Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Mankind divided » Свидание в наручниках. 24.10.2029


Свидание в наручниках. 24.10.2029

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название: "Свидание в наручниках".
http://funkyimg.com/i/2xvkz.png
2. Дата: 24 октября 2029 года.
3. Место: Прага, изолятор ОГ-29.
4. Действующие лица: Talos Rucker, Magdalena Ebel.
5. Краткое описание: доктор Рукер настаивает на встрече с Магдой и ОГ-29 идет ему навстречу. Им с художницей очень многое нужно обсудить. Особенно после того, что произошло в альпийском исследовательском центре «ГАРМ».

Отредактировано Talos Rucker (2017-09-20 13:56:46)

0

2

Прошла неделя с тех пор, как Рукер оказался здесь. Признавать, что все вышло так, как он опасался, Талосу было тяжело. Допросы длились часами. Доктор и его тюремщики порядком устали. Просвета не было, и Талос метался по камере в поисках выхода или стакана виски.
КПА была разбита наголову и опорочена. Хозяева мира, прячущиеся в тени, добились своего. Рукер почти проиграл. Теперь насмешки, которыми его одаривали, не имели значения. Ничего не имело значения по сравнению с осознанием того, что его люди пошли за другим. За тем, кто призывал к кровавой бойне. Теперь название КПА было синонимом для шайки убийц.
После того как ударная группа ОГ-29 вернулась из центра "ГАРМ", Рукер, казалось бы, должен был испытать облегчение. Его личная непричастность к организации терактов была почти доказана. Ему удалось выторговать свободу Магды. Однако Талос понимал, что для КПА это означало политический конец. Полное уничтожение. Ведь люди, не без помощи Элизы Кассан, не станут разбираться, кто прав, а кто виноват.
Когда агент Дженсен и его начальство сдержали свои обещания, доктор был немало удивлен. Встретиться с Магдой он очень хотел, но уже не надеялся. Подсознательно ждал провокаций. Внимательно проверял все, что ему давали, включая еду и нейропозин. События последнего месяца сделали из него параноика, и Талос частенько спрашивал себя, что будет дальше. Надежда почти оставила его, но прекратить бороться Рукер все еще не мог. Как не смог бы сказать, что все еще двигало им – остатки надежды или инерция.
О том, что Магдалена Эбель в целости и сохранности вывезена из Утулека, ему сообщили два дня назад. Встреча была назначена на сегодня, после обеда, и до нее оставалось каких-то пять минут. Талос невольно вздрогнул, когда раздался писк индетификатора и щелкнул электрический замок. Слишком глубоко задумался. Двое агентов, надев на доктора специальные наручники, повели вперед по коридору в комнату, где Магда его ждала. Когда дверь открылась, Рукер замер на пороге. На то, чтобы справиться с эмоциями, потребовалось несколько секунд.

+1

3

Прага почти не изменилась с тех пор, как Магда была в ней последний раз. Полицейские на каждом шагу, разделение в метро и кафе, куда не пускают аугов. Единственное отличие от «Утулека» - здесь были люди, которым не надо скрываться. Они не пытаются всеми правдами и неправдами достать нейропозин. У них совсем другие проблемы. А еще они, может быть, смотрят новости и говорят друг другу «Ну, наконец-то! Так им и надо!».
Магда не знала наверняка. Ее держали в охраняемой квартире. Никто не запрещал смотреть телевизор, но поговорить с кем-то, кроме двух агентов Интерпола, она не могла. Те не выказывали никакого пренебрежения. Спокойные, немного отстраненные и внимательные. Примерно, как Адам. И все же с ними поговорить по душам Магда не пыталась.
Было прохладно. Отопление работало плохо. Но это не такая уж беда, если можно помыться в горячей воде. Магда по привычке спала в одежде. Вдоволь насмотревшись на Элизу Кассан так похожую на Снежную королеву и на политиков, которые только что не брызгали ядом прямо сквозь экран, она легла спать, потому что твердо знала, что силы ей еще понадобятся.
Ожидая Талоса в комнате для свиданий, Магдалена боялась, что не узнает его. КПА слишком сильно втоптали в грязь. Она беспокоилась о его здоровье и, за неимением карандаша, пронести который не разрешили, нервно терла пальцы.
Все сомнения улетучились, когда Талос вошел. Магда дернулась навстречу, сделала шаг и остановилась. Ей было плевать, кто и зачем станет наблюдать за ними, но нужно было сдержаться.
Они сели за стол. Магда протянула ладонь, коснулась кончиками пальцев руки Талоса.
- Привет, - сказала, улыбнувшись. Сейчас она бы многое отдала, чтобы его поцеловать. – Видишь, со мной ничего не случилось.
Слова дались с трудом. В «Утулеке» по-прежнему оставались все, кто был им дорог. Они были в опасности. Еще большей, чем раньше.

+1

4

Талос бросил косой взгляд на охранявших его людей. Те стояли поодаль с видом каменных истуканов. Доктор улыбнулся художнице, видя, как она изо всех сил старается выглядеть непринужденной.
Кроткое прикосновение – это все, что они могли сейчас себе позволить, и Рукер подумал о том, как же сильно он соскучился. Все время, пока был в изоляторе, доктор занимал себя чтением, мыслями о спасении КПА, а теперь, когда Магда оказалась рядом, тоска, подспудно мучившая его все это время, накатила с новой силой.
– Здравствуй. Как ты? – тихо спросил он.
Незадолго до ареста Рукер привел финансовые дела в порядок. В планах была постройка двух госпиталей, один из них должен был разместиться в Праге. Талос вел переговоры о покупке недвижимости, но из-за ареста сделка сорвалась, а его помощники среди влиятельных людей вынуждены были затаиться. Коалиция стараниями противников аугментаций оказалась практически вне закона.
И все-таки, сейчас рядом с Талосом был хотя бы один человек, который все еще разделял его интересы и которому доктор мог верить. Магдалена.
– Мои опасения насчет Виктора оказались верными, – сказал он наконец. Говорить о предательстве Марченко было совсем непросто.

Отредактировано Talos Rucker (2017-10-02 14:26:14)

+1

5

Ни книг, ни картин, ни старой американской музыки. Маленький, уютный мирок посреди нищеты и руин остался далеко. Магда не заметила, как стала называть его домом.
Находиться рядом, понимая, что на разговор у них есть всего лишь несколько минут, было почти невыносимо. Магдалена согласилась бы разделить заточение с Талосом, если б было можно.
- Не обошлось без приключений, - Магда взяла доктора за руку, мысленно послав охранников куда подальше. – За мной постоянно присматривают. Так что я в безопасности.
В действительности то, что, смягчая суть, описывала Магда, скорее называлось домашним арестом. Конечно, ее ни в чем не обвиняли, но и убраться куда-нибудь подальше из четырех стен она не могла. И все же ее положение сильно отличалось от того, в котором оказался Талос.
- Целых полчаса стояла под душем, - Магда улыбнулась, как ребенок. – Представляешь? И воду не надо экономить.
Талос же и научил ее ценить маленькие радости, когда будущее и настоящее казались такими безрадостными.
Услышав имя украинца, Магда нахмурилась.
- Мне он никогда не нравился. Но я даже не догадывалась, как он извратит твои идеи, - в ее голосе звучал гнев. – Когда его поймают, ты выйдешь на свободу.
Магда намеренно не сказала «если». Это не было безрассудным желанием оптимиста надеяться только на лучшее. Скорее упрямство. Она видела, как действует Адам Дженсен. Значит, возможность остановить Марченко все еще была.

+1

6

Пальцы искусственной руки дрогнули. Протезы от Исолэй выдавали только тонкие швы на месте соединения деталей. Хорошая работа, теперь таких аугментаций на рынке не найти. Доктор не мог наглядеться на Магду, и если бы можно было, сбежал бы отсюда вместе с ней. Пусть бы за ними гнались хоть по всей Земле. 
– Воду всегда надо экономить, – заметил Талос, отбрасывая шальные мысли. Он не знал, стоит ли рассказывать Магде об Орхидее. Агент Дженсен сказал, что следы вещества обнаружились и в бутылке с виски, к которой прикладывался Рукер. Значит, его самого хотели отравить.
Иллюзия безопасности могла исчезнуть в любой момент, и Талос запросто мог встать вместе с Марченко к стене. Достаточно одного слова, подброшенного "доказательства". Доктор уже никому не верил. Не верил, но не следовать принципам не мог.
Радость Магды он считал преждевременной. Если людям в просторных кабинетах будет выгодно, они объявят Рукера соучастником. Марченко умеет хорошо врать. Это Талос понял, научившись на собственной, тяжелой ошибке. Ведь он сам ему до поры до времени верил.
– Будем надеяться, что все сложится наилучшим образом, – ответил доктор уклончиво и отвел взгляд.
Сказать лишнее слово, значит, подвести самого себя, дать зацепку тем, кто наблюдает по ту сторону тюремной решетки. И хоть, казалось бы, у Рукера было алиби, он не знал, каким станет их следующий шаг. Те, кто хотели от него избавиться, были очень изобретательны.

+1

7

- Конечно, - Магда согласилась со всем разом, но думала уже о другом. Голос у Талоса был, как у приговоренного.  Будто надеяться и не на что. Предательство Марченко не могло не пошатнуть его веру в людей, а тюремное заключение не могло не угнетать, но все же она не ожидала увидеть любимого настолько разбитым.
Магда закусила губу. Все прошедшее время она держалась спокойно, не позволяя себе отчаиваться. Ее сил еще хватало на то, чтобы улыбаться и изображать беззаботность. Все ради того, чтобы Талос не волновался, чтобы к его бедам не прибавились переживания за нее, чтобы он не видел, как ей на самом деле страшно. Но теперь ее хрупкое самообладание оказалось под угрозой.
- Как с тобой обращаются? Может, тебе нужно что-нибудь? – было тяжело глотать, словно в горле застрял металлический шарик. Магда глубоко вздохнула и, прищурив глаза, снова улыбнулась. Слезы, едва заблестев, пропали.
- У меня кое-что есть для тебя, - она вытащила из кармана маленький клочок бумаги. На нем был набросок птицы. – Можно? – Магдалена повернула голову к офицеру, стоявшему неподалеку, протянула ему листок. Охранник, повертев его в руках, не нашел ничего подозрительного и отдал обратно. Магда протянула рисунок Талосу.
Она не могла помочь ему ничем. Это понимание было горьким, тяжестью оседало в сердце. Магду раздражало, что они не могут говорить прямо, не подбирая мучительно слова и не замалчивая то, о чем хотелось бы спросить. Но приходилось держаться.

+1

8

Рукер нахмурился, видя, как Магдалена едва сдерживает слезы, потому что не мог обнять и утешить ее. Вопрос поставил доктора в тупик, ведь формально с ним обращались хорошо. Но если копнуть поглубже, бесконечные допросы изматывали. А после того, как выяснилась роль Марченко, сотрудники ОГ-29 привели к нему очаровательную женщину-психиатра, у которой были холодные и темные глаза. Рукер знал, что люди с таким взглядом способны на многое, как бы не лгали улыбающиеся губы и красивое лицо.
Рассказать обо всем об этом в присутствии надзирателей Талос не мог, поэтому оставалось только сказать, что с ним обращаются хорошо. Действительно, ведь ни пыток, ни побоев не было. Достаточно было слов, оброненных доктором Озен невзначай, якобы Талос, умный и дальновидный лидер, проглядел истинные намерения Виктора, а, значит, взрыв на "Ружичке" и его вина. Эти слова не хуже яда проникли вглубь и продолжали жечь.
– Со мной все в порядке, у меня все есть. Кроме тебя.
Взяв бумажный листок, доктор улыбнулся через силу. Хрипло прозвучало тихое "спасибо", Рукер попросил у одного из агентов стакан воды. В горле как-то разом пересохло. Маленькая птичка – символ надежды. Она может проскользнуть сквозь решетки и взмыть в небо. Талос решил, что прикрепит листок к тюремной стене.

Отредактировано Talos Rucker (2017-10-08 16:59:08)

+1

9

Магда запоминала каждое движение. Головы, рук, глаз, губ. Потому что время поджимало, и неизвестно, когда им позволят увидеться снова.
Короткое признание резануло по сердцу. Не было нужды говорить, что ей тоже его не хватает. Он знал. Магда вновь завладела ладонями Талоса и сжала пальцы. Движения были судорожными.
- Не сдавайся, - тихо, по наитию сказала она. – Ты все делал правильно. От предательства не застрахован никто.
Магда уже ненавидела стоявшего рядом офицера за то, что в его присутствии приходится отговариваться общими словами. Она надеялась, что Талос все поймет по ее взгляду. Он был невероятно сильным человеком, и только ощущение собственного бессилия могло его подкосить.
- Когда я уходила, все наши были в порядке, - добавила Магда, подыскивая слова, которые могли бы поддержать доктора. – Ребята из школы просили передать тебе привет, если я тебя увижу. Все здоровы.
Талос любил детей. Как всякий по-настоящему добрый человек, он быстро привязывался. Порой Магда мечтала, что когда-нибудь, совсем скоро, они заживут нормальной жизнью и сами станут родителями. Еще до взрыва она поделилась этой мыслью с Талосом, но лишь однажды. Не до того было, а теперь уж и подавно.

+1

10

– Никогда. – Сдаваться было не в его правилах. Даже теперь, когда все чаще хотелось удавиться от безнадежности, стыда или тоски. Талос кивнул и неожиданно тепло и светло улыбнулся. Магда сказала правильные слова. Оставалась самая малость – выбраться отсюда.
А потом? Потом снова придется строить дом на пепелище, завоевывать доверие и собирать людей. Один раз он это уже сделал, но тогда доктора Рукера еще не считали опасным террористом и никто не видел людей из КПА с оружием в руках.
Ему вспомнилось интервью с Элизой Кассан, обвинения в махинациях. Рукеру приписывали связь с криминалом и попытки достать контрабандный нейропозин. Он понимал, маховик информационной машины не так-то легко остановить, и противостоять такому потоку лжи практически невозможно. Улыбка угасла. Эта клевета была похожа на попытку извалять в смоле и перьях, намертво прилипала к коже, не отодрать. Талосу нужен был сильный союзник, но пока что вариантов он не находил.
– Надеюсь, мы с ними еще увидимся, – ответил доктор, услышав о детях. В "Утулеке", где уже без разбору стали запирать почти всех, кого так удобно объявляли нелегалами, были и семьи. Никого не волновала судьба тамошних детей. Некоторых отправляли в специальные приюты, где их ждала ренатурализация, кому-то повезло остаться с родителями. Хотя, это было горькое и неправильное слово – "повезло".

+1

11

Вера в нечто незримое – в Бога, судьбу или иные сверхъестественные силы, никогда особо не занимала Магду. Она выросла в семье, здраво смотревшей на жизнь и трудности, с которыми неизменно сталкиваются все. Но в этот момент Магдалена ощущала нечто похожее на несокрушимую, слепую веру. Словно ее упрямая надежда могла свернуть горы.
- Что ты собираешься делать дальше? Когда все закончится, мы можем попробовать снова, - сказала она просто и добавила очень тихо. – Может быть, где-то еще.
Утулек был не единственным местом, где вынуждены были жить аугментированные. И не только там требовалась помощь. Неизвестно, дадут ли им возможность не только уехать, но и взять с собой кого-то из членов КПА. Скорее всего нет. Но Магда не хотела думать о том, что она никогда больше не увидит ни детей, ни всех тех, кто успел стать для них с Талосом больше, чем друзьями. Семьей.
- Я ведь с тобой, верно? – Магдалена взяла ладонь доктора и прижала ее к своей щеке, не переставая улыбаться.
Охранник посмотрел на часы. Похоже, у них оставалось всего несколько минут. Магда забеспокоилась и подалась вперед, продолжая неотрывно смотреть на Талоса. Его не хотелось отпускать, потому что, несмотря на надежду, чудилось, что эта их встреча может стать последней.

0


Вы здесь » Deus Ex » Mankind divided » Свидание в наручниках. 24.10.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC