Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Every bullet has its billet. 10.09.2027 [флэшбэк]


Every bullet has its billet. 10.09.2027 [флэшбэк]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название: "Every bullet has its billet".
http://funkyimg.com/i/2jtuQ.png
Kylie Minogue - Confide In Me - The Abbey Road Sessions
2. Дата: 10 сентября 2027 года.
3. Место: Лондон. Где-то в небе и на окраинах.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Faridah Malik.

5. Краткое описание: не всегда встречи со старыми сослуживцами и бывшими друзьями приносят радость. В то время, когда Дэвид Шариф встречается с Чжао Юнь Чжу и Биллом Таггартом в клубе "Диоген", Фарида и Адам попадают в переделку. Сначала им нужно уйти из под ракетного обстрела неопознанного СВВП, а затем попытаться спасти леди Сазерленд.

0

2

- Что у вас с ней случилось, Дженсен?  Может она и держалась прохладно, но явно втрескалась по уши. Что? Между прочим, именно мне – мне! – приходится любоваться на твое кислое выражение мужественно-героической морды, будто ты съел фунт лимонов разом. От природной жадности закусив их горькой полынью.
По мнению Малик, не надо было телепатом, чтобы понять о влюбленности девицы. А то, что держится прохладно… Хей! Это же англичане! Они тут все чопорные лорды и леди, которым на шею бросаться запретила еще предыдущая королева, а взглядом готовые заморозить даже воду в Сахаре и застыдить Арктику, тем, что в ней слишком тепло. 
Адам как-то слишком заморачивался. Как говорится, не оставляй торможение на конец полосы, налёт – на конец месяца, любовь – на старость, но Дженсен видать решил, что разборки – это самое лучшее, что можно придумать, находясь наедине с девушкой.
Лондон молодая женщина невзлюбила с первого взгляда: вроде бы шумный, серый, вполне обычный мегаполис, но шарики почему-то не радуют.
Лондон делился на два района.
Лондон ей слишком напомнил Хеншу.
Слишком тихо. Датчики подтверждали четыре девятки*, но в желудке было не спокойно. Желудок ее никогда не обманывал – настоящий предсказатель был всю жизнь. А может, кажется из-за воспоминаний, или еще какой-то хрени, в которой Малик совершенно не хотела разбираться.
- О-бал-де-ть… Нас пытаются взломать.
А нет. Уже не пытаются.
Что взломщик такое патетично проорал в наушники, пилот не врубилась. Как-то не до этого стало.

*хорошая погода (сленг)

+1

3

– С каких пор моя личная жизнь или ее отсутствие тебя касаются? – спросил Адам. Слова прозвучали резче, чем следовало. Даже если бы и хотел, Адам не смог бы ответить на вопрос Фариды. Положение усугублялось тем, что он не хотел говорить на эту тему.

Катрина, как программный сбой, появилась в его жизни внезапно. Разбила зеркальное стекло отчуждения, сквозь которое Дженсен смотрел на мир. Нарушила привычный ход вещей и отодвинула на второй план необходимость отомстить за гибель Меган. Нечаянная близость в душе как-то быстро превратилась в нечто большее, чему Адам пока не находил логического объяснения. Хуже всего было то, что он доверился леди Сазерленд и сам безоговорочно принял ее доверие. Хотя, как говорится, секс еще не повод для знакомства, каким бы отменным он ни был.

Адаму потребовалось несколько секунд на то, чтобы подобрать слова. Фарида насмешничала. Дженсен был благодарен Малик за эту ее манеру, за которой пряталась по-настоящему дружеская забота.

– Ничего особенного. Иногда просто не срастается, Малик, – тихо и хрипло добавил Дженсен. По фразе можно было догадаться, что «особенное» все-таки произошло, а «ничего» означает, что пока не стоит продолжать расспросы. Потому горе-взломщику Адам был отчасти признателен потому что тот весьма успешно переключил на себя внимание.

Правда, благодарность эта была мимолетной. Дальше стало уже не до разговоров. После выкрика «Дэус Экс!» громко бабахнуло. СВВП тряхнуло и повело вбок, но Фариде удалось выровняться. Теперь Адам созерцал огромную дыру в корпусе машины.

– Дюрант?
«Только тебя, ублюдок, здесь и не хватало...»

+1

4

Ну, хорошо, она не станет пока доставать Адама. Но если этот зараза продолжит жрать сырые лимоны, то придется все-таки достать. Сахар, мяту, соковыжималку и бутылку Джонни Уокера в качестве психолога.
Потом уже стало не до размышлений о цитрусовых и виски. Чуть не выпалила, что в них стреляют, но начальник службы физической безопасности идиотом не был – догадается.
А вот пробоина в корпусе – это, мягко говоря, плохо.
- Кто ж еще, - на автомате откликнулась Малик. Уф…хоть живой! Адам, в смысле, живой; по Дюранту она как-то не скучала. Пуля в голову не помогла. Бортовые орудия не помогли. Взрыв на автозаводе не помог. Хм…атомная бомба? Камень на шею и сброс в океане? Экзорцист?
С трудом выкинув из головы скелета, протягивающего костлявые руки к зрителям на фоне ядерного гриба, пилот быстро поинтересовалась:
– Ты как?
И только пусть попробует там помирать!
Сама тогда прибьет.
И чтобы Дженсен не спрашивал лишний раз и не волновался, добавила:
- У меня просто прекрасно. Если, конечно, не считать, что ненормальный псих преследует нас на истребителе, вполне могущим разнести нас на куски. Чем ты его так достал-то? Болел не за ту команду? Ладно. Не отвечай.
Шутки шутками, но им было явно не до светской болтовни. Про трещины на бортовом стекле и небольшую царапину на лбу от отлетевшего осколка, Фарида даже упоминать не стала. Пустяк!

+1

5

– Нет, я просто оказался не в той команде, Малик.

Когда-то Дженсен и Квинси были друзьями. Вспоминать об этом сейчас было странно, словно все то было не с ним. Оба изменились до неузнаваемости, и каждый пошел своим путем.

В глубине души Адам боялся превратиться в чудовище, подобное Дюранту. Оставалось надеяться, что ненависть не изъест его изнутри настолько сильно, чтобы Дженсен слетел с катушек. Но каждую ночь он продолжал просыпаться в холодном поту. Может, такие же кошмарные сны видит и Квинси. Было бы хорошо, если бы в этот раз он уснул навсегда. Милосерднее, что ли.

Холодный воздух ударил в лицо, и, едва ли не задыхаясь, Адам крикнул Фариде:
– Может, его огневая мощь и больше, но ставлю свою правую руку, что ты с легкостью уйдешь от него! – высунувшись из пробоины, держась за острый край покореженного железа, Дженсен крепко сжимал пистолет, целясь в кабину пилота.

Три выстрела ушли в молоко. СВВП мотыляло и трясло, но Адам ни на йоту не сомневался в Фариде. Они оба любили риск, может, именно это, кроме дурацких шуток, их и сближало.
– Эй, поменьше подколок и побольше воздушной акробатики, пожалуйста! – попросил Дженсен, когда Малик напомнила, что формально у него нет правой руки. Он хотел было добавить, что это не делает его менее привлекательным, но не успел. – Дерьмо! В нас летит ракета! Уходи от нее!

+1

6

- Кому-то легко говорить! - ехидно выкрикнула женщина, не отрываясь от штурвала и постаравшись спрятать панику в голосе.
Лоб саднило.
Стекло, похоже, держалось на честном слове и такой-то матери.
Она хороший летчик, просто обалдеть какой хороший. Несмотря на то, что еще в студенчестве их мозговед радостно сообщила, что Фарида Малик импульсивна, слабоуправляема и склона к нарушению любой субординации. Честно говоря, последнее у неё выходит тупо из-за лени, но просвещать женщину Фаридка не стала, лишь вежливо улыбнулась, и даже умудрившись не послать по известному адресу. Среди воспитанных людей брюнетка была воспитанной девочкой.
А еще весь секрет в том, что она очень любит жизнь, поэтому и риск предпочитает тот, в котором хотя бы дается один процент на выживаемость. С истребителем на хвосте этот процент стремительно уменьшался.
Вираж вышел немного более резким, чем пилот ожидала. Птичка явственно выдавала последние рекорды. Слишком много повреждений.
- Дженсен, ты там жив?
А то мало ли. Выпал там еще из той дырищи свет их очей, гроза мексиканской мафии и играющий не за ту команду. Жалко будет. Очень.
А про чудовищ  мать однажды на ночь сказочку рассказала. Будучи подростком та считала себя слишком взрослой, чтобы как трусливый зайчик бояться чудовищ, и не доверять друзьям и близким. Оказалось, от трусости это не зависит.
Семидесятые в Ливане начались с таких, как Дюрант. Потому что – могут и в праве. Семидесятые продлились несколько больше, чем «наваляем соседу, а то оборзел слишком». 
- Зато в твоей команде печеньки вкусней!

+1

7

Да, он все еще был жив, хотя, еще буквально два-три месяца назад сожалел об этом. Потом антидепрессанты и прочие волшебные лекарства сделали свое дело или же Адам просто увидел новую цель – найти и отомстить. Те, кто говорили, что надо прощать врагов своих, видно, никогда не имели настоящих врагов.

Это было примерно так же, как проповеди Билла Таггарта, которому никогда не ломали хребет и не стреляли в голову. Иначе бы он живо закончил все свои прокламации о чистоте человеческого тела и воткнул бы любую «железку», чтобы не ссать под себя и чтобы жить. Отчего-то именно эта мысль хорошенько развеселила Дженсена, и он, оскалившись во все тридцать два, крикнул Фариде:
– Порядок! Но все может измениться, если мы от него не уйдем.

Словно в подтверждение этих слов, одна из ракет, от которой мастерски увернулась Малик, влетела в небольшой контейнеровоз на реке. Грохоту было так много, что у Адама заложило уши. Фарида сказала, что они долго не продержатся, да и Дженсен сам это видел. Как бы хорошо ни летала Фарида, они оказались на волоске от гибели. Деваться было некуда, но никто не собирался сдаваться вот так.
– Лети дальше, сквозь мост! – крикнул Адам. – Обогни его и лети прямо на этого ублюдка.

По правде говоря, врагов у Адама до некоторого времени тоже не было, стычки с Притчардом, не в счет, а теперь отчего-то желающие затащить его на тот свет множились с каждым днем. Вот и Квинси зачем-то с упорством маньяка раз за разом возвращался из пекла.

+1

8

В шлеме преследователь похвалил ее, что хорошо, сучка, летает, но не уйдет от ракет. Напряженно смотрящая вперед Малик с трудом поборола желание показать тому язык. Во-первых, все равно не увидит, во-вторых, нечего отвлекаться, а в-третьих, рядовой идиотского полка Малик – ну чо за детские фокусы?
Фигня это, мол, перед смертью успеваешь всю жизнь просмотреть. Лично Фарида никак не смогла бы выбрать даже самое важное.
Может, они сегодня и умрут. Может – и нет. Аугментированный (в данном случае это ругательство) на мозги идиот на истребителе забыл о том, что Фарида Малик – любимая дочь неба и так глупо погибнуть небо ей не даст.
Ведь Дженсену нужно найти убийц Меган. Ему самому нужно.
Ведь у брата только вчера родился сын.
Ведь у второго брата через неделю день рождения.
И кто тогда будет кормить приблудившуюся недавно кошку?
- А ты знаешь, шо псих? – коротко резюмировала идею друга Малик. Впрочем, на самоубийцу Дженсен никогда не походил. Хоть и хотелось недавно устроить ему промывание мозгов, ибо – дурак.
- Ну, если ты в этом так уверен…
Она потянула штурвал, пусть даже опора моста оказалась в опасной близости от хвостовых крыльев. От полученных повреждений летуна повело в сторону – в одну из башенок – пилот вовремя успела выровнять СВВП.
Раз-во-рот.
- Нехорошо получится, если разрушим их историческую ценность. Как думаешь, чек на оплату они пришлют Дюранту или Шарифу? К слову. Ты что такое задумал?!
На полученный ответ лишь рассмеялась. Далеко не истерическим смехом отчаянного человека, а нормальным и человеческим. Псих! Все они тут не в своем уме. Когда-то Фарида устраивала прыжки без парашюта, и подруга говорила ей тоже самое. Сумасшедшая.
А пораненному летуну, оставляющему за собой густой дымный след на ярко-синем полотне, до воды всего нечего.
Но пока конвертоплан предпочитает держаться. 
Потому что небо любит дурную Фариду Малик и ее друзей.
А враги.…Как кто-то писал в одном из прочитанных давным-давно ею журналов: дружище, есть у нас враги, значит, есть, наверно, и друзья.
На контрольной панели горели красные лампочки.

Отредактировано Faridah Malik (2016-12-14 11:25:40)

+1

9

– Тебе лучше не знать. По правде говоря, мне тоже, – крикнул Адам, пытаясь перекричать шум двигателя, свистевший воздух и треск покореженного железа.

Это действительно было сумасшествием, но другого выхода Дженсен не видел. Имея тактическое преимущество в виде системы «Икар», он собирался его использовать. Чтобы закончить с Квинси раз и навсегда, отправив его к праотцам. Или окончательно вывести из строя, как поломанную машину, отправить в утиль.

Семь лет назад, спасая жизнь командира, Адам считал, что поступает правильно. Любой поступил бы на его месте так же – вытащил смертельно раненного товарища и вызвал медиков. Но случившееся сломало Дюранта, и это стало началом конца. Дженсен прекрасно помнил его потухший взгляд и слова о том, что лучше бы он дал Квинси умереть. Если это был ошибкой, то теперь Адам намеревался ее исправить. После всего случившегося, без сожаления.

Когда СВВП Фариды оказался достаточно близко, Дженсен прыгнул в кабину Дюранта, пробивая собой стекло. Он выстрелил, но пуля не причинила Квинси вреда, нисколько не поранив бронированное тело. Двое аугментированных вцепились друг в друга, как звери. СВВП Дюранта чуть не ушел в пике.

– Все еще рискуешь жизнью ради них, Адам? Дурак… – прохрипел Квинси.
Дженсен не отвечал. Стальная ладонь Дюранта вцепилась ему в глотку. – Тебе правда требовались все эти модификации или Шариф сделал из тебя личную машину для убийства?
Адам, пытаясь освободиться, саданул кулаком.
– Если убить надо тебя…

Дюрант прижал его словно тряпичную куклу, едва не размазывая по двери кабины. В лоб Дженсена уткнулся пулемет, спрятанный в кибернетическом протезе Квинси. Оставался только один выход – использовать «Тайфун». Взрывная волна ударила, оттолкнув Квинси и необратимо калеча его и машину. Защитное поле помогло Дженсену остаться в живых, но ССВП Дюранта, скрежеща и полыхая, отправился прямиком в ад.

+1

10

- Сумасшедший! – почти восхищенно крикнула она в спину. И уже еле слышно добавила: - Удачи.
Ушла в сторону, уклоняясь от удара, и сбросила скорость. Занялась летуном, подсчитывая долетит до ближайшего техника или все, налетались. По подсчетам выходило, что если очень-очень осторожно, можно было рискнуть и до Штатов доехать, но к технику лучше таки заглянуть до. Взрыв ССВП, где сейчас находился Адам, застал женщину врасплох. Ну, если выжил – она ему расскажет, почему пугать ее не стоит!
- Малик! Что у вас происходит?! – голос Фрэнсиса Притчарда прорвался сквозь нудный треск в наушниках. Отношение к нему у женщины было сложное, но дело тот знал хорошо. И не врал.
- Стреляли, - устало откликнулась та. – Адам рухнул на истребителе метров с 80…
Внимательно глянула на пылающие обломки вдалеке и плохо различимую фигуру человека, застилаемого дымом. Живой. А потом странные люди не любящие обзываются жестянкой. Любого из них в данном случае мелко в салат покрошило – а тут ничего – целый, здоровый и ходит. Прямо реклама: пользуйтесь аугментациями – они сохранят вам жизнь. 
- Сейчас установлю связь… Дженсен! Дженсен, ты жив? – переключился Притчард на коллегу. - Добрые люди из небезопасности посчитали ненужным сообщить, что вчерашней ночью убили несколько их агентов в руинах автозавода «Делейни». Несколько часов спустя поступил доклад о стрельбе на окраине Детройта. Нашли мёртвых наемников и два истребителя, напавших на вас на заводе. Третий пропал.
Услышав голос Адама Малик выдохнула. Теперь можно было почти не волноваться – в Дженсене она не сомневалась. Оставалось следовать за ним и сесть на любой удобной площадке. Желательно без Дюрантов – на них у неё теперь надолго останется аллергия.

+1

11

Потерявший управление, подбитый изнутри, истребитель Квинси рухнул на землю. Столп пламени и осколки, летящие во все стороны. Дженсена спасли подкожная броня и бронежилет. Хотя, как драному коту, усы таки подпалило.

Отплевываясь от гари, Адам закашлялся. Благодаря «Икару» приземление было относительно мягким. Фарида беспокоилась, и это почему-то вкупе с голосом Притчарда грело душу. Впрочем, вслух Дженсен никогда бы в этом не признался. Они с Фрэнсисом весьма преуспели во взаимных подколках, нарушать традицию не следовало. Тем более, сейчас.

– Я только что уронил СВВП. Но Дюрант ушел. Нужно, чтобы ты взломал все доступные системы наблюдения на Южном берегу Темзы и нашел его, – сказал Адам. – Фарида. Ты как?
Судя по ответу, поступившему тут же, Малик была в относительном порядке. Пока что обошлось без жертв, но Квинси, мать его так перетак, тоже жив, засранец.
– Есть! – через некоторое время выдал Фрэнсис. – Он на пути к… Передаю координаты. «Бэттерси». Старая тепловая электростанция. Ха! Работала бы до сих пор, на угле.

«Построена в 1933 году для обеспечения одной пятой энергопотребления Лондона. Списана в резерв в 1975 году из-за загрязнения окружающей среды» – иногда Дженсен ненавидел «справочник» в своей голове. Но с ним определенно ориентироваться было легче.

Погоня была недолгой. Покореженный и обожженный, Дюрант вломился, с наскоку вынеся проржавленную дверь. В спину ударили выстрелы Дженсена. Впереди был захламленный серый коридор. Оголенные балки перекрытий грозились вот-вот обрушиться, но Адаму и его сопернику было на это плевать. Оба уже не могли остановиться.

Автоматная очередь полоснула по воздуху. Благодаря усиленным рефлексам Дженсену удалось избежать повреждений и на этот раз. Зато его пуля все-таки достала порядком помятого Дюранта.

– Первый раз, когда ты чуть не умер, я тебя спас, – процедил Адам.
– Во второй стрелял уже ты сам, – Квинси повалился набок и хрипло рассмеялся. – Но у тебя не хватило духу меня добить.
– Бог любит троицу, говорят.
– Будь мужиком. Стреляй. Окажешь себе услугу. Содержать такую женщину тебе не по карману, – гаркнул Дюрант, поднимаясь на ноги и отползая к стене.
«Чокнутый ублюдок. Что ты несешь?»
– Что?.. – выдохнул Адам обрывком мыслей. «Сверхзрение» обнаружило за стеной слабо шевелившийся женский силуэт.

+1

12

[nick]Katrina Sutherland[/nick][AVA]http://funkyimg.com/i/2m9NX.jpg[/AVA]
Положение, в котором оказалась спортсменка, бывший агент разведки и просто английская красавица леди Сазерленд, было относительно безопасным. Нормальным. Обычным – такое пару раз уже было. Оно, в конце концов, было без-на-деж-ным.
Потому что малейшая попытка дернуться или выпутаться из этой кучи проводов, пластитов и взрывателей значила прямой путь туда, где ее явно уже давненько заждались и приготовили уютную сковородку.
И руки затекли.
Но безопасным, да. Ибо Квинси даже не облапал, да и взгляд был далек от похотливого парнокопытного самца Пиренейских гор.
Взгляд напоминал, скорее, интерес ученого-этнолога, заметившего любопытного жука.
Взгляд – пугал.
Соблазнительно хотелось сорвать эту штуку – и пусть будет, что будет – но пока надежда на хороший исход все же окончательно не покинула глупую леди.
Шишка на голове точно будет. Вот же…американцы! Не знают, как обращаться с дамами! По голове и в пещеру.
Ворвавшийся в помещение человек был ей знаком больше, чем она сама бы хотела в этой ситуации.
- Не самая романтичная встреча у нас. Прости, - самым будничным тоном заявила леди Катрина Сазерленд. Будто объясняла, что она вымокла, и на улице идет дождь.– Он… - не захотев тратить на этого другие слова лексикона – …застал врасплох. Попалась после выхода из «Диогена». Как девочка просто… - прозвучало извиняющим тоном. – Даже пикнуть не…
Договорить она не успела.
- Мое сердце начинает биться быстрее и это может взорваться, - с сожалением отрываясь от горьковато-сладкого поцелуя, пояснила Катрина. – Эта штука полностью защищена от взлома и чувствительна к малейшим движениям. Если сдвинусь или ты попытаешься обезвредить… - тяжкий вздох. – Оба взлетим.
Вот такая вот несуразная глупейшая ситуация.
Самой смешно.

+1

13

Страх. Не за себя, а за нее. Беспомощность. Ярость. Возбуждение. Странным выглядел этот поцелуй, после того, как они попрощались, стоя на ступенях "Диогена". Но сейчас Адаму было плевать. Дженсен буквально пробил собой стену. В гари, крови и пыли, изрезанный осколками, ввалился в маленькую комнатку.

Где-то там, в глубине души, гнездился стыд. Ведь из-за Адама Катрина оказалась здесь, с модным прикидом из взрывчатки. Слабое место. Если бы Дженсен не остался с ней тогда, наедине, ничего этого не было бы. Время шло на секунды, и теперь Адам понимал с особой ясностью – Квинси слишком хорошо знал его. Все эти годы – ждал. Если бы Фарида вновь задала тот вопрос, что в самолете, Дженсен ответил бы однозначно. Только от этого не становилось легче. Грустная шутка леди Сазерленд была словно нож под ребром.

Где-то позади послышалось шевеление. Квинси, поднявшись на ноги, протиснулся сквозь дыру в стене и едва не получил пулю в лоб. Но прежде Адам крикнул:
– Отключи бомбу или я вышибу тебе мозги, ублюдок!

Дюрант выглядел жалко. Обожженная плоть и железо. Словно его пропустили через мясорубку. Узнаваемым было разве что лицо – перекошенное от ненависти, со слепым левым глазом. Из механического плеча торчали ошметки искусственных мышц.

– Пустая угроза, Адам, – сказал Квинси, голос его звучал с театральным безразличием. Как у злодея в каком-нибудь дешевеньком и дурацком фильме. Только, к несчастью Адама и Катрины, все происходящее было реальным. – Бомба завязана на мою нейронную сеть. Одна мысль, и она взорвется. Убей меня, и она тоже умрет, – Дюрант кивнул на Катрину. – Похоже, я снова старший по званию, а? Как в старые добрые времена. На что ты готов ради нее, Дженсен?

Стоя с пистолетом в руке, Адам будто потерялся во времени. Застыл, как мошка в мгновенно затвердевшей смоле. Леди Сазерленд просила не думать, просто выстрелить. Дженсен, словно в зеркальном коридоре, видел многократно повторяющийся кошмар с Меган. Ее крик звучал в голове эхом слов, сказанных Квинси. И что-то опять внутри него, необратимо, мучительно, с громким треском, ломалось.

Дюрант знал то, что Адам скрывал от доктора Маркович, от Фариды и сам от себя все эти месяцы. То, от чего его едва спасали таблетки и разбитые зеркала.

– Ты был героем спецназа. Всегда ставил безопасность гражданских превыше всего. Ты все еще такой же? – спросил Квинси. – Или они вырезали это на операционном столе? Застрелишь меня, и она умрет. Выстрелишь себе в висок, и, возможно, я оставлю ее в живых. Решать тебе.

Решение приставить пистолет к виску и нажать на спусковой крючок виделось Адаму простым и естественным.

+1

14

[nick]Katrina Sutherland[/nick][AVA]http://funkyimg.com/i/2m9NX.jpg[/AVA]
Герой стен и штукатурки, - мысленно усмехнулась она, разглядывая этого красавца. Укоризненно хотела покачать головой – иной бы и не заметил человека за стеной, а этот, гляди-ка, решил американской алгеброй английскую гармонию проверить – но вовремя вспомнила о маленьком дополнении на поясе. Неизвестно, как среагирует еще.

Кажется, Адам сам не понимал, что был человеком.
Потому что решил проверить.

- Нет! Не думай обо мне! Стреляй в него! – позволить уйти преступнику Катрина не могла. Позволить погибнуть Адаму – тоже.

Нет, ну вы поглядите на него!
Узник собственной совести.
Супергерой пистолета и спецназа.
Какая разница, сегодня она умрет или завтра. Нашел себе тут личную драму. Все умирают. Обычная биология – смерть неизбежна. Как чемпион Кубка мира по биатлону, всегда попадающий в цель.
Knock knock knockin' on heaven's door.
Интересно, выйдет из нее пустельга? Всегда нравились эти птицы.
Катрина не справилась с мелочным искушением напоследок добавить парочку фраз.

- А ты ведь давно проиграл. Знаешь об этом, Квинси? Даже если погибнет Адам, то ты все равно уже про-иг-рал.
И улыбнулась.
Насмешливо.
Презрительно.
Со-чув-с-т-вен-но.
- Жестянка.

Перед тем, как рванутся из не самых крепких пут и, увлечь за собой аугументированного, леди Сазерленд успела подумать, что если эта глупая личность, зовущаяся Адамом, все же застрелится, она его лично на том свете пинками воскресит. Прицельными. Болючими.
И, напоследок, улыбнулась одному дураку с пистолетом.
Точно – пинками.

+2

15

– Кэт!

Ударило взрывной волной. Толкнуло. Швырнуло в стену. Оглушило, накрыв пологом из осколков и бетонной крошки. Не продохнуть. Засбоил интерфейс и едва не отключился. Что  в точности произошло, Дженсен понял только через пару секунд, хотя ни глухим, ни тупым не был. 

Другого разобрало бы по частям, но специалисты «Шариф Индастриз» постарались на славу. В голове стоял долгий оглушительный писк, сквозь который, как помехи, пробивались слова все еще живого Дюранта:
– Что-то не везет тебе с женщинами, Дженсен.

Почти что кодовая фраза. Адам бросился на Квинси не глядя, как зверь, на запах. Искаженный модулятор Дюранта выдал нечто похожее на смех. Дженсен сжал кулаки, чтобы выпустить наноклинки. Единственное, чего он хотел сейчас – искромсать, раздавить, стереть. Как если бы это могло вернуть Катрину или что-нибудь изменить… Как если бы он все еще мог это исправить.

Потом Дюрант наконец заткнулся, и на плечи Дженсена обрушилась войлочная непроницаемая тишина. Система возвратного дыхания пыталась справиться с дымом. Он должен был дышать, но… не хотел.

Пошатнувшись, Адам попятился назад. Пытался сделать еще шаг, но вместо этого, будто от подсечки, рухнул на колени. Сил не было. Не было ничего. Только языки пламени, ужасающая вонь и дым. Дженсен зажмурился. Его трясло. Знобило так, словно окатили ледяной водой и выставили на мороз, хотя вокруг было жарко как в аду. Адам крепко стиснул зубы, пытаясь подавить желание закричать. Сдавил челюсти до треска. Так и сидел, пока откуда-то сзади его не позвала Фарида.

+2

16

После грянувшего взрыва Фарида цветастым слогом помянула Англию, Дюранта, британскую тупую аристократию и почему-то Моссад, хотя последний тут был абсолютно не при чем. Вот что за нынешние времена-то?! Только-только все нормально было – летели спокойно себе, наслаждались поездкой – и вот уже Дюрант, воздушная акробатика, ракеты и вишенкой на тортике – взрыв британского парламента…пардон, отвлеклась, теплого комплекса, где Дженсен, да. А ты зависла, аки херувим в небе и не знаешь скорую вызывать, нестись к Дженсену или все нормально, но забрать его, конечно, надо.
Оказывается, даже Притчард умел заковыристо материться, ибо значение парочки слов не знала даже пилот, воспитанная в мужском окружении. Впрочем, системы человека по имени Адам Дженсен работали исправно, поэтому информационный безопасник коротко предупредил о приближающихся английских властях и посоветовал как можно скорее забрать физического безопасника нафиг.
Когда Малик увидела густой дым на месте старой электростанции, внутри нее все похолодело. Как после битвы. Села недалеко от дымящихся развалин. Знакомый мужской силуэт, стоящий на коленях, немного ее успокоил.
Никого живого вокруг больше не было.
- Адам?.. – окликнула она, мягко положив руку на мужское плечо. Пилот не была уверена, что друг ее слышит. – Идем, Адам.…Копы едут – надо свалить до их прихода. Здесь ты сделал, все что мог. Домой, Адам. Пора домой. Теперь пусть помогают другие.
Не то, поморщилась женщина, досадуя на себя. Совсем, совсем не то. Какая уже тут помощь? Ты же видишь, Малик – разруха, будто Ночь Дьявола отметили.
- Домой, Адам…. – также мягко повторила она, чуть сжав пальцы. – Мне жаль.

+1

17

Сквозь нарастающий гул в голове Адам слышал голос Фариды, но поначалу не мог разобрать, что она говорит. Перед глазами плыло. И дело было не только в сбоившей системе. Дженсену стоило больших сил обернуться и вновь подняться на ноги, когда Малик дотронулась до его плеча. Как ведомый на заклание он не возражал и не сопротивлялся. Бросил только пару фраз: «Она мертва» и «Все кончено», прежде чем отправиться к самолету.

«Домой» – такое простое и понятное слово. Место, где тихо и безопасно. Место, которое человек считает своим. Когда-то для Дженсена таким был Детройт. Теперь Адам чувствовал, что дома – нет. Что-то внутри сломалось окончательно, раскрошившись на мелкие осколки, острые края которых царапали, причиняя боль.

В дороге они с Фаридой молчали, пока Дженсен отчаянно пытался прийти в себя. Как срывающийся в пропасть, он цеплялся за воспоминания. Притчард. Малик. Шариф. Они все еще были рядом, и ради них стоило двигаться вперед. Меган. Катрина. Квинси. Первые жертвы войны, необъявленной и личной.

– Помнишь, когда мы вернулись из Мексики, ты сказала, что я все еще человек, а не машина? – спросил Адам, глядя с крыши здания штаб-квартиры «Шариф Индастриз».

Подстреленная и порядком потрепанная «птичка», благодаря стараниям Малик, благополучно приземлилась на летной площадке пять минут назад. Они вернулись в Детройт живыми и невредимыми. Отсюда, как с Олимпа, невозможно было расслышать криков, но Дженсен прекрасно видел, что творилось внизу. Там толпились люди, старательно расталкиваемые полицейскими. Движение «За чистоту» и Фронт Человечества форсировали события, и Дженсену казалось, что это начало конца, знаменующего провал всех надежд Шарифа.

+1

18

В долгом-долгом пути до Типперери они молчали.
У Фариды Малик дом кончится только в 2028.
Она просто не захочет, чтобы за домашними приходили из-за нее.
Становиться такой как все тоже откажется. Из дурного принципа.
- Угум, – неопределенно дернула плечом пилот. И тем же неопределенным тоном, со вздохом добавила: – И ты теперь им быть не хочешь, как песик желающий стать, наконец, тигром?
На его месте она бы не хотела, но к счастью Малик находилась не на его месте.
Люди внизу бесились, требуя, требуя и требуя. Перестрелять всех аугментированных. Запретить. Уничтожить. Заставить всех носить какие-нибудь звезды – чтобы все видели, что за птица. Отправить всех жить в одно место. И каждый думает, что прав и в праве, думает, что понимает происходящее и если ты не за нас, то точно значит за них. 
- Деваться некуда. Только туда, Адам… - кивнула она не на толпу, а на асфальт. – Вниз.
Ибо машиной ты не станешь. Или тем чудовищем из сказок про ливанские семидесятые года прошлого века. Чудовища – они в подростков стреляли легко и просто, даже сомнения не грызли. Весело, однако, иметь матушку-христианку – дитя войны.
Но этого женщина вслух не произнесла. Поизносить, мол, ты теперь единственный знаешь, что делать и как этого избежать и вообще бэтмен ты наш ненаглядный, тоже не стала. Да и не умела она говорить пафосные речи, постоянно от них кривилась как от оскомины.
Подошла и встала рядом, прикасаясь к плечу плечом, продолжая глядеть на толпу, а не на Адама. Практика убеждала, что когда все катится к шайтану, надо иметь липучих приятелей, чтобы хватали за футболку, вставляли мозги и оттаскивали от двести двадцать-вольтой розетки. Надо будет навестить попозже Дженсена, чтобы не оставлять его наедине с бутылкой, фотографией Меган, памятью о Катрине, депрессией и заряженным пистолетом. И Притчарда пинком отправить.
- Эх, вот нет у меня сейчас бутылки с дырочками на крышке... - хихикнула она. – Мы в детстве так частенько развлекались.

+1

19

Слова Фариды звучали глухо, словно сквозь толщу воды или Адаму это только казалось. Как казалось, что он, несколько часов назад убивший бывшего лучшего друга и навсегда потерявший Катрину, быть человеком не хотел. Ее саркастичное «песик» напомнило Дженсену слова Квинси, и Адам скрыл глаза за темными стеклами.

– Да? – спросил он, глядя туда, куда указывала Фарида. Вниз.

Уже несколько месяцев Дженсену снился один и тот же кошмар. Словно он, прежде крылатый, падает вниз с невообразимой высоты, охваченный огнем, и это падение должно закончится гибелью, но неизменно приводит к мучительному пробуждению в холодном поту с пересохшей от крика глоткой.

Сейчас Дженсен лихорадочно думал о том, как дальше быть. Нужно было снова собрать осколки, да так, чтобы не порезаться, и как это водится в подобных случаях, продолжать жить. Несмотря на совесть и чувство вины, как заноза, засевшие где-то глубоко внутри. Малик стояла рядом, и нужно было что-то ответить, но у Адама попросту не было сил. Даже на то, чтобы поблагодарить Фариду.

– Было бы намного проще, если бы я им не был.

Постояв немного вот так, бок о бок рядом с ней, Дженсен наконец отстранился. Потом сунул руки в карманы и пошел прочь, чтобы больше не сожалеть о не сказанных словах и том, что не пустил себе пулю в висок.

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Every bullet has its billet. 10.09.2027 [флэшбэк]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC