Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Mankind divided » Степень свободы зависит от размеров клетки. 23.11.2029


Степень свободы зависит от размеров клетки. 23.11.2029

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название: "Степень свободы зависит от размеров клетки".
2. Дата: 23 ноября 2029 года.
3. Место: Прага, штаб ОГ-29.
4. Действующие лица: Talos Rucker, Adam Jensen.
5. Краткое описание: после того, как КПА потеряла репутацию и перестала представлять опасность для иллюминатов, доктора Рукера выпускают из изолятора ОГ-29. Агент Дженсен снова отвечает за безопасность лидера КПА.

0

2

Решение витало в воздухе. Талос Рукер, раздавленный и бесполезный, казалось, уже никому не мешал. А если и мешал, то избавляться от него надо было тихо. И уж точно не в отделении ОГ-29. Вот почему защитника аугментированных больше никто не держал. Он должен был получить оставшуюся порцию позора, а затем кануть в Лету.

Дженсен не хотел, чтобы это случилось. Судя по всему, не хотел этого и Джим Миллер, отправивший Адама сопроводить на волю лидера КПА. Перед тем, как Дженсен вышел из кабинета, директор сказал:

– Хорошенько за ним пригляди.

После того, что случилось в Лондоне и Пффенхоффене, Миллер почти никому из своих людей не доверял. Казалось, порядок в ОГ-29 держится на волоске. Особенно после истории с отстранением Макриди.

– И за мисс Эбель тоже. Ты знаешь, что делать.

– Понял, – кивнул Адам и вышел в тускло освещенный серый коридор. 

Вскоре, выйдя из соседнего кабинета, к нему присоединилась доктор Озен. У Делары, как у пираньи, был врожденный «нюх» на кровь.

– Идешь навестить доктора Рукера?

– Да, – ответил Дженсен, гладя как мелькают их неясные отражения на тусклой поверхности облицовочных плит и в мутных стеклах дверей.

– Хорошо, что Джим назначил именно тебя.

Адам повернулся и вопросительно приподнял бровь.

– Рукер тебе доверяет. Во многом благодаря этому нам удалось легко договориться с ним. Прекрасная работа, Адам, и… удачи.

Слова, сказанные с искренней и мягкой улыбкой, звучали как предупреждение об опасности. Позволив себе легкое прикосновение, на грани дружественности и фамильярности, Делара нырнула в нужный ей кабинет.

– Спасибо, – ответил Дженсен тихо и хрипло, и ускорил шаг к лестнице, чтобы буквально сбежать вниз. Иногда мисс Озен все-таки почти удавалось вывести его из себя.

+2

3

Талос понимал, что после ареста Марченко дни КПА сочтены. В глазах людей он выглядел пособником террористов. И хоть на самом деле все было не так, правда никого не интересовала. Элиза Кассан и машина пропаганды неумолимы.
Ему оставалось залечь на дно, зарыть голову в песок и не высовываться. Оставить политику, уделять больше внимания Магде. Это было бы самым разумным решением. Но Рукер сдаваться не хотел. Пройти через все круги ада, чтобы предать людей, в него веривших? Талос не мог позволить себе такой трусости, и, к счастью для всех них, он знал, что нужно сделать.
Гладко выбритый, подтянутый и аккуратный, он сидел в небольшом кабинете, под присмотром охранников, и ожидал, когда директор пражского отделения ОГ-29 пришлет кого-нибудь из своих людей.
Сейчас Талос заметно отличался от того измученного человека, которого привел сюда агент Дженсен. Он был трезв и убийственно спокоен. Долгие дни в одиночке сделали Рукера сильнее. Доктор перестал пить, затолкал чувство вины куда поглубже и был готов идти дальше. Даже если ради этого придется пересмотреть взгляды и договориться с бывшими идеологическими противниками. Такими, как глава Санто Груп – Натаниэль Браун.
Щелкнула дверная ручка, и Рукер обернулся, поздоровался. На пороге стоял Адам Дженсен, который привез его сюда из Города Големов. Человек, когда-то давший обещание и выполнивший его. Доктор не испытывал восторга от перспективы быть конвоированным на свободу и предпочел бы уйти отсюда один; но, как ни странно, это была приятная встреча.

Отредактировано Talos Rucker (2018-03-20 13:44:39)

+2

4

– Добрый день, доктор, – поздоровался Адам. Отправив охранников, он уселся напротив и какое-то время внимательно разглядывал Рукера. Затем откинулся на спинку стула. Механические ладони, сомкнутые в замок, легли на стол. 

Марченко запятнал репутацию правозащитной организации, как того и хотели иллюминаты. Стараниями Дженсена, оставшись в живых, он оказался очень неудобен своим бывшим хозяевам, потому что именно его показания дали возможность оправдать лидера КПА.

Видимо, именно на недовольство своих хозяев сегодня аккуратно намекала и Делара Озен. Адам видел в этом угрозу.

Миллер принял решение отправить Рукера туда же, где под наблюдением жила Магдалена Эбель. Затем доктор и его верная подруга должны были вернуться в «Утулек». А там… Дальше защита ОГ-29 не распространялась, и Дженсен не мог отвечать за то, растерзают ли доктора Рукера свои люди или найдется какой-нибудь другой агент, готовый выполнить приказ.

Адам считал своим долгом предупредить об этом:

– Надеюсь, вы понимаете риск. Вам, чем скорее, тем лучше, нужно покинуть «Утулек».

+2

5

Рукер бросил на агента пристальный взгляд и подозрительно сощурился. Была ли это угроза или дружеское предупреждение, он не знал. Хотелось надеяться на второе. Но в этом мире, полном хаоса, никому верить нельзя. Доктор вздохнул и устало улыбнулся.
– Вас послушать, мне вообще лучше исчезнуть отовсюду. Слишком неудобный я человек.
Шутки шутками, а доля правды в этих ироничных словах все-таки была, и Талос сам понимал, что сейчас наступило время едва ли не опаснее того, когда они впервые встретились с Дженсеном.
– Что вы предлагаете делать? – спросил Рукер, все-таки выбрав второй вариант, и тут же поймал себя на мысли, что гораздо больше собственной безопасности его волнует, что с Магдой.
Как она там? Ждет ли его? Поэтому следующий вопрос прозвучал неожиданно тихо и как-то сдавленно.
– Магдалена… Она в порядке?
Если агент скажет "да", значит, у них еще есть надежда, и он будет уверен, что это не очередная западня. За время, которое длилось расследование, Талос очень устал от недомолвок и следственных уловок. Доктор не знал, чья невидимая рука управляет ОГ-29, но теперь еще больше уверился в том, что специальное подразделение Интерпола служит совсем не тем целям, несмотря на то, что поступки того же Дженсена свидетельствовали об обратном. Кому и зачем служит этот человек, какие он преследует цели, Рукер так и не разгадал.
Подобные мысли можно смело считать паранойей, если бы не история с Марченко. Виктор, как теперь понимал доктор, был неплохо защищен. Иначе бы не действовал с такой ошеломляющей наглостью, прямо у него за спиной.
Только вот никаких прямых доказательств у Талоса по-прежнему не было, и поэтому миротворцу приходилось все больше молчать. Положение, в которое он угодил, виделось ему унизительным. Но Рукер был вынужден это принять, так же, как и свою несостоятельность.

Отредактировано Talos Rucker (2018-04-04 12:12:43)

+2

6

– Мисс Эбель в порядке. Ждет вас, – ответил агент, и это было чистой правдой. – Скоро вы увидите ее. – Говоря это, Адам надеялся, что хотя бы здесь ему никто не помешает.

Некстати вспомнился эпизод с Крестовым походом. Тогда машину со свидетелем обстреляли. Дженсен невольно стиснул зубы, вспоминая взорванный храм и гибель сослуживца, которого толком не успел узнать. Всю эту чертову кровавую пьесу, которую разыграли, чтобы окончательно разделаться с аугментированными. В те дни Мак буквально ненавидел его.

Чувства доктора Рукера Адам понимал достаточно хорошо. Когда-то его самого загнала на край света привязанность к Меган. Интересно, как далеко был готов зайти лидер КПА? Была ли его любовь к мисс Эбель Ахиллесовой пятой или наоборот, помогала держаться, как самому Дженсену дурацкая надежда на то, что доктора Рид еще можно спасти? Агент не знал точного ответа на эти вопросы.

– Я не предлагаю вам сдаться и оставить вашу борьбу. Но оставаться в «Утулеке» опасно. То, что не успел сделать Марченко, могут доделать другие. Вы же сами, наверняка, понимаете это. У вас есть влиятельные друзья по всему миру. Думаю, они должны вам помочь.

+3

7

Талос задумался. Дженсен ответил на его вопрос. В этом не было ничего подозрительного. Все вроде бы сходилось, но не покидало ощущение, что им манипулируют. Рукер сам дал повод, спросив о Магде.
Паранойя или сказывалось общение с доктором Озен? Талос тяжело вздохнул и снова уставился в стол. Все шло не так и выглядело слишком глупо. Он по-прежнему чувствовал себя загнанным в угол, запертым в тесную клетку. Хотя через несколько минут ему предстояло выйти на свободу.
– Агент Дженсен, – обратился он к человеку, сидевшему напротив. – Когда вы пришли ко мне, чтобы надеть наручники, какими целями вы руководствовались, кроме служебного долга? Почему вы так беспокоитесь о моей безопасности?
Если теперь они могли говорить откровенно, Талос хотел знать, что на самом деле нужно Дженсену. Почему агент Интерпола так внимателен к нему? Наверняка что-то знает.
Доктор Рукер допускал, что в кабинете могут быть прослушивающие устройства, но его собеседник не похож на дурака. Значит, найдет способ ответить безопасно.
Талос и сам часто делал так. Говорил с Магдой или с кем-нибудь из своих людей иносказаниями, переписывался на латыни, когда понимал, что информация может уплыть в чужие руки. В действительности, во все эти шпионские игры, в отличие от Виктора Марченко, лидер КПА почти не умел играть.

Отредактировано Talos Rucker (2018-04-20 12:21:07)

+2

8

– Вас подозревали в преступлении, и был только один способ узнать правду, – ответил Дженсен. – Если бы с вами что-то случилось, собрать информацию было бы гораздо трудней.

За темными стеклами разглядеть выражение глаз было невозможно. Голос звучал тихо и ровно. Ничего особенного Адам не сказал. Все в рамках чертова протокола.  Не подточит носа ни комар, ни доктор Озен. Если запись происходящего по каким-нибудь причинам окажется перед ее глазами или отправится прямиком к Джозефу Мандерли, они услышат только то, что он сказал. А дальше начнутся трактовки.

Марченко действовал быстро и уверенно, Мандерли, надо же, почти без опаски, сам курировал этот «проект». Рукеру невероятно повезло, хотя на самом деле его не должно быть в живых.

– Вы все еще остаетесь ценным свидетелем, и ОГ-29 не хочет, чтобы с вами что-нибудь стряслось. В ваших силах вернуть репутацию КПА и помочь многим людям.

Послушать только. Адам понимал, что сейчас его слова хоть на экраны телевизоров толкай. В правильности фраз и обтекаемости формулировок он мог бы тягаться с самой Элизой Кассан. Вернее, со второй ее версией, созданной для того, чтобы промывать мозги миллиардам людей.

– Время террористов должно закончиться. Остановить гибель невинных людей – это все, чего я хочу. Как  в далеких шестидесятых прошлого века, – Дженсен невольно усмехнулся, – цветы вместо пуль, медикаменты вместо бомб.

+2

9

Доктор прекрасно понимал, что хотел сказать Дженсен. Кто-то действительно должен был. До того, как репутацию КПА окончательно испортили теневые правители мира, ему верили. У Рукера все еще оставались связи, и среди тех, кто ему помогал, были не только политики и бизнесмены, но и квалифицированные врачи. Терять такой ресурс означало бы совершить преступление.
Досада на обстоятельства вылилась в сарказм, и Талос с улыбкой заметил:
— Раньше вы не очень-то жаловали мой пацифизм.
Но что толку спорить теперь, когда информационная война практически проиграна? Рукер понимал, что ему понадобятся средства, причем немалые. Возможно даже КПА, в том виде, в котором она существовала сейчас, придется распустить.
Доктор устало потер лоб пальцами. Протезы "Исолэй", если не считать характерных швов, выглядели почти как настоящие руки. Талос снова взглянул на аугментации Дженсена и подумал о разнице не только модификаций и взглядов, но и о разнице судеб. Скоро они попрощаются, и каждый пойдет своим путем. К одной и той же цели? Рукер хотел верить, что это так.
— Я понял вас, Адам, — произнес он еще тише, почти беззвучно, отыскивая за темными стеклами взгляд. — Когда я смогу уйти?

+2

10

— Угу. И именно поэтому не причинил вреда ни одному из ваших э… сторонников, — парировал Дженсен. — Хотя, должен признать, все эти призывы к гуманности до добра не доводят.

Сказав это, Адам резко замолчал, чтобы не упоминать о Марченко и не сыпать Рукеру соль на рану. О том, что доктор проворонил в своей благотворительной конторе настоящего врага, не сказал только ленивый. Так что Дженсен не был настроен мусолить эту тему и топтаться по больным мозолям.

Не так давно его самого Алекс Вега спрашивала, почему он оставил в живых Марченко. И хоть Адам объяснил это простой целесообразностью, связная из Коллектива наверняка сочла его мягкотелым. Но покойники ничего не говорят. Так что мертвый экстремист был бы совершенно бесполезен. Как и мертвый Рукер.

— Когда захотите, доктор. Все необходимые бумаги подписаны, вы свободны. Но я предложил бы вам прогуляться вместе. По старой доброй традиции.

+2

11

Все-таки странный это был человек, Адам Дженсен. Свой и чужой одновременно. Вроде бы прямой и простой, но, как и Виктор, с двойным дном.
Хорошо, что он на моей стороне, подумалось Талосу.
– Сейчас самое время. Буду вам признателен за помощь, но до Утулека я доберусь сам, – сказав это, Рукер грустно рассмеялся. Они любезничали как добропорядочные бюргеры пару веков назад. Не хватало только поклонов и снятых шляп.
Доктор с облегчением выдохнул, когда, все еще под конвоем, но без наручников, его вывели из комнаты.
Искусственный свет, как и серые стены, уже не вызывали прежнего раздражения. За время отсидки здесь Талос к ним привык. Но золотисто-розовые рассветы и закаты Утулека на фоне искореженных высотных построек теперь казались ему невероятно красивыми. Доктор по ним даже скучал...
Ледяное дыхание поздней осени ударило в лицо, когда они с Дженсеном вышли на порог туристического агенства, служившего прикрытием для штаба ОГ-29. Рукер невольно поежился и уткнулся носом в широкий шарф. С неба срывался мокрый снег. Поздний вечер был черно-синим, а вокруг царила пугающая тишина. Только фонари бросали на брусчатку бледные, размазанные блики. Где-то там, за театральными декорациями домов, в одной из пражских картонных квартирок, его ждала Магдалена.
Все это время, пока они говорили с Адамом, доктора мучил один вопрос. И перед тем, как сесть в машину, Талос все-таки его задал:
– Думаете, они позволят вам уйти безнаказанно?

+1


Вы здесь » Deus Ex » Mankind divided » Степень свободы зависит от размеров клетки. 23.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC