Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Птицы одного оперения. 15.11.2029


Птицы одного оперения. 15.11.2029

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

1. Название: "Птицы одного оперения".
2. Дата: 15 ноября 2029 года.
3. Место: Прага, район для аугментированных, магазин "Машина времени".
4. Действующие лица: Megan Reed, Vaclav Koller.
5. Краткое описание: в один из ноябрьских вечеров в книжном магазине Коллера появляется Меган Рид - ученый с мировым именем. Узнав ее, Вацлав откладывает все дела. Двум нейротехнологам есть о чем поговорить. Но, увы, всегда найдутся те, кто испортит даже самую приятную беседу.

Отредактировано Vaclav Koller (2016-10-18 21:16:21)

0

2

Меган недолго пробыла в Праге, но ощущения от этого города у нее остались смешанные. Когда-то давно она была здесь. Это место показалось ей безумно красивым. Уютным. Сейчас, когда она не могла сделать и шагу, чтобы не увидеть аугментированных с несчастными лицами, она чувствовала себя так, словно чувствует их боль вместе с ними хотя бы частично.
Несколько раз она слышала краем уха, как какой-то мужчина с имплантатами вместо рук спрашивал у другого, есть ли у него нейропозин. Она не хотела оборачиваться, чтобы не чувствовать бешенство сильнее, чем уже было.
Если бы она не была такой глупой, возможно, никто бы из них уже так не страдал и не нуждался в препарате, который стоил бешеных денег. Возможно ее открытие, которое так и не увидел свет, доказало бы таким, как она [как их там прозвали? Чистыми? Меган было неприятно произносить это слово даже в мыслях], что человеческая эволюция возможна, а то, что происходит, лишь естественный поток вещей.
Она уже привыкла к тому, что единственное, чем может всем в данной ситуации помочь — это продолжать работать. Поэтому она работала усердно. Усерднее, чем раньше. Атмосфера Праги, которая ощутимо давила на нее, пробуждало в ней желание закопаться в кипе книг, заметок и инструментов, словно это могло в один момент решить все существующие в мире проблемы.
Когда она думала об этом, она чувствовала себя беспомощной. Возможно поэтому, стоило Меган увидеть книжный магазин, она без раздумий повернула в его сторону с желанием побыть там, где тише.
У нее перехватило дыхание от восхищения, когда она вошла внутрь. Огромное количество сотен, тысяч книг стояло на полках, лежало на столах. В секунду она забыла о том, о чем думала несколько минут назад, не представляя, с какого конца ей нужно начать, чтобы разобраться, что, о чем и где лежит.
Меган была одной из тех немногих людей, которые предпочитали бумажные книги электронным несмотря на то, что они практически стали антиквариатом и достаточно дорого стоили. Ее беспорядок в большинстве своем состоял из научных пособий, которые были ее надежными советчиками и верными спутниками в работе. Ей не жалко было денег, чтобы купить такие, а настоящее удовольствие она ощущала, когда чувствовала листы между пальцами. К сожалению, этого многие теперь не понимали.
Зато владелец магазина, вероятно, разделял ее мнение, хоть его нигде и не было видно.
Чтобы немного утолить свое любопытство, Меган взяла в руки первую попавшуюся книгу с яркой обложкой. На ней даже не было пыли, словно ее читали совсем недавно.
Она улыбнулась, и эта улыбка не сходила ни до того, как она взяла в руки новый том, ни после.

+1

3

Дед Вацлава, Филипп Дворжак, занимался книгами всю свою жизнь. Первую маленькую лавку он получил еще от отца. Потом, скопив денег, приобрел магазин на юге Праги. Сколько Коллер себя помнил, он всегда был у деда желанным гостем. Каждые выходные и все школьные каникулы проходили среди заставленных книгами стеллажей. Механика, анатомия, художественная литература – Вацлав зарывался в них, пока ему не стукнуло четырнадцать. Кроме того, у деда можно было найти большие глобусы, модели человеческого тела и карты. Все это очень быстро покрывалось пылью, пахло бумагой и типографской краской. Дед ухаживал за каждой книгой сам, строго следил за помощниками, чтобы не лоботрясничали, а еще любил рассказывать исторические анекдоты и сказки. Он часто повторял, что своим прогрессом человечество обязано книгам, именно они связывают столетия, словно клей.
Подростком Вацлав не любил наведываться в «Машину времени». Ему хотелось нового. Все вокруг уже пользовались электроникой, а его старик все торговал бумажными изданиями, которые быстро стали антиквариатом. В последние годы жизни Филипп Дворжак с грустью признавал, что старые книги нужны только коллекционерам, а также тем немногим, кто тосковал по шуршанию страниц и мог себе позволить купить собрание сочинений Шекспира или томик рассказов Чехова. Впрочем, технический прогресс он считал естественным, только чувствовал, что не может и не хочет бежать с ним в ногу. Единственными нововведениями, которые дед признал, был сайт в интернете и электронный каталог, что уже само по себе было неплохо.
После смерти старика, Вацлав надолго затосковал и, оборудовав подвал под клинику, наверху все оставил по-прежнему. Держать магазин в той же чистоте, какая была при Филиппе, он попросту не успевал, но время от времени торговал книгами по интернету. Посетители, которые явились не за услугами нейротехника, стали тут редкостью.
Поэтому заметив маячившую внизу женскую фигуру, Вацлав несколько удивился. Барышня явно была нездешней, потому что не направилась прямиком к секретному стеллажу, а просто читала. Может, что-то слышала о «Машине времени», но не знала, куда идти? О встрече они точно не договаривались.
- Добрый вечер, пани, - поздоровался Коллер на чешском, спускаясь по лестнице. Он собирался прогуляться до бара, но выпивка могла и подождать. – Ищите что-нибудь?
На обычного продавца книг Вацлав не походил. Сварочный аппарат на правой руке выдавал его с головой. Внимательный человек к тому же мог заметить следы от пуль, украсившие книжные полки.

+1

4

Меган так увлеклась своим занятием, что не услышала чужих шагов. Мужской голос, раздавшийся сзади, сначала ввел ее в некое замешательство. Потребовалось немного времени, чтобы понять, что ей сказали.
Она обернулась с полуоткрытым ртом. Левая рука, которая держала между пальцами одну страницу, застыла в одном положении.
Нельзя было с уверенностью сказать, что она удивилась, увидев молодого человека неформальной внешности, который обращался к ней. В Праге ей приходилось видеть разных людей. Лишь его аугментации, которых было немало, вызвали в ней тревожный интерес. С трудом она начинала осознавать, что он является владельцем этого магазина, и понимание этого рождало в голове Меган десятки вопросов.
Если бы она увидела этого парня на улице, она бы не дала ему и двадцати пяти. Двадцать пять для аугментированного, особенно в Праге, это слишком мало, чтобы владеть собственным бизнесом, похожим на это. Несмотря на четко виднеющиеся синяки под глазами, он выглядел бодрым.
Невольно на лице Меган появилась смущенная улыбка.
Она положила книгу на место и повернулась к нему. Скудный словарный запас чешского языка, как ей казалось, делал ее медлительной.
— Ам — она представила себя пятнадцатилетней школьницей, не знающей ответа на банальный вопрос учителя. — Здравствуйте. Нет-нет, я просто проходила мимо. Книжные магазины теперь большая редкость.
В ее голове крутилось несколько фраз, как нарочно, на английском языке, которые упрямо не хотели переводиться в чешский.
— Вы здесь?... — она хотела сказать "работаете?", но нужное слово никак не хотело приходить в голову. В какой-то момент она почувствовала себя нелепо. Когда-то ей приходилось путешествовать, но каждый язык, на котором она была вынуждена разговаривать, она запоминала с помощью словарей и сформулированных фраз. Ее нынешние знания чешского были плодом ее давней поездки сюда, когда ей пришлось выучить стандартные предложения, рекомендованные туристам, чтобы она могла, хотя бы, купить в продуктовом бутылку воды.
С сожалением Меган пришлось признать, что на этом ее познания заканчивались.
С долей раздражения на лице, она вздохнула. Она ненавидела, когда любое ее действие ограничивалось незнанием тех или иных вещей. Чтобы не чувствовать себя слишком глупо, она решила попробовать спросить, убедив себя, что ничего с этого не потеряет.
— Вы разговариваете на английском? Мои познания в чешском, признаться, очень скудны.

+1

5

Туристка в районе для аугов. Забавнее не придумаешь. Коллер задержал взгляд на ее лице, потом вовсе осмотрел с ног до головы, ища следы кибер-модификаций, но явных признаков не нашел. Он бы охотно поверил, что не аугментированная и впрямь заглянула за книгами, если бы не извечная паранойя. Но, как бы там ни было, Вацлав не подал виду.
Некоторое время он со всей любезностью, на какую был способен, молча ждал, пока посетительница справится с чешским. Потом улыбнулся и заговорил на английском.
- Да. Все в порядке, не беспокойтесь, - легкий акцент, как считал сам Коллер, придавал его речи очарования. - Я владелец магазина. Но клиенты сюда редко заглядывают, - он мысленно усмехнулся. Уж точно не для того, чтобы купить парочку запыленных романов. - В основном заказывают книги по интернету. Вы первая гостья за долгое время, - Вацлав сделал театральную паузу и представился. - К вашим услугам. Мисс?
Лицо иностранки показалось ему смутно знакомым. Все равно, что в жизни увидеть какую-нибудь звезду экрана. Да хоть ту же Элизу Кассан. Коллер мог поклясться, что не узнал бы ее, даже если бы ведущая проходила в метре от него. Разве что она была бы все в том же футуристичном прикиде. Но кто надевает рабочий костюм на отдыхе?
Вацлав понял, что расфантазировался. Среди его друзей-знакомых посетительница точно не значилась.
- Может, я могу вам что-нибудь порекомендовать? Понадобится целый день, если не больше, чтобы все тут осмотреть, - он умолчал о том, что некоторые книги совершенно пустые. Так, для прикрытия, а другие - для хранения всяких мелочей. - Вон там стеллажи с художественной литературой. Классика, писатели начала века, фантастика, детективы, фэнтези...
Коллер остановился. Все это время он не давал незнакомке толком ответить, как всегда, болтая без умолку. В зале было мало света. Он включил центральную люстру.
- Стойте! Черт! Черт меня побери! - Вацлав чуть не прыгал от осенившей его мысли. - Вы же Меган Рид! Та самая доктор Рид! Ооо, какая удача!
И, ничего не объясняя, он обеими руками схватил ладонь американки и затряс ее так, будто хотел оторвать.

Отредактировано Vaclav Koller (2016-10-23 00:49:24)

0

6

Когда ее собеседник достаточно свободно заговорил на английском языке, Меган с облегчением вздохнула. Не то, чтобы в Праге английским владело мало человек, но если бы ей не повезло, и этот парень не смог бы на нем разговаривать, у нее не было бы возможности поддерживать с ним адекватный разговор. А поговорить с ним ей, на удивление, хотелось.
Она с пониманием кивнула, когда владелец магазина сказал о том, что посетителей в этом месте было мало, однако кинув взгляд на его аугментации, она также отметила, что если бы он зарабатывал только книжным делом, у него бы попросту не хватило бы средств на имплантаты. Вывод, что он зарабатывал деньги в другой области, напрашивался сам. С одной стороны, в этом не было ничего странного, для Праги, во всяком случае. Меган казалось, что тут каждый второй зарабатывает деньги нелегальным бизнесом. Вот только каким занимался ее собеседник? И так ли ей интересно это было знать?
Человек, который проводит много времени вне реального мира, закрываясь в своем — в случае Меган, вторым миром, в котором она скрывалась от реальности, была наука — иногда, выползая из него, чувствует острую потребность в общении. Возможно, если бы она больше времени проводила с людьми, она бы не думала, что этот парень так интересен и примечателен даже несмотря на книжный магазин и неформальную внешность, но сейчас, когда она внезапно почувствовала себя отдаленной от инструментов и колб, она почувствовала странную нужду побеседовать с ним не только о том, какие книги он продает, но и о нем самом. Или о чем-нибудь другом. Обо всем на свете, только бы поговорить.
Меган слушала в пол уха, когда он объяснял, какие книги наполняют те или иные стеллажи. Она осматривала его, надеясь на то, что ее взгляд не был слишком заинтересованным. Прикид пражца она оценила по достоинству и усмехнулась, вспомнив времена своей молодости, когда любители тяжелой музыки одевались похожим образом. Но взгляд ее задержался на его правой аугментированной руке, которая дала ей примерное представление о его основной деятельности.
Сварочный аппарат?...
— А? — она подняла глаза в тот момент, когда в помещении стало ярче. В какой-то момент она просто смотрела, как ее собеседник, прознав ее имя, начал трясти ее руку, имитируя рукопожатие, на что она попыталась ответить, толком не успевая за скоростью. Радостная реакция молодого человека вызвала у нее смущенную улыбку.
— Вы совершенно правы, это я. — фраза у Меган вышла странной интонации из-за того, что она немного тряслась вместе с рукой. — Вы меня знаете, мистер...?

0

7

- Коллер. Вацлав Коллер, - еще раз повторил он свое имя и отпустил ладонь доктора Рид. Повисла неловкая тишина.
О таком удачном стечении обстоятельств можно было только мечтать. Ведь трудно себе представить, что они могли бы когда-нибудь встретиться. После окончания университета Коллер думал о работе в США, хотел отправиться туда и попытать счастья. Нужна была только практика и рекомендации. Но потом грянуло, и все планы накрылись медным тазом. Вацлов не жаловался. Может, оно было и к лучшему в каком-то смысле. Он работал на себя, не был стеснен никакими рамками.
И все же клево было бы услышать мнение специалиста, работавшего в одной из ведущих корпораций.
- О, ну, конечно, я вас знаю, мисс Рид, - Коллер сделал шаг назад. Приходилось помнить о приличиях. – Вы мастер. Я читал о ваших исследованиях, пока вы работали в «Шариф Индастриз». У вас потрясающие идеи. Да, черт возьми, вы крутая! – Вацлав прикусил язык, поняв, что сболтнул лишнего. – Где мои манеры? Может быть, чай? – он вспомнил, что чего-чего, а вот этого у него нет. – Или кофе?
Как ни крути, Коллер не мог не рисоваться. Дурацкая привычка. Но она помогала скрывать очень многое. Смущение, например.
- Жаль, что с вами случилось такое… А тут еще этот Инцидент, - Вацлав покачал головой. – После того, как корпорации начали разоряться, о вас ничего не было слышно. Меньше всего я ожидал увидеть вас в Праге.
Пару лет назад, когда на офис «Шариф Индастриз» напали, все думали, что Меган Рид и несколько других ученых погибли. Потом стало известно, что они выжили и были похищены. Коллер помнил, как обо всем этом говорили в новостях.

+1

8

[icon]http://dex.rolebb.com/img/avatars/0017/ce/4d/3-1476129457.jpg[/icon]
— Очень приятно, Вацлав. — Меган почувствовала, как тряска закончилась. Когда стало тихо, она почувствовала потребность что-то ответить. Она не привыкла к бурной реакции к своей персоне и не представляла, что должны отвечать люди на ее месте. Она чувствовала ответственность замять эту тишину, понимала, что нужно вставить какую-нибудь непринужденную реплику, но в голову не лез ни единый вариант, лишь, возможно, каверзные вопросы, задавать которые она смущалась. Поэтому она молчала, чувствуя, как тишина давит на уши.
К счастью, ее собеседник заговорил первым. Его реплики приятно смутили ее еще больше, отчего она ненадолго потупила взгляд.
Ей приходилось слышать, что ее работы, мягко говоря, хороши. Что они значимы для человечества. Она не раз вспоминает и по сей день чувство, когда смогла сделать свое открытие благодаря Адаму Дженсену и когда поняла, что ее труды способны поменять весь существующий в данный момент уклад. Представляла, как людям не придется считать деньги, чтобы купить себе лишнюю порцию нейропозина. Как окружающие поймут, что прогресс — то, что заложено у них в ДНК.
Стоило продолжить эти размышления, как Меган заставила себя прекратить думать об этом, понимая, что чем дальше она будет предаваться этим воспоминаниям, все, что к чему она придет — к чувству вины и злости. Поэтому она, откинув все мысли, подняла на Вацлава взгляд с пониманием, что улыбка все еще не сходит с ее лица.
— Мне очень приятно слышать это. — ее слова были абсолютной правдой. — Слышать, что работы ученого производят на кого-то впечатление, лучшая для него награда. Спасибо огромное.
Когда он упомянул о произошедшем два года назад, она снова отвела от него взгляд. Вспоминать об этом было неприятно, но она понимала, что то, что произошло с ней и ее группой было на слуху у каждого. Никто не знал, к тому же, что из-за ее наивности все пошло под откос. И ее отношения с любимым человеком, и ситуация в мире.
Мало кому было известно, что Меган Рид носит вину под сердцем, которая сопровождала ее постоянно, где бы они на находилась. Понимание, что из-за ее глупости Инцидент стал возможным, притягивало ее к земле каждый божий день, каждую секунду.
Она поставила свою жизнь на исследования. Она сознательно дала себе первостепенную цель. Вся ее гениальность, о которой говорил сейчас владелец этого замечательного, без преувеличения, магазина, имела непосредственное отношение к гонениям аугментированных. Знал ли, понимал ли Вацлав Коллер это? А если и не знает, то если бы узнал, с таким же восхищением разговаривал бы с ней?
— Я приехала сюда по работе. — Меган постаралась, чтобы ее голос звучал как можно более непринужденно. — После Инцидента и я, и моя группа оказались в центре внимания. Каждый начал работать в той сфере, где больше всего умел. Меня, например, вообще занесло в Сан-Франциско. В Праге мне надлежит уладить пару дел и отдохнуть по возможности. — Она печально усмехнулась. — Только это не то место, где отдыхать бы стоило. Вы наверняка понимаете, о чем я говорю.
Лишь на секунду она задумалась о том, что ее монолог мог быть слишком длинным и откровенным. Меган понимала, что такая реакция была естественна для нее. В конце концов, она наконец наткнулась на человека, который ее слушал.
Так или иначе она побоялась взболтнуть лишнего, хоть и понимала, что даже если она расскажет все от начала до конца, то какая разница? К ее огромному сожалению, то, что произошло, уже не поменяешь.
— Вы тоже работаете в сфере аугментаций? — это был один из тех каверзных, по ее мнению, вопросов, которые она все-таки осмелилась задать. — Прошу прощения, если это личное, просто заметила вашу аугментацию.

+1

9

- Ах да, Прага теперь не самый культурный город, - осклабился Вацлав, внимательно выслушав доктора Рид. – Ауги, говорят, портят общий вид. Но в старых районах все по-прежнему. Можно сделать много красивых фото, совершенно безопасно спустить деньги на сувениры. Нас ведь туда не пускают.
Сарказм Коллера не был направлен на Меган. Она-то, как он считал, уж точно ни при чем. Вот и прославленный исторический центр мисс Рид не очень интересовал. Вместо того, чтобы прогуливаться там, ее каким-то ветром занесло в район, который все нормальные люди обходили стороной.
Вацлава подмывало спросить Меган, над чем она теперь работает и под чьим руководством. Корпорации, связанные с аугментациями, рушились одна за другой. Может, «Тай Юн Медикал»? Коллер еще раз осмотрел доктора Рид. По виду она не бедствовала. Совсем нет. Да и нынешняя работа ее, казалось, устраивала. Она вообще, словно явилась из той, старой, относительно безопасной и равноправной действительности. Будто Инцидент никак не отразился на ее жизни. Но Вацлав догадывался, что последнее, скорее всего, неправда.
- Извините. Не могу смолчать, - он поумерил пыл. – В других местах, наверное, сейчас не лучше.
И прежде, чем ответить на вопрос, Коллер помедлил. Думал.
- Да, это… - он поднял к лицу руку со сварочным аппаратом, и между пальцами пробежала искра. – Я местный нейротехнолог. Теперь понимаете? – спросил Вацлав с коротким смешком. Он очень характерно для славянина выговаривал звук «р». – Вы для меня и правда звезда. Как раз, когда вы работали на Шарифа, я учился в университете и много читал о ваших разработках.
Очень хотелось похвастаться своим кабинетом, но Коллер немного опасался показывать его незнакомому человеку. Оставалось надеяться, что мисс Рид поймет его, как ученый ученого, и не приведет кого-нибудь посерьезнее полиции.
- Эх, ладно. Была не была! – воскликнул он невпопад. – Пойдемте. Здесь прохладно. И я вам кое-что покажу.
Вацлав повел гостью вверх по лестнице в старый кабинет деда. У нужного шкафа с книгами он остановился.
- Только это секрет. Поэтому можете на минутку отвернуться? Пожалуйста, - и, когда Меган, выполняя просьбу, повернулась к нему спиной, он схватил нужную книгу. – Проходите. Не бойтесь. Я не веду вас в подземелье к чудовищу. Честное слово. Просто мое предприятие, как бы это сказать… не совсем легальное.

Отредактировано Vaclav Koller (2016-10-27 00:34:34)

+1

10

Меган подняла взгляд на Вацлава Коллера, услышав сарказм, который так и сочился ядом. Она была удивлена увидеть такую резкую перемену в его внешности — миловидный парень, даже несмотря на свои не самые большие размеры, касался теперь устрашающим.
Забавно, но она не была удивлена такой реакции, хоть и не ожидала ее. Любой намек на то, что, впрочем, и без того стояло перед глазами, обижал людей. Так было всегда. Раньше людей обижало расовое притеснение, теперь аугментированные были обособлены от мира "чистых" людей также, как люди другой национальности когда-то. И стоило сказать, что это факт, и это всегда вызывало не иначе, как агрессию, словно люди не хотели об этом думать или отрицали явное.
Возможно Меган, как человеку без имплантатов и тому, кто привык называть все своими именами, это казалось странным. Однако она способна была понять этот выпад, и, на удивление, почувствовала сожаление по этому поводу.
— Я не это имела ввиду... — она не умела оправдываться или спорить на сторонние от науки темы, поэтому подбирать слова ей приходилось с большим трудом. — Извините, если я вас обидела.
На большее ее не хватило. Да и сам Вацлав, казалось, решил как можно быстрее забыть об этом, что вызвало у нее ощутимое облегчение.
Смущение, казалось, должно было появиться лишь после того, как Меган заметит неловкую паузу, появившуюся после ее вопроса.
Нейротехнолог, значит.
Она усмехнулась.
— Вот как. — словно завороженная, она смотрела на его правую руку. — Что же, вы не представляете, как мне приятно встретить коллегу.
Меган подняла взгляд. Казалось, что она выглядела счастливее.
Не нужно быть умным, чтобы понимать, что в таком месте, как Прага, будут подпольные организации, но встретить одного человека, который занимался бы нейтротехнологиями нелегально, было еще интереснее. Приятно было видеть, что город, который так давил на нее гонениями аугментированных, пытается жить и что люди, пусть и за что-то, продолжают помогать друг другу. Ей, во всяком случае, хотелось бы в это верить.
— Что? — она понимала, что к "кое что покажу" надо было относиться, как минимум, подозрительно, но она пошла за Вацлавом так спокойно, словно он ее заколдовал. Было ли это очарование и доверие плодом ее слабо прикрытой радости, она не знала.
— Я понимаю. — сказала она негромко, когда шкаф разъехался в разные стороны. — Но... Как? Как вы это обустроили?
Являлась ли эта затея опасной или нет, она не думала об этом. Она очень устала от чувства вины, которое мучило ее последние три года. Адам, открытие, Инцидент. Ко всему этому она приложила руку хотя бы косвенно.
Иногда даже такому человеку, как она, хочется совершать поступки, которые даже Меган казались бы глупыми и нелогичными.

+1

11

- Мой дед любил тайники, - пояснил Коллер, пропуская даму вперед. – А провести лифт – не такая уж проблема.
Он набрал код на панели управления, и они плавно опустились. В животе приятно защекотало. Когда двери раскрылись, доктор Рид смогла увидеть исписанные хиповатыми надписями стены и темный коридор с плакатами рок-групп. Тут были и «старички» вроде «Медаллики», и новые, пока малоизвестные перцы.
Подвальчик был под стать владельцу. С потолка в огромном количестве свисали кибернетические конечности. Вацлав находил это забавным, к тому же, так было проще хранить протезы. Места в его логове было не так уж много.
В центре стояло замызганное кровью кресло. Еще одна шутка. На самом деле, как и положено, он регулярно обрабатывал поверхности антибактериальным раствором и все рабочие инструменты держал в стерильной чистоте. Но выглядело-то пугающе и оттого веселее.
Тут же висели экраны, стояли компьютеры и шкафы с медикаментами. Раздвижную лестницу Коллер почти никогда не убирал.
В последнее время он чаще всего спал здесь же, на диване. Если вообще ложился. В дальнем углу стоял стол с нехитрой кухонной утварью, то бишь с электрическим чайником и батареей немытых чашек. Несмотря на тесное соседство с канализацией, дышать в подвале можно было свободно благодаря мощной системе вентиляции.
- На счет чудовища я вам наврал, - развеселился Вацлав. – Меня самого иногда так называют, а это типа моя пещера.
Он принялся копаться в поисках хотя бы одной чистой чашки. Перед гостьей стало даже как-то неловко. Зато у него имелся вкусный чай.
- Не бог весть что, но все сам, все сам, - признался Вацлав без лишней скромности. – Тут и работаю, и живу.
Коллер перевел взгляд на Меган, следя за реакцией. Уж очень было интересно, что она скажет. Пока грелся чайник, он предложил ей присесть.

Отредактировано Vaclav Koller (2017-06-06 23:40:55)

+2

12

Окровавленное кресло, подвал, затруднённый выход прочь из зловещего помещения… Меган когда-то давно видела фильм ужасов, который начинался примерно так же, и где-то на этом моменте Вацлав по сценарию должен был бы достать бензопилу, но обошлось.
Доктор Рид всегда была на редкость законопослушной: парню-бывшему-копу, казалось бы, никогда не придётся за неё краснеть. Всех благ можно было добиться всего-навсего неустанным трудом. Однако затем она стала соучастницей в величайшем преступлении против человечества, вину за которое никогда не искупить.
— Впечатляет, — отозвалась Меган, осматриваясь и прикидывая, каково это: трудиться совершенно одному над такими нетривиальными задачами, как у нейротехнологов.
Особенно учитывая, что нейропозин легальным путём не достать.
К своему собеседнику Меган проникалась все большими уважением и симпатией, а чувство вины привычно отозвалось: вот Вацлав, лишенный возможности заниматься любимым делом легально, не сдаётся и продолжает пытаться как может. А куда привели её попытки искупить свой проступок за такое продолжительное время со всеми ресурсами в её полном распоряжении? Пока продукт проекта «Орхидея» никому не мог принести пользу.
Меган опустилась на диван,  некоторое время помолчала, покрутив пальцами пуговицу на светлом пальто. Бриллиантовое ожерелье было спрятано под верхней одеждой, и за неимением этого подобия чёток приходилось импровизировать.
— Вацлав, то, что вы здесь делаете очень важно, — начала Меган, прикидывая про себя, у скольких людей не могло быть другого выхода в нынешних реалиях. — И я, разумеется, никому не открою эту тайну.
Некоторое время она помолчала, собираясь с мыслями и решаясь, сказать или нет.
— Но вам следует быть осторожнее, — наконец выпалила Меган. — Когда-то… когда-то в моей жизни был человек, чей подход к делу и чьи идеи меня восхищали. Он по-отечески покровительствовал мне и обещал помочь, но… он оказался совсем не тем, за кого себя выдавал, и предал моё доверие.
Когда-то Меган Рид хотела, чтобы её имя ставили в один ряд с Эйнштейном,  Менделем, Пастером, но вместо этого невольно по уровню разрушительности  многократно обошла Йозефа Менгеле. Настолько ли она лучше Дэрроу, как ей хотелось бы себя считать? Ведь её маленький монолог с лёгкостью мог охарактеризовать и её саму — Коллер не знал, кто она на самом деле, а ей не хватило бы смелости открыться.

+2

13

Умница, красавица. Настоящий гений. И вот сидит у него в сыром подвале, нахваливая его мелкое предприятие. Вацлав уже дважды незаметно ущипнул себя в лифте и теперь, разыскивая кружку, которую хранил после смерти матери, сделал это снова. Нет, он не спал и не был под кайфом. С ним и впрямь разговаривала Меган Рид. Вот только она, как ему показалось, почему-то была печальна.
- Вы серьезно? Вау. Спасибо, - Коллер хотел сказать в ответ что-нибудь умное, но, как ни пыжился, ничего лучше не придумал. Все-таки одолело смущение. – Но… я просто зарабатываю, как умею.
По правде сказать, Венек не надеялся на такую высокую оценку. В институте и родной пражской клинике он был вундеркиндом, но поездка в Америку очень быстро показала, что есть на свете люди куда талантливее его. Вопреки всему, эта прописная истина Коллера не опечалила. Наоборот. Появился дополнительный стимул.
Вацлав сполоснул в раковине еще одну кружку и предложил гостье пересесть к длинному, высокому столу, тянувшемуся наподобие барной стойки обклеенной плакатами. Смахнув в сторону пустые коробки и банки из-под лекарств, Венек принес горячий чайник, разлил чай по кружкам.   
- Человек? Что за человек? – Коллер сначала грешным делом подумал о Дженсене, но очень быстро отмахнулся от этой мысли. Не сходилось. – Вы о Шарифе? Или нет, постойте, о ком вы?
От разыгравшегося любопытства Венек позабыл о тактичности. Ему вдруг стало интересно, как и почему Адам с Меган разошлись. Может быть, она была слишком увлечена работой. По крайней мере, эта могла быть одна из причин. Далеко за примером ходить не надо было – он сам. Все его бывшие, так или иначе, ревновали к любимому делу.
- Думаю, я вас понял. Отчасти, - Вацлав достал пачку сигарет. – Закурю, вы не против? Наука – штука опасная. Палка о двух концах. Но вы знаете, - Коллер почувствовал, что уселся на что-то маленькое и твердое. Оказалось – половинка протеза ступни. Быстро прикинув, сможет ли он починить ее или использовать, не глядя, бросил назад через плечо. – Я сейчас больше ремесленник, чем ученый.
Благо, что Меган даже не догадывалась, в конечностях каких людей ему приходилось ковыряться.

Отредактировано Vaclav Koller (2017-06-13 00:17:57)

+2

14

Глядя на Вацлава, Меган словно наблюдала за собой со стороны. Тот же творческий беспорядок в жилище, которое по совместительству служило ему рабочим кабинетом. Та же неугасаемая пытливость во взгляде. И это внимание к персоне доктора Рид – кажется, с таким же восторгом юная Меган впервые встретилась с Хью Дэрроу, а что уж говорить о том моменте, когда заполучила их совместную фотографию с его личной подписью.
— Нет, это не Дэвид. Не Дэвид Шариф. И я… я не хотела бы говорить об этой части своего прошлого. Простите, — Меган не любила и плохо умела лгать. И недоговаривать тоже получалось посредственно.
Доктор Рид слабо улыбнулась, поблагодарив Коллера за чай. И рассеяно кивнула на вопрос о сигаретах. Когда-то одним из немногочисленных конфликтов с Адамом на бытовой почве был вопрос о его курении. Меган не выносила запах табака, и в качестве дополнительного аргумента против курения добавляла шанс схлопотать рак легких  — как будто и  без того в жизни Адама не хватало рисков.
Адам уступил, не представляя, что ни совокупность всех выкуренных им пачек сигарет, ни совокупность всех спецопераций не сравнятся по разрушительности с наличием в его жизни Меган.
Что уж говорить о навязывании своих условий Вацлаву: из-за неё он лишился столь многого и теперь с каждым днем все больше рисковал оказаться под действием синдрома Дэрроу.
— Вы напомнили мне о тех временах, когда я определялась с дальнейшей жизненной стезей. Я могла бы пойти по стопам родителей и вести собственную клиническую практику, но тогда я решила, что наука пусть и медленнее, но способна затронуть большее количество людей.
Ну да, 50 миллионов погибших в Инциденте - шутки ли.
— Но сейчас, наблюдая за всем происходящим, я иногда жалею, что не могу сделать что-то прямо здесь и сейчас, а не лелеять день за днем планы на будущее.
Которое может  никогда и не наступить. Меган помнила о своих представлениях об эре аугментаций без нейропозина. В каком-то извращенном смысле она настала, но не так, совершенно не так, как представляла её себе доктор Рид. И ее новое детище… Отрицательный результат - тоже результат, но скажите это людям, которые страдают от отторжения имплантатов. Для них боль была реальна каждую секунду жизни. Они не хотели быть связующим звеном между прошлыми неудачами и светлым будущим. Их жизнь проходила в мрачном настоящем, и другой у них не будет.
— Время — вот самый ценный ресурс, — Меган промолчала о том, что стремительно иссякающие запасы нейропозина – будто песочные часы, отсчитывающие срок для самых везучих из аугментированных людей. — И вы, Вацлав… Думаю, вы нашли вполне действенный способ им распорядиться.
Меган улыбнулась, на этот раз шире, и не так вымученно. Грусть во взгляде вновь сменилась симпатией. Странные перепады и такие непривычные. Она ведь знала этого человека всего-ничего, а говорила с ним о таких вещах, которые ей и в голову не пришло бы обсуждать с коллегами из «Версалайф». Горе и чувство вины сделали Меган куда более замкнутой, чем она была до Инцидента, а в разговоре с Вацлавом она, казалось бы, должна быть замкнутой вдвойне. Но эффект отчего-то был обратный. Может, дело было в жизнелюбии и дружелюбности, которых у Коллера было в избытке. Трудно было не проникнуться ими даже после затянувшегося периода полной эмоциональной инертности. Выразить свое признание — это меньшее, что могла сделать Меган.

Отредактировано Megan Reed (2017-06-15 11:44:19)

+2

15

Вверх поднялось облако дыма. Вацлав помотал головой, не вынимая сигарету изо рта. Мол, да все нормально, можно не говорить. Что он, не понимал что ли? В этом Меган с ее бывшим были похожи – сплошные тайны. Но, узнав об Адаме немного больше, Коллер стал понимать, что и сам скрывал бы свое прошлое, будь оно таким же болезненным и тревожным, как у него. А ведь Дженсен так и не рассказал, что стало с Меган уже после похищения…
Ни он, ни доктор Рид не обязаны были раскрывать свои секреты. Но Вацлаву почему-то показалось, что его гостья нуждалась в том, чтобы ее выслушали. Была ли она теперь такой же одиночкой, как Дженсен? Знала ли, что он тоже находится в Праге? Венек был не уверен, имеет ли он право задавать такие вопросы.
- А я верил в научный прогресс, - понимающе улыбнулся Коллер. – В смысле я и сейчас в него верю, а вот в людей уже не очень… Знаете, я ведь бывал в Детройте, в «Шариф Индастриз». Мы с коллегами приезжали перенимать опыт. Учились, смотрели, с каким материалом будем работать в ближайшие десятилетия. Я и вас видел. Ну, немного. И Шарифа. Улетная была поездка. Познакомился там с Фаридой Малик. Вы, наверное, не знаете… - Венек немного смутился. И зачем он это все рассказывал? Точь-в-точь как Дженсену, когда они только познакомились. – Она пилот в вашей корпорации. То есть была им, пока все не накрылось.
Коллер перевел дух, глотнул чая, затянулся сигаретой. Теперь его не отпускало стойкое ощущение дежавю.  Он спросил, не совсем понимая, о чем Меган говорит.
- Здесь и сейчас? А разве вы не занимаетесь наукой? – Вацлав задумчиво почесал лоб большим пальцем. – Понимаю, сейчас трудно, но… Вы же работаете, верно? Если я правильно помню, в Сан-Франциско.
Венек знал, что такое сидеть со связанными руками, не имея всех тех возможностей для развития, какие были до Инцидента. Но он не думал, что и Меган есть из-за чего терзаться. В конце концов, она же не ауг, а, значит, ей должно быть проще.
Глядя на нее, Вацлав не мог не вспоминать о Дженсене. Тот, хоть и без подробностей, рассказывая о бывшей, говорил будто бы с горечью. Может и не стоило заводить о нем разговор. Но вдруг они захотели бы увидеться?
- А вы случаем не к Адаму приехали? – тихо спросил Вацлав и опустил голову.

+2

16

Пока Вацлав был занят своей сигаретой, Меган неторопливо поднесла кружку с чаем к лицу, вдохнула притягательный аромат напитка. Вообще-то она была практически кофеиновой наркоманкой и  питалась иногда день за днем одним кофе, но чай тоже иногда оказывался кстати.
Коллер не был похож на ее теперешних коллег. Одетые с иголочки, лучащиеся благополучием, как и сама Меган, и не выходящие ни на дюйм за строго очерченные ею границы субординации.  И все как на подбор «чистые». И это не могло расположить Меган на откровенность с ними: стоило только представить себе гипотетический  подобный разговор, как воображение рисовало Меган непонимание с их стороны  — и это в лучшем случае. Может, сыграло свою роль и то, что Меган скоро уедет. В очередной раз притворившись, что разруха, которую она оставляет позади, не имеет к ней никакого отношения.
— Правда? А я, признаться, вас не заметила и не запомнила, — пробормотала Меган со смущением. — Но я тогда была увлечена текущей работой и вообще порой теряла связь с реальностью.
Из-за напоминания об этой части прошлого доктор Рид вновь ненадолго задумалась и погрустнела.
— Я очень скучаю по тем временам. Шариф — человек выдающегося ума, и  в вопросах будущего для науки и прогресса он понимал меня, как никто другой. Жаль, что его начинания так оборвались…
Хотелось бы добавить, что довольно теплые отношения с Дэвидом не идут ни в какое сравнение с разбавленным временами прохладой официозом в отношении Боба Пейджа — но Меган, конечно, благополучно смолчала.
— А с Фаридой мы не общались особо близко, но она всегда производила на меня благоприятное впечатление.
Меган потупила взгляд  и вновь  вернулась к чаю.
— Да, работаю, но, увы, пока все идет далеко не так хорошо, как хотелось бы, — туманное объяснение Меган едва ли навело бы Вацлава на верные предположения касательно того, над чем она трудится. И даже если бы Меган не связывали условности вроде подписанных документов о неразглашении, она едва ли решилась бы давать эфемерные обещания о том, что постарается все исправить.
А вот следующая реплика Вацлава заставила Меган порадоваться, что она так и не успела сделать очередной глоток чая — не хватало еще карикатурно подавиться и закашляться.
— К Адаму? Вы… вы знаете Адама? — трудно было скрыть свое ошеломление от того, каким тесным порой бывал этот мир. — Нет, я… Я не думаю, что он… А он в порядке?
Меган год после Инцидента тщательно пыталась найти хоть какое-то упоминание об Адаме, но тщетно. А потом, когда это наконец-то удалось сделать, молчание Адама и отсутствие попыток с ней связаться были красноречивее любых слов. Мысль о том, что можно снова оказаться рядом с ним, одновременно пугала и завораживала. Но пугала больше, и сулила много боли для них обоих.

+2

17

- Да Бог с вами! – Вацлав допил чай одним крупным глотком. – Я был одним из многих, к тому же, самым младшим. Универ недавно окончил, сразу в работу.
Вацлав только в самых смелых мечтах мог рисовать себе знакомство с Шарифом и ведущими специалистами его корпорации. Хоть он и перескочил через курс, а научный руководитель на него разве что не молился, Коллер не испытывал иллюзий на свой счет. Во всяком случае, недолго. О славе и востребованности хорошо мечтать в детстве. Потом вдруг оказывается, что надо просто выживать.
Вацлав потянулся, чтобы еще раз включить чайник. По иронии судьбы все они теперь были в одной протекающей лодке.
- Я к вам хотел перебираться, да, видите, как вышло, - в очередной раз посетовал Коллер и развел руками. 
Не только Меган воспоминания о прошлом наводили на печальные мысли. Ясен пень, тогда было лучше. Но слишком долго ностальгировать Вацлав не любил. Он вообще старалась глубоко о грустных вещах не задумываться. Это парализует.
Слушая Меган, Венек согласно кивал. По-хорошему, не стоило засыпать ее вопросами, но это было выше его сил.
- А над чем сейчас работаете, если не секрет? – подумав немного, спросил Коллер. Спрос, как говорится, не ударит в нос. Тем более, что иногда разговоры на неудобные темы бывают полезны. Вот и про Дженсена выяснилось.
Правда, внимательно проследив за реакцией Меган, Вацлав почувствовал укол совести. Ну, вот спросил он про Адама, а что дальше говорить? Топтаться, как слон, по больным местам?
- Немного, - уклончиво ответил Венек. Хотел сказать что-то типа «да мы лучшие друганы», но это была бы неправда. – Он, да, в порядке. Здоров.
Коллер помолчал. Получалось, что Адам рассказывал ему про себя и Меган. Об этом теперь знала она. Не трудно было догадаться.
- А хотите, я ему скажу, что вы в Праге?
Стало неловко. До такой степени, что Венеку хотелось залезть под стол. Но было поздно жалеть обо всем сказанном.

+2

18

Не исполненные жизненные планы Вацлава составляли отличный довесок к чувству вины Меган. И как бы ей ни хотелось что-то исправить, она понимала, что вряд ли сможет.  Ценность ее рекомендаций сильно уменьшилась после смены работодателя, по крайней мере, когда речь шла об аугментированных. Нечего было ответить Коллеру — разве что повторять как ей жаль.
— Пока что секрет, — еще на пару мгновений задумавшись, твердо ответила Меган. — Не принимайте на свой счет, пожалуйста.
Она покрутила полупустую чашку, засмотрелась на небольшой всплеск жидкости. Спрашивать о научных планах Вацлава в любое другое время было бы интересно, но сейчас — слишком жестоко. Спрашивать о настоящем… тоже не лучшая идея, как казалось Меган.
— Видите ли я… я сомневаюсь, что Адам будет рад меня видеть. Это непросто, — доктор Рид замолчала на некоторое время и вновь потупила взгляд.
— Может быть, ему стоит узнать о моем приезде от меня, — наконец решилась сказать она. — Вы знаете, где можно его найти?
Не то чтобы Меган всерьез считала, что сказанная заблаговременно новость о ее визите может заставить Адама вновь залечь на дно или сменить страну и континент проживания лишь бы только не увидеть свою бывшую. Но отчего-то в данном случае этот вариант казался правильным — если при таких обстоятельствах что-то вообще могло считаться правильным.
— И… простите меня, Вацлав, — выпалила Меган, вскинув взгляд на собеседника и поддавшись давно назревавшему порыву. — Я просто бесцельно гуляла по городу и в мои планы не входили откровенные разговоры, и вот я уже нажаловалась вам, будто это я несчастнее всех.  Я… если я хоть как-то могу помочь вам, хоть чем-нибудь когда-нибудь  — обязательно обращайтесь ко мне.  Я оставлю номер, адрес почты, все что может пригодиться, если вы не против.

+2

19

Если бы они были героями фильма, то в этот момент должно было бы звучать печальное  фортепиано. А еще тихо падать снег. Вацлаву захотелось взять Меган за руку, но вместо этого он только небрежно мотанул головой, легко унимая разыгравшееся любопытство.
Он ничего не заподозрил, услышав отказ. Это нормально – держать незаконченную работу в секрете.
- А может… - Коллер решил еще раз попытать удачу. – Может, хотите прогуляться? Меня не везде пускают, но документы у меня в порядке. В округе тоже много интересного. Я бы показал одно уютное местечко. Там делают отличный гуляш.
Вацлав налил Меган еще чаю, взял новую сигарету и задумался. Захочет ли Дженсен ее видеть? Он понятия не имел, что произошло между ними такого, что приходилось сомневаться и задавать этот вопрос. Но ему ли не знать, как бывает?
- Спорю на правую руку, что Дженсен будет по меньшей мере удивлен и захочет узнать, как вы его нашли, - Венек смущенно почесал затылок. Говорила ему матушка, что у него язык без костей. – А давайте так. Вы ему позвоните и поговорите, скажете, что случайно встретили меня, а я разболтал, что он тут. Ну, а там уж… Захочет или не захочет…
Коллер развел руками, как бы говоря «не узнаешь, пока не спросишь». Говорить о том, что Адам ближе, чем она думает, Венек не стал.
- Не извиняйтесь, - Вацлав махнул рукой. Ему было неловко. – Я сам полез с расспросами, - он запнулся, не зная, что сказать, но потом понял, что не будет ломаться. Глупо отказываться от помощи. – Спасибо, Меган. Если что, я дам знать. И, может, на «ты»?
Иногда держать дистанцию было необходимо, но Венек подумал, что, возможно, им станет легче разговаривать, если отбросить условности.

+2

20

— Да, но если он не захочет… — начала Меган и осеклась.
«Я рискую больше никогда не увидеть его воочию»,  — страх, неловкость, чувство — все перемешалось, мешая здраво мыслить. Адам научился держать дистанцию даже когда они стояли лицом к лицу — просто пряча взгляд за непроницаемыми линзами. Он мог оставить прошлое позади и преуспеть в этом лучше нее, и еще одна порция оправданий ни к чему, пусть Меган и тяготили невысказанные слова. Но иррациональное желание вновь увидеть Адама подстегивало упорство Меган в стремлении связаться с ним — хоть как-то.
Однако пока что она воспользовалась шансом сменить тему, потому что хотела искренне проявить участие к судьбе Коллера — настолько, насколько сможет.
— Вот и договорились, Вацлав, — Меган улыбнулась, преодолевая смущение.  — Не то чтобы я против просто поговорить при случае, если у тебя тоже будет такое желание.
Когда очередная кружка чая была выпита, Меган заговорила вновь:
— Я думаю, что прогулка — это отличная идея, — она встала со своего места, готовая последовать на поверхность.
Дженсен будет удивлен — если бы только это. Почему-то доктору Рид казалось, что это совпадение все равно слишком невероятное, проще списать все на услуги частного детектива. С другой стороны, хотя истинная подоплека многих событий так и осталась для нее тайной, за последние два года она насмотрелась на столько вещей, которые раньше казались маловероятными – и это мягко говоря. А Адам всегда был проницательным.

Отредактировано Megan Reed (2017-06-28 23:36:40)

+2

21

Всматриваясь в черты лица Меган, Вацлав задумался о том, что в ней привлекло Дженсена. Он бы тоже не устоял, пожалуй. И если так, то вкусы на женщин у них были схожие.
Помедлив, Коллер все-таки накрыл ладонь Меган своей. Погладил осторожно хрупкие пальцы. Больше ему нечем было ее обнадежить. Дженсен и впрямь упрямец. Что тут скажешь? Но почему-то ему казалось, что у них обоих должен быть еще один шанс – просто поговорить, сойтись или разбежаться навсегда, раз уж так случилось, что Меган приехала в Прагу. Ему и в голову не пришло, что за этим мог скрываться какой-то коварный план.
- Давай пока не будем об этом думать, - тихо сказал он и поднялся из-за стола. На обещание помочь Венек только еще раз улыбнулся.
Он не стал рассказывать Меган о своей бывшей подружке, о том, что Петра не держит на него зла, а ведь есть за что. Вон какого страха натерпелась. Промолчал, потому что простить друг друга еще не значит снова быть вместе.
Вацлав схватил куртку, обмотался шарфом и надел перчатки. Поразмыслив, натянул еще и легкую шапку, выправив волосы на один бок.
Они уже поднялись и вышли в книжный зал, когда Вацлав заметил знакомую рожу. Лукаш по прозвищу Бочонок вошел внутрь и, бодро подбрасывая грузную фигуру, двигался им навстречу. Вацлав тихо чертыхнулся.
- Здорово, Лукаш. А ты чего? Я тебя на следующую неделю записал, - Коллер с порога перешел в наступление, надеясь, что Бочонок быстро отвянет.
- Да я так. Чего б, думаю, не зайти? – Лукаш вылупился на Меган. – А ты, вижу с подружкой. Познакомишь? Пани, как вас зовут?
- Чувак, она не говорит по-чешски, - предупредил Вацлав. – И нам пора.
- Да подожди ты… Меня зовут Лукаш. Как дела? – Бочонок морщил лоб, вспоминая те крохи английского, которые у него были. – Пойдем выпьем, красавица? – ничуть не стесняясь, он полез обниматься.
- Лукаш, не борзей! – Венек взял Меган за руку и притянул к себе. Не дай бог стервец заметит, что она из «чистых».

+2

22

Столь стремительное развитие дружеских отношений было бы непривычным для Меган и в годы до Инцидента, что уж было говорить о полной эмоциональной изоляции от других людей и погружении в себя после. Но если до она смущалась бы еще больше, то сейчас легче было превозмочь недостатки собственного характера и просто порадоваться чему-то хорошему в жизни, пока это хорошее у тебя не отняли. «Чистый» ты или нет, но мир меняется не в лучшую сторону, и никогда нельзя быть уверенным в том, что принесет завтрашний день и что отнимет — в этом Меган удостоверилась раз и навсегда.
Она просто кивнула, соглашаясь с Вацлавом в том, что обсуждение некоторых вещей лучше отложить на потом. И подождала его, пока он собирался — пальто Меган и так было при ней, а распущенные волосы с переменным успехом защищали уши от холода, если ветер не мешал.
Меган надеялась на относительно спокойную прогулку, и уж никак не ожидала увидеть посетителей у Коллера. Хотя сам этот факт не вызвал у нее такого беспокойства и даже с пристальным взглядом можно было смириться. Меган вслушивалась в беглую чешскую речь, переводя взгляд с одного собеседника на другого, и хотя скромные познания в их языке позволили ей усвоить часть сказанного, она так и не успела вставить хоть слово в этот разговор.
А вот распахнутые объятия смутили и одновременно немного позабавили ее. Хотя Меган нельзя было назвать высокомерной, она слишком привыкла к определенному пиетету в отношении других к себе. Этот визит в Прагу растаптывал один устоявшийся шаблон ее жизни за другим — а ведь она только приехала.
— Меня зовут Меган, очень приятно, но нам нужно идти, — она ответила на родом языке и старалась, чтобы ответ не прозвучал слишком резко, но бросила на Коллера сочувствующий взгляд. Судя по интонациям, которые удавалось разобрать лучше некоторых слов малознакомого языка, он и сам был не в восторге от гостя. И да, к слову, новый знакомый не слишком походил на библиофила, что заставило Меган вспомнить о потайной подвале, в котором она только что побывала. И вот это ее смутило куда больше фамильярности чеха.
— Или нам стоит перенести планы на более удобное время?  — негромко обратилась Меган к Вацлаву.

Отредактировано Megan Reed (2017-07-06 21:55:41)

+2

23

- Нет. Я от него отделаюсь, - ответил Вацлав, нарочно громко, но никак не интонируя предложение. Лукаш перевел вопросительный взгляд с него на Меган, будто думал, что они оба разом заговорят на чешском. Кусай локти, гаденыш, и учи языки.
- Шел бы ты домой, а? - Венек скроил снисходительную мину, как бы говоря "Ну куда ты, свинья, лезешь?".
- А, может, мне скучно? - Бочонок нехорошо прищурил один глаз.
- Скучай еще где-нибудь. У меня тут что, пивная? Или ты, дружок, книжки пришел почитать? - съязвил Вацлав.
- Она твоя новенькая что ли? Слышь, Коллер, где ты таких баб берешь? Шикарных...
- Не твоего ума дело.
Смекнув наконец, что его знание английского не поразит даже школьную училку, Лукаш решил привлечь внимание Меган знаками, говоря при этом на чешском. Выглядело так уморительно, что Венек усмехнулся, гыгыкнув, а потом закатил глаза.
- Детка, бросай этого лохматого, - и, показывая на Коллера, Бочонок замахал руками рядом со своей головой, как слон, машущий ушами. Подвыпивший такой слоняра. - Я покажу, где весело.
- За "лохматого" отдельное спасибо, скотина, - проворчал Вацлав, сдерживая улыбку.
А вот через секунду стало не до смеха. Не успел он договорить, как Бочонок сграбастал Меган обеими ручищами и приподнял. Видать, хотел утащить из магазина. Венек рванул его за шиворот и оттащил метра на четыре.
- Да ты совсем сдурел?! - он прибавил к этому пару непечатных слов и сунул Лукашу под нос аппарат для микросварки. Дал искру. - Я ведь и прижечь могу. Или, может, ты без нейропозина и техосмотра проживешь? Так я мигом закрою для тебя лавочку! Станешь персоной нон грата.   
Бочонок вжался в стеллаж с книгами.
- Шуткую я. Шуток что ли не понимаешь?
- Дошутишься, - ответил Коллер мрачно и кивком головы указал Лукашу на дверь. Тот нехотя вышел, и Вацлав повернулся к Меган. - Прости ради бога. Не сильно он тебя помял? Приперся, придурок, не вовремя и не выгонишь по-хорошему. Пойдем? За все неудобства я угощаю.

+2

24

Меган снова пришлось быть молчаливым свидетелем перепалки на чешском. И хотя она, имя за плечами опыт руководителя, уже прокручивала в голове успокоительные фразы, на английском и на ломаном чешском, сказать их так и не представилось случая.
Она рефлекторно попятилась от надвигающегося на нее и активно жестикулирующего чеха, ответив на его экспрессию всего лишь смущенной и слегка напряженной улыбкой. Все-таки людям здесь пришлось пережить так много, а вечный страх творит странные штуки с психикой. Не бежать же, в самом деле, звать полицию нравов при любой фривольности в свой адрес.
Но вот когда ноги Меган оторвались от пола, и она могла только не очень успешно отпираться руками, она засомневалась в верности избранной ею линии поведения.
Благо, подоспел Венек, и доктору Рид осталось лишь в очередной раз подивиться стремительности разворачивающихся событий. Она успела лишь приблизиться к Коллеру со спины и осторожно положить ему руку на плечо в успокаивающем жесте.
Убрав руку, как только неожиданный гость скрылся за дверью, Меган встретилась взглядом с Вацлавом и немного нервно хмыкнула:
— Я в порядке. Спасибо.
Возможно, стоило добавить еще что-то, но Меган не пришло ничего путного в голову, и она просто улыбнулась чуть посмелее. Подвал теперь казался не столько мрачным, сколько безопасным и уютным, а город снаружи вопреки своему очарованию — достаточно враждебным. Оставалось только надеяться, что полицейские патрули не испортят эту прогулку.
На несколько мгновений замешкавшись, Меган решила, что брать Вацлава под руку будет неуместно, хотя после недавнего происшествия почему-то очень хотелось, поэтому она просто вышла первая навстречу осенней прохладе.

+2

25

Неудобно получилось. Вацлав дал себе зарок, что еще припомнит Бочонку эту пьяную выходку. Скучно ему видите ли. Хорошо еще, что он не разглядел в Меган "чистую", иначе бы пришлось выводить ее через черный ход и драться уже по-настоящему. Как большинство людей без приращений ненавидели "железяк", так и многие  ауги видели в "чистых" источник всех бед, свалившихся на их головы. Еще недавно и сам Венек был враждебно настроен, но поменял свое мнение. А вот Лукаш разве что не молился на Марченко. Может, оттого и пил беспробудно с тех пор, как его упекли за решетку.
Вацлав и представить себе не мог, что именно Меган более всего причастна к той страшной ночи, которая перевернула привычный мир. Для него она была и оставалась гениальным ученым. Удача, что случилось вот так познакомиться. Да и где? Прямо в Праге, в своем собственном доме. Разве могла эта прекрасная женщина быть в чем-то виноватой?
- Мне иногда отчаянно не везет с клиентами, - хмыкнул Венек, не ко времени вспомнив почившего главу Двали. - Вот один из примеров.
Он еще раз пожал Меган руку, заглядывая в глаза - все ли в порядке, а потом отпустил. Хватит и Бочонка, который уже нахально нарушил границу ее личного пространства. Правда, на выходе Вацлаву все-таки пришлось придержать Меган за локоть. На улице было скользко.
- Давай-ка я расскажу о том, что у нас есть вкусного, - завел он свое. - Если ты не хотела есть, то обязательно проголодаешься. Знаешь ли ты, что такое кнедлики? Это не просто хлеб. Мне лично известно как минимум четырнадцать видов. Мясные, творожные, из сухой булки, картофельные, фруктовые... А соусы? Чесночный, луковый, укропный, ежевичный... С запеченной говядиной, с жаренным кроликом. Потом еще полевка. Это такой суп в хлебе. И, конечно, пиво. Такого нигде больше нет!
Вацлав не умолкал всю дорогу. Понемногу болтовня успокаивала даже его самого. В этом, пожалуй, и был секрет - говорить увлеченно и с жаром о приятном, когда печален или, наоборот, весел, когда напуган или раздосадован. В любом месте и в любой час.

+2


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Птицы одного оперения. 15.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC