Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Из двух зол... 11.03.2029 [альтернатива]


Из двух зол... 11.03.2029 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Название: Из двух зол...
2. Дата: 11.03.2029
3. Место: Окраина Кейптауна, недостроенный медицинский центр "Меди Тек".
4. Действующие лица: James Ashford, Irena Svobodova
5. Краткое описание: Порою ради благородных целей одним приходится лезть на рожон, а другим - поступаться своими принципами.

Отредактировано James Ashford (2017-06-25 21:14:35)

0

2

Свирепое и гневное настроение приходилось держать в узде: нахмурившись, Ирена злобно сверлила взглядом всё, что попадалось ей на глаза за боковым стеклом авто. Напряжённые пальцы отстукивали ритм по собственному бедру, и требовалось не мало сил для того, что бы держать язык за зубами и не комментировать происходящее вокруг. Вопреки жаркой погоде, вмиг превратившейся для раздражённой девушки в противное, удушливое марево, воображение настойчиво вырисовывало в памяти припорошённые снегом крыши домов в тесных улочках Праги. Подумать только, а ведь и месяца не прошло с их отъезда, а внутри уже колыхалась тяжёлой водой тоска по родному краю. Вернутся ли они когда-нибудь? Да и зачем? Везде одни проблемы. Скрипнули зубы, вторя общему напряжению, по ощущениям походившему больше на натянутую пружину какого-нибудь старого матраса: одному богу было известно, какие телодвижение надломит каркас, и пружина пробьёт наволочку, вытаращится острым сколотым краем, готовым царапать не хуже кошачьих когтей. Ирена лишь мельком перехватила взгляд ауга в зеркале заднего вида – рыжая предпочла заднее пассажирское сиденье – и не сдержала мрачный, полный не то злости не то осуждения взор. Ради чего, Джеймс?  В голове снова и снова всплывали одни и те же вопросы. Ради чего нужно было бежать из Праги? Ради всего вот этого? А ради чего ты связался с преступницей? Что руководит тобой? Дух азарта? Наёмничье прошлое, охочее до наживы? Жажда крови? Вся эта маска благородного спасителя не шла тому, кто ежедневно умывает руки в крови врагов. На душе стало бы немного легче, признайся её стальной зверь, что это всё – ради денег, куда более рациональная и очевидная причина. Но нет! У кого-то отчаянно свербило, но не в паху, как язвительно подшучивала Афина ещё недавно, а с другой стороны. Жажда, мать его, приключений, не иначе.
  Сгущающиеся сумерки уже привычно не приносили желанного покоя. Снова и снова, как диковинное колесо Сансары, вечер не сулил ни приятных посиделок в компании, ни ужина, ни околоромантических прогулок по берегу океана. Лишь давящее, гнетущее чувство опасности, стискивающее голову в пудовых тисках, и интуиция, уже проявившая себя сегодня, била в набат: какого чёрта ты здесь делаешь, милая? Поворачивай и дуй домой! Снова украдкой посмотрела в сторону переговаривающегося о чём-то с Рэйчел, Вратиславом и Лаурой Джеймса. Хотела было спросить о чём-то, но слова застыли колючим репейником в гортани, а чувство беспомощности и неблагодарность за впутывание в большие неприятности навряд ли сподобили бы рыжую на конструктивные переговоры. Сейчас меньше всего хотелось участвовать во всей этой канители, и мало что может улучшить настроение Рен. Да и общая усталость делала своё дело, подтачивая терпение древесному червю. Созерцание внушительных видов заброшенного, некогда величественного здания, раскачивало бурную фантазию из стороны в сторону, и чёрные оконные проёмы как будто превращались в разинутые пасти, а там, во мраке, таилось что-то, что пронзительным и леденящим взором изучает тебя с ног до головы. Ирена молча подошла к компании и коротко кивнула, мол, она готова идти, да и в принципе план ей понятен. Говорить не хотелось категорически.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-14 21:38:11)

+1

3

Не нужно было быть гением, чтобы понять, что из затеи не выйдет ничего хорошего. Вместе с тем, альтернатив не нашлось. Рэй надавила на тормоз и массивный бронированный внедорожник, на котором обычно в составе автоколонны перевозят чертовски важных персон, затормозил во внутреннем дворе недостроенного, стоявшего на пустыре пятиэтажного здания. С трех сторон его окружали частично возведенные стены без окон, выбраться, равно как и въехать во двор, можно было только через широкую арку, поддерживавшей своды четырех этажей. Изрытый котлованами внутренний двор со строительными вагончиками все еще напоминал незавершенную год-два назад стройку - повсюду громоздились штабели стройматериалов и кирпичные кладки. "Меди Тек" должен был стать новым словом в протезировании конечностей, впрочем, сразу после Инцидента, когда судьба аугментаций в Африке еще не была до конца ясна, проект заморозили до лучших времен, которым так и не суждено было наступить. Сегодня же здесь и вовсе должны были твориться темные дела. Благо, полуночный мрак хотя бы рассеивали включенные кем-то строительные прожекторы, освещавшие замкнутый двор. Идеальное место для засады наемного убийцы, которая сама же и выманила жертв на открытое место. По крайней мере бронированный внедорожник давал им хорошую защиту.
- Чтоб меня. - Выругалась Афина первой, окидывая стройплощадку взглядом сквозь толстое тонированное стекло. - Вы как хотите, а я тут посижу.
Джеймсу трудно было не согласиться, что Рэй озвучила здравую мысль. Кому захочется подставляться под пулю наемного убийцы, пущенную неведомо с какой стороны? Впрочем, у Лауры во все времена имелся собственный взгляд на вещи. Когда дело касалось подпечной Моретти, роковая женственность во плоти отодвигала доводы рассудка, предоставляя свободное место твердости и решительности. Даже Рэйчел, схватив итальянку за руку, не смогла остановить Лауру, когда та без лишних слов, не закрыв даже за собой тяжелой двери, вылезла из машины, откидывая складной приклад помпового ружья. Вот так зрелая красота и оказалась смелее и тверже античной силы.
- Нет! - Крикнул вдогонку Эшфорд, вторя Афине, оставаясь, однако, на своем месте. - Лаура, это опасно!
Госпожа Моретти слышала, но предпочла не слушать. Сейчас никому было не под силу ее остановить.
- Где ты?! - Поворачиваясь на месте, громко кричала женщина в деловом костюме. Вскинув заряженное оружие стволом вверх, она тщетно старалась вызвать наемную убийцу на дуэль, заставив выйти из укрытия. - Выходи, чертова сука!
Джеймсу оставалось только одно - ждать рокового выстрела, что отправит итальянку на тот свет за долю секунды. Ауг мало что мог поделать, он ведь даже не был телохранителем. Да и будь он, тотчас снял бы с себя полномочия, когда увидел бы, как его работодатель сам подставляется под удар. Хотя причина, несомненно, на то была уважительная.
Но выстрела не последовало. Лауре, застывшей на месте с ружьем в ухоженных руках, никто не отвечал, будто бы издеваясь в очередной раз. Пожалуй, от злости она и сама готова была поверить в то, что это очередная уловка извращенной фантазии киллера. Но тут зазвонил телефон в кармане пиджака дамы, и все, кто остались в машине, могли отчетливо слышать по громкой связи низкий голос незнакомки на том конце провода:
- Готовьтесь. Они близко.
- Слушай ты, сука, где Диана!? - Не унималась госпожа Моретти, впрочем, ее любопытство так и осталось неудовлетворенным из-за издевательски зазвучавших коротких гудков.
- Кто идет? - Удивленно приподняв бровь, переспросил Джеймс, глядя на Ирен. - Юлий нас нашел?
- Какого хрена!? - Афину тоже настигло крайнее удивление, когда она повернула голову в сторону арки, из которой выехало три пикапа с вооруженными людьми. - Хуюлий, валим!
Но тщетно. Единственный путь прочь со двора - в арку - был отрезан одним из пикапов, с которого уже спрыгивали недружелюбного вида субъекты. Они были похожи не на простых уличных громил, а на боевиков или повстанцев, и вооружены были соответствующе. Четверке в авто оставалось только одно - вооружаться, прячась за бронированным внедорожником вместе с Лаурой.
Когда из остановившегося неподалеку от центра двора пикапа вышел двухметровый африканец в разгрузке, а остальные боевики остались стоять позади, прикрывая, стало понятно, что это он главный среди непрошеных гостей. Впрочем, разношерстная команда Джеймса Эшфорда тоже была не лыком шита, а посему встретила неизвестного направленными в его сторону стволами. Джеймс крепко вцепился в контрабандную штурмовую винтовку из старых запасов семьи Моретти.
- Ладно, завязывайте с этой херней! - Возмутился двухметровый наемник, закуривая, как ни в чем не бывало. - Так-то вы встречаете тех, кого сами позвали? Отдавайте нам итальянку, рассчитаемся и дело с концом!
- Что ты несешь? - Крикнул Эшфорд, не убирая стального пальца со спуска.
- Вот как? - Недобро улыбнулся боевик, его реакции вторили щелчки затворов полутора десятка автоматов подельников. - Не хочешь серебра - получишь свинца. Юлий хорошо нам заплатит за эту бабу.
- Пусть сначала попробует взять меня живьем! - Напомнила о себе вооруженная Лаура, тоже недоумевая от сложившейся ситуации. - Тебя и твоего Юлия провели!
- Последний шанс передумать! - Игнорируя слова итальянки, провозгласил боевик, кладя руку на кобуру с пистолетом на бедре. - Так что выбираешь, железяка? Свинец или серебро? С чего тебе вдруг защищать эту старую потаскуху?..
И вдруг осекся, присматриваясь получше к тому, к кому обращался в свете прожекторов. Эшфорд чувствовал на себе недобрый взгляд чернокожего бойца, в котором ауг узнавал одного из телохранителей с центральной площади Кейптауна. Постепенно взор сменялся с надменного на недоумевающий. Лейтенант боевиков, в отличие от пятерки, только сейчас понял, что встречу подстроили далеко не с целью обмена Лауры Моретти. А она сама и ее союзники как нельзя лучше сознавали, чья это работа.
- Это тот хер со своей рыжей бабой, они траванули Арнольда! - Выхватил наемник пистолет, бесстрашно вскидывая пистолет, зная, что тут же прикроют братья по оружию. - Вали их! Итальянку брать живьем!
И началось то, что должно было начаться. Впрочем, не так, как Джеймс предполагал. Прежде чем завязалась перестрелка, и бронированный автомобиль осыпало градом пуль по аккомпанемент очередей автоматики, громче всех прозвучал один-единственный выстрел, раздавшийся со стороны крыши здания позади оборонявшихся. Ауг видел, как двухметровый боевик-телохранитель падает замертво, так и не успевая нажать на спуск оброненного в песок пистолета. В груди убитого красовалась свежая дыра от снайперского попадания.
- Отступаем! - Скомандовал Джеймс, понимая, что во дворе рано или поздно полтора десятка боевиков обойдут пятерку с обеих сторон.
Выбор невелик: погибнуть здесь или сравнять шансы, окопавшись в "Меди Теке", где засела неизвестный киллер, выступавшая непонятно на чьей стороне. Оставалось надеяться, что столкнуться им так и не суждено.

+1

4

Оружия было катастрофически мало. Без лишних слов было понятно, что тот скромный огнестрельный арсенал, коим разжилась компания блягодаря «заначке» Моретти, был быстро разобран теми, кто мог куда оперативнее им воспользоваться. Но Ирена не смела жаловаться, когда ей во временное вооружение из всего остался весомый – в буквальном и переносном смысле – тяжёлый армейский нож, покоившийся в ножнах на груди. Лучше, чем ничего, верно? Она чувствовала, чувствовала, что всё пойдёт не так, как нужно. Да и когда хоть что-нибудь шло по плану? В пору было привыкать к неприятным неожиданностям. Хотя бы к вот таким, в виде неожиданных гостей в виде грозно вооруженных бойцов, взявшихся из ниоткуда. Но они знали, что внушительных видов так и недостроенное здание лечебницы должно было стать очередной сценой для очередного спектакля. Вот только кому преподносилась главная роль, кто останется в живых в конце сценария, да и будет ли у него хороший конец? Откуда они знали? Рыжая напряглась, стоя позади Джеймса, силилась сдержать нарастающую волну паники и ужаса: уж против кого-кого, а вот этих бравых молодцев, вооруженных в десятки раз лучше её напарников, шансов было чуть меньше, чем ноль. Рен даже в полумраке, разрываемом лишь светом фар пикапов, ощутила на себе пронзительный, внимательный взгляд лидера боевиков. И он не сулил ничего хорошего, а его громогласный выкрик прозвучал скорее к команде «взять!» своим подчинённым. И те, словно послушные псы, ринулись в атаку.
  Выстрел. Одиночный, бесшумный и оглушительный одновременно, он грянул из ниоткуда и утонул в секундной тишине, растёкшейся на несколько часов. Словно в замедленной съёмке, зелёные глаза с отстранённым изумлением наблюдали за тем, как командир противников выронил из рук пистолет, ещё парой мгновений назад нацеленный на пятёрку, завалился навзничь, вместе с простреленной грудью теряя бразды командования. Но от этого было не легче, против своры из пяти голов всё ещё уверенно стоял десяток, а то и два, охотников. Ноги слушаются куда охотнее сознания, резво унося Рен прочь с места несостоявшейся схватки вглубь помещений здания «Меди Тек», так и оставшегося стоять костяным остовом, как будто после всего произошедшего он ещё обрастёт мышцами и наполнится сотнями нуждающихся аугментированных в помощи. Нет, нет, это всё ложь, улицы не мостят золотом, а надежды на высокие технологии растворились в печальных реалиях, подобно северному сиянию в ночном небе.
Испуганный всхлип не был услышан никем, заглушённый канонадой выстрелов в спины удирающим напарникам, рыжая отчаянно сдерживала подкатывающее волнами отчаяние, настороженно глядя на стального зверя. Ты ведь знаешь, что делать дальше? – безмолвно вопрошали мутно-зелёные глаза – мы ведь выберемся живыми? Нет, у Джеймса не было времени отвечать на такие вопросы, как и небыло ни у одного из присутствующих. Чертово время, оно никогда не было на их стороне, насмехаясь над несчастными напару с удачей и госпожой Фортуной. Порою создавалось впечатление, что те заключили пари и теперь созерцают за происходящим. Что погубит неудачливую пятёрку? Перманентное невезение, вечная нехватка времени или всё вместе?
  Тьма глазела из бесконечных коридоров широко распахнутыми очами, жадно облизывала пятки, обманчиво-приветливая, готовая спрятать их от чужих глаз, но такая уязвимая пред источниками света. Нет, и сегодня ты – ненадёжный союзник. То ли дело ружьё или винтовка; Ирена разочарованно сжала ладонь на рукояти ножа, мысленно сокрушаясь, что ей не досталось ничего более полезного. Хотя бы чёртов пистолет. Куда они бегут? Почему та убийца всё это подстроила, да и зачем? Снайперская винтовка могла решить любой вопрос, и даже не было нужны стравливать разношёрстную компанию с чернокожими боевиками. Лишь надавить на спуск, и любой неприятель вздохнёт в последний раз, прежде чем попрощается со своей жизнью.
- Нужно уходить отсюда. Искать выход, - вдруг отозвалась молчаливая прежде, мрачная рыжая. Наверное, она говорила очевидные вещи, но это её волновало сейчас меньше всего. – Она специально нас выманила, захотела избавиться ото всех одним жестом.

+1

5

Силы удивляться давно иссякли, остались где-то там, далеко-далеко - в Праге. Там, где происходило ровно то же самое, только ставки были поменьше. Организованная преступность хоть и серьезный противник, но ей тяжко тягаться с боевиками, повстанцами, террористами - называть можно как угодно, смысл не поменяется. Укрываясь за бронированным внедорожником от длинных автоматных очередей, стискивавший винтовку в руках Джеймс искренне надеялся, что следующая пуля снайпера не будет предназначаться зажатой между двух огней пятерке.
Когда он скомандовал, с крыши грянул еще один выстрел, поймавший кого-то из боевиков, не успевших укрыться после убийства лидера. И еще один, пробивший дыру в лобовом стекле пикапа у арки, отправивший на тот свет кого-то, кто надеялся смыться по-быстрому. Не вышло, теперь выход со двора был окончательно и бесповоротно отрезан застрявшим автомобилем. Остальные же нападавшие быстро смекнули, что под прицельным вражеским огнем им не светит ничего хорошего, и посему попрятались за укрытиями, для порядка - нередко вслепую - выпуская каждый по короткой очереди в сторону бронированного внедорожника. Для оборонявшихся с ограниченным боезапасом то был единственный шанс ретироваться, дабы занять более удачную позицию.
- Пошли! - Еще раз скомандовал ауг спутникам, заставляя их двинуться к укрытиям позади себя, а сам остался прикрывать отход.
Стрелял беспорядочно, на подавление. По-другому бы и не получилось, когда отступаешь назад второпях. От хаотичных очередей противника Эшфорда спасали строительный вагончик и стопки брошенных стройматериалов. От рокового попадания одного из противников, быстро высунувшегося из-за угла с винтовкой навскидку, уберег еще один выстрел винтовки с крыши. Четвертый, на этот раз попадание в голову - череп чернокожего боевика раскроило молниеносно, орошая брызгами крови изрытую землю. В запасе у Джеймса не нашлось лишней секунды ни чтобы поблагодарить стрелка, ни чтобы удивиться тому, что на месте убитого до сих пор не оказался сам ауг. Когда же мститель переступал через порог мрачного недостроенного здания, он, обернувшись из-за угла дверного проема, увидел, что теперь бойцы Юлия ставили своей первоочередной задачей избавиться от снайпера на крыше, мешавшего продвижению вперед. Именно поэтому налетчики принялись хаотично стрелять не аугу вслед, а в кого-то на крыше.
- Бежим, пока они гоняются не за нами. - Вторил Эшфорд словам Ирен, понимая, что сколь бы то ни было очевидным решением, но ни о каких выходах из недостроенного здания не знал ни сам мститель, ни кто-то еще из всей компании, а полумрак не играл загнанным в угол людям на руку.
- Я только за, сваливаем! - Не потребовалось уговаривать Афину лишний раз, перезаряжавшую ружье с откидным прикладом. - Этот твой расчудесный протез пробьет внешнюю кладку кирпичной стены?!
- Я никуда не пойду, пока эта сука наверху не ответит мне за Диану! - В гневе, будто одержимая, твердила свое Лаура, давно растерявшая весь холодный расчет, не давая аугу и слова вставить.
- Да заткнись ты уже! Лучше б ты меня так трахала пять лет назад, как сейчас затрахала всех со своей соплячкой! Хочешь сдохнуть поскорее, так подыхай сама, милости прошу! - Не выдержала Рэйчел, готовая едва ли не ударить госпожу Моретти. - Срань господня, да я тебя сама обратно вытолкаю, если ты не...
- Самая большая соплячка из всех - ты! - Не собиралась сдаваться Лаура без боя, даже если в тот же самый момент совсем рядом разворачивался бой вполне реальный, а не один лишь словесный.
В ответ на это Афина действительно готовилась пустить в ход кулаки, чтобы вытолкать Моретти за порог. Госпожа же тотчас отстранилась, замахиваясь для удара прикладом ружья прямо в перекошенное от злости лицо Рэйчел. Суровая пилот ВВС, побывавшая в горячих точках, и зрелая гений-мафиози, отсидевшая в тюрьме. Обе - малые дети.
- ХВАТИТ! - Неожиданно громко потребовал Джеймс, едва не перекрикивая канонаду очередей снаружи, а для пущего эффекта со всей силы вдарил механическим протезом по толстой кирпичной стене.
Та выстояла, не получив серьезных повреждений, но мужчину наконец-то услышали. Если бы не боевики и наемный убийца поблизости, с тотчас ошарашенно застывших на месте Рэйчел и Лауры - давних заклятых подруг - можно было бы писать картину маслом. К счастью, немая сцена продолжалась совсем недолго - ее нарушали звуки стрельбы во дворе, действовавшие отрезвляюще на любого.
- Молчать, ни слова больше. - Теперь уже хладнокровно давал Джеймс понять, кто тут матерый вояка британского спецназа, вставляя полный магазин в винтовку на место пустого, передергивая затвор. - Можете вдвоем пререкаться хоть до второго пришествия или искать Диану под перекрестным огнем, а мы уходим. Либо соберите яйца - или что у вас там - в кулак, и пошли, пошли, пошли!
Должной реакции, однако, после проникновенной речи не последовало, обе спутницы отчего-то снова застыли на месте, будто в ожидании особого приглашения. Что ж, их было у Джеймса. С зелеными новичками на поле боя он превращался в сурового дрилл-инструктора:
- Я что, непонятно выражаюсь, сукины дети?! Ноги в руки, мать вашу! Разделиться и искать выходы, докладывать обстановку, без необходимости в контакт не вступать! На верхних этажах с внешней стороны здания висят строительные люльки, если уйти по-другому не получится!
Это только до поры таких офицеров не любят и бояться пуще, чем противника. Потом же носят на руках аккурат после того, как в бою те спасают не одну жизнь своих бойцов.

Отредактировано James Ashford (2017-06-16 19:49:12)

+1

6

- Рojďme, - тихо буркнула Ирена своему брату и мотнула головой в сторону. Оспаривать приказы командования было не в её планах.
  Они растворились во тьме коридоров быстрее, чем прочие успели среагировать. Отчаянно хотелось вырваться из плена огромного здания, походившего на знаменитое чудовище одного безумного учёного, пытавшегося оживить человека. Разница здесь только в том, что в железобетонный остов «Меди Тек» так и не вдохнули жизнь. Тьма кусала за пятки, клубилась под ногами тяжелым саваном, а фонарики в мобильных телефонах не так уж успешно справлялись со своей задачей, да слишком опасно их было использовать: яркие маячки подобны мишеням в тире для боевиков, рыскающих где-то там. Сколько они шли? Короткими перебежками, стараясь не приближаться к окнам и светить в дверные проёмы лишь по мере необходимости, когда остальные органы чувств не были в состоянии распознать опасность.
- Слишком сложно ориентироваться, - рыжая жадно вдохнула прохладный воздух, лихорадочно осматриваясь по сторонам. – Видишь тут где-нибудь что-то...красящее?
- Не думаешь, что сейчас – не лучшее время для творчества? – поинтересовался брат, но всё же принялся рыскать взглядом по тёмному полу.
- Мы назад не вернёмся, а они нас не найдут. Надо думать, думать, как обхитрить охотничьих собак, но свою стаю направить куда надо. Знаешь, вожаки по-своему метят свой путь, и другие видят. Я так не могу и не буду делать, но я знаю, что он поймёт. Нужны только кисти!
- Может, я просто раскрошу стену в нескольких местах? Чем не ориентир
- Посмотри вокруг, здесь всё крошится и разваливается. Нет, не так.
- Сгодится?
  Рен растерянно мотнула медной гривой, изучающе уставившись на большой надломанный кусок кирпича. Откуда он вообще, неужто такие допотопные технологии ещё используют? А она-то думала, что клиники для аугов должны были строить из таких-же сложных и диковинных деталей, как и искусственные части тел её пациентов. Оставалось списать неожиданную находку на то, что строительство клиники началось очень давно. Довольная ухмылка озарила бледное лицо, девушка приосанилась, поправляя сползшие локоны. Боевые барабаны в ушах стихли, их сменила иная мелодия, извилистая, юркая и гибкая, как хищный угорь. Да, так гораздо лучше.
- Прикрой меня, - почти что нараспев промурлыкала Ирена, заскользив «кистью» по обшарпанной стене.
  Послушная кисть, удобная, хорошая. Шершавый осколок кирпича давил на руку тяжестью, но это сейчас практически никого не интересовало. Творческий человек и из такого извлечёт толк. Взмах, ещё один, всего пара-тройка секунд, не больше, а большего и не потребуется. Спустя пару мгновений на художницу с пыльной стены взирало око, косившее зрачком куда-то в сторону.
- Туда пойдём. Он смотрит туда, и мы пойдём.
- Да ты сама его нарисовала! Стой!
  Ирена не слышала, спешила по длинным коридорам, усердно стараясь не заглядывать в пустые помещения, ибо бурное воображение наверняка подкинет каких-нибудь нерадостных картинок из прошлого. И тогда всё, паника, срыв! Стального зверя нет рядом, никто не поможет, не успокоит, не вытащит заплутавшего щенка из вязкой болотины за скользкий загривок. Девушка старалась дышать полной грудью, концентрируясь на невидимой точке где-то впереди.
- Жаль, что спрыгнуть не получится, - расстроено произнесла зеленоглазая, усердно вырисовывая ещё один рыжевато-красный глаз. – Я помню, как один ауг мог спрыгивать с крыши и приземляться без проблем для своего здоровья. Вот и вам с Джеймсом бы такие...штуки.
  Брат лишь виновато пожал плечами, не сдержав ухмылки. Право, слова здесь лишние. Хватит им и того, что из рук по желанию вылезают клинки-жала, острые и смертоносные, а скорости реакции мог бы позавидовать любой «чистый». Очередная стена, очередная метка, - рыжая пугливо озиралась по сторонам, чутко прислушиваясь и то и дело поглядывая на Вратислава.
- Как думаешь, мы правильно идём?
- Учитывая, что ты бежишь абы куда – то нет.
- Спасибо за поддержку, братик.
  Беззлобно фыркнув, Рен осторожно выглянула за угол, прислушиваясь к окружению. Вынырнувший из мрака слепящий луч фонаря и чужие шаги заставили пару замереть на месте, вжимаясь в стену. Неожиданный гость неторопливо прохаживался по коридору, высматривая противников. Нет, дружок, не сегодня, да и ты можешь оказаться нехилым подспорьем в поиске выхода. Затаившись, они чутко прислушивались, пытаясь определить, в какую сторону идёт боевик с винтовкой наперерез. Шаги медленно приближались, и стычка казалась неизбежной, как хрип рации заставил мужчину остановиться.
- Засекли движение. Разворачивайся и дуй к западной стороне здания. Встретимся у выхода.
- Понял.
Выход! Да, да, именно то, что нужно. Ирена трепетно и опасливо смотрела в спину удалявшемуся за очередной поворот наёмнику. Да, веди нас вперёд, на улицу, подальше отсюда! Осколок кирпича в ладони чересчур громко скрежетал во поверхности стены, но девушка старалась сделать всё, что бы очередная «картина» была создана как можно бесшумнее. Негоже выдавать их слишком рано.
  Поток свежего воздуха обжёг лёгкие, стоило им остановиться за очередным поворотом.
- Двое у выхода. У стен есть глаза, следи за ними.
  Не самое лучшее время для разгадывания загадок, но Рен была уверена, что Джеймс её поймёт. Он слишком часто рассматривал её причудливые картины. Он должен понять. Ведь иначе их не привести к спасительному дверному проёму, ведущему на улицу.

+1

7

Стычка снаружи продолжалась, переходя на новую фазу: теперь уже киллер снова накрывал огнем с крыши замкнутых во дворе боевиков. Что ни говори, а широкая крыша позволяла ей обходить противника с любой стороны, открывая возможность для стрельбы с фланга или в спины. Те, кто были поумнее, и в короткие моменты затишья решались на риск, пытались сбежать со двора, влазя в ближайшие окна недостроенного здания. Впрочем, получилось это далеко не у всех - около десятка трупов так и остались лежать среди котлованов и вагончиков, потому что со снайпером, обладающим явным тактическим преимуществом, шутки плохи, и одолеть его можно, только столкнувшись лицом к лицу.
Джеймс видел все это, пробегая по наполовину возведенным коридорам "Меди Тек". Бой снаружи прекратился, сменившись зловещим затишьем. Когда мужчина мельком взглянул в окно в первого этажа, он засомневался, что абсолютно все из уцелевших боевиков полны решимости вступать в новую схватку, а не хотят просто-напросто унести ноги таким же способом, что и ауг с товарищами. Сколько налетчиков сбежало? Полдюжины? Куда важнее, что разношерстный отряд Эшфорда состоял из пяти человек. Или все-таки уже шести?
- Противник рассредоточен внутри здания, быть начеку. - Коротко отрапортовал Джеймс остальным.
Западное крыло первого этажа, где ауг с винтовкой отчаянно пытался найти выход, оказалось окружено внешней стеной наглухо. Возвращаться назад не было смысла - восток и главный холл обследовали разбившиеся по парам спутники. Агу пришлось идти одному, но так даже лучше: никто не задерживает и не спорит. Странно, по вживленному в череп микронаушнику он слышал переговоры Ирен и Вратислава куда чаще, нежели Афины и Лауры. Похоже, британский спецназ смог вправить им мозги хотя бы на время.
Джеймс Эшфорд никогда не славился тем, что всегда сразу мог найти выход из проблемной ситуации. А вот проблемы сыпались на него как из рога изобилия, поэтому вместо черного хода из здания первым делом ауг нашел боевика озадаченного тем же, чем и мститель. Крепкий и лысый чернокожий мужчина в полумраке пытался отыскать путь наружу, но не успел заметить Эшфорда, появившегося из-за угла. Когда обернулся, вскидывая пистолет-пулемет, было уже поздно. Короткая очередь постсоветской штурмовой винтовки, любезно одолженной госпожой Моретти, пробила несколько дыр в груди и животе повстанца. Вспышки выстрелов разорвали полумрак густых теней от включенных снаружи прожекторов, оглушительное эхо зазвенело ушах.
- Противник нейтрализован. - Отчитался ауг, спеша уверить остальных, что общая ситуация из критической еще пока не успела превратиться в чертовски скверную.
После стычки единственным верным решением было одно - бежать дальше, пока на стрельбу не явился кто-то еще из неприятелей. Впрочем, бежать дальше по западному крылу было некуда, единственный путь - наверх, по находившейся возле Эшфорда лестнице. Может, удастся спрыгнуть со второго этажа, спуститься по лесам, или найти строительную люльку на третьем-четвертом?
- Первый этаж с западной стороны забит наглухо. Поднимусь выше. - Негромко произнес ауг, ступая вверх по лестнице.
- В холле не пройти. - Делилась новостями Афина. - Мы на втором этаже с его стороны...
- И здесь тоже не выбраться! - Перебила ее Лаура. - Где-то выше должен быть путь на строительные леса через недостроенные стены.
- Да, поднимемся выше... Твою мать! Сдохни, падла! - Успела крикнуть Афина прежде, чем далеко позади Джеймса послышалась канонада ружейных выстрелов, а спустя несколько секунд Рэй уже рапортовала. - Противник нейтрализован, чтоб меня.
Однако и на втором этаже западного крыла Джеймса постигла неудача, но хотя бы на этот раз он, обежав его от начала до конца, и, вновь вернувшись на лестницу, не встретил противника. И почему-то ему это совсем не нравилось:
- Второй этаж, западное крыло - глухо. Поднимаюсь на третий.
- Если повезет, тут мы и встретимся. - Строила догадки Лаура на том конце провода. - Или наоборот, если не повезет. Рэй, Господь всемогущий, обязательно это делать?
- Мне нужны патроны, и если у меня они кончатся, то следующими ляжем уже мы!..
Мститель решил не вмешиваться в женские склоки, предпочтя заняться делом. Он поднимался на третий этаж и, крепко сжимая винтовку, готов уже был осматриваться дальше, как вдруг случилось то, чего он не мог предугадать. Он всегда был начеку, но, не дойдя пары ступенек, не предвидел, как в полумраке на него налетит кто-то, бегом спускавшийся с четвертого этажа. Единственное, что он успел осознать, получив удар, так это то, что для другого человека встреча была столь же неожиданной.
Получив пинка в грудь, Джеймс, не слыша последних переговоров Вратислава и Ирен, выронил винтовку, но все-таки смог удержать равновесие, чтобы не свалиться кубарем по лестнице и избежать перелома позвоночника. Живой рукой, едва не падая, ауг успел лишь схватиться за щиколотку чьей-то ноги в сапоге с невысоким голенищем и понял, что перед ним была женщина, а не здоровяк-боевик. Это была она. Киллер. Разглядеть сходу наемного убийцу было трудно, все, что успел приметить Джеймс: разгрузочный жилет поверх темной одежды, полуавтоматическая винтовка за спиной, черная балаклава, скрывавшая лицо. А через мгновение киллер вырвалась из захвата, воспользовавшись грязным приемом. В ее руке блеснуло лезвие тычкового ножа, тотчас ужалившее Эшфорда в тыльную сторону ладони.
- Она здесь! - Крикнул ауг, старательно игнорируя боль в сочившейся кровью левой руке, неживой правой спеша поднять оброненную винтовку. - Бежит по третьему этажу в сторону холла по западному крылу!
- Где она!? - Ожидаемо, первой нашлась Лаура.
- Мы ее встретим. - Коротко бросила Афина, в то время как Джеймс, все-таки поднявшись на третий этаж, бросился в погоню.
На бегу он несколько раз выстрелил вслед убийце, оторвавшейся на добрых полтора десятка метров. Стрелял не прицельно, отчасти помня о том, что киллер нужна живой, отчасти же потому что не мог прицелиться, да и от пуль женщину защищали стопки брошенных стройматериалов, не до конца возведенные стены. Впрочем, киллер тоже не позволила раненому аугу нагнать себя так просто. В какой-то момент она, спешно отступая дальше по коридорам, накрыла Эшфорда огнем на подавление из израильского пистолета-пулемета. Свинцовый дождь заставил Джеймса занять укрытие за кирпичной кладкой, из которой пули выбивали мелкое красное крошево. Нескольких секунд стрелку хватило, чтобы уйти от преследователя еще дальше. Пожалуй, убийца тоже не ставила своей первоочередной целью отправить ауга на тот свет, иначе давно бы использовала не одну такую возможность.
- Она уходит! - Стиснув зубы от боли в левой руке, объявил он, вновь вступая в погоню, в которой ощутимо проигрывал.
Несясь со всех ног, оставалось только смотреть вслед преследуемой, что вот-вот должна была свернуть влево, в сторону главного холла.
Вряд ли она была морально готова, когда из-за угла тяжелым истребителем вылетела Рэйчел, ревевшая ничуть не тише винтового самолетного двигателя. Они столкнулись лицом к лицу, вернее, Афина столкнулась с убийцей, падая вместе с ней на пыльный пол заброшенной стройки. Завязалась драка, в которой женщины рвали друг другу глотки. Джеймс несся со всех ног. Со стороны главного холла тоже слышался звонкий топот - это к месту действия спешила отстававшая на каблуках Лаура.
- Попалась, сука! - Гневалась мощная античная богиня, отвешивая очередной удар татуированного кулака по лицу, сокрытому балаклавой. - Сдохни!
Убийца не отвечала ей словесно, зато пыталась вырваться, сперва разбив нос воительницы, а затем хладнокровно вцепившись обеими руками в глотку Афины, отчего та приходила в еще большую ярость. Это был крепкий захват, давивший на болевые точки под челюстью, безотказно действовавший на многих, но Рэйчел Бишоп - чемпионка Кейптауна по смешанным единоборствам - не спасовала. Освободилась, взяв одну руку неприятельницы на излом по принципу рычага, и, лежа на полу на боку, обхватила крепкими бедрами чужую шею, готовая вот-вот сломать конечность. Чем сильнее чемпионка выпрямлялась, тем больше выгибалась захваченная рука убийцы, силясь избежать перелома, и тем сильнее стискивались крепкие бедра на шее киллера. Когда Афина душила противника, ее лицо сияло гневное торжество от того, что наконец-то ей довелось встретиться с той, кто не давал спокойной жизни вот уже несколько дней. Подоспевшие Лаура с Джеймсом не могли не разделить эту торжественную эмоцию (Моретти - явно, Эшфорд - в сердцах), видя, как убийца в черной маске медленно теряет сознание от нехватки воздуха. Полминуты усилий Афины, и киллер перестала двигаться, потеряв сознание.
Одержавшая верх воительница тяжело поднялась на ноги, проверяя слабый пульс побежденной. Первым делом Рэйчел, утерев с лица кровь, текшую из разбитого носа, стащила балаклаву со своей жертвы. Снайпером, как и предполагалось, оказалась бледнокожая брюнетка лет тридцати с несколько крупными, но ровными чертами лица. Пожалуй, в прошлой жизни она даже была красивой, но теперь ее помадой стала кровь из разбитой губы, а пудрой - строительная пыль.
- Допросим эту суку! - Провозгласила Лаура, пренебрежительно поворачивая голову снайпера в отключке острым каблуком дорогой и изящной, но запыленной туфли. При этом итальянка не скрывала своего хищного оскала: молитвы ее были услышаны. - Повезем в багажнике.
К удивлению Джеймса, Афина не стала протестовать. Все, что она сделала, так это с молчаливым раздражением принялась развязывать шнурки своих армейских ботинок.
- Помогите мне ее связать. - Потребовала Афина, вручив шнурки Джеймсу, а сама перевернула убийцу на живот, сводя ее руки за спиной и обыскивая.
Ауг не запротестовал, понимая, что лучше сейчас было не связываться с давними подругами, одержавшими желанную победу, прежде издевательски ускользавшую из рук. Пускай у него был протез, сминавший свинцовые трубы, зато у Лауры Моретти имелись острые каблуки, когти и зубы хищницы, а у Рэйчел Бишоп так и вовсе - ляжки, способные раздавить арбуз. Или чужую голову.

+1

8

Поначалу звуки борьбы на том конце провода были чем-то само собой разумеющимся: если идёт борьба, значит, они ещё живы. И лишь нулевая реакция на её слова заставила Рен напрячься. Может, всё не так хорошо, на самом деле?
- Надо идти к ним, - развернулась на пятках, порываясь улизнуть за угол, во мрак, но искусственная ладонь крепко перехватила запястье, потянула опешившую рыжую к её обладателю.
- Стой на месте. Их там трое, сами справятся. Не для того мы плутали здесь, что бы снова заблудиться.
- Пусти, - Ирена зашипела, стараясь не давать волю эмоциям, да и брат говорил предельно тихо: они оба помнили, что враг практически под носом.
- Мы нашли выход и будем ждать здесь, - серые глаза мужчины мерцали в темноте оттиском мутной стали.
- Не тебе мне приказывать, - задёргалась, извернулась, выворачивая запястье. Но то было тщетно, механизмы не дают сбоя, оплетают руку крепко и прочно, сводя на ноль все старания. Ругань и возня на том конце провода, тем временем, нарастала.
- Откуда ты знаешь, что они справятся? – сиплый голос едва ли нарушал гнетущую тишину, но от того был не менее гневным. – Отпусти меня!
- Нет. Мы стоим здесь. Если они не придут, значит, будем уходить сами.
- Что за хрень ты несёшь?! Мы вместе приехали и уедем все вместе!
- Ирена, нет.
- Я сейчас закричу.
  Железная хватка на запястье сдавливала кисть сильнее, а лёгкое покалывание в кончиках пальцев сводило те мелкой дрожью.
- Не закричишь, - холодный и спокойный голос ауга раздражал сильнее, чем его черная клешня, готовая попросту раздавить девичью руку, сожмись она чуть сильнее.
- Как ты можешь стоять здесь? Им может понадобиться помощь, - попытка оттолкнуть Вратислава от себя не увенчалась успехом. – Так ты поступаешь со своими напарниками?
- Кроме тебя здесь нет напарников.
  Рен ошарашенно замерла, испуганно глядя в лицо самого близкого человека, ставшего практически никем в один роковой день. Осознание того, что идти в компании человека, озабоченного гиперопекой над своей младшей сестрой, оказалось не лучшей идеей, пришло только сейчас.
- Ты... ты готов бросить их всех?
- Не скажу, что буду горевать.
- Отойди от меня, - пуще прежнего побледнела и без того бледная Ирена,не прекращавшая попыток стряхнуть с себя оковы. – Как ты можешь такое говорить? Если бы не они, то нас бы здесь не было!
- Именно. Мы бы не шастали по заброшкам с боевиками и снайпером на хвосте, - ауг вцепился второй рукой в хрупкое плечо. – Мы или ждём твоих дружков здесь или уходим сейчас.
- Не вынуждай меня кричать.
- Ты не закричишь.
  В висках шумела кровь. Рыжая отчаянно шарилась взглядом по коридорам, как будто надеялась, что уже вот-вот подоспеет Джеймс, и всё закончится. Нет, снова обман, возня в микронаушнике перемежалась довольными восклицаниями Афины и едкими фразами Лауры. Что ж, им повезло поймать эту неуловимую доселе убийцу. Отчего они тогда не торопятся? Неужели главные герои спектакля позабыли о второстепенных персонажах? С другой стороны, на то они и второстепенные, не так ли? Огнегривый мотылёк трепыхался в стальных сетях-паутине, беспомощный и слишком слабый перед железнолапым пауком. Зажатая протезом рука начинала неметь, Ирена заскулила тихонько, заскреблась по тыльной стороне искусственной ладони.
- Мне больно!
- Давай уйдём, - Вратислав проигнорировал её тихую просьбу, притянул девушку к себе. – Ты бежала от проблем, а они и здесь за тобой увязались. А знаешь почему? Потому что Джеймс – твоя единственная проблема.
  Реакция последовала быстрее, чем рыжая до конца поняла, что делает. Железяка-железякой, а уязвимые точки все те же. Колено резко рвануло вперед, безошибочно ударила брата в пах, заставляя того ослабить хватку и согнуться пополам. Вырвавшись, Ирена стремглав метнулась обратно, в сторону коридоров. Нет времени на раздумья, или неизвестность или дотошный братик с явно не самыми добрыми помыслами. Можно ли вообще его считать своим союзником? Позади послышались выстрелы. О, Вратислав справится. Справится ведь?..
  А Рен задыхалась, петляя по коридорам, бежала в спасительную темноту, скрываясь от человека, угрожавшего ей не меньше чернокожих наёмников. Спасительные метки на стенах рано или поздно закончатся, а ведь рыжая не сразу сообразила ставить отметки. Остановилась в пустом, широком коридоре, затравленно вслушиваясь в пустоту. Надо было идти вперёд, не останавливаться, промедление смерти подобно.
- Есть маленькая проблемка, - отрапортовала девушка, изо всех сил скрывая нарастающий страх. – Кажется мы в конец заблудились.
  И снова вперёд, ноги гудели от напряжения, вышагивая в темноте. Несколько раз споткнувшись, пришлось всё-таки воспользоваться фонариком телефона, хоть Рен и боялась привлечь к себе лишнее внимание. За очередным поворотом её ждал завал из строительного мусора и стройматериалов. Перелезть не представлялось возможным: неизвестно, насколько велик завал, слишком большая вероятность пораниться, да и вообще, вдруг там тупик? Пришлось разворачиваться, впрочем, взгляд сразу зацепился за лестницу, ведущую наверх: да, они ведь спустились на эти уровни с верхнего этажа! Может, она даже успеет пересечься с Джеймсом. Воодушевлённая, Ирена взбежала вверх по лестнице, пытаясь выцепить взглядом хоть что-то знакомое. Какой это этаж? Второй, третий? В голове всё путалось, было бы разумнее просто стоять на месте и ждать спасения, но ощущение неминуемой погони подгоняло. Устало облокотившись о холодную стену, девушка пыталась отдышаться, приложила палец к микронаушнику. И с изумлением не нащупала его в ухе. Пульсирующая дрожь тряхнула разрядом тока, пальцы судорожно ощупывали то одно, то второе ухо в надежде, что ей просто показалось, увы, Фортуна вновь подло хихикала над головой, разводя руками. Теперь было понятно, почему некогда бурные переговоры по наушнику вдруг прекратились. Есть ли смысл возвращаться назад и искать его? Да и найдётся ли он, маленькая кнопка в бесконечных коридорах? Что ж, теперь придётся идти наобум. И постараться не разбить телефон, ставший в одночасье единственным путём к спасению.
  Рыжая опасливо выглянула из окна: не так уж и высоко, всего лишь второй этаж. Где-то внизу белели мешки со строительным(по всей видимости) мусором и чем-то ещё, напротив виднелась знакомая арка здания и чёрные машины. Скорее бы на улицу! В теории, можно было выпрыгнуть, вот только был велик риск переломать себе все кости, промахнуться мимо кучи мусора, который вполне может хранить в себе осколки арматуры, кирпичей и прочих предметов, соприкосновение с которыми на скорости свободного падения чревато летальным исходом. Ногти разочаровано заскребли по широкому подоконнику, Ирена развернулась, обдумывая дальнейший путь, как движение со стороны пригвоздило её к земле. Мрак распилил тонкий луч света, тяжелые, приближающиеся шаги и гнетущее молчание подсказывали, что это ни Джеймс ни Вратислав: они навряд ли стали бы столь молчаливо красться по коридору. Девушка вжалась спиной к стене, затаив дыхание и медленно вытаскивая из ножен на груди армейский клинок. Враг так близко, даже слишком. Одно движение, второго шанса не будет, ждать помощи неоткуда, и ты впервые действительно совершенно одна. Чернокожий мужчина вынырнул из-за угла, дуло винтовки очертило полукруг по комнате. Резкий выпад вперёд, наотмашь, целясь в шею, ошибки быть не должно! Лезвие полоснуло мужчину по лицу снизу-вверх, тот отшатнулся, выронив оружие, коротко вскрикнул, и остервенело выхватил из-за пазухи такой же нож, не собираясь сдаваться так просто. Маленькая фора в виде заливавшей глаза противника крови позволяла маневрировать, отступая назад, оставаться вне зоны действия свистевшего перед носом рукопашного оружия, но места не так много, как хотелось бы, вскоре Рен боковым зрением уже улавливала оконный проём. А что, неплохая идея. Осторожно огибая временно ослепшего мужчину, она прокралась ему за спину, вонзая рукоятку клинка в спину. Новый озлобленный вопль, наёмник резво повернулся, и жгучая боль вонзилась в правое плечо, вырывая вопль уже из девушки. Один-один. Плечо невероятно жгло, рыжая задыхалась, чувствуя, что в таком поединке навряд ли победит, и медлить было нельзя. Собрав все силы, Рен с разбега навалилась на теревшего глаза соперника, сбивая того с ног, толкая в широкий оконный проём. Вот и всё, теперь осталось остановить кровь и найти выход.
  Крепкая рука вцепилась в предплечье, и раненая зеленоглазая попросту не успела сгруппироваться, да что там, даже крикнуть не успела. «Джеймс, где ты?». Сознание билось в припадке, перед глазами мелькали черные точки, а гравитация с недюжинной силой тянула вниз. «Ты говорил, что будешь меня защищать». Резкий хруст, голова с силой приложилась обо что-то твёрдое. «Ты говорил, что всегда будешь рядом. Ты обманул меня?».

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-18 00:26:07)

+1

9

Первым делом они хорошенько обыскали бессознательного снайпера, отобрав все оружие: винтовку, пистолет-пулемет, спрятанный в ботинке компактный револьвер, складной боевой и несколько тычковых ножей, рассованных по потайным и не очень карманам одежды и жилета. Один нож Джеймс даже нашел в ремне, поддерживавшим серые джинсы убийцы. Она точно знала, что со всем этим делать, и куда прятать. Наученный же опытом Эшфорд знал, где искать. Несмотря на медленно кровоточившую ладонь, с помощью Лауры у него получились тугие узлы, когда он связывал пленницу по рукам и ногам. Шнурки армейских ботинок оказались крепкими: на таких и повеситься не грех. Судя по лицу госпожи Моретти, она как раз подумывала о подобной участи для похитительницы Дианы.
- Как мы ее потащим? - Закончив возиться с узлами, поинтересовалась итальянка, отряхивая дорогой деловой костюм от строительной пыли.
- Ты - никак. - Отрезала Афина, взваливая брюнетку-стрелка на свои крепкие плечи. - Пойдем назад к машине тем же путем, каким пришли, пока во дворе никого нет. Хватайте арсенал и смотрите в оба, вдруг кто из людей Юлия еще тут.
- К внедорожнику? - Переспросил Джеймс, перематывая пораненную ладонь галстуком. - Его накрыло плотным огнем. Уверена, что он вообще заведется?
- Заведется. - Ответила Лаура с явным знанием дела.
Прежде чем они должны были двинуться, Джеймс решил справиться о положении дел у Вратилсава и Ирен, тем более что те подозрительно долго не подавали голосов - с самой драки Рэйчел с убийцей, но и до того момента Эшфорду было не до прослушивания переговоров.
- Мы поймали снайпера, быстро все возвращаемся обратной дорогой. - Произнес ауг по голосовой связи, проверяя боезапас трофейного оружия. - Как слышно?
Но тщетно, не отзывались ни Ирен, ни Вратислав. Черт возьми, неужели что-то случилось? Джеймс выглянул в окно третьего этажа, отставая от уже готовых спускаться по лестнице Афины, Лауры и их немертвого груза. Снаружи было тихо, такая гробовая тишина воцаряется только после затяжного боя, оставляющего за собой горы трупов и кучи стреляных гильз. Всего этого среди котлованов и строительных вагончиков имелось в достатке, однако никаких следов Свободовых.
Ауг уже готов был приказывать спутницам идти к машине одним, а сам броситься на поиски пропавших, как вдруг, стоило мужчине отойти от оконного проема, с противоположной стороны здания донеслись крики - женский и мужской. Эшфорд обернулся, видя как с какого-то из этажей (с какого, черт возьми?) летят двое. На кучи строительного мусора упали неизвестный мужчина и женщина с рыжей шевелюрой.
- Какого хрена? - Обернулась на шум Рэйчел с грузом на плечах.
- Идите! - Скомандовал Джеймс, срываясь с места вперед женщин.
Стремглав, ауг промчался по лестнице, возвращаясь к главному выходу из здания. Знакомый двор снова встретил чужака тишиной, никто не пытался преградить ему путь - все, кто прежде мог, уже полегли, немногочисленные остальные, разбежавшись, не спешили устроить реванш. Несшийся со всех ног, перепрыгивавший через ямы котлованов Эшфорд, позабыв о нывшей ладони левой руки, надеялся лишь, что Ирен сможет встать.
Когда ауг приблизился к рухнувшим с высоты двоим, пред ним предстало отнюдь не жизнерадостное зрелище. Тот, с кем только что боролась Ирен, лежал под ней, приземлившись на груду обломков кирпичей и арматур. Падение для боевика вышло чересчур неудачным - тонкая арматура пробила широкую грудную клетку навылет, а рыжая своим весом бесповоротно пригвоздила мужчину к земле. Мгновенная смерть. Впрочем, судьба налетчика интересовала Эшфорда меньше всего. Он приблизился к Ирен, поднимая ее за плечи с импровизированной подушки безопасности, что позволила ей сохранить кости в целости и сохранности. И только в этот момент, вляпавшись левой рукой в кровь на правом плече, он заметил, что чуть дышавшая девушка ранена. Сперва мститель принял кровь за свою, но потом понял, что ошибся. Без иголки с ниткой и антибиотиков наверняка будет не обойтись.
- Ирен! Ирен, очнись. - Пытался ауг осторожно привести в чувства рыжую, кивая в сторону пробитого арматурой трупа, едва девушка пришла в себя. - Ты победила, умница. Надо уходить скорее... Где твой брат?
- Эй, живее там, пока никого нет! - Внезапно послышался в микронаушнике голос Афины, запыхавшейся под тяжестью киллера, взваленного на плечи.
Ауг обернулся. В компании Лауры отставшая Рэйчел с грузом стояла на пороге главного входа в недостроенный "Меди Тек". Джеймс грязно выругался в сердцах.
- Ирен, возьми вот это и садись во внедорожник, там ты будешь в безопасности. - Скрепя сердце, Эшфорд протянул рыжей заряженный израильский пистолет-пулемет киллера. - Я буду на месте через минуту. Лаура, помоги ей.
И, завидев приблежавшуюся итальянку, побежал дальше, на ходу соображая, что требуется сделать дальше. Машина не проедет через узкую арку, покуда та перегорожена пикапом с убитым снайпером водителем. Поэтому, когда Джеймс добрался до арки, он широко распахнул прикрытую дверь автомобиля с простреленным стеклом, а затем, вцепившись в куртку убитого, принялся вытаскивать труп с дырой в груди, распластавшийся на руле. Волоча, отбросил тело в сторону, чтобы оно тоже не перекрывало проезд, потом сел в заляпанный кровью салон. Ключ в замке зажигания был повернут, рычаг коробки переключения передач переведен в положение "назад". Двигатель под капотом негромко дребезжал - водителю не хватило какой-то пары секунд, чтобы спастись. Пуля снайпера оказалась быстрее.
Освободив арку от пикапа, Джеймс поспешил к внедорожнику, до которого уже добрались три женщины, а четвертая - без сознания - вот-вот должна была быть упакованной в открытый багажник. Эшфорд готов был признать, что сам автомобиль, попав под автоматический огонь, выстоял молодцом: левая сторона кузова была щедро утыкана россыпью впившихся в бронированную обшивку пуль, фары разбились вдребезги, а толстое стекло покрылось паутиной бесчисленных трещин. Заднее колесо оказалось пробито, но если машина действительно заведется, придется ехать и на таком.
- Запрыгивайте быстрее. - Распорядилась Афина, небрежно закидывая свою связанную по рукам и ногам ношу в багажник внедорожника, сама располагаясь возле киллера с ружьем наготове.
Ауг запрыгнул в салон, усаживаясь на пассажирском сидении возле Ирен. Лаура, поспешно сев за руль, изо всех сил пыталась завести двигатель. Наступил момент истины. Мотор автомобиля чихал и задыхался с каждым новым поворотом ключа в замке зажигания, но заводиться не спешил, как итальянка не пыталась раз за разом заставить.
- Полегче, свечи зальешь! - Крикнула Афина сзади, вовремя давая дельные советы.
- Заткнись, ничего я не залью! - Осадила ее госпожа Моретти, потратившая не одну сотню тысяч денежных единиц на роскошь вкупе с безопасностью и надежностью.
Лаура крепко вцепилась в руль. В зеркале заднего вида Джеймс видел, как с ее губ срывается едва слышный шепот на итальянском - самое время, чтобы читать "Отче наш"! Едва закончив с молитвой, госпожа Моретти снова вцепилась в ключ в замке зажигания и, о чудо, двигатель загудел, заводясь. Быть может, Джеймсу привиделось, как Лаура ухмыльнулась: то ли от действенности божьей помощи, то ли от ясного осознания того, что не продешевила с покупкой.
- Слава Богу! - Облегченно вздохнула женщина за рулем.
- Где Вратислав? - Вновь поинтересовался Джеймс у сидевшей рядом Ирен.
- Да кинул поди нас всех десять раз! Ему все это меньше всего надо, забыл? - Вмешалась Рэйчел, строя пугающие догадки. Как бы ни хотелось, чтобы воительница оказалась неправа, исключать такую вероятность было нельзя. - Как знала, нельзя доверять двум железякам сразу! Мы едем или нет, чтоб вас всех?!
Эшфорд печально смотрел на рыжую. Спору нет, им нужно было рвать когти как можно скорее, но Вратислав - сколь Джеймс ни разделял недоверие Рэйчел к нему - был братом Ирен. Во многом только от нее зависело, задержатся ли они здесь хоть минутой дольше в ожидании второго аугментированного.
Лаура за рулем, вопреки здравому смыслу, принялась нетерпеливо сигналить на всю стройку, призывая ауга. Она надеялась, что мужчина просто отстал, и напоминала всей округе, что Моретти своих не бросают.

Отредактировано James Ashford (2017-06-18 15:34:51)

+1

10

Ирен. Ирен. Ирен. Знакомый, хриплый голос звучит где-то вдалеке. Дышать тяжело, но нет и малейших сил пошевелиться: тело наотрез отказывалось слушаться. Утопая во мраке, рыжая едва ли хотела вставать, хотя и противиться голосу не было и толики желания. С хрипом осторожно приподняв и повернув голову на источник голоса, зелёные глаза невидяще распахнулись, ошарашенно разглядывая ауга. Она ещё жива? Умница. Кто? Ругань Джеймса и его тяжёлая интонация мало помогала прийти в себя окончательно. Это она виновата в его злости? В слабую ладонь легла рукоять пистолета-пулемёта, хотя навряд ли он ей сейчас пригодился: что бы стрелять, нужно быть в другом состоянии. В любом, кроме её нынешнего. Ауг спешно удалился, вновь оставляя Ирену в компании трупа. Что?
- ...сто...й... – свободная рука потянулась вперёд, вслед удаляющемуся пятну. Отступившая волна страха вновь навалилась неподъёмным грузом.
- Ну же, девочка, - женский голос возник как будто из ниоткуда, его обладательница подхватила всё ещё ошеломлённую рыжую под руку, настойчиво потянув куда-то в сторону. – Давай, приходи в себя. Всё закончилось, пора ехать домой.
  Домой? У неё есть дом? Перевесившаяся через шею Лауры левая рука мелко подрагивала, в то время как другая, намертво сжимая врученную рукоять, содрогалась от режущей боли. Куда они шли? Ирена прерывисто вздохнула, стиснула зубы, дабы не взвыть. Ноги заплетались, и девушка отстранённо задумывалась над тем, сколько же терпения необходимо иметь, что бы так спокойно и непринуждённо тащить её практически на себе, спотыкающуюся и едва поспевающую за госпожой Моретти. Наверное, ангельское. Наощупь найдя пассажирское сидение, Рен тряпичной куклой развалилась на нём, то и дело озираясь по сторонам затравленным взглядом.
Её брат. Конечно. Чего он пытался добиться тогда? Неужели думал, что рыжая вот так просто бросит всех и всё и просто сбежит?
«Уезжаем без него», - слова так и не были сказаны, из глотки раздался плаксивый хрип. Безвольно свесив голову, из глаз хлынули слёзы.
«Нет, нет, уезжаем!». Дрожащие пальцы шарили по разбитым, грязным коленкам, с губ сорвался нечленораздельный стон.
«Джеймс, пожалуйста!».
И вновь, вместо слов – тихое мычание. Слипшаяся от пыли и мусора медные пряди тряслись из стороны в сторону, Рен надсадно закашлялась, едва ли не сваливаясь с пассажирского сиденья.
«Пожалуйста!!!»
  Грохочущие шаги откуда-то со стороны заставили девушку сжаться и заскулить.
- Гони! – до ужаса знакомый голос парализовывал конечности – инстинктивно пытаясь отстраниться от влетевшего во внедорожник брата и усевшегося на, по всей видимости, переднее пассажирское сиденье. Открывать глаза было слишком страшно. – Пришлось отстать, убрать пару хвостов.
  «Хренов лжец».
  - Больно, - шёпотом пробормотала девушка, прижимая ладонь к раненому плечу.
Сколько времени прошло? Сколько она истекала кровью? Картинка перед глазами расплывалась смазанными красками, бешеный пульс не унимался, бросало то в лихорадочный жар, то в знобящий холод. Уткнувшись горячим лбом в плечо сидящего рядом Джеймса, его спутница жарко и часто задышала, безуспешно пытаясь восстановить силы, вздрагивала и тихонько скулила, то теряя сознание, то проваливаясь в полудрёму. Девичья ладонь переместилась с окровавленного правого плеча на покоившееся рядом механическое запястье, отчаянно-сильно его сжимая, так, словно он был единственным, что могло помочь не провалиться в небытие в очередной раз. Ибо стоило на мгновение разжать пальцы, как глаза заволокла мутная пелена, а сознание предательски отключилось.
  Сколько раз Рен убеждалась, что во тьме нет места боли и страху? Её потряхивало на ухабах, слабость заполняла тело, но её это больше не волновало. Звуки с трудом пробивались сквозь толщу воды, и девушка едва ли слышала разговоры её напарников, но сам факт того, что они были рядом, успокаивал. Знакомые голоса всегда успокаивают. Кроме одного. Сильные руки подняли бессознательное тело вверх, ноги легко болтались в воздухе. Прохлада улицы исчезла вслед за негромким хлопком двери, а затем ушибленное тело блаженно растянулось на чём-то мягком. Резкий, отвратительный запах вгрызся в обоняние, вырывая из болезненной дремоты.
- Ирена? – тихий, мужской голос был совсем близко.
- Я-а... – мучительно выгнувшись, рыжая вновь впецилась в плечо, обводя взглядом погружённую в полумрак комнату, а затем останавливаясь на ауге. – Ты...
- Тихо, не растрачивай силы понапрасну, - Вратислав нахмурился. – Снимай рубашку.
- Пошёл нахрен, čubčí syn, - его младшая сестра зашипела, гневно сверкнув глазами.
- Ругаешься, значит, жить будешь, - мужчина настойчиво игнорировал её бурную ругань, не прекращавшуюся в процессе беглого осмотра. – Тебе помочь?
- Я сейчас тебе лицо разобью. Или позову Джеймса, и это сделает он.
- Что-то твоего Джеймса здесь не видно. У него есть дела поважнее, чем возня с тобой.
  Слова рубили острым топором, и Рен запнулась, испуганно выискивая взглядом своего стального зверя.
- А где все? – проблеяла испуганно, вжимаясь в кушетку и сверля ауга взглядом.
- Они поймали ту убийцу, развлекаются с её допросом в погребе.
- А...
- А я обрабатываю раны. Помолчи немного, дурная башка, иначе я тебе правое плечо перекисью залью.
  Ирена не сразу заметила в руках брата иглу с ниткой, и предвкушение новой боли поспешило снова повалить рыжую в обморок.

+1

11

Признаться, в какой-то момент Джеймс и вовсе не надеялся, что Вратислав вернется. Недоверие играло свою роль. Чем сильнее с каждой секундой промедления Эшфорд убеждался в своей правоте насчет брата Ирен, тем большим оказалось удивление мстителя, когда Вратислав все-таки вернулся. Впрочем, Джеймс Эшфорд не был бы Джеймсом Эшфордом, если бы выказал подобную эмоцию даже в такой критической ситуации. Все, что ему оставалось сделать теперь, так это приобнять за плечо потрепанную, уже едва пребывавшую в сознании Ирен, слушая крики возмущенной столь долгим ожиданием Афины и гул мотора бронированного внедорожника, сорвавшегося с места на пробитом колесе. Поистине чудо Господне, что им удалось унести ноги всем пятерым, пускай и не без новых синяков и шрамов. Услышал ли бог молитвы давившей на газ Лауры, или это другое чудо - инженерной мысли полного привода - сыграло свою роль, но автомобиль, тоже не желая сдаваться без боя, за четверть часа доковылял до жилища Моретти. Благо, расстояние оказалось небольшим.
Впрочем, очень уж переживший перестрелку транспорт выделялся на фоне внушительного автопарка в большом подземном гараже особняка Лауры. Тут четырехколесный спаситель наконец мог перевести дух, а беглецам об этом было думать еще рано. Афина первым делом кинулась возиться со своей "поклажей" так и не пришедшей в сознание (и хорошо, иначе еще одной проблемой в дороге могло быть больше), Лаура с ключом-картой поспешила открыть проход из гаража в просторный винный погреб, заставленный полками с бесчисленными бутылками и дубовыми бочками, Вратислав принялся помогать сестре. Джеймс мешкал, собираясь было помочь рыжей, но Вратислав не собирался ему уступать, а уставшей Рэйчел требовалась явная помощь с транспортировкой "мертвого" груза. Имело смысл поспешить, пока киллер не пришла в сознание и не начала вырываться.
- Помоги Ирен, и не смей больше бросать ее одну. - Холодно бросил Джеймс чеху, разворачиваясь в сторону воительницы. - Или в следующий раз я сам тебя найду и столкну вниз на арматуру.
- Сурово. И от меня вдарь пару раз. - Поддержала Афина, перехватывая убийцу под плечи, в то время как Джеймс поднял бессознательную женщину за ноги.
Так и дотащили до погреба, где Рэй усадила брюнетку-киллера на деревянный стул, привязав крепкой веревкой по рукам и ногам. Лаура удалилась ненадолго, но вскоре вернулась из гаража с кожаным свертком, в карманах которого лежали инструменты, вот только сейчас явно никто не собирался чинить несчастный внедорожник. Как бы ни было плохо то, что Ирен пострадала, нет худа без добра. Она хотя бы не увидит того, что произойдет дальше. Джеймс видел не раз, но не мог ни запротестовать, ни возжелать присоединиться. Да, ему приходилось допрашивать людей, но много ли было среди них женщин? Пускай и убивавших людей за деньги.
Но если Афина, которой прежде было нужно все это меньше всех, была как никогда полна решимости довести начатое до конца, то Лаура, неожиданно, заколебалась сильнее остальных. Она так и стояла какое-то время со свертком в руках, отрешенно разглядывая инструменты. По этому взгляду Джеймс понял, что бывшая мафиози уже проходила через нечто подобное, но теперь не могла вернуться назад так просто. Тем сложнее ей давалось роковое решение, когда на кону была жизнь похищенной Дианы, а та, кто во всем виноват, сидела прямо в этой комнате. Прошлое, что пытаешься забыть сильнее всего, рано или поздно напоминает о себе с новой силой.
- Что, не по-христиански, да? Дай сюда, сегодня я в роли инквизитора. - Тоскливо усмехнулась Афина, выхватывая сверток из рук Лауры.
- Нет, не так. Оставим это на потом, есть другой способ. - Вздохнула итальянка, нашаривая под раковиной в погребе садовый шланг и несколько тряпок.
Джеймс понял, что произойдет, едва женщина подключила шланг к водопроводному крану, поворачивая ручку. Наемная убийца, привязанная к стулу, словно почувствовала это, а посему очнулась, откашливаясь, сплевывая на пол кровь из разбитой губы. Впрочем, сидетьна своем месте брюнетке пришлось недолго. Рэйчел налетела на нее, впечатав тяжелым армейским ботинком прямо в грудь, опрокинув убийцу на пол вместе со стулом:
- Лежать, сука! Говори, где девчонка, и какого хрена нужно Юлию!
Если Рэйчел ставила своей целью задать дружелюбный тон задушевной беседе, то у нее это получилось как нельзя лучше.
- Избавь меня от этой киношной херни. - Процедила сквозь зубы убийца, тщетно пытаясь выпутаться из веревок. - Начинайте, покончим с этим! Мы ведь все знаем, что я ни черта вам не скажу.
Джеймс подошел ближе. Он видел холод в этих серо-голубых глазах убийцы, неотрывно смотревших на него. Она не блефовала. Так смотрят только люди, давно шагнувшие за грань, из-за которой не возвращаются. Люди вроде Джеймса Эшфорда.
- Что, здоровяк? - Окликнула его темноволосая пленница. - Будешь первым? Или может ты, Рэйчел? Или тебя можно теперь звать только Афиной? Не забудь оставить что-нибудь и своей госпоже Лауре. Никому из вас ведь это не в первой.
- Заткнись. - Заговорила вдруг молчавшая до сей поры госпожа Моретти, во взгляде и голосе которой таился нескрываемый гнев. Гнев праведника, сбившегося с пути, которого она держалась столь долго. - Где Диана!?
Убийца не ответила, поэтому рассерженная Лаура тотчас приступила первой, кинув на лицо убийцы тряпку, которую заливала сверху текшей из шланга струей воды. Афина держала растянутую материю, мокнувшую насквозь, Джеймсу пришлось удерживать голову брюнетки. Допрашиваемая дергалась, неизбежно захлебываясь, но после первого раза говорить не решилась. Равно как и после второго. И после третьего. С каждым последующим разом убийца "тонула в луже" все сильнее, но не сдавалась.
- Херня это все! - Бросила Афина, хватая с пола сверток с инструментами, Лауре пришлось лишь молча согласиться с тем, что вода не действовала. - Джеймс, давай-ка ее поднимем.
Вдвоем они поставили стул с привязанным киллером на все четые ноги. Впрочем, это тоже не особо впечатлило допрашиваемую, даже когда та увидела острый складной нож в руке Рэйчел:
- Ну попробуй, если так хочется. Любишь пожестче, да? Поэтому ноги за подачку раздвигала не перед кем-нибудь, а перед крестной мамашей Моретти? Стоило оно того? Ах, вся эта роскошная жизнь с богатой любовницей...
- Сейчас я тебе покажу пожестче, сразу узнаем, кто из нас двоих шлюха!  - Не замедлила с колким ответом Афина. - Это всегда работает.
Лаура было хотела вмешаться, подойдя ближе, - то ли добавить пару лишних ударов по бледному лицу брюнетки, то ли, напротив, удержать Рэй от рокового поступка. Неважно, Эшфорд не дал ей этого сделать, легко остановив итальянку механической рукой.
Воительница с ножом в руках подобралась к пленнице сзади, разрезая ее темную водолазку на спине.
- Ну давай посмотрим, режь! - Провоцировала брюнетка, оставаясь практически без одежды выше пояса, в одном темном бюстгальтере. - Покуда я не померла от скуки. Который там час?
- Что, так интересно, во сколько сдохнешь? - Издевалась в ответ Афина, стаскивая остатки водолазки с допрашиваемой. - Сейчас узнаешь!
Но остановилась в самый последний момент, когда острое лезвие ножа уже было готово вот-вот начать полосовать бледную кожу спины брюнетки. Рэйчел явно не ожидала увидеть того, что заставило ее замереть на месте с орудием допроса в руках.
- Что такое, Рэйчел? Неужто веселье отменяется? - Послышалась издевка уже наемной убийцы.
Опомнилась Афина не сразу. Даже Джеймсу, решившему не вмешиваться, стала интересна причина такой заминки, отчего он тоже взглянул на спину наемной убийцы. Бледная кожа на лопатках и между ними оказалась уже покрыта старыми шрамами от ножа. Киллеру прежде довелось пережить пытки и, похоже, не раз. Этот способ не заставит ее говорить так просто.

+1

12

От ноющей боли в плече хотелось выть без остановки: столь непривычная она была по ощущениям – да уж, это вам не ободрать коленки на неровном асфальте. Хотя и тем досталось, жжение растекалось по ногам сеткой воспалённых капилляр, и казалось, что на ногах не было и малейшего живого места.
- Выпей это, - мужской голос вырывал из полузабытия, зелёные глаза пристально и испуганно уставились на суетившегося рядом ауга. На одной ладони, чернеющей остовом в полумраке, ослепительно-белёсым покоилась пара таблеток, а вторая ладонь держала стеклянный стакан с водой.
- Что?..
- Обезболивающее. Не стану же я тебя без анестезии зашивать, - Вратислав хмурился, в его напряжённом взгляде читалась тревога напополам со злостью.
- А может не н...
- Пей.
  Замявшись, рыжая всё же перехватила непослушными пальцами лекарство, что должно было послужить единственной преградой к ощущению протыкающей и без того воспалённую раной кожа на правом плече. Холодная вода обожгла нёбо, и Рен надсадно закашлялась.
- Зачем ты убежала?
- Затем, - девушка запрокинула голову, зажмурившись и уткнувшись затылком в спинку кушетки.
- Доходчиво. А теперь постарайся не дёргаться. Будет больно, но придётся потерпеть.
  Признаться, обезболивающее не помогало от слова «совсем». С коротким криком вздрогнув всем телом, Ирена зажмурилась, стиснула зубы, пытаясь подавить преисполненный боли крик. Не понятно до конца, от чего хотелось кричать сильнее: от того, что рану тревожат вмешательством, или объектом вмешательства, поблескивающем на периферии зрения.
- Джеймс узнает о нашем разговоре.
- Не думаю.
- Я сама расскажу, если он попросит. Не боишься?
  Вратислав тихо и легко рассмеялся.
- Ты не станешь специально стравливать нас, - мужчина проигнорировал заданный вопрос. – А если сделаешь это, то прекрасно знаешь исход. Не терпится посмотреть, как я забью твоего ненаглядного бриташку до полусмерти?
- Ты себя переоцениваешь.
- Я? Нет. Я просто знаю силу своих рук, - в подтверждение слов ауга механические протезы как будто взбугрились синтетическими мышцами. – Одна рука – хорошо, а вот две...
- Хватит, - рыжая болезненно вздохнула, содрогаясь и ёрзая на кушетке, пытаясь принять более удобное положение. Онемевшая правая рука не унималась, ныла, отдаваясь пульсирующей резью и покалыванием, а острые вспышки новой и новой боли по краям раны бросали тело в озноб. – Почему ты не хочешь с ним сотрудничать?
- Потому что он приносит тебе одни лишь беды, - старший брат вздохнул, поддевая нежную кожу острой иглой. – Мне тяжело смотреть, как ты очертя голову бросаешься за ним, а потом мучаешься от боли.
- Ты бы мог помочь...
- Я и так помогаю! – неожиданно рявкнул Вратислав, выпрямляясь и гневно повышая голос. Тонкая нить потянулась вслед, и Рен беспомощно вскрикнула, не сдержав плаксивого всхлипа. – Прости.
  Чернеющая в полумраке ладонь потянулась к её лицу, и если бы не слабость в теле, рыжая отпихнула конечность от своего лица. Волнительная и приятная прохлада неживых пальцев скользила по щекам, - девушка зажмурилась, закусив губу. Чуть шероховатые, они старательно стирали слёзы, немного неуверенными и осторожными движениями, но вместо покоя изнутри поднималась волна иных ощущений. Она слишком привыкла к тому, что её касалась лишь одна-единственная аугментированная длань, стальным крылом крепко обнимавшая по ночам, а по утрам по-хозяйски обводящая грудь, талию и бёдра. Прерывисто вздохнув, Ирена с силой замотала головой, стряхивая блаженное наваждение. А оно не хотело уходить, назойливо подсовывало редкие и приятные воспоминания, слывшими ложкой мёда в бочке дёгтя под названием «Прага».
- Не дёргайся, Ириска, - едва слышимый, размытый мужской голос звучал где-то на задворках сознания, но пребывавшей в полудрёме девушке меньше всего хотелось просыпаться.
- Там не одно только обезболивающее...
- Нет, - ауг слегка кивнул головой. – Ещё снотворное.
- Я не хочу спать! – рыжая попыталась было подняться, и вновь взвыла от острой боли, буквально вдавившей ту в небольшой диванчик.
- Я не знаю, сколько крови ты потеряла. Ты слишком слаба, что бы сейчас бегать и прыгать. Тебе нужен отдых.
- Отведи меня к Джеймсу.
- Нет, - ровный голос лязгнул сталью, чёткий и требовательный, не принимающий возражений. – Ты останешься здесь и будешь отдыхать. Они справятся без тебя.
- Ай!
- Я же сказал, не дёргайся, - мужчина, наконец, закончил эти пытки, отстраняясь.
  А затем плечо обожгло слепящей болью, в воздухе повис запах антисептика и ещё чего-то: запах был очень знакомый, но вот только что это, балансирующая на грани полубессознательного состояния Ирена вспомнить не могла, хотя обрывки воспоминаний мерцали в глазах цветастыми мошками. И снова темнота, как же ты осточертела. Безвольно свесив голову на грудь, пациентка задремала на каких-то пару секунд, что бы потом резко проснуться, дрожа всем телом от перенапряжения и нестихающей боли. Серые глаза пристально наблюдали за ней с соседнего кресла.
- Я хочу пить.
- Рядом с тобой стоит стакан воды, - подметил вальяжно развалившийся Вратислав, сцепив руки в замок.
  Опрокинув тот залпом, девушка протянула опустевшую тару брату.
- Ещё.
- Я попрошу дворецкого принести ещё, как только он заглянет
- Я хочу сейчас.
  Гнетущее молчание и игра в «гляделки» продолжалась недолго. Ауг нехотя поднялся с сиденья, хватая стакан механической ладонью.
- Обещай, что останешься здесь.
- Не обещаю.
- Тогда ждём дворецкого.
  Вяжущее гортань першение было на стороне сверх меры заботливого братца.
- Дай мне хотя бы телефон, спрошу, как у ребят там дела, - тяжело вздохнула рыжая, устало поправляя сползшие на лоб волосы.
- Тебе лучше поспать, - снова отрезал Вратислав, но всё же передал ей мобильник.
- О, он у тебя записан просто «Эшфорд»? Не «говнюк», не «тупой трахарь моей сестры», не...
- Я сейчас телефон заберу.
- Ладно, ладно, шучу.
  Дождавшись, пока мужчина скроется за дверью, тонкие пальцы только со второго раза осилили квест «набери абонента и нажми на «вызов»». Монотонные гудки продолжались всего несколько секунд, но и тех хватило, что бы начать усыплять Ирену.
- Дже-е-еймс, а расскажи мне сказку, - сонливым голосом пробеяла рыжая, старательно игнорируя ругань со стороны женщин на том конце провода.

0

13

Все это затянулось. Им нужен был новый способ заставить убийцу говорить, а у Джеймса как раз имелось несколько в запасе.  Только вот прибегать к преимуществам механического протеза он не хотел. Что ни говори, а пытать женщину - не то же самое, что мужчину, даже если та убивает людей за деньги. Слишком долго ауг бежал от своего прошлого, уверял себя, что уже давно не тот беспринципный наемник из Беллтауэр, но теперь снова был как никогда близок, чтобы ступить за черту, и уже где-то за ней нагнать грозившую сделать то же самое Лауру. Будет эта боль стоить жизни похищенной девочки-подростка? Отличались ли хоть сколь-нибудь его пражские суждения о преступлении и наказании от военных преступлений, совершенных бойцом Бэллтауэр? Он снова путался в самом себе.
Неожиданный телефонный звонок вырвал Эшфорда из раздумий. Это Ирен пришла в себя.
- Ну конечно, трещи, сколько влезет, я же никуда не тороплюсь. - Усмехнулась привязанная убийца аугу позади себя. - В конце концов, я тоже жду звонка.
- Заткнись, пока я не заткнула тебе рот ссаной тряпкой. - Холодно процедила Афина, с силой хватая брюнетку за темные волосы.
Дальнейший обмен любезностями Эшфорд слушать не стал, ответив на вызов. Впрочем, сонный голос Ирен, вернее, его предложение, Джеймса удивило до невозможности. Он, конечно, подозревал, что падение с большой высоты может быть чревато сотрясением мозга, но чтоб захотеть послушать сказку на ночь, когда в подвале сидит связанная убийца, нужно хорошенько приложиться черепушкой. Вывод напрашивался сам собой: либо у Ирен взыграло своеобразное чувство юмора, либо одна из тех торчавших арматур все таки коснулась головы упавшей со стройки девушки.
- Ты отдыхай, а я скоро закончу и поднимусь, хорошо? - Вздохнув, спокойно произнес Джеймс.
Но тут телефон зазвонил уже не только у него. На этот раз классической мелодией зазвучал телефон в кармане Лауры. Кому может что-то понадобиться так срочно посреди глубокой ночи?
- Ну наконец-то! - Воскликнула заждавшаяся связанная киллер. - Видимо, уже ровно два часа - меня так и не дождались. Тебе лучше на это ответить, макаронница, ставь громкую связь.
Итальянка решила подыграть пойманной убийце и сделала так, как та хотела, несмотря на то, что вызывали с неизвестного номера. Трое допрашивавших брюнетку знали, чего ожидать: торгов за жизнь убийцы. Тем большим стало их удивление, когда они услышали голос на том конце провода. Даже Джеймс застыл на месте, позабыв про разговор с Ирен - его телефон в руке так и остался в режиме беседы, отчего Ирен тоже могла все слышать.
- Донна Моретти?.. Госпожа Лаура, это я! Диана. - Немного подрагивал голос звонившей девочки-подростка.
- Диана?! Детка, с тобой все в порядке? Где ты?! Они тебе навредили?! - Удивление Лауры быстро сошло на нет, сменившись знакомой решительностью, хотя растерянность еще оставалась.
- Нет, я в порядке. Правда. Мне так жаль, что я не могла позвонить раньше, но было нельзя...
- Диана, где ты!?
- Не знаю, госпожа Моретти. Где-то за городом, далеко посреди саванны. Отсюда не убежать - я пробовала. Пришлось вернуться назад.
- Послушай, дай трубку тому, кто сейчас сидит рядом с тобой и заставляет все это говорить!
- Нет, тетушка Лаура, ты не поняла. Я знаю, ты волнуешься, но он не такой плохой человек и... Эта женщина, которую вы поймали... Не делай ей больно, прошу. Не надо, тетушка Лаура. Я знаю, ты изо всех сил пытаешься стать другой, не хочешь грешить...
- Диана, о чем ты говоришь? Они похитили тебя!
- Она спасла меня.
- Что?!
- Я тоже сначала испугалась, но потом...
- Так, все, довольно разговоров! - Вмешался в разговор незнакомый мужской голос на том проводе, по-видимому, отбирая телефон у похищенной(?) Дианы. - Моретти, слышишь меня? Если ты человек дела, каким себя считаешь, послушай, что скажет моя знакомая. Узнаете много интересного.
- Чтоб тебя!..
Короткие гудки. Джеймс и Афина замерли в молчаливом недоумении. Чего же именно гневавшаяся Моретти желала неизвестному, так и осталось тайной за семью печатями. Зато, когда итальянка схватила шило из свертка с инструментами, стало понятно, чего стоит ожидать пленнице. Ничего хорошего.
- Я вся внимание, сука. - Грозным тоном произнесла хозяйка особняка, чересчур близко поднеся острие инструмента к глазнице киллера. - Что вам нужно от Дианы!? Какого черта надо от меня с ней?!
- От тебя с ней? - Усмехнулась убийца, по-видимому, не боясь лишиться прекрасного серо-голубого глаза. - Убери эту хрень от меня. Одно лишнее движение - больше своей соплячки не увидишь. Я так и знала, ты высокомерная стерва, которая всегда думает, что мир вертится вокруг нее одной. Одна ты никому не сдалась, все дело в твое Диане.
- Говори сейчас же, зачем она вам!
- Она кое-что видела. То, что ей видеть не следовало. Раз тебе так не терпится послушать, тогда слушай короткую версию: Юлий задумал устроить большую заварушку в Кейптауне, а твоя Диана видела его в лицо. Теперь девчонка ему мешает. Юлий боится, что она заговорит, и пока есть свидетель, вынужден ждать, потому что от девчонки избавиться не может. А тебе в пору не в зенки мне шилом тыкать, а благодарить за то, что я оказалась быстрее того охранника в католической школе - ему неплохо заплатили, чтобы он избавился от девки.
- И что же такое видела Диана, чтобы за ней и за нами гонялись боевики? - Вмешался Эшфорд.
- Юлий понял, что вы не успокоитесь, пока не найдете девчонку. Вдобавок, считает, что мы с вами заодно. Что, впрочем, не так уж и далеко от истины, особенно после сегодняшнего в "Меди Тек".
- Сука, мы из-за тебя чуть не подохли там! - Вклинилась Афина, едва удерживаясь от того, чтобы ударить допрашиваемую. - Какого хера ты вообще задумала?!
- Чуть не погибли. Все целы, это хорошо. Даже лучше, чем я надеялась. Да и потом, вы все узрели, на что я способна с винтовкой в руках. Нужно было избавиться от как можно большего числа прихвостней Юлия. Выманить, пока их не стало еще больше, и перебить. Они поверили в то, что вы в самом деле сдадите Юлию макаронницу, чтобы от вас просто отстали, а та невольно выманит девчонку, у которой взыграет страх за попечительницу.
- Что. Видела. Диана! - Стояла на своем выходившая из себя Лаура, перебивая брюнетку, чтобы услышать ответ на самый главный вопрос.
- Баллоны со сжиженным нервно-паралитическим газом. - Коротко произнесла та.
- Что? - Переспросила итальянка.
- Газом, вроде того, которым ты травишь ничего не подозревающих людей? - Строил догадки Джеймс.
- Он самый. - Кивнула киллер. - Тяжелее воздуха, пары оседают на поверхностях. Не помню точно, как называется, какая-то химическая лабуда, язык сломаешь. Куда важнее то, что в малых дозах он заметен не сразу, действие после попадания в организм наступает через какое-то время. А вот при большой концентрации, когда, скажем, кто-то примется распылять целый баллон в людном месте, два-три вдоха - моментальная смерть.
- Твою мать, Юлий что, собрался травить людей? - Удивилась Афина.
- Умница, Рэйчел. Ты не такая тупая, какой прикидываешься: под этими мышцами и мозги найдутся. - Тоскливо усмехнулась убийца. - Кто-то выкрал баллоны с газом с правительственного объекта. Покупатель на черном рынке нашелся не сразу - мало кто захочет связываться с тем, за чем гоняется половина полиции города. Но все-таки нашелся. Юлий решил рискнуть, ему нужно навести шороху в городе. Знаю, что сделка должна была пройти тихо и гладко, вот только Юлия срисовала соплячка из католической школы, по ошибке оказавшаяся не в том месте, не в то время. Ему пришлось в спешке перепрятать баллоны. Но один я все-таки нашла.
- И принялась травить людей направо и налево. - Подытожил Джеймс.
- Можно и так сказать, но неужели ты и станешь сочувствовать террористам? Бей врага его же оружием, а, Джеймс?
- Может, и так. - Вздохнул ауг. - Но я все еще не понимаю, какая тебе в этом выгода. Разыскиваемому властями киллеру не наплевать на то, что делает Юлий, и хочется возиться с девчонкой-подростком потому что?..
- Личные счеты. С девчонкой и правда много возни, она повернута на религии, но я готова и потерпеть, чтобы обломать Юлия, а потом подобраться ближе.
- С чего нам тебе верить? - Резонно поинтересовалась Лаура.
- С того, что Юлий не отцепится ни от меня, ни от вас, ни тем более от Дианы, покуда единственный свидетель в ее лице не будет мертв, и нельзя будет вернуться к задуманному. Думаешь, он того и ждет, когда в новостях скажут, что где-то был распылен вооруженными наемниками такой-то газ, и какая-то девчонка вспомнит, что видела подозрительных людей, грузивших какие-то баллоны аккурат накануне? Мне незачем вам врать.
- И именно поэтому ты строила из себя крутую бабу все это время? - Возмутилась Афина, на сей раз сдерживаясь уже без особых усилий.
- Кто бы говорил, Рэй. Мое молчание было единственной гарантией того, что я не сдохну до тех пор, пока вы всего не узнаете. Впрочем, есть и еще кое-что. Даже теперь, когда вы знаете почти все, вам не пустить меня в расход так просто. Только я могу отвести вас к девчонке. Уж если вы не верите мне, то она наверняка убедит вас в том, насколько все серьезно...
- Ну и стерва же ты прикрываться ребенком. - С нескрываемым отвращением проговорила Лаура.
- Не строй из себя святошу, Моретти, мы оба знаем, кто ты, и чем занималась раньше. Бывших не бывает. - Парировала убийца. - Лучше завязывай с этой показухой и готовься к войне, потому что после сегодняшнего Юлий наверняка готов рвать и метать.
- Верни мне Диану, пока я сама тебя не разорвала и не разметала!
- Хочешь увидеть девчонку - собирайся на утреннее сафари, я отведу вас. Моя жизнь в обмен на ее. Впрочем, если после этого тебе, как "порядочной"христианке, будет наплевать, что в потенциальном теракте по может погибнуть много людей, вспомни о том, что ни тебя, ни Диану в покое Юлий не оставит.
- Я его не боюсь. - Не спасовала итальянка.
- А надо бы, Моретти. Надо бы. Он одержим властью, и готов потравить кучу народа, а потом, спустя какое-то время, явиться спасителем, якобы нашедшим ответственных за это террористов. За это местные его точно полюбят. Забавно, что вся затея уперлась в какую-то девчонку, которая может сказать полиции, что этот мужик по телевизору никакой не герой? А еще некий неравнодушный аноним в моем лице подбросит властям фотографии Юлия, покупающего краденные у страны баллоны с экспериментальным газом нервно-паралитического действия. Я следила за ним в тот самый момент, и тоже заметила девчонку. Так и смогла ее потом отыскать.
- Тогда почему было не подкинуть полиции фотографии сразу? - Поинтересовался Эшфорд.
- Ты вообще меня слушал? Я сказала, у меня личные счеты. Мне их не свести, если его упекут. И кто его всерьез станет искать, когда половина полиции у Юлия на прикорме? Фотографии - запасной план, сработают только в крайнем случае, если где-то всплывет краденый ядовитый газ.
На том убийца и замолчала. Что дальше? Не отпускать же ее в самом деле бродить по дому. Никакой речи не шло о доверии к киллеру, которая убивала людей за деньги, похитила девочку-подростка и заманила пятерку в ловушку. Джеймс только сейчас вспомнил про телефон в своих руках.

Отредактировано James Ashford (2017-06-20 21:48:12)

+1

14

- Прекрасная сказка, - блаженным урчанием робко отозвалась рыжая, подрёмывая и слушая диковинный рассказ из уст неизвестной. Картинки в подсознании сменялись из аляповато-мутных в смазано-серые, тяжело сконцентрироваться, когда от усталости ломит тело. – Джеймс? Ты только поднимайся. Здесь темно и холодно. А вдалеке я вижу звёзды.
  Сколько времени прошло? Лениво вырываясь из очередного полузабытья, зелёные глаза изучали широкое окно, а затем и ночное небо, усеянное мириадами белёсых блестяшек. Те немного смазывались, стоило голове пошевелиться, но при должном старании можно было углядеть пару созвездий. Неужто и над мегаполисами ещё можно увидеть звёзды? Или это всё плод её воображения? Неважно. Хотелось подойти ближе к окну, прильнуть лбом, ощутить резкую прохладу безжизненного стекла кожей и жадно рыскать глазами по чернеющему полотну над головой. Там, наверное, так высоко. Пальцы обводили ткань покрывала рядом с собой - видимо, пока девушка дремала, Вратислав перенёс её на кровать.
- Высоко, - сипло пробубнила Ирена, смахивая пот со лба.
- Что?
- Если бы у меня были силы пугаться, то я бы сейчас упала в обморок, - рыжая тихонько засмеялась. – Я не заметила, как ты пришёл. Хоть бы в ладоши похлопал для приличия.
- Я вернулся через пять минут, - сливавшийся со мраком комнаты ауг шевельнул головой.
- Зачем ты выключил лампу? Здесь теперь страшно.
- Ты до сих пор боишься темноты? – мужской смех звучал привычной издёвкой. – А ведь не маленькая уже.
- И что-о, - Рен помахала в воздухе левой рукой, любуясь тем, как лунный свет окрашивает бледную ладонь в пастельно-серый оттенок. – Я же творческая натура.
- А, любишь придумывать страшилок, прячущихся под кроватью, и сама их потом боишься? – Вратислав помолчал немного. - И не надоедает?
- Не-а.
  Протяжный вздох.
- Спи давай.
- Не хочу. Может, и ты расскажешь мне сказку?
- Ирена, - лицо брата было практически неразличимо в темноте, но рыжая могла поклясться, что видела, как он закатил глаза. – Сказки от твоего любимчика тебе не хватило?
- Ну-у-у бра-а-атик...
- Дай подумать.
- Правда? – девушка даже приподнялась на локте здоровой руки, с интересом вперившись в ауга взглядом. – Тогда ещё укрой меня.
- А губозакатывательную машинку тебе не подарить?
- Ну мне холодно, - младшая сестра для пущей убедительности даже состроила страждущую мину и слезливо заскулила.
- Ты лежишь на одеяле.
- А... А кто меня кутать будет? Ты что, не знаешь, как паршиво, когда где-то в ногах от складок одеяла оказывается щель и так противно задувает?
- Попроси своего Джеймса позатыкать твои щели.
- Э.
- Так тебе нужна сказка?
- Да-да, - рыжая поёрзала, кое-как укутываясь в плед: хотя в комнате и было тепло, её отчего-то сильно знобило.
  Монотонный и ровный голос Вратислава успокаивал. Даже не смотря на то, что между ними были разногласия, он всё-таки оставался её братом, - посапывая, Рен едва ли слушала рассказ ауга. Просто в тишине засыпать куда тяжелее. Звуки постепенно стихали вслед за стихшей резью в плече, что из мучительной боли превратилась в тянущий дискомфорт. Звуки всколыхнулись и замерли, а приятная дремота заволокла глаза, и лишь тяжёлые шаги заставили Ирену проснуться. В комнате никого не было, а темнота вокруг парализовывала каким-то неестественным ужасом. Почему ты так свирепо пялишься в тот тёмный угол? Это всего лишь стул. Не надо, не рисуй ему сгорбленную, тонкую спину и обвисшие конечности, это просто тряпки, а не... Дверь медленно распахнулась, а девушка напряглась всем телом, словно ребёнок, прячущийся от кошмаров, натянула покрывало до самых макушек.
- Здесь никого нет! – вяло провозгласила пребывавшая в не до конца адекватном состоянии Ирена из-под ненадёжного укрытия.
  Но механической длани нипочём бастионы из мягкой шерстяной ткани. Прохладным пальцы, скользнувшие по лбу, обжигали, зацепили край пледа, и её укрытие в пару мгновений оказалось самым что ни на есть жесточайшим образом разрушено. Обиженно поджав губы, Рен не сразу сфокусировалась на Джеймсе.
- Ты пришёл! – выдохнула горячо, подрываясь с ложа, принимая сидячее положение и приобнимая мужчину одной рукой. – А я знала, что ты идёшь.
  Правое плечо поспешило напомнить о себе, сводя правую руку в судороге.
- К-как... всё прошло? Сойка всех пересмеяла, а теперь томится в клетке, да? Мы будем слушать её песни или принесём свою кассету?

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-21 23:14:10)

+1

15

После такого Джеймсу оставалось только многозначительно угукнуть в трубку Ирен, а потом, закончив разговор, решать с Афиной и Лаурой судьбу пленницы. В конце концов им пришлось запереть ее на ночь в тесной подсобке подвала без окон, практически пустой, если не считать старого матраса на полу, оставшегося от какого-то давнего узника особняка Моретти. Киллер была не первой, кому придется тут погостить. Женщину снабдили лишь пустым ведром, бутылкой воды и пачкой какого-то сухого печенья. Не самый роскошный прием - да она и не заслуживала другого. Тем более когда решили, что убираться из особняка за Дианой нужно поскорее, как можно раньше утром - пока не опомнился Юлий. Все это при условии, что пленница им не соврала.
- Только не говорите, что вы повелись на то, что она нам наплела. - Вздохнула Рэй, закрывая на ключ старую массивную дверь за узницей подсобки.
- И не думала. - Ответила Лаура первой.
- Конечно нет. Но вся эта история как-то чересчур хорошо сходится. Слишком удачно, я бы сказал. - Задумался ауг, сжимая и разжимая пальцы механической руки.
- Верный признак большой лжи. - Парировала Афина, пряча ключ от амбарного замка в карман.
- Может, и так. - Оказался предсказуем Джеймс. - Но по крайней мере теперь мы знаем, что не все так однозначно.
Да, действительно. Кому еще в этом разбираться, как не тому, кто не смешивал в одно неправду и вещи, несколько расходящиеся с истиной.
- Ладно, вздремну немного, а то уже скоро опять ехать черте-куда. - Произнесла Афина, удаляясь прочь, оставляя Джеймса наедине с Лаурой и притихшей убийцей за дверью.
- Джеймс, на пару слов. - Попросила хозяйка особняка, направляясь к лестнице наверх.
Эшфорд пошел следом в ожидании важного разговора, которому суждено было состояться во дворе. Выйдя наружу, в свете дворовых ламп и фонарей Лаура закурила сигарету на мундштуке, задумчиво глядя на зеленый сад со скульптурами. Поднявшись в беседку, хозяйка предложила табаку и проследовавшему за ней гостю, передавая пачку, но тот отказался жестом стальной руки.
- Ты не куришь? - Приподняла бровь итальянка, убирая пачку обратно в карман пиджака, присаживаясь на скамью за шахматным столиком под навесом беседки.
- Бросил. - Коротко ответил ауг, занимая место рядом.
Лаура снова молчала какое-то время, затягиваясь сигаретой, всматриваясь в ночную даль. Наконец, заговорила:
- Прожила на свете полвека, но до сих пор так и не могу понять, дар это Божий, или проклятье - родиться в такой семье, как моя. Жить, ни в чем не нуждаясь, получать все, что захочешь. Видеть, как твоих родных все больше губят деньги, портит жадность, и понимать, что для большинства из них это не кончится хорошо. В лучшем случае убьют, в худшем - тюрьма до конца дней. Ты знаешь, каково это? Когда ты так близко, но ничего не можешь сделать. Когда сознаешь, что на деле мало чем отличаешься, ждешь, что вот-вот закончишь так же, но что-то постоянно заставляет задумываться, искать компромиссов с самим собой.
- Слишком хорошо. - Джеймс был краток с ответом, зато за его плечами имелось достаточно опыта, полученного не в одной описанной собеседницей ситуации.
- Думаю, ты не кривишь душой. - Вздохнула итальянка. - Значит, что-то общее у нас все-таки есть. Знаешь, на досуге я разговаривала с Рэйчел. Как бы она ни упиралась на словах, но с ней мы когда-то были очень близки - такое не забывается. Наверное, поэтому она рассказывала мне немного о том, что вы делали в Праге до того, как приехать сюда.
- Насколько немного? - Поинтересовался Эшфорд, готовясь следующим серьезным разговором сделать утреннюю беседу с Афиной.
- Ровно столько чтобы я знала, что ты из Бэллтауэр, и вы пытались остановить плохих людей так, как умели. Я не осуждаю, наоборот, по-своему уважаю. Никто не заслуживает участи быть разобранным на кусочки, а те, кто торгуют людьми, подавно заслуживают смерти, прости Господи. Никогда не уважала тех, у кого нет принципов, кто готов наживаться на чужой боли...
- К чему Вы клоните? - С трудом сдержался Джеймс, чтобы не спросить большего, добавив в вопрос уточнение о том, что эти слова, исходившие из уст крестной матери, клан которой торговал оружием, звучали несколько странно.
- Не перебивай даму, я еще не закончила. Я знаю, что ты думаешь, и что наверняка жалеешь о том, что связался со всем этим, со мной. Я бы на твоем месте наверняка жалела. Но послушай, что я тебе скажу: Моретти не такие. Были не такие, теперь осталась только я. Мы никогда не похищали людей ради железок в теле, ни делали из пропавших без вести женщин проституток, не торговали наркотиками. Оружием - да, я я за это даже отсидела пять лет вместо пятнадцати. Но, думаю, ты, как человек, годами живший с винтовкой в руках, согласишься, что оружие и наркотики с проституцией - совершенно разные вещи.
- Может, и так.
- Забавно. - Искренне улыбнулась Лаура, демонстрируя ровные белоснежные зубы. Только сейчас Джеймс понял, что дама тоже, как и он, улыбается не так уж часто. - Рэй мне говорила, что это твой излюбленный многозначный ответ. Но я отвлеклась. У меня в подвале сидит наемная убийца, похитившая мою воспитанницу, а где-то там далеко на нас всех точат зубы какие-то боевики с беспринципным лидером. Беспринципный враг - самый опасный. А у нас, собрания старых мафиозных семей из Италии, принципы были всегда, поэтому некоторым уже сотни лет. Неважно, сколько правды в словах киллерши насчет этого Юлия, она права в одном. Это война. Одной мне ее не выиграть, равно как и вам. Он не успокоится, пока все - ты, я, Диана, Рэйчел, твоя женщина - не будем мертвы. Догадался, к чему я клоню?
- Сделаете мне предложение, от которого я не смогу отказаться? - Вздохнув, невесело подыграл ауг.
- И да, и нет. Отказаться можно, но не думаю, что это целесообразно в нынешней ситуации, а другого выхода у тебя нет. Каждому из нас придется чем-то жертвовать, чтобы выжить. Я это давно уяснила, стоило только загреметь за решетку. Взгляни на меня: для меня тоже нет другого пути. Я обрела веру, но сколько бы я ни молилась, мне придется вернуться к тому, с чего все когда-то начиналось.
- Хотите вернуться к контрабанде?
- Хочу? Придется. - Не скрывая тяжести на сердце, негромко произнесла Лаура. - Нужно возобновить кое-какие старые связи, нанять людей на защиту - те же Тевтонцы показали себя неплохими бойцами, - и попросить помощи у собрания семей. Чтобы выстоять, понадобится много денег, даже больше, чем у меня сейчас. Но важнее всего найти способных людей, которые не станут колебаться, будут стоять рядом в критической ситуации.
- И тут на сцену выхожу я. - Закончил Джеймс, взяв в руку со столика шахматную фигурку ферзя.
- Не ты один. Тебе я доверяю, потому что уже однажды доверила искать Диану, и результат налицо. Но есть еще и Афина. Думаю, она тоже не откажется, если ты согласишься мне помочь. И не только мне - всем нам. Даже твоей женщине, попавшей на радар Юлия. Вы с Рэй оба чертовски способные, никакой Ларри вам не нужен - у него много людей, вы просто затеряетесь в общей массе.
Итальянка, взяв мундштук в зубы, поправила складку на юбке и продолжила:
- Готов стать моим помощником в роли телохранителя? Знаю, как это звучит для тебя, особенно памятуя о твоем прошлом, но и ты помни, кто наш враг. Чтобы выжить, мы должны обороняться от кого-то, кто готов пожертвовать невинными людьми, чтобы добиться власти. Без обид, буду называть вещи своими именами: мы с тобой преступники, но мы не такие, у нас есть принципы, что делают нас лучше. Это Африка, здесь всегда было много преступников, и кто-то всегда пытался выбиться наверх. Но если это сделает кто-то вроде Юлия, который ничем не лучше Двали, будет плохо всем от мала до велика. Понимаешь?
Джеймс задумался. Скажи да, и тут же забудь, что еще совсем недавно воевал людьми, похожими на Лауру. Но ведь она была в чем-то права, она была другой. Старые добрые принципы не давали ей, как и Джеймсу, превратиться в дикого зверя. Они оба были лучше лучше любого из Двали. Теперь же, реши Джеймс отказаться, он бы увеличил шансы Юлия забраться на самую вершину. Эшфорд был новым в городе, но все больше понимал, как тут делаются дела. Привыкшему к преступности Кейптауну будет куда лучше, когда у той останутся человеческое лицо и личный кодекс, и эта преступность обороняется, а не нападает. И все-таки, согласиться мужчине было непросто.
- Понимаю. - Не стал спорить ауг. - Сколько у меня есть времени, чтобы подумать?
- А какую фору ты готов дать Юлию? - Риторически вопрошала итальянка. - Но, что бы ни случилось этим утром, предложение будет в силе, покуда я жива. Я же обещала, что за помощь не останусь в долгу. Я держу свое слово, поэтому вот.
С этими словами Лаура полезла во внутренний карман пиджака, достав из него какую-то ключ карту, и протянула награду Джеймсу.
- Что это? - Приняв, разглядывал свою "плату" ауг.
- Новое жилье для тебя и Ирен. Кажется, так ее зовут на самом деле. Вам нужен свой угол.
- Это чтобы я согласился с большей вероятностью? - Нахмурился мужчина.
- Обижаешь. - Медленно выпустила дым из легких итальянка, вопреки собственным словам, однако, не обижаясь. - Это не подачка, а благодарность за помощь и небезразличие к судьбе невинной девочки-подростка. Я женщина деловая, и не потребую платы назад, если ты все-таки откажешься.
- В таком случае спасибо. - Кивком поблагодарил ауг итальянку и протянул ей стальную ладонь. - Доброй ночи.
Женщина не испугалась неживой стали и пожала руку Эшфорда. Прежде чем уйти, он переставил шахматную фигурку ферзя на другое место на доске - не зря так долго ее изучал, продумывая возможные ходы.
- Шах. - Произнес ауг, оставляя едва улыбавшуюся Моретти одну в беседке.
- Это тебе спасибо, Джеймс. - Донеслось вслед удалявшемуся мужчине. - Храни тебя Господь на твоем пути!
Божья защита ему точно не помешает.
Именно в таком ключе он и пересказал содержание этой беседы Ирен, поднявшись к ней в гостевую спальню, но прежде он чуть не напугал рыжую, зайдя в комнату, но тут же легко обнял девушку. Видя, что Ирен стало легче, он и сам приободрился, и лег на кровать рядом с ней.
- Судьба убийцы меня не особенно волнует. Утром многое прояснится, но я все еще не знаю, что мне делать с этим. - Произнес искавший совета ауг, живой рукой поглаживая лежавшую на плече рыжую голову, а механической вертя ключ-карту перед носом.
После пересказанного содержания разговора с итальянкой стало понятно, что совет ему нужен совсем не насчет обустройства новой квартиры, а насчет предложения Лауры. Стоит ли ему согласиться? Только Ирен могла внести ясность.

Отредактировано James Ashford (2017-06-21 21:19:26)

+1

16

Голос стального зверя баюкал не хуже рассказов брата, и требовались все оставшиеся силы, что бы не уснуть. Умостив голову на широком мужском плече, Ирена, устроившись поудобнее, блаженно прижмурилась, упиваясь чужим теплом. Рыжая не перебивала Джеймса, но по мере его монолога её подсвеченное мертвенно-бледным светом луны лицо как будто и вовсе побелело, возвращая мимике болезненные, острые черты. Могло ли её слово стать решающим? Навряд ли.
  Нехотя выбираясь из очередной дрёмы, пригревшаяся под боком ауга Рен всё же решила отозваться.
- Моё мнение касательно работы телохранителя остаётся таким же, как и было, когда ты упоминал это в Праге, - чья-то невидимая длань положила тяжелый камень на грудину, и оттого, пусть помимо бюстгальтера верхней одежды на ней не было и дышать ничто не могло помешать, вздохи давались с трудом. – Я против. Ты ведь не охранный голем. Она хочет спрятать себя железную броню, а такого железа нет нигде, хочет тебя переплавить и выкроить себе доспехи из твоих рёбер. Когда пойдёт свинцовый дождь, ты заржавеешь и замрёшь навеки, а ей все ни по чём.Я против того, что бы смерть Моретти забрала тебя вместо неё.
Привычно потёрлась макушкой о грубый подбородок, осторожно обнимая правой рукой крепкий торс.
- Оглянись, солдат. Марш-бросок из Европы в тыл всех бед и проблем, свыше был дан приказ: начать жить заново. Столько вечеров прошло в Праге в диком страхе, что ты не придёшь. Что твоя месть тебя погубит. И ты снова предлагаешь мне переживать тот кошмар, который остался далеко на севере. Сколько крови ты пролил из-за преступников, а им всё мало. Им всегда мало, голодное вороньё, ждёт, пока ты свалишься от усталости и тогда они слетаются, рвут острыми когтями. Я помню, ты говорил, что всё наладится. Что начнём с чистого листа. «Конечная, Ирен».
  Горечь сдавливала горло липковатыми пальцами, а язык путался от усталости.
- Назад нет дороги, Джеймс. Ни для тебя, ни для меня. Точка невозврата растворилась в воздухе, как истаяла жизнь в том мужчине у фонтана, отравленном нашей хищной сойкой. Ты не откажешься, даже если я встану на колени и буду просить тебя остановиться. Ты умнее, ты знаешь, что мы пересекли черту, и хорошим это не закончится. Я была слишком глупа, что бы остановить тебя раньше, а теперь ем горькие плоды своей недальновид...ности.
  Украдкой утерев проступившие в уголках глаз слёзы, Ирена поёрзала и жадно хватанула ртом воздух.
- Некуда бежать, снова. Всё, что есть, на чужой алтарь, руки в крови, а в голове мрак. У меня нет сил тянуть тебя в сторону, это мой грех, - с пересохших губ сорвался нервный смешок. – Или я так отчаянно верю тебе снова и снова от того, что...
  Ирена запнулась, обводя взглядом помещение. Нет, чересчур лишние слова Конечно, он ей прекрасно понял, иначе бы доселе размеренный стук сердца не ускорил свой ход – на несколько мгновений, но и тех достаточно, что бы сказать многое. Куда больше пустой болтовни.
- Из меня чертовски паршивый солдат, раз за разом собираю всевозможные шишки. И не самый лучший советчик, иначе мы бы не оказались в такой ситуации.
  Тонкие пальцы с силой уткнулись в рёбра собеседника в попытке пощекотать, но навряд ли возымели должный эффект, чего нельзя было сказать о заёрзавшей в руках ауга Ирене: мститель не медлил со своей местью, легко касаясь бока рыжей, вызывая сдавленный смех. Надо же, как будто и не было никаких ушибов.
- Решение всегда остаётся за тобой, а я просто буду рядом. Но если тебе и впрямь интересно моё мнение... Мы вляпались по самые уши, сержант Эшфорд. Придётся вырываться из окопа самостоятельно. Надеюсь, у вас есть в запасе пара сапёрных лопат. Только давай договоримся, как по старинке: всё вместе делаем. Жалко только, что женщин шрамы не красят, в отличие от мужчин. И обещай не пялиться на подтянутую задницу своей работодательницы, а то я ревную.
  И протянула мужчине слабую от переутомления ладонь, намереваясь заключить с аугом своеобразный договор. Пусть это всё окажется большой ложью, но ей так отчаянно хотелось верить в светлый финал, что его отказ с лихвой загубит всё на корню.
- Всё-таки придётся делать в моем будущем гардеробе пулеметное гнездо на всякий случай.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-25 12:49:04)

+1

17

Теперь была его очередь послушать. Для того, кто чаще всего молчал, он успел сказать необычайно много. Слушать - меньшее, что он мог сделать для Ирен, втянутой во все это. Как вообще до этого дошло? Ради них обоих он пытался устроиться на нормальную работу, чтобы положить начало чему-то новому, но, сам того не замечая, проникся состраданием к пропавшей девочке-подростку, а дальше случилось то, что случилось. Он вообще редко замечал что-то человеческое за собой, но, как оказалось, железяка может быть человечнее многих чистых, даже когда эта человечность дается в ущерб самому себе. И да, ему таки представилась возможность устроиться на ту самую работу, попутно снова ввязавшись в криминальные разборки в масштабах целого города. Талант не пропьешь.
Не такое уж и новое начало. Только вместо снега - палящее солнце, вместо грязных тесных улочек Прекажки - роскошный особняк, а вместо Двали - Моретти, но теперь они с Эшфордом по одну сторону баррикад. Можно закрыть глаза и с легкостью представить, будто бы никуда и не уезжал.
- Может, и так. - В который раз оказался предсказуем Эшфорд. - Трудно поспорить с тем, что ты говоришь. Но и не стоит забывать, что я мало на что еще гожусь в мирной (не то слово) жизни. Кроме того, Юлий и на нас взъелся. Так что задницы задницами, но с Лаурой мы все волей-неволей в одной лодке: с ее деньгами и связями она наш единственный шанс выстоять. Моретти не кажется мне такой уж плохой, хотя я ее едва знаю, а при первой встрече принял за испорченную стерву. Думаю, все же Афина в былые времена не стала бы связываться с кем-то, кто ничем не лучше тех же Двали. Если подумать, наша Рэй, сколь бы тоже ни была хороша по нашему мнению, также была вне закона в Праге, тоже убивала людей, как и мы, но это не мешало ни тебе, ни мне. И Лаура тоже преступница, но, похоже, не такой уж плохой человек. Лучше Юлия, Тайрона, наемной убийцы в подвале и еще половины города вместе с ними. Да уж, слышал бы я сам себя месяц назад - не поверил бы сам в то, что говорю сейчас.
Осознание этих слов давалось с трудом. То состояние, когда логика склоняет к собственной правоте, потому как доводы звучат убедительно, и, если не являются абсолютной истиной, то не так уж далеки от правды, но эмоциональное восприятие еще не готово к переменам привычных морально-ценностных ориентиров. Если оные вообще можно днем с огнем отыскать у кого-то, кто учинял самосуд над преступниками, а теперь решил, что некоторым из них тоже не чуждо ничто человеческое.
И все же, как можно ставить в один ряд Двали, продававших людей в рабство, разбиравших их на органы и запчасти, и отсидевшую контрабандистку - истово религиозную женщину, сознающую собственную грешность, желающую кого-то оберегать? Но самое главное даже не это, а то, что Двали никто не заставлял делать то, что они делали, а Моретти никто не заставлял уверовать. Вдобавок, ей, как и другим, угрожали не продажные власти, а целое подполье каких-то повстанцев и боевиков, в своих методах наверняка зашедших даже дальше, чем грузинская мафия. Джеймс знал это по личному опыту: видел их не раз на войне.
Чем больше ауг над этим думал, тем больше боялся, что вот-вот начнет чем-нибудь оправдывать былые поступки Моретти, за которые она угодила за решетку. Пожалуй, хватит на сегодня рефлексии, на данный момент ему достаточно и того, что он не осуждал женщину за то, что она собиралась вернуться на путь былой. Но и поддерживать в этом начинании не мог. Если он согласится на ее предложение, то не ради денег, не ради того, чтобы в чем-то себя переубедить. Если он это сделает, то только ради того, чтобы защитить от Юлия тех, кто ему дорог, предотвратить новые жертвы. Но решение он сможет принять позже, впереди новый трудный день.
И, не раздумывая, взял Ирен за протянутую руку, пожимая, но на этот раз живой левой. Кровь давно перестала идти из пореза от тычкового ножа, ноющая боль почти стихла, Эшфорд даже на какое-то время позабыл про рану и обмотанный вокруг нее галстук, насквозь пропитавшийся кровью.
- Два. - Улыбнулся мужчина и потряс ключом-картой. - Два пулеметных гнезда. Теперь мы сможем себе это позволить. Но сперва доведем начатое до конца.
Повернувшись набок, заметил, как Ирен поднимается с кровати, но отчего-то не захотел ее удерживать. Пожалуй, он был бы совершенно не против, если бы она, не перетруждаясь, занялась его несерьезной раной, как в старые-добрые времена. Оказывается, вовсе необязательно было закрывать глаза, чтобы их представить.

+1

18

Теплое рукопожатие было омрачено ощущением ткани, скрывавшей под собой боевую травму.
- Ты ранен, и даже не говоришь об этом, - вздохнув, медленно поднялась с кровати Ирена. – Как всегда.
  Неимоверно тяжело собрать снующие в голове мысли в кучу и сконцентрироваться на текущей задачи: дойти до кушетки, забрать со столика все необходимое – благо, Вратислав оставил медикаменты на своих местах на всякий случай. А принесённый им так и не выпитый стакан воды пришёлся как нельзя кстати. Щёлкнул переключатель, включая источники света у кровати.
- Ну, давай посмотрим, - вытянув живую руку ауга, Рен, затаив дыхание, бережно разматывала окрасившийся бордовыми разводами галстук. И не сдержала упрекающего взгляда в усталые карие глаза. – Не бережёшь себя.
  Не так-то просто оказывать медицинскую помощь, когда тебя саму совсем недавно заштопали, но рыжая изо всех сил старалась скрывать собственную боль – прежде, чем приступить к процедурам, торопливыми движениями закинула в рот таблетку обезболивающего, после чего протянула вторую Джеймсу.
- Давай без геройств, пей, - рыжая нахмурилась, стоило мужчине отказаться от протянутой таблетки.
  Широкая, грубая ладонь, рассечённая, по всей видимости, лезвием ножа насквозь, покоилась на женских коленях, дёрнулась, когда раны коснулся щиплющий антисептик.
- Прости, - виновато выдохнула, тут же подув на порез. – Когда ты впервые пришёл, было не так больно ковыряться в твоих ранах.
  Ирена задумалась ненадолго, аккуратно промакивая травму куском ваты. Не так больно? Слова сорвались с губ быстрее, чем она сама поняла, что сказала. Что это за боль? Сопереживание или же просто правое плечо напоминает о себе? Рыжая шевелюра тряхнулась в воздухе, и девушка сдавленно улыбнулась.
- Сильно болит? Там много обезболивающих... – зеленоглазая растерянно посмотрела на Джеймса. По его виду и не скажешь, что он вообще чувствует хоть что-то. Немногие удостоены чести лицезреть истинные эмоции человека, скованного непробиваемыми пластинами доспехов из тяжёлого прошлого и горечи потерь. Немногим разрешается прикоснуться к душе бездушной железяки.
  Белые бинты ласково и плотно опутывали мужскую ладонь, прятали под собой рану, Ирена ещё какое-то время разглядывала плоды своих стараний, едва ли не падая усталости, но виду не подавая. Ещё немного. Убрав медикаменты на низкую прикроватную тумбу, девушка тщательно вытерла руки влажными салфетками, ибо идти в ванную не было никаких сил.
- А ещё, тебе нужно поспать. Не думаю, что у нас в запасе много времени, но это лучше, чем ничего.
  В воцарившейся тишине рыжая разглядывала какое-то время грубое лицо ауга. Хотелось подорваться с места, закатить истерику, запретить ему ввязываться во всё это. Мутный янтарь чужих глаз парализовывает, безмолвно заставляет молчать, не даёт и права нарушить это диковинное безмолвие. Диковинное и, в то же время, исконно-правильное. Слова ведь не всегда нужны, верно? Тебе, кстати, тоже не помешает наконец-то уснуть спокойным сном, а не подрываться каждые пять минут, - как будто вспомнив об этом, Рен медленно потянулась к выключателю, и спустя пару мгновений комната вновь погрузилась во мрак. Правое плечо отозвалось противной резью, стоило заёрзать в кровати, устраиваясь поудобнее. Приподнявшись повыше, Ирена умостила голову наёмника на своей груди, заботливо коснулась губами макушки.
- Постарайся отдохнуть, - теплый шёпот растворился в собственном дыхании, девичьи пальцы левой ладони скользнули по плечам Джеймса, по спине, едва ощутимо обвели черты лица, машинально и осторожно коснулись раны, рассекавшем бровь ауга. Свежий порез, не заживший до конца, покрытый коркой. Наверное, стоило и его перепроверить, жаль, что «врач» не сразу сообразил.
- Спокойной ночи, Джеймс, - подцепив край покрывала, Ирена кое-как укрыла их обоих, а затем тонкие руки оплели его шею и приобняли за одно плечо. Сама девушка уснула буквально через пару секунд: ощущение родного тела и пьянящей безопасности вмиг успокоили все раны, и боль отступала. Мерное дыхание ауга звучит внутри едва ощутимым импульсом, растекавшимся по венам сильным снотворным, и во мгле сновидений не виделось лишь блаженное ничто. Сквозь сон девушка крепко обнимала зверя, не желая отпускать и на мгновение.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-26 15:39:58)

+1

19

- Бывало и хуже. - Нашелся с единственным возможным ответом Джеймс, в то время как Ирен разматывала импровизированную повязку из галстука на пораненной руке.
И что бы он делал без рыжей? По мере того, как пил врученные ей обезболивающие, становилось понятно: могло бы быть и хуже. В Праге ауг настолько вжился в роль мстителя, что стал мало задумываться о собственной безопасности. И только Ирен могла вернуть его обратно в реальность, в которой раны кровоточат, а если их не обрабатывают, то начинается сепсис. Такая себе реальность, но в ней ты кому-то далеко не безразличен, и это взаимно. Ради этого стоило бежать из Европы в Африку.
Словно в подтверждение этих слов, рука крепко стиснулась, стоило попасть на рану щипавшему антисептику.
- Когда я в первые пришел, я залил кровью половину квартиры. - Усмехнулся мужчина, следя за стараниями девушки, возившейся с его травмой. Сама Ирен при этом тоже пребывала далеко не в самой лучшей форме. - Хорошо хоть повезло зайти по адресу. Стерпел тогда и сейчас тоже потерплю. А обезболивающие тебе, по-моему, нужны больше моего.
Когда же, наконец, обработанную рану бережно и крепко обмотали бинтами заботливые руки Ирен, тот поблагодарил ее:
- Спасибо. Вздремнуть бы и в правду не помешало. Что-то подсказывает мне, что утром нас ждут очередные перемены.
Так он на нее и смотрел, и без слов понимая, что она порывается сказать. Он тоже молчал, потому что его вероятный ответ был заранее известен обоим: нет, он не может просто уйти от этого, оставшись в стороне. И дело даже не в том, что кто-то в опасности, кому-то грозит беда, или кто-то решил подмять под себя половину города, пойдя по трупам - далеко не в первую очередь. Дело в обычном мужском эгоизме, в том, как Эшфорд устроен,  как у каждого конкретного мужчины этот самый эгоизм проявляется. С тех пор, как полтора десятка лет назад он взял в руки винтовку, быстро понял, что жить иначе уже не сможет. Ему нужно куда-то двигаться, ведя кого-то за собой вперед, четко сознавая, что есть ты и противник, которого нужно остановить любой ценой - причина, по какой это произойдет, не столь важна. Нападение или оборона - не имеет значения. Единственная разница между римским центурионом и Джеймсом Эшфордом состоит лишь в том, что последний родился на две тысячи лет позже нужного.
- Спокойной ночи, Ирен. - Тихо произнес он, устраиваясь в одежде на кровати, когда гостевая комната погрузилась во мрак. А потом, выдержав паузу, добавил, - Я тоже тебя люблю.
С Ирен под боком, легко приобнимая ее, чувствуя ее заботливые прикосновения теплых рук, он уснул достаточно быстро. Чрезмерная физическая и моральная усталость давала о себе знать, но до финала было еще далеко - прямо как на войне. Джеймс Эшфорд спал сном измотанного бойца и во сне видел свои римские легионы.
Рано утром пару, нарушив их уединение, ожидаемо, разбудили чрезмерно настойчивые стуки Афины в дверь: некоторые вещи не меняются. Наверное, это хороший знак?
- Подъем, машина готова, пора паковать чернявую и ехать за мелкой! - Сотрясала закрытую дверь по ту ее сторону Рэй. В таланте обходиться без имен ей было не отказать. - Земля вызывает рыжуху и железного дровосека! Как слышно, прием? Подъем, чтоб вас!
- Слышно нормально! - Тяжко вздохнув сквозь прерванный сон, громко подыграл Джеймс. - Ожидайте подкрепления у точки встречи. Как поняли, прием?
- ...чего?
- В гараже жди! - Приказал Эшфорд, и это подействовало: стуки в дверь тут же прекратились, послышались удалявшиеся тяжелые шаги по коридору.
Поднявшись с постели первым, ауг взглянул на еще дремавшую Ирен.
- Пора. - Негромко произнес он, осторожно потрепав рыжую по волосам. - Но ты можешь остаться, если хочешь. Вратислав за тобой присмотрит. После падения тебе бы отдохнуть.
Он смотрел на нее сверху вниз какое-то время, затем, на случай, если девушка решит остаться, легко поцеловал ее в макушку, уже готовясь уходить:
- Мы подождем тебя минут пятнадцать. Думаю, остальные тоже не будут против, если ты останешься. - И вышел из комнаты, легко закрывая за собой дверь, оборачиваясь напоследок через порог, чтобы увидеть ставший уже родным женский силуэт на постели.
В гараже Афина возилась с четырехместным пикапом для сафари, сама будучи одета тоже под стать грядущему событию: шорты, армейские ботинки, охотничий жилет с подсумками, знакомый платок на голове. Полусонная брюнетка-убийца, связанная по рукам за спиной, сидела в крытом кузове автомобиля, а напротив нее расположилась вооруженная охотничьим револьвером Лаура, которую ауг сперва даже не признал. Итальянка была не в платье, не даже в деловом костюме, а тоже приоделась так, будто действительно собиралась ехать охотиться в дикие места. Никакого макияжа, каблуков и чулок, в одежде лишь одна практичность любителя экстремального туризма, а пышная темно-каштановая шевелюра собрана в хвост под песочной бейсболкой.
- Ну наконец-то. - Сказала заждавшаяся Афина, едва завидев ауга, удивленно разглядывая его. - Ты что, в саванну в таком виде собрался?
Эшфорд и сам посмотрел на свою одежду не без удивления, словно забыв, что с предыдущего вечера она никак не изменилась. Брюки и рубашка точно не годились для "охоты".
- Твой счастливый день, мистер "может, и так". Надеюсь, с размером не прогадала. Угощайся, коли казенное, чего уж там. - Кивнула Рэй на задние сиденья пикапа с раскрытыми дверями. В салоне, среди заготовленных винтовок и ружей охотников (кто знает, как пойдет обмен?), лежала чистая свернутая одежда. - А где рыжуха? Где ее братец?
Пока что Джеймс не знал, что ответить, поэтому принялся вынимать из салона пикапа сложенную одежду.

+1

20

Долгожданный сон без сновидений, сквозь который едва ощутимо ощущалось тёплое дыхание мужчины и покалывание в плече продлился не так долго, как того отчаянно требовало изнемождённое тело. В крепких объятиях Ирена даже не вздрогнула, когда в дверь начали настойчиво тарабанить, но ощущение безопасности исчезло, стоило аугу отстраниться. Пребывая в блаженной дремоте рыжая инстинктивно подалась головой навстречу ласке, приоткрыв глаза. Хотела было перехватить руку Джеймса, притягивая к себе для утреннего поцелуя, но рана предусмотрительно напомнила о себе, отметая эту затею. Заботливый, привычный до дрожи поцелуй в макушку окончательно стёр остатки сна.
  Да, никто бы не возражал. А Рен возражала против отсутствия своей компании. Стоило тяжелым шагам удалиться, как она поднялась с постели, осторожно разминаясь и окидывая взглядом комнату, выискивая верхнюю одежду: всё-таки разгуливать в бюстгальтере по чужому дому не слишком-то и прилично. Но нет, любимой красной рубашки в клеточку нигде не наблюдалось, и не оставалось ничего иного, как обернуть корпус полотенцем, лежащим на кушетке. Видимо, брат оставил вчера, - приоткрыв дверь и осторожно осмотревшись, Ирена медленно двинулась по коридору в надежде отыскать свою кровную родню. Слабость, сонливость и ноющая рука настаивали на предложении наёмника остаться здесь и прийти в себя, вот только его спутница была настроена категорически против. Она ведь говорила, что всё будут делать вместе, может, он просто не расслышал? Можно и повторить ещё раз. Из-за поворота лениво тянулся запах кофе.
- Доброе утро, - мужской голос тот час же приковал взгляд к его обладателю. Сидящий за столиком Вратислав медленно помешивал ложкой горячее питьё и явно никуда не торопился. – Как самочувствие?
- Спасибо за плечо.
- Ничего особенного. Болит?
- Да, но не сильно.
- Это хорошо, - ауг выпрямился. – Болит, значит заживает. Голодная?
- Не очень, - Рен уселась за стол напротив и  потрясла рыжей шевелюрой. – Где моя рубашка?
- Я её выбросил.
- Что?!
- Правый рукав был разодран, и...
  Девушка резво его перебила.
- Всё можно было зашить! Чёрт, эта – моя любимая! Иди принеси мне её!!!
- Горничные уже вынесли мусор.
- Бегом, čubčí syn! – рыжая не на шутку взъелась, и даже боль в плече не остановила её порыв.
- Я куплю тебе такую же, новую, - брат оставался хладнокровным. – Сколько шума из-за какой-то тряпки.
- Чудесно-прелестно! Мне на вылазку в полотенце поехать?
- Какую вылазку? Ирена, мы остаёмся здесь.
- А ничего тебе ещё не завернуть?!
- Без сопливых разберусь, - Вратислав усмехнулся. – Ты с трудом стоишь на ногах, и тебе нельзя напрягать плечо.
- Буду стрелять с левой руки.
- Эх, где твоё рвение было, когда тебя дома заставляли убирать твою комнату...
- Чё?
- Ничего. Мы остаёмся здесь, ты идёшь обратно в гостевую и спишь крепким сном младенца. А к вечеру твоя ненаглядная шайка вернётся с благими вестями и мы разъедемся по домам.
- А, понятно. Ты боишься ехать с ними.
- Чё? – пришла поря удивляться уже брату, попивавшему кофе.
- Ты – ссыкун.
- Подзатыльник тебе сейчас отвесить, или попозже?
- Значит, я угадала.
  Задрав нос, Ирена уже поднялась с насиженного места, как её остановил тяжелый вздох напротив.
- Я для тебя совсем не авторитет, да?
- Ну так, на троечку. С плюсом.
  Холодная сталь глаз сверлила девушку какое-то время, прежде чем Вратислав, потерев переносицу, придвинул ей вторую чашку.
- И не смотря на то, что ты будешь скорее им мешать, чем помогать, ты всё равно поедешь.
- Угу.
- Пей. Крепкий, поможет встряхнуться. А потом я тебя осмотрю и перебинтую покрепче. И да, прямо за тобой – другая рубашка. Разгуливать по саванне в махровом полотенце – и впрямь плохая затея.
- Вратислав?
- Что опять?
- Спасибо.

  Лёгкая рубашка цвета хаки не стесняла движения, чего было нельзя сказать о бинтах, не позволяющих правому плечу уж слишком свободно передвигаться. Во рту до сих пор ощущался привкус медикаментов вперемешку с зубной пастой, а баночка с обезболивающими шуршала в нагрудном кармане.
- Мы опоздали? – Рен бодро гаркнула на весь гараж, но, кажется, никого не удивила своим появлением.
- Да, если на тебе не вражья кровь, а собственная, - поспешила так же громко отозваться Афина, возившаяся у джипа.
- Чёрт, - тут же опасливо зыркнув на правое плечо, рыжая нахмуренно заворчала. – Эй, чего врёшь, нет никакой крови!
- Значит не опоздала.
- А-а-а, а машинка не тесновата?
- А мы тебя на крышу посадим и привяжем. Почётное место разведчика местности, будешь нам кричать, если чего увидишь интересного.
- Да я и без «чего интересного» кричать буду.
  Приблизившись, она лишь коротко кивнула Джеймсу, не сдержав улыбки.
- Ты правда думал, что я просто буду сидеть у окошка и ждать вас?
- Может, и так, - командир усмехнулся, вместо десятка вариантов ответов выбирая свой излюбленный. Некоторые вещи и впрямь не меняются.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-25 00:25:04)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Из двух зол... 11.03.2029 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC