Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » On the carpet. 11.11.2029


On the carpet. 11.11.2029

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название: "On the carpet".
2. Дата: 11 ноября 2029 года.
3. Место: Прага, офис ОГ-29, комната для совещаний.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Duncan MacReady, Jim Miller (NPC), Delara Auzenne (NPC), Joseph Manderley (NPC).

5. Краткое описание: глава ОГ-29, Джозеф Мандерли, недоволен итогом операции в Пфаффенхофене. На закрытом совещании обсуждаются действия всей ударной группы и ее командира, чьи действия по отношению к подозреваемому, Саймону Бернштейну, выходили за рамки полномочий.

0

2

11 часов утра. Гадкий привкус растворимого кофе. Внимательный глазок камеры, протоколирующей совещание. Холодная вода в стаканах. Нестерпимо хотелось курить.

Сквозь темные стекла, защищающие глазные имплантаты, Дженсен внимательно разглядывал собравшихся. Мандерли, Миллер, Делара. И они с Маком, как козлы отпущения. Причиной этого инквизиторского процесса стал недавний поступок Макриди, и хоть Адам действия командира не одобрял, он не мог просто так оставить это дело. Мак не раз прикрывал ему спину, и было бы жаль терять такого союзника.

– Макриди. Расскажи, что ты сделал с Бренштейном. Еще раз. – На огромном  экране, на фоне эмблемы ОГ-29, маячила внушительная фигура Джозефа Мандерли.

Директор выглядел обманчиво спокойным, старался скрыть досаду. Формально «Джо» был недоволен действиями пражской ударной группы, которую согласно его приказу отправили в Пфаффенхофен. На самом деле – тем, что все они вернулись оттуда живыми. 

Делара была вежлива и как всегда безупречна. Миллер молчал. Поджав губы, сверлил взглядом собравшихся. Однако глава пражского отделения переживал не из-за выволочки. Куда больше его волновала судьба Макриди. Дункан был ценным сотрудником и хорошим бойцом, и до сего времени, пока не совершил ошибку, Джима все устраивало.

+3

3

Медиков он не любил. Они напоминали ему мух. Стоило обратиться к одному с какой-нибудь ерундой, как они слетались тучей, как на тухлый кусок мяса и начинали копаться, выискивая болезни. В лазарете, приписанному к пражскому отделению Интерпола, Макриди тоже не любили. Поэтому предложили полежать в стационаре скорее для проформы. Отказ восприняли с облегчением. Залатали его подпорченную в очередной раз башку и вытурили за дверь. Наслаждаться перекошенной раздражением мордой самого скандального командира "двадцать девятой" охотников не нашлось.

А Мак весь день ходил чернее тучи. Он знал, что выволочки не избежать, но бесился не из-за предстоящей головомойки от начальства. Покоя не давали мысли о Чикане. Сдерживал себя, чтобы не устроить разборку с пилотом. Грязную. Грубую. Безжалостную. Зато, блядь, справедливую! Искал Дженсена, чтобы вместе обсудить как прижать предателя к ногтю, чтоб не отвертелся. Не получилось: их обоих взяли в оборот Миллер с психичкой и Дункан ушел домой, так с ним толком и не переговорив.

А сегодня с утра их вызвали на ковер к руководству. Чтобы лично подергать за яйца провинившегося Макриди из штаб-квартиры в Лионе на связь вышел сам директор. Миллер и Озен тоже были здесь.

Мак знал о чем думает Миллер. Догадывался о мыслях Дженсена. На мнение Мандерли и психолога он срать хотел.

- Натер рыло и выбил глаз, - ответ прозвучал четко и спокойно. - Только это не просто какой-то там Бернштейн. По его вине погибли сорок два пациента клиники, практически весь медицинский персонал и работники охраны. 

Взгляды Макриди и Мандерли схлестнулись в лобовой атаке.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-06-21 09:27:16)

+2

4

Мандерли глядел на командира ударной группы уверенно и спокойно. Так, будто это Дункан был виновником случившегося в клинике, а не Бернштейн.

– И поэтому ты решил устроить самосуд, – подытожил он. – Сейчас Бернштейн находится в закрытой клинике. Ему потребуется время на восстановление, и чтобы он заговорил, придется приложить значительные усилия. Он утверждает, что вы навесили на него это обвинение.

– С обвинением не будет проблем. У нас есть необходимые доказательства, – заметил Миллер, стараясь отвести от Макриди удар.

– Что ты предлагаешь делать с превышением полномочий, Джим?

– Сослаться на исключительность ситуации, – глазом не моргнув, ответил Миллер.

– Допустим. Но ты уверен, что твои люди действительно подчиняются тебе? – Ни один мускул на широком мясистом лице главы ОГ-29 не дрогнул. Джо словно бы медленно опускал давильный пресс. – У меня есть сведения, что твои люди хотят видеть Макриди директором пражского отделения и командир ударной группы давно занимается самоуправством.

– Агент Макриди никогда не вызывал нареканий, – отчеканил Джим, и взгляд Мандерли будто разбился о бетонную стену.

Джозеф посмотрел на Делару Озен. Доктор была связующим звеном между ним и Дебирсом. Обычно Мандерли всегда четко следовал инструкциям. До того, как Боб Пейдж втянул его в свою игру. И хоть Командор Ордена, старина Люциус Дебирс, по каким-то одному ему известным причинам не спешил избавляться от Дженсена, указания Пейджа были однозначны и ясны – устранить бывшего копа вместе со всеми его товарищами. 

– Адам, была ли угроза для жизни агента Макриди в тот момент? – спросила Делара.

Дженсен несколько секунд смотрел на Мандерли, человека, пославшего их на смерть, после чего повернулся к француженке.

– Нет, – коротко ответил он.

– Как ты оцениваешь действия командира? – последнее слово прозвучало с едва заметным нажимом. Делара снова намекала всем собравшимся на давнишние проблемы в субординации.

– Мак был серьезно ранен и находился под действием сильного стресса.

– То есть, ты хочешь сказать, что он не контролировал себя?

– Я хочу сказать, что он сделал это под давлением обстоятельств.

– Спасибо, Адам, – мягко отозвалась Делара.

Дженсен понял, что она, не получив желаемого, словно змея собирается совершить бросок.

– Джозеф, возможно, это мой недосмотр. Я должна была понять это раньше и предостеречь тебя и Джима. Отправлять пражскую ударную группу в Пфаффенхофен не следовало, ребята нуждались в продолжительном отдыхе. Я знаю, как директор Миллер, агенты Макриди и Дженсен, вся ударная группа, преданы своему делу, но Лондон не прошел бесследно.

«Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас...» – Адам крепко стиснул зубы. Похоже, он, Дункан и Джим угодили в ловушку.

Едва повернув голову в сторону Макриди, Делара изобразила на лице поистине христианское сострадание.

– Прости, Джим. Я вынуждена задать этот вопрос, – сказала она. – Дункан, считаешь ли ты действия директора Миллера недостаточно компетентными?

+3

5

Какое-то время Мак следил за разговором. Переводил непонимающий взгляд с одного лица на другое, как будто собравшиеся в комнате вдруг заговорили на незнакомом языке. И с каждой минутой все больше хмурился.

Мандерли, естественно, занял позицию обвинителя. Миллер выгораживал Макриди. Хотя не понимать тщетность своих усилий не мог. Дженсен ему вторил. Сучка Озен стелила для "Джо".

Наконец, едва дождавшись паузы, Мак не выдержал.

- Что за хрень вы тут все несете? Какая "исключительность ситуации"? Какие "обстоятельства"? При чем здесь самосуд?

Он шагнул по направлению к экрану, с которого на него взирал Мандерли, как будто хотел схватить за грудки.

- Увечья этому гандону были нанесены в результате допроса. Он отказался отвечать на вопросы и я применил к нему методы физического воздействия. Это законная процедура, записанная в Инструкции. - Мак по памяти принялся цитировать нужную статью: -" В процессе раскрытия и расследования преступлений террористического характера, имеющих международную значимость, сотрудник Интерпола обязан использовать все имеющиеся возможности по проведению необходимых проверок, осуществлению мероприятий и методов дознания в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении указанных преступлений". Какой нахер самосуд? Его что, кто-то держал? Нихера! Он даже не был связан. И в беспомощном состоянии тоже не находился. У него была возможность сопротивляться. Так что не надо мне тут шить избиение младенцев.

После этого, посчитав, что дал Мандерли исчерпывающий ответ о своих действиях, повернулся к Миллеру.

- Никто из моих ребят никогда, - он сделал ударение на последнем слове, - не высказывал желания посадить мою задницу в твое кресло. Хуйня все это. Не верь.

Вопрос психички он поначалу хотел проигнорировать. Но уж больно эта стерва много на себя взяла. Обычно, с бабами Мак письками не мерялся, но эту следовало окоротить.

- "Дунканы" у тебя будут на лавочке при луне, к старшим по званию следует обращаться по уставу. Я - "офицер Макриди". Или "агент Макриди".  Ясно?

На вопрос о своем непосредственном начальнике он ответил не Озен, а обратился к Дженсену:

- Во дела, психологи-то нынче, оказывается, уполномочены вмешиваться в вопросы соответствия сотрудников занимаемой должности. Не плохо бы им еще и на задания с нами выезжать. И стрессовых ситуаций до задницы и сразу видно кто чему, мать твою, соответствует.

+1

6

– Никогда не вызывал нареканий, – повторил Мандерли. Слова Макриди он проигнорировал, словно бы тот говорил не с ним, а с пустотой. – Джим, помнится, ты был против работы Делары в твоем подразделении. – Строгое лицо вдруг сделалось обманчиво добродушным, а усы добавляли Мандерли сходства с булочником с рекламных картинок. Впечатление портили холодный темный взгляд и строгий костюм.  – Как видишь, мое решение оказалось верным, – впервые за все время разговора он улыбнулся, махнул рукой и с нескрываемой иронией добавил: – Не благодари.

К несчастью, согласно последним указаниям Джо, Делара действительно имела право решать, ведь не зря в ее кабинет перетаскали почти всю ударную группу.

Дженсен глянул в сторону Миллера, понимая, что Мак вошел в раж. Если так продолжится и дальше, он дороет свою могилу, останется только закопать, а уж Делара и Джо расстараются. Доктор Озен явно собиралась получить голову Дункана на блюде, и Джим ничего не сможет сделать, потому что у него связаны руки. Вопрос Макриди так и  остался без ответа. Он злился, метался по комнате, и отчасти это зрелище доставляло француженке удовольствие.

– Я повторю вопрос, – с той же доброжелательностью и безмятежностью сказала она. – Считаешь ли ты какие-либо действия директора Миллера некомпетентными?

Миллер мысленно выругался и, потянувшись за стаканом, сделал глоток воды. Он, старый солдат, не привык, чтобы его поднимали на смех прилюдно и отчитывали, как мальчишку. Но не это было сейчас главным. Потерять Макриди означало проиграть. Проигрывать Джим не любил почти так же, как оправдываться и выполнять сомнительные приказы.

Адам откинулся на спинку не слишком удобного офисного кресла, наблюдая весь этот бедлам. Потом достал из кармана пачку сигарет, чем вызвал недоуменный взгляд Миллера. Закуривать Дженсен не собирался, сработали бы дымоуловители, но красный прямоугольник с оскаленной песьей головой можно было вертеть в пальцах, и это помогало сосредоточиться.

– Методы работы несовершенны, – сказал Адам, не глядя ни на кого, будто весь мир и вся суть были заключены в сигаретной пачке. – Делара, совсем недавно ты сказала мне, что устранила бы агента, если бы знала, что он больше не на твоей стороне. Помнишь?

Француженка кивнула, не совсем понимая, к чему клонит Дженсен.

– Хорошо. Так вот. Мак успешно завершил не одну операцию, он на нашей стороне. Не надо об этом забывать.

+3

7

- Я чет не понял, - обратился Мак к Миллеру, развернувшись к нему всем корпусом. - Меня за что прессуют? Что конкретно я нарушил?

Психолог сидела во главе стола, как хозяйка, но Мак по-прежнему ее игнорировал, словно в кабинете присутствовали только мужчины.

- Я в спецназе двадцать лет и знаю, что перед командиром стоит задача максимально эффективно выполнить задание, обойдясь минимальными потерями для личного состава Там, куда нас направили, мы могли погибнуть все. А о том, чтобы кого-то спасти в той гребанной мясорубке, даже не шла речь. Но мы, блядь, живы. И если бы не профессионализм и смекалка железки, спасенных было бы гораздо меньше. Ты считаешь, что операция провалена?

Он не стал распинаться и в сотый раз повторять, что пока группа старалась сохранить жизнь хоть кого-нибудь, эта сука Бернштейн сидел в надежно запертой комнате и наблюдал за происходящим. Он видел, как гибнут люди. Видел, но ничего не сделал, чтобы прекратить бойню.

Что бы не говорил Дженсен, там, в серверной, Мак себя отлично контролировал. Именно поэтому мерзавца доставили в Прагу живым. Ему оказали медицинскую помощь, а ребята, которые сами едва держались на ногах, тащили его тушу аж до самолета. Живую, аккуратно перевязанную, накачанную обезболивающим.

В клинике в это время грузили останки тел, упакованных в черные пластиковые мешки.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-06-22 12:12:14)

+1

8

Миллер хотел было ответить Макриди, но Мандерли не дал ему и слова сказать:

–  Да, верно. Ты в спецназе двадцать лет, – бросил он Дункану, – поэтому должен знать. Дознание – не твоего ума дело. Расследованием занимаются другие агенты. Вы должны были пройти в здание клиники, ликвидировать угрозу, задержать подозреваемого и доставить его сюда.

– Именно это и было сделано, – заметил Миллер. – Вопрос целей и средств. – Он слишком хорошо помнил, как Мандерли приказал ему списать оманское нападение золотых масок на действия КПА. Помнил ловушку, ожидавшую их в Лондоне, и если бы не Дженсен и Макриди, то не сидеть бы ему на этом совещании.

Доктор Озен сделала пометку в блокноте. 

– Если бы твои любимчики не играли в супергероев, нам было бы проще работать, Джим, – отрезал Мандерли. 

– Я вынужден напомнить, что эти «супергерои» предотвратили лондонский теракт.

– Адам, почему ты не помешал Макриди? – вмешалась Делара, услышав слова о профессионализме Дженсена. – Ведь тебе ничего не мешало его остановить. Ты поддержал решение Дункана?

Дженсен, поставив сигаретную пачку ребром, поднял голову, обозначая взгляд.

– Все произошло слишком быстро. Думаю, Бернштейн намеренно спровоцировал Макриди. Он знал, что его ожидает после задержания.

– Думаешь, он хотел, чтобы Дункан повредил ему глаз? – вопрос звучал иронично, но был задан Деларой в свойственной ей серьезной и мягкой манере. – Кстати, Дункан, а почему именно глаз? – карандаш, который она держала в руке, легонько щелкнул по столу.

– Я расцениваю действия Бернштейна, как провокацию, – сказал Адам. – А теперь он пытается уйти от ответственности, форсируя историю с ранением. Пока мы обсуждаем здесь, превысил Макриди полномочия или нет, Бернштейн валяется в лазарете и чувствует себя в полной безопасности. У него есть время. И вместо того, чтобы заниматься расследованием, кому понадобилась бойня в клинике «Фронта Человечества», вы продолжили охоту на ведьм.

+2

9

- Да ну? Вот так просто? Зашли в клинику где носятся озверевшие апнутые, вежливо постучали в дверь: "Извините-простите, это не вы тут устроили кровавую баню?", и милейший господин Бернштейн любезно согласился проехать с нами в "двадцать девятую", чтобы во всем признаться. И правда, никаких проблем.

Маку осточертел этот цирк. Миллер и Дженсен, кажется, еще на что-то надеялись. Объясняли. Возражали. Оправдывались сами и оправдывали его. Но Дункан уже понял, Мандерли и Озен затеяли  комедию под названием "служебное расследование" с единственной целью - под любым предлогом свалить Макриди. А если потребуется, вину придумают.

На себя Маку было наплевать. Но пренебрежительное высказывание о супергероях он снести не мог.

Оттолкнул ногой стоящее на пути кресло. Сделал три шага к экрану сенсорной панели. Шрам на его лице подергивался. Кулаки были крепко сжаты.

- При входе в офис Task Force висит мемориальная доска. Подойдите к ней, директор Мандерли. Прочитайте список имен. Может, хоть тогда поймете, что пока некоторые сидят в теплом кабинете, мечтая о спокойной работе, а другие маникюрят ногти и плетут интриги, простые, скромные парни лезут под пули. Не знаю, как для кого, для меня они самые настоящие супергерои.

Теперь он сказал все. Может быть, даже больше, чем нужно, но Мак ни о чем не жалел. Он знал, что выполнял свою работу и сделал ее честно. А блядской шушере кто-то должен сказать правду.

Душу глодал стыд. За то, что ему, солдату на пятом десятке, имеющему за плечами боевой опыт, за Миллера, спланировавшему десятки успешных операций, за Дженсена, который не раз спасал чужие жизни, рискуя собственной, Мандерли и мормышка с университетским дипломом отвели унизительную роль мальчиков для битья.

Он сел в кресло в самом конце стола для совещаний  и устремил взгляд в окно. Он не сдался. Но на данный момент продолжать разговор не имело смысла. Эти люди не хотели истины. А Мак пока не знал, как переломить ситуацию.

+2

10

– Да. Люди гибнут, – ответил Джо, обращаясь к Дункану и косвенно к Адаму. – Мы вынуждены спрашивать с каждого сотрудника. Если ты раскис, уходи из антитеррористического подразделения и отправляйся в кружок вязания.

Миллер коротко посмотрел на Дженсена, а потом уткнулся взглядом в стол, пытаясь скрыть злость и заходившие желваки. Это был удар молотка, забивающего последний ржавый гвоздь в крышку гроба. Им оставалось только сцепить зубы и в который раз признать чертово право сильного.

– Делара? – голос главы ОГ-29 нисколько не смягчился, когда он произнес ее имя.

Француженка сделала еще одну пометку в блокноте и положила карандаш, словно отсекала ненужное, принимая решение. Сложив аккуратные ладони на столе, она подняла взгляд на экран. Ни торжествующей улыбки, ни злорадства. Еще одно важное дело на сегодня было сделано, и результат доктор Озен сочла для себя вполне приемлемым.

– Учитывая сложившиеся обстоятельства и стресс, – сказала она, выдержав нужную паузу, – я бы советовала отстранить агента Макриди от командования ударной группой на время. Мы не можем подвергать риску других оперативников. Следующие ошибки могут стать непоправимыми.

– Джим, у тебя есть соображения, кто мог бы заменить Макриди? – спросил Джозеф. Для него вопрос с командиром ударной группы был уже практически решен.

Миллер тяжело молчал, чувствуя, как ему опять выкручивают руки.

+2

11

Ничего другого он и не ждал.

Отстранение от командования означало конец его карьеры. А приставка "временно" была только  видимостью объективности при принятии явно несправедливого решения. До окончания службы Маку оставалось два года. Ему больше не поручат оперативной работы. Переведут на какую-нибудь мелкую, ничего не значащую административную должность или, учитывая его заслуги, формально назначат "консультантом". И будет он целыми днями сидеть в кабинете, зная, что эти консультации никому на хуй не нужны.

Можно успокаивать себя тем, что не он первый и не он последний, кого постигла участь выброшенного на обочину в результате внутренних интриг еще годного, профессионального оперативника. Только Мак не привык сдаваться. Тяжелый приговор, хоть и ударил по самому больному месту, тем не менее не заставит его признать поражение. Пусть не сейчас, пусть на это уйдет немало времени, но способ восстановить справедливость обязательно отыщется. 

Дункан посмотрел на командира, который мучительно искал выход из создавшегося положения. Тот сидел, как на панихиде. Он не мог не понимать, что Мандерли и Озен, получив желаемое, сейчас просто развлекаются, по сути, заставляя его добить раненого. Смотреть на это Маку было горько и противно.

Кресло протестующе заскрипело когда Макриди с него поднялся. До дверей комнаты совещаний его отделяло несколько метров и проходя мимо Миллера, Мак обронил:

- Я ухожу, босс. Не хочу видеть, как ты прячешь глаза, называя при мне имя моего преемника.

Устав требовал отдать честь старшим по званию. Макриди вышел, не обернувшись.

+2

12

Разделяй и властвуй – старый верный принцип. Адам понимал, что сейчас, внимательно наблюдая за его реакцией, Мандерли и Делара лишают его союзников. И раз у не получилось стравить его, Макриди и Миллера, они убрали ненужное звено. Как раз потому, что это звено не было слабым. 

– Мне очень жаль, – сказала Делара, обращаясь к Миллеру, и в этот момент Дженсен был готов поклясться, что это так. Настолько искренне прозвучали слова француженки. Он перестал крутить сигаретную пачку в руках. Хотелось сплюнуть.

– Агент Васкез может временно заменить Макриди, – наконец сказал Джим. Голос звучал хрипло и глухо.

Зои была «чистой», у нее за плечами имелся необходимый опыт и уж она никогда не вызывала никаких нареканий. Васкез была далека от всей этой подковерой возни. Кроме того, думал он, ее руководство станет сугубо формальным. Последнее слово все равно останется за Макриди. Хотя бы так Миллер мог уберечь свою ударную группу и Дункана от дальнейшего поливания дерьмом.

– Хорошо, – коротко согласился Мандерли, разжимая тиски. – Нет необходимости в переводе нового агента из другого подразделения. Учитывая все сказанное тобой, я решил, что пражская ударная группа будет работать в прежнем составе. – Слова звучали, как подачка, брошенная добром хозяином побитым псам.

Дженсен медленно поднялся из кресла.

– Что такое, Адам? – встрепенулась Делара.

– Если вы все решили, и в моем присутствии нет необходимости, то я пошел, – ответил он. Адаму, во что бы то ни стало, нужно было найти Макриди и обговорить дальнейший план действий. – Ко мне больше нет вопросов? – взгляд, скрытый темными стеклами, уперся в большой экран.

– Нет, Дженсен. Можешь идти, – сказал Мандерли.

Доктор Озен, вновь взяв карандаш и сделав последнюю запись, закрыла блокнот.

+3


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » On the carpet. 11.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC