Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Найден ящик пива, потерявшему — пламенный привет! 22.11.2029


Найден ящик пива, потерявшему — пламенный привет! 22.11.2029

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название: "Найден ящик пива, потерявшему — пламенный привет!"
http://funkyimg.com/i/2BJMn.png
2. Дата: 22 ноября 2029 года.
3. Место: Прага, Прекажка, квартира Адама Дженсена.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Vaclav Koller.

5. Краткое описание: после своего чудесного спасения и прогулок по рождественским ярмаркам с доктором Рид под ручку, Коллер навещает Дженсена. Много пива, разговоры о бандитах и бывших девушках прилагаются.

+1

2

Сначала позвонил один курьер. Притащил ящик пива. Попросил за него расписаться. Потом пришел другой. С несколькими бутылками темного. За ним минут через пятнадцать явился парень с китайской едой. Вацлав среди всей этой процессии обнаружился как-то необыкновенно тихо, без песен и ругани с соседями Дженсена.
- Omlouvám se… Dobrý večer, - Коллер протиснулся между посыльным и косяком. - Všechno přinesli? Dobře*. Дружище! А я принес брамбораки*! Ты их, наверное, еще не ел. Ну и сосиски.
Через пару минут стало ясно, что тихим Вацлав был ненадолго, что за все съестное он уже заплатил, потому что угощает и отказа не примет.
- Чуваак, если мы не идем в бар, то считай, что бар пришел к тебе, - радостно заявил нейротехнолог, снимая верхнюю одежду. – Ну? Черт, как же я рад тебя видеть!
Они крепко пожали друг другу руки. Когда Вацлав в последний раз встречал Дженсена, тому пришлось спасать его шкуру. Закончилось все хорошо, но Венек до сих пор вспоминал тот вечер с легким содроганием. После короткой отсидки у Монти братки из Двали от него отстали, и Коллеру очень хотелось бы знать, почему. В новостях говорили, что Николадзе случайно упал в шахту лифта и сломал шею. Вацлав не очень верил в такие случайности. Но об этом можно было расспросить и попозже.
- Как жизнь? – Коллер перетащил ящик на кухню и стал раскрывать пакеты. Он выглядел немного смущенным, будто нашкодивший кот. – Я должен перед тобой повиниться. Это я сболтнул Меган, что ты в Праге…
 
* Прошу прощения. Добрый вечер. Все принесли? Хорошо.
* Картофельные оладьи, вариант драников.

+1

3

– Ого, – сказал Дженсен уже после того, как они с Коллером поприветствовали друг друга. –Хорошо, что ты в порядке. Вацлав... кхм. Ты бы хоть спросил. – Выразительный взгляд агента упал на другой такой же ящик, стоявший в углу.

Кроме него, в противоположном конце студии, совмещавшей в себе гостиную и кухню, виднелась коробка с характерной маркировкой – виски «WTF», что означало, пожелай кто-нибудь из этих двоих устроить алкогольную вечеринку, а точнее пьянку, им бы хватило залить глаза, кое-чем покрепче пива.

«Ладно, – мысленно решил Дженсен, – будем считать, что это неприкосновенный запас».

– Жизнь как обычно, – ответил Адам, у которого, кроме грядущего освобождения Рукера и странных танцев с доктором Озен, никаких новостей не было. С Меган они виделись два дня назад, и разговор этот не был шибко приятным. – Мне следовало догадаться, – сказал он Коллеру, доставая пивные бокалы из шкафа и положив бирдекели на стол. – У нас был трудный разговор. Два года не виделись.

«Два года я числился в списке погибших, а потом воскрес».

Внезапно хотелось рассказать Вацлаву все, как на духу. Но Адам, как обычно промолчал и, пока Коллер возился с едой, принялся разливать по бокалам пиво.

+1

4

Вацлав вылупился на ящик с пивом. Глянул на второй и еще на один поменьше. Почесал макушку.
- Дааааааа… Чувак, прости. Я ступил, - отпираться он не стал, потому что и сам понял, что со спиртным погорячился. Да и с едой. – Зато теперь в твоей квартире можно держать осаду. 
Несмотря на то, что сам Коллер в таком случае докупил бы еще пива и, позвав друзей, устроил бы вечеринку, у него язык не повернулся сказать об этом Дженсену. Если б тот хотел, так бы и сделал. Но опыт подсказывал, что Адам обычно слишком уставший для шумных пирушек.
- Она случайно забрела ко мне в магазин, - пояснил Вацлав. – Я даже узнал ее не сразу. А потом обрадовался. Такой «Ааа! Меган Рид!». Я ж ее фанат с той самой поездки в Америку… - он спохватился. – А, да. Я, вроде бы, говорил. Ну вот. Мы разговорились. Слово за слово. Я и… ляпнул.
Коллер разложил гостинцы по тарелкам, попутно стащив и засунув в рот одну лягушачью лапку. Потом помог поставить все на стол перед диваном в гостиной. Он уже чувствовал себя у Дженсена, как дома, но старался, конечно, не наглеть.
Перестав улыбаться, Вацлав внимательно посмотрел на Адама.
- Не мое это дело, но, дружище, если хочешь, выкладывай, - он сделал щедрый глоток пива. – Ты же знаешь, если надо, я лишнего болтать не буду. Тем более о тебе.
Вацлав был чистосердечен, но не ждал, что Дженсен тут же начнет изливать ему душу. В конце концов, речь шла об очень личных вещах.

0

5

– Ясно, – коротко ответил Адам. В его жизни было много совпадений, случайных и неслучайных, и, по-видимому, это – одно из них. Рано или поздно откровенный разговор с Меган должен был состояться, и отчасти Дженсен мог даже поблагодарить Коллера за него.

На просьбу «выкладывай» Адам бросил на Венека быстрый взгляд и немного замешкался. Он не знал, о чем можно рассказать. События двухлетней давности? Чувства? Опасения? И уж точно не о заговоре.

– Да, в общем-то, нечего выкладывать, – заключил Дженсен уже вслух. – Поговорили, поужинали. Меган продолжает свои исследования, теперь уже в «Версалайф». Наши дорожки разошлись пару лет назад, так что, считай, только точки над “i” расставили.

Сделав щедрый глоток пива, Адам опустил бокал на стол.

– Она все такая же увлеченная. Некоторые вещи не меняются. – Говоря это, Дженсен едва заметно улыбнулся и потянулся к тарелке, на которой лежали брамбораки. Смешное и чудно̀е название.

+1

6

- «Версалайф»,- задумчиво проговорил Коллер, будто прощупывал слово. – Надо же…
Об этой компании-гиганте он знал не понаслышке. Как же! Фармацевтика, нанотехнологии и нейропозин – все оттуда. Учитывая, что после Инцидента многие корпорации и научные лаборатории приказали долго жить, Меган хорошо устроилась. Вот только почему-то была все время грустна. Вацлав подумал, что это, вероятно, из-за Дженсена. Он не стал спрашивать у него о том, что исследует Меган. Уж если не сказала она, значит, и он не скажет.
- Мы встретились с ней еще раз пару дней назад. Показал ей город, ярмарки, - признался Коллер. – Правда, пришлось убегать от двух «чистых», - он поспешил добавить. – Не, все нормально. Просто пара надоедливых мудаков, которым не понравилось, что девушка гуляет с аугом. Мне хватило ума не лезть в драку. Так что мы смотались, и я ее проводил. Надеюсь, у Меган все будет в порядке.
Вацлав неловко замолчал. Он чувствовал, что тема для разговора не самая простая, мягко говоря, но почему-то хотел рассказать Дженсену все, как есть. Словно это было очень важно.
Коллер ел, как всегда, с аппетитом. Тем более, что еда была вкусной, а общество Адама – приятным.
- Нда. Могу представить и понять, каково вам было. Я недавно опять видел Петру, - он усмехнулся. – До этого шарахалась, как от зомби, а тут остановилась, спросила, как у меня дела. Представляешь?

+1

7

– Хорошо бы. Надоела мне эта игра в прятки, – признался Дженсен. – То мы убегаем от них, то они от нас. – Он нарочно не стал говорить слово «чистые», потому что когда-то, в мире, о котором многие за два года успели забыть, все было не так.

Думая обо всем этом, Адам похвалил принесенное Вацлавом угощение. Несмотря на недавнюю «блокаду» в Праге все еще оставались места, где можно было вкусно поесть. Судя по всему, у Коллера были хорошие связи, раз его все еще обслуживали в ресторанах и не гнали взашей. Может, все дело было в его способности пролезть в любую дыру и заболтать кого угодно до смерти? Хорошо, что тогда с братками из Двали, все обошлось, и Венек остался жив.

– Удивительно, учитывая, что после «Ружички» аугментированных боятся как огня. Ты не спрашивал, с чего вдруг такие перемены? Кое-кто из моих коллег терпеть меня не мог, по этой же причине. Да и характер у меня не подарок. А теперь вот тоже руку жмут, по душам говорят. Не иначе, как кто-то прочистил им мозги.

Адам догадывался, что мозги Макриди основательно прочистились после прогулки по «ГАРМ», но по понятным причинам с Дунканом он об этом не говорил. Были другие, куда более важные темы. Доктор Озен например.

+1

8

- И не говори, - Вацлав уже не верил, что все может быть, как раньше. Принимал, как данность. Лишь бы хуже не было. В конце концов, он не так уж плохо устроился: свой маленький бизнес, свобода от корпоративных рамок, этики, морали, а еще куча знакомых. Совсем не хотелось думать о том, что это все временно – лишь неплохой способ продержаться на плаву.
Коллер про себя отметил, что и у Дженсена, похоже, накипело. Хотя он мог просто молчать о своих чувствах до этого времени, но, как и все, лезть на стену от абсурдности и несправедливости. Вацлав в очередной раз напомнил себе, что он совсем не знает своего приятеля.
- Не спросил, - Коллер покачал головой, явно задумавшись о чем-то своем. – Монти пошутил на этот счет, что нападение – лучшая защита. Я думаю, он близок к истине, - в следующую минуту он удивленно вытаращился на Дженсена и, не успев прожевать, как следует, спросил с набитым ртом. – Это у тебя дурной характер?! Да ладно!
Вацлав представил, как Адама сторонятся коллеги. Можно было понять, почему, если учитывать, что он буквально напичкан аугментациями, но Коллеру было странно думать, что Дженсена недолюбливают еще и из-за каких-то личных качеств.
- Ну, ты, конечно, чувак независимый и себе на уме, а это многих раздражает, увы. Но все равно… не пойму. Кстати, что на работе? Много дел? – Вацлав глотнул пива и, как ни старался, не смог сдержать улыбки. – Я тут вычитал, что Николадзе шею сломал. Ты об этом ничего не знаешь?

+1

9

– Хотя все может быть гораздо проще. Остаточные явления. Ностальгия и все такое прочее, – делая глоток пива, Адам усмехнулся.

Ему ли не знать? Недавний разговор с Меган был тому подтверждением. Ничего не осталось, а его все еще по привычке тянуло к ней. Некоторые вещи не вынешь из под кожи. Даже если кожа уже давно не твоя. 

– Давай не будем о моей работе хотя бы здесь, Вацлав. – Просьба прозвучала тихо и искренне. Этой всей чертовщине не было конца. Как в давней поговорке про застревающую голову и хвост. То одно, то другое. На сей раз увяз Макриди, чтоб его. А ведь Адам предупреждал, что не стоит лезть на рожон. Только толку с тех предупреждений? Теперь в ОГ-29 был новый герой сплетен. По счастливой случайности все еще живой.

Думая обо всем об этом, Дженсен невольно поймал себя на мысли, что беспокоится о человеке, которого совсем недавно был готов впечатать в стену после истории с Крестовым походом детей.

– А что Николадзе? Упал в шахту, вот и результат. – Без темных защитных стекол взгляд Дженсена казался удивительно ясными и чистым. И глядя в глаза Коллера, говоря эти простые, но двусмысленные слова, Адам надеялся, что нейротехник его поймет.

Николадзе нужно было убрать. Ради Ленки, ради Вацлава, ради многих других, кому изгадил жизнь этот говнюк. На вопрос, легко ли судить кого-то за грехи, агент спецподразделения Интерпола теперь бы ответил «да». В случае с Радичем решение он принимал быстро, и даже директор Миллер лишних вопросов не задавал, догадываясь, как Николадзе отправился на тот свет.

+1

10

- Как скажешь, - легко согласился Венек и сочувственно хлопнул Адама по плечу. Даже не зная подробностей, он почуял, что на работе у того не все гладко. Вацлаву стало по-человечески жаль приятеля.
«Пришел отдохнуть и повеселить человека, вот и не лезь», - вдруг подумалось Коллеру.
Он сделал несколько добрых глотков, да и застыл, держа бутылку возле рта. Поглядев на Дженсена, Вацлав прищурился, даже чуть подался вперед, будто хотел увидеть его насквозь. А потом рассмеялся.
- Туда ему и дорога, - сказано было жестко и зло. – Я дал себе зарок больше с таким дерьмом не связываться.
Прямо Адам не ответил. Убил ли он Николадзе, а потом сбросил тело в шахту? Или просто подтолкнул? Допытываться Венек не стал. Разницы ведь никакой. Главное, что гангстер номер один никому больше жизнь не портил. Коллер слышал, что «Двали» раскололись. Многих бандитов повязали. Примечательно, что все это случилось после облавы, которую они устроили в «Машине времени». Вацлав отдавал себе отчет в том, что на нем свет клином не сошелся, и Дженсен расстарался не только ради него, но все же был благодарен.
- Спасибо.
Они с Дженсеном не виделись почти месяц. За это время много воды утекло. Отменили чрезвычайное положение, погиб Николадзе, поймали Марченко. Теперь все знали, что он в ответе за взрыв на "Ружичке" и ряд других терактов. Венек догадывался, что и тут не обошлось без Дженсена - такая уж у него работа. Но в этот раз прямо спрашивать не стал.
- Знаешь, я порядком разочаровался в Марченко, - подкрепившись, Вацлав откинулся на спинку дивана. Он выглядел задумчивым и немного печальным.

Отредактировано Vaclav Koller (2018-03-17 23:46:16)

+1

11

– Иногда нам всем приходится влезать в дерьмо.

Дженсен сделал быстрый глоток пива и посмотрел наверх, где под потолком висел старый большой вентилятор. Лопасти застыли в неподвижности. Так, казалось, замерло само время. Короткое мгновение покоя и тишины, и Адаму показалось, что все это ему снится. Как если бы он никогда не приходил в себя в Балтийском центре.

– Разница в том, остается это дерьмо в тебе или нет.

«Иногда избавиться от него очень трудно», – сказал Дженсен уже мысленно.

Механический палец щелкнул колесиком бензиновой зажигалки, и агент торопливо закурил. Если бы Вацлав знал о Марченко всю правду, то разочаровался бы еще больше. Но уже не в том, кто «борется» за права, а в самом мироустройстве. Так, как когда-то в нем разочаровался искавший справедливость Адам Дженсен.

– Он не один такой. Вся эта травля аугментированных очень удобна, чтобы взрывать и стрелять. Поэтому любой из желающих возьмет в руки оружие, прикроется очередными идеалами и приставит дуло к твоему виску.

Разработка Акта о Восстановлении Человечества началась после того, как завершился Детский Крестовый поход. Марченко и его наемники-террористы должны были поспособствовать скорейшему принятию. Но затея временно провалилась. Дженсен думал о том, что иллюминаты предпримут теперь?

– «Двали» кажутся честнее. Они не играли с идеалами. Просто продавали оружие террористам. – Говоря это, Адам даже не пытался скрыть горькой иронии. Ведь одним мирром, или тем самым дерьмом, о котором говорили они с Вацлавом, были мазаны практически все.

+1

12

- «Двали» - дерьмо, которое всегда с вами! – от шутки тут же почему-то сделалось тошно. Не связываться с Радичем Николадзе – легко сказать. Не тот клиент, от которого запросто откажешься, указав на дверь. Но Вацлаву все равно было гадко.
Дженсен выглядел спокойнее, чем он. Глядя на него, думалось, что он многое повидал и как-то умудрился не ожесточиться. А это ведь дело нехитрое.
- Слышал, они не только оружием и наркотой промышляли, - тихо сказал Коллер и замолчал. Прикончив одну бутылку, открыл вторую, но пить не спешил.
Прага вдруг показалась ему очень маленькой, будто горошинка на блюде. Все они: ауги, чистые, бандиты и отбросы – тесно жались внутри, а снаружи словно наблюдал кто-то. Мысль показалась Венеку дурацкой, и он встряхнул головой, чтобы ее отогнать.
- Кому удобна? Ты говоришь, как доктор Рукер. Похоже. Но я все еще не до конца понимаю. Хочешь сказать, Марченко просто продался за деньги, а вся эта борьба за наши права только прикрытие? 
Вацлав не зря вспомнил бывшего лидера КПА. Еще до беды с «Ружичкой» все его приятели-знакомые разделились на два лагеря. Одни за Марченко, другие за Рукера. Первых обычно было больше, потому что всем надоели полицейские облавы, надоело, что люди пропадают в «Утулеке». Поминай, как звали. Вооруженное сопротивление Коллер считал единственным решением, пока не жахнуло и, пока Рукер чуть было не убедил его в обратном. А потом Адам. И, в отличие от доктора, который был порой наивен, Дженсен казался гласом рассудка. Хоть он многое и недоговаривал.
- Хороший был чувак – этот Рукер, - Коллер улыбнулся. – Только где он теперь?

+1

13

– Да, еще торговали людьми. Или тем, что осталось. Кое-кто из местных стражей порядка помогал им.

Все, сказанное Дженсеном, не было такой уж большой тайной. Те члены банды, которых удалось повязать, указали на знакомых копов, и в местной полиции случился большой, но ожидаемый скандал. О котором, конечно же, ни слова не было сказано по телевидению.

– Как по учебнику, Вацлав. – Иногда лучше есть, чем говорить, но теперь Адам предпочитал ответить на вопрос, чем зажевывать то, что он должен был сказать. – Большинство людей боятся аугов. Чем агрессивнее те борются за свои права, тем сильнее закручиваются гайки. Значит, что? Найдутся провокаторы, которые ускорят этот процесс. Когда люди Марченко взрывали «Ружичку», никого не беспокоило, есть там ауги или нет. Эти террористы ударили по всем. Не очень-то похоже на защиту, а?

О Рукере Адам тоже смог бы ответить, но тут стоило промолчать. Дженсен надеялся, что, выйдя на свободу, лидер КПА вновь заговорит. Может быть, не сейчас. Может быть, острожнее. Но вновь о том, что замалчивать нельзя.

– Ты его знал? – спросил Адам между делом, – стряхивая пепел. С тех пор, как он обзавелся искусственными руками, прошло два года. Достаточно, чтобы научиться делать это нечеловечески точно. Почти так же, как и стрелять.

+1

14

Коллер подавился лягушачьей лапкой. Откашливаясь, выдавил:
- Вот суки…
Ему бы хотелось отреагировать как-нибудь более сдержано, но не вышло. Про себя Вацлав подумал, что он, по крайней мере, все еще умеет удивляться и негодовать. Чувствовал он себя при этом таким же наивным, как в тот день, когда обнаружил, что Монтана снабжает его аугментами, собранными с трупов. С трупов. Мальчику из хорошей интеллигентной семьи такое и не снилось.
Полицейские и бандиты в одной связке. Все так по-житейски обыденно – аж мурашки по коже. Не понаслышке зная, что Двали крепко держат в своих руках наркоторговлю и проституцию, Вацлав только догадывался о том, чем они еще промышляют. Если говорить совсем честно, то он просто не хотел знать и потому не слушал сплетен. 
- Надеюсь, Монтана хорошо проверяет протезы, которые не достает сам, - пробормотал Коллер и, глотнув пива, понимающе кивнул Дженсену. – Да, не похоже. Как ни крути, так много жертв… Это не могло быть ошибкой. «Ружичку» взорвали, и стало только хуже, хотя поначалу казалось, что это начало настоящей борьбы. Я уж не говорю о том, сколько невинных людей погибло…
Выходило совсем скверно: защитников и борцов за права аугов больше нет, кругом одни провокаторы. Вацлав хотел и боялся спросить у Дженсена, что будет дальше. Вопрос о Рукере его немного отвлек.
- Не то что бы знал. Виделись однажды, - Коллер улыбнулся. – Мне надо было кое-что в «Утулеке». Я туда поперся и нарвался на полицейских. А ты сам знаешь, язык у меня без костей. Я задолбался показывать документы на каждом шагу, ну и нахамил. Меня избили и прикончили б там, наверное, если б не ребята из КПА. Они привели меня к себе, чтоб немного подлатать. А Рукер пришел по своим делам. Вот пока он меня осматривал, мы и разговорились.

+1

15

Дженсен с досадой ткнул сигарету в пепельницу. Он был согласен с Коллером, но вслух ничего не сказал. В памяти промелькнули моменты освобождения пленников в Подмосковье. Люди, согнанные в кучу и запертые как скот. Жена торговца живым товаром и маленькая девочка...

Кашлянув, Адам потянулся за другой бутылкой. Крышка, отскочив, упала на паркетный пол. Он сделал быстрый глоток и посмотрел на Коллера. Вкусное чешское темное отчего-то казалось горьким как яд.

– Рукер производил впечатление разумного человека. Слишком разумного, чтобы всем этим руководить. Пацифизм, идеи гуманизма. Даже не верилось, что он на самом деле такой. Все эти проповеди, – сказав это, агент покачал головой.

А ведь доктор и в самом деле был таким. За то и поплатился. Будь он хитрее, может, Марченко и не встал бы у руля. Хотя, кто знает... Слабак ведь так далеко не зайдет. И слабака уж точно не будут бояться, стараясь поскорее стереть из жизни и истории. Только вышло все не так.

– Я тоже полицейский. Был когда-то, – сказал Дженсен с тоской. Вспомнился Детройт. Мысли снова вернулись к Меган, но Адам быстренько их отмел. – Только мы с ними разные. А ведь должны защищать людей.

Иногда эта защита выходила ему боком. Да что там иногда? Всегда. По идее, Венека тоже защищать не следовало. Подпольный торговец аугментациями, сотрудничал с Двали. Значит, такая же шваль. Так, наверное, рассудили бы палачи из Города Големов.

У закона, как у любого явления в этом мире, две стороны. Но вместо закона, которым одни прикрывались, чтобы убивать, Дженсен выбирал жизнь. Именно поэтому сейчас веселый чешский парень Вацлав не валялся в братской могиле для аугов, а сидел и пил пиво с ним.

+1

16

Вместо ответа Вацлав чокнулся с бутылкой Адама. Стеклянные горлышки тоскливо звякнули друг об друга.
Вот тем и хорош был Дженсен, что он не судил книгу по обложке. Полицейский – еще не значит мерзавец, нелегал – еще не значит мусор, а борец за права аугментированных – еще не значит герой. Громкие слова, красивые лозунги он оставлял журналистам и многословным харизматикам вроде того же Марченко. Наверное, это Вацлаву в нем и нравилось. Говорят же, что в друзьях и приятелях ищешь то, чего тебе не хватает. Правда, Коллер уже не отваживался спросить, чем достается такой критичный взгляд на вещи.
О Рукере Дженсен сказал так, будто и его идеи не очень-то разделял. Скажи он это прямо, Коллер мог бы с ним согласиться, потому что теперь и сам во многом сомневался, растеряв где-то всю восторженность.
- Ну, не все такие, наверное, - Вацлав пожал плечами. – Ты вот и сейчас защищаешь. Делаешь свою работу. А я стал поумнее. Надеюсь, - он уставился на дно бутылки, чтобы скрыть неловкость. – На рожон не лезу.
Чем больше Вацлав узнавал о Дженсене, тем чаще задавался вопросом, за что тот борется. Ведь ни по-настоящему близких друзей, ни семьи, ни девушки, ни жажды отстаивать чьи-то идеи или права у него не было. Принципы принципами, но в любой работе каждый старается найти нечто важное для себя. Кто-то вкалывает из-за денег, кто-то защищает родных, кому-то нужна власть или месть, у Дженсена был только он сам, любимые занятия, на которые у него не хватало времени, возможно, еще живые родители и множество секретов. Так казалось со стороны. Но необязательно так оно и было на самом деле. Вацлава грела мысль, что с ним Адам может немного отдохнуть и расслабиться. Еще бы не подворачивались такие мрачные темы для разговоров, было бы совсем славно. Но тут уж ничего не поделаешь.
В который раз Коллера подмывало предложить Дженсену что-нибудь повеселее: сходить на вечеринку, пойти куда-нибудь знакомиться с девушками, в конце концов, напиться до чертиков и звонить в двери соседям. Но каждый раз, глядя на усталого Адама, Вацлав прикусывал язык. Позже. Чуть-чуть позже… Простые ужин, пиво, беседа, музыка и телек тоже хороши, особенно, когда толкового собеседника, который не выкрикивает «долой» (кого – уж и неважно – аугов или «чистых»), равно как и приятного собутыльника, днем с огнем не сыщешь.

Отредактировано Vaclav Koller (2018-04-19 23:54:02)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Найден ящик пива, потерявшему — пламенный привет! 22.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC