами, они бы говорили о литературе, о живописи и музыке, о книгах и о чем-то еще, что было бы интересно Адаму. Если бы не беспорядки на улицах городов, Элиза рассказывала бы по утрам о музейных выставках и кинопремьерах. Как раньше и даже еще чаще. Но никто не спрашивал ее, о чем она сама хотела бы говорить. Смешно и глупо интересоваться желаниями бездушного компьютера.
- Ты не сломаешься, Адам, - добавила Элиза после паузы. – Тебя может поджидать любая другая судьба, но не эта. Слова, произнесенные тобой, они из книги?
Андроид быстро запомнила сказанное и воспользовалась быстрым поиском, чтобы найти имя автора. Однако для поддержания разговора не стоило говорить, что уже знаешь ответ на вопрос.
Люди были просто более сложно устроенными животными. Они плакали, смеялись, целовали и обнимали друг друга, занимались сексом. Элиза просмотрела много телепередач и фильмов, чтобы лучше понимать, как ведут себя люди в горе, радости и тысяче других состояний. Они поддерживали друг друга. И самым сложным было изучение природы сопереживания.
- Я не могу сказать тебе. Хочу, но не могу, - лицо андроида выражало печаль. – Они слишком хорошо защищают свои секреты. Но многое ты понимаешь и сам. Сейчас еще не время собирать камни, время - таиться и изучать. Они будут подогревать антиимплатные настроения и очень многих приведут к мыслям о том, что новые технологии нужно контролировать. Мы рассказали необходимую правду, однако люди так или иначе будут боятся тех, кто от них отличается. Это произойдет не через день и не через два. У подконтрольных организаций, как у гидры, появятся новые головы.
Говоря о многом, Элиза не говорила ни о чем конкретном. Пока засекреченную информацию она не могла даже перенаправить в свое резервное хранилище.
Глаза Адама оставались скрытыми за стеклами очков. Но Элиза отслеживала движения головы и возможное направление его взгляда.
- Ты рассматриваешь меня, Адам? – спросила она ласково.

0

18

Адам невольно задумался о ее словах. Элиза верила в него так, как сам Дженсен в себя не верил, а он верил в себя достаточно, чтобы продолжать упорно идти вперед. Впрочем, машины лишены такого чувства, как вера. Они вообще лишены чувств. В их мире есть сложные алгоритмы и бесконечные подсчеты вероятности. Значит, согласно этим расчетам Дженсен не мог сломаться, не имел права сгинуть где-нибудь там, на краю мира, и не имел права умереть. Знала ли Элиза, насколько это жестоко? Вряд ли она умела размышлять о таких вещах.

– Ты знаешь, из какой книги. Уже знаешь, – устало сказал Адам, поймав Элизу на этой бесхитростной и безобидной уловке, направленной на то, чтобы поддержать разговор. Их беседа больше всего походила на дружескую партию в шахматы, в которой оба, подчиняясь правилам, делали ходы. Не стремясь наказать друг друга, они просто переставляли фигуры на доске. Может быть, поэтому Адаму было так спокойно и легко с той, которая в действительности не являлась человеком, но, согласно заданной программе, «знала», как быть с людьми.

– Да, мне интересно понять, что ты такое и как сильно отличаешься от меня, – прямо ответил Дженсен. – С тех пор, как увидел тебя настоящую.
Отказ в выдаче информации касаемо иллюминатов он воспринял спокойно. Это было естественно. Почти по-человечески – не спешить предавать «своих». Хотя, как и в случае с верой, Элиза вряд ли знала, что такое верность и предательство.

До «встречи» с ней, до выведения из строя «Хирона», Дженсен и представить себе не мог, что где-то на свете есть машины, подобные этим. Прогресс неумолимо стремился вперед, но с точки зрения большинства суперкомпьютеры были необходимы разве что в промышленности и обороне. До недавнего времени мнение Адама не слишком-то отличалось от мнения большинства и до недавнего времени он жил совершенно иначе. Проработав достаточно в полиции, Дженсен прекрасно знал, что у всего в этой жизни есть оборотная сторона. Правда, до исчезновения Меган, Адам не подозревал, что изнанка может быть настолько неприглядной.

0

19

Адам ни на что не жаловался, даже говоря о том, что его живучесть не бесконечна. И дело было не только в доверии, не в том, что она - не человек. Дженсен был застегнут на все пуговицы и в равной мере скрытен для всех. Если хорошо знать факты его биографии, это станет очевидно.
Элиза не стремилась к полному доверию. В настоящий момент оно было недостижимо, однако Адам заинтересовался, а это – хороший результат. Его прямолинейность была удобна, потому что для ответа не требовалось выполнения сложных алгоритмов.
- На первый взгляд, я кардинально отличаюсь от тебя, - сказала Элиза, не прерывая свое занятие. – Я не создана природой или Богом и лишена множества качеств, присущих человеку. Физических и психических. Духовных, если угодно. Однако, мы схожи, Адам. Ты обладаешь собственной волей. Я наделена интеллектом и умением принимать самостоятельные решения. У нас с тобой похожие цели. Во всяком случае, мы можем достаточно долго идти одной дорогой. Наконец, мы оба несовершенны.
Элиза медленно поднялась на ноги и, подойдя к креслу, в котором сидел Адам, протянула ему руку. На раскрытой ладони лежала бумажная птица.
- Такая ли уж большая между нами разница? – андроид улыбнулась. – И да, и нет.

0

20

С недавних пор Дженсен задавался вопросом, почему Элиза решила спасти его жизнь? Мисс Кассан предупредила его о Федоровой, помогла выбраться с «Панхеи». Привыкший никому не доверять и действовать практически в одиночку, Адам невольно искал во всем этом подвох.

Взяв протянутого ему бумажного журавлика, Дженсен улыбнулся.
– Как-то раз один охотник спас раненного журавля. В благодарность за это птица обернулась прекрасной женщиной, которая стала ему женой. Они жили в любви и согласии несколько лет, и ни в чем не нуждались. Муж охотился, жена зарабатывала тем, что шила красивые платья из дорогих тканей. Однажды он решил узнать, откуда она берет все это, и увидел, что его любимая делает наряды из журавлиного оперения. Поняв, что за ней подглядывают, женщина огорчилась, а после обернулась птицей и улетела… Иногда не стоит знать, из чего сделано счастье.

Положив бумажную птицу на столик, Адам протянул руку, чтобы сжать ладонь Элизы. Некрепко, лишь для того, чтобы почувствовать ее.
– Мне пора. Спасибо за теплый прием, – сказал он, прощаясь. Дженсен никогда не любил долгих послесловий. Тем более – теперь, зная, что это не последняя их встреча.

0

21

Для взаимодействия друг с другом в последнее время люди стали использовать социальный корректор, имплантируемый в мозг. Он позволял анализировать личность собеседника и предугадывать некоторые его ответы. Модификация пользовалась большим спросом благодаря своей функциональности и относительной простоте: социальный корректор делил людей на три типа – альфа, бета и омега. В действительности, возможности этого помощника были весьма ограничены, ведь любая типология условна и не отражает всего человеческого многообразия, не учитывает события, которые повлияли на характер человека, а также множество других факторов. Чем больше Элиза изучала людей, тем осторожнее она делала выводы. Хотя до сих пор ошибалась крайне редко.
Услышав историю о журавле, андроид отыскала похожие сказки и легенды у разных народов мира. Так или иначе, все они сводились к тому, что мужчина нарушал запрет, узнавая секрет возлюбленной, и та уходила. В большинстве европейских сказок все заканчивалось очень печально, но иногда герой, преодолевая трудности, возвращал себе жену.
- Существам из разных миров сложно ужиться, - согласилась Элиза с улыбкой. – И для того, чтобы деловой или романтический союз был крепким, нужно уважать секреты друг друга.
Она ответила на рукопожатие, мягко обхватив пальцы Адама. Ирония была в том, что его руки, как и ее, были искусственными. Неживое прикасалось к неживому. Но, как ни странно, ладонь Элизы была теплее. 
- С тобой приятно иметь дело, Адам, - сказала андроид, провожая гостя. – До скорой встречи. И постарайся отдохнуть, потому что силы тебе еще понадобятся. Я свяжусь с тобой сама. Позднее.
Когда Адам покинул номер, Элиза ненадолго осталась. Проследив за тем, чтобы он беспрепятственно добрался до вертолета, она тихо и незаметно покинула гостиницу. Горничная нашла на столе открытую бутылку виски, скомканные салфетки, окурки в пепельнице и едва тронутые фрукты. Бумажного журавлика мадмуазель Кассан забрала с собой.

0


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » On air with Eliza. 15.11.2027 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC