Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Farewell. 12.10.2029


Farewell. 12.10.2029

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название: "Farewell".
The Hat – The Angry River
2. Дата: 12 октября 2029 года.
3. Место: Чехия, комплекс "Утулек".
4. Действующие лица: Talos Rucker, Magdalena Ebel.
5. Краткое описание: после трагических событий на станции "Ружичка", Талос просит Магду не приходить больше в Штаб КПА и в скором времени покинуть Город Големов.

0

2

Октябрь с бешеной скоростью вынесло на встречную. Они словно мчались в машине с пьяным водителем. Тормоза отказали, столкновения не избежать, а сбоку маячит бурная река, в которую они вот-вот окунутся.
С тех пор, как прогремел взрыв на «Ружичке», а за ним – злополучное интервью Талоса телеканалу «Пик», Магда не могла смотреть новости без подступающей к горлу злости. Жалоба, поданная в суд, конечно, ничего бы не решила. Им бы не дали выиграть дело. С этим приходилось смириться, сжав кулаки, и все, что Магдалена могла, так это рисовать карикатуры на Элизу Кассан. Ребята в типографии смеялись, но как-то невесело. Они понимали, к чему все идет.
В блоках шептались о том, как обвинения в адрес КПА подкосили Талоса. Некоторые сходились во мнении, что долго он не протянет. Нужен другой лидер, и все больше и больше взглядов обращались в сторону Марченко. Магда с болью слушала пересуды, возражала, но без толку. На нее смотрели косо.
Еще тяжелее было почти каждое утро уходить от Талоса, покидая смятую, теплую постель. Они не жили вместе. Видя, в каком он состоянии, Магдалена всерьез подумала завести разговор о том, чтобы перебраться к нему насовсем. Но как сказать, не тревожа, что боишься оставить его даже на минуту?
- Ты, конечно же, еще не ел, да? – она по обыкновению пришла вечером, выложила на стол немного яблок, хлеба и пачку полуфабрикатов. – Кто-то выкрал улики по взрыву на станции. Уже слышал?
Магда вела себя так, словно ничего плохого не случилось. Очередные трудности – не более того. Талос не должен был знать о том, каких сил ей стоило привычно улыбаться, вместо того, чтобы удариться в панику.

+2

3

За прошедшие два дня, с тех пор, как вышло в эфир клеветническое интервью Элизы Кассан, Талос многое успел обдумать. Активисты КПА стремительно теряли доверие, из правозащитников превратившись в смутьянов. Взрыв на "Ружичке" связали со взрывом в церкви, произошедшим полгода назад. Теперь на них смотрели как на палачей.
Соцсети бурлили. Истеричных комментариев с призывом стереть аугов с лица земли стало в два раза больше. А вчера капитан Чермак признался доктору, что в связи с директивой, присланной сверху, они вынуждены более тщательно досматривать гуманитарный груз. И хоть ничего, кроме продовольствия и медикаментов, разворовываемых полицейскими под предлогом более тщательных проверок, так и не нашлось, это означало блокаду.
Что-то неладное уже давно творилось в его королевстве, но Талос не знал, как это прекратить. Марченко и его люди ходили между жестяными домиками "Утулека", продолжая призывать к борьбе. Накануне, во время разговора с Виктором, Рукер опять услышал слова о "своем порядке" и понял, что спрятанный в сейфе карманный секретарь, в котором была шифровка, это объявление войны. За ним придут и очень скоро, Виктор поклялся защищать КПА и его бессменного лидера, но Талос понимал, что сменят его очень скоро, и Марченко всего лишь старается еще больше поднять свой авторитет.
Все, что мог Рукер в создавшемся положении – попытаться спасти Магду. Но пока что ей некуда было бежать.
– Слышал, – коротко откликнулся доктор, не ответив на первый вопрос. – Им не впервой подтасовывать факты. Объяснят недостачу улик кражей, а потом, как кролика из шляпы, достанут какую-нибудь ерунду, якобы указывающее на нас. Нам  с тобой нужно серьезно поговорить. 
Сейчас, когда счет времени шел на минуты, он должен был решить куда более важное дело. Магдалена, несмотря на застенчивость, была девушкой твердой в убеждениях и пылкой, поэтому Рукер мысленно готовился к ссоре, лишь бы только она больше не появлялась у него или в штабе КПА.

Отредактировано Talos Rucker (2017-06-07 13:53:29)

+2

4

В этом был весь Талос. Он умел обойти вопросы, на которые не хотел отвечать, а затем повернуть разговор в нужное ему русло. Просто, без дешевых трюков, без хоть какой-нибудь хитрости. Когда он говорил на собраниях, люди прислушивались. Даже теперь. Если бы канал «Пик» играл честно, не прибегая к грязным уловкам, Элизе Кассан ни за что б Талоса не переспорить. Магда была в этом уверена.
- Интересно, это они сами или нам так кто-то удружил? – вопрос был риторическим.
Она спрятала беспокойство за коротким смешком. В словах Талоса ей послышалась горькая безнадежность, хотя он лишь спокойно сказал то, что думал. Может быть, все дело в том, что раньше Магдалена чаще слышала от него о возможности защитить свои права по закону. Но Талос не ошибался: в каком-то смысле теперь на КПА не распространялась презумпция невиновности.
Магда осмотрела яблоки, чтоб убедиться, что среди них нет гнилых. Она нарочно не спешила отвечать на последнюю фразу доктора. Одолевало смутное предчувствие. Только вот что оно сулило – неясно.
Обойдя стол, Магдалена вплотную подошла к Талосу и поцеловала его, вспомнив, каким расслабленным и сонным он бывает в короткие минуты пробуждения. Сейчас он был собранным, как перед очередной операцией, но Магду это как будто не смутило. Обвив шею Талоса руками, она нехотя сомкнула губы и отстранилась.
- Ты говоришь так, будто я что-то натворила, - пошутила Магдалена. – Хорошо. И о чем же?
Их  взгляды встретились. Глядя Талосу в глаза, такие светлые и ясные, она каждый раз ловила себя на мысли, что забывает про его шрамы и морщины.

+2

5

Поцелуй оставил во рту отзвук мяты и яблок, смешался с горьковатым послевкусием коньяка. Стоя в аудитории родного университета, Талос мог бы рассказать все о том, как работает система, воспроизводящая работу рецепторов... Но теперь его знания и опыт были никому не нужны.
Когда Магда отстранилась, Рукер посмотрел на то, что она принесла. Яблоки, хлеб и замороженный просроченный шницель. Из этого вышел бы отличный натюрморт. Аллегория безысходности.
– Кто бы не сделал это, на пользу нам не пойдет.
Взяв яблоко, доктор подбросил его словно фокусник. Подал одно Магдалене, второе, покрутив в кибернетической ладони, надкусил сам. Сверхчувствительные датчики, созданные для того, чтобы оперировать, передали на церебральный чип информацию о том, какой на ощупь предмет. Яблоко было гладким, с красным восковым бочком, и цвет его радовал глаз.
Рукер сощурился. Пристально посмотрел на Магду. Улыбнулся ей мягко и тепло.
– Ты ничего не натворила, mein schatz*. По телевидению практически в открытую заявили, что я преступник. Значит, скоро они придут.
Ни страха, ни волнения в его голосе не было. Только спокойная решимость человека, готового встретиться с неизбежным лицом к лицу.
Виктор советовал Талосу спрятаться, затаиться на время, пока не утихнет шумиха. Но Рукер знал, что так он распишется в беспомощности. Никогда этому не бывать.

* – сокровище.

Отредактировано Talos Rucker (2017-06-08 15:02:57)

+2

6

Яблоко осталось нетронутым. Магдалена чувствовала себя мальчишкой, который вынужден держать его на голове, гадая, как выстрелит лучник. Есть ей не хотелось.
В это время года, когда все чаще шли дожди, в семействе Эбель готовили яблочный штрудель. На старом, еще бабушкином полотне раскатывали тонкое-тонкое тесто. Яблоки с изюмом пахли корицей. Мать вливала немного рома и посыпала начинку миндальными лепестками. Ароматы пьянили. По дому разносилось пряное тепло, и время для всех словно останавливалось.
Родители давно убеждали Магду покинуть  «Утулек». Она могла бы выбраться и уехать, было бы у нее такое желание, но не хотела об этом даже слышать. Страх отступает, когда понимаешь, что ты на своем месте.
- Значит, мы их встретим, - ответила Магда спокойно.
Для нее не было иных вариантов, кроме как разделить участь Талоса на двоих, какой бы она не была. Они не давали друг другу никаких обещаний, подспудно чувствуя, что каждый новый день может стать последним, но для себя Магдалена все уже давно решила.
- Что у них есть на тебя, кроме этой дурацкой нарезки, называемой интервью? – подавшись вперед, она неожиданно откусила кусок от того же яблока, которое ел Талос, и отправив его за щеку, озорно улыбнулась. – Ты ни с кем не говорил об оружии, не вел разговоры о поставках. Ничего такого. И даже хоть какого-то намека.
Как бы наивно ни звучали ее слова, Магда готова была стоять на своем. Хотя бы из упрямства перед лицом опасности.

+1

7

Механические пальцы отбили барабанную дробь по столу. Магдалена верила в непогрешимость Рукера, но кто еще мог сказать то же самое... Если ты решил что-то изменить, будь готов к поливанию грязью. Это только в притчах она не липнет к святым. Талос святым не был и у него тоже имелись свои слабые места. Отбиваться от клеветы становилось все тяжелее.
– Почти год назад они придумали сказку об использовании нелегальных каналов поставки нейропозина. Раструбили эту новость в сетях и по ТВ, но ничего не смогли доказать. Потом я якобы организовал нападение на лабораторию Версалайф. Многие до сих пор уверены, для того, чтобы обеспечить нужды аугментированных, я плачу бандитам, а они грабят склады. Только представь себе! У КПА есть целая банда налетчиков, еще немного и мне бы позавидовал сам Робин Гуд!
Говоря это, доктор рассмеялся. Сладко хрустнуло надкусываемое яблоко. Крючкотворы, лжецы, клеветники. Он ненавидел их всех.
– Но даже если бы это было так, знаешь, не вижу в этом серьезной проблемы. Нейропозин все еще есть. Я уверен. Его производство сокращено, но полностью не остановлено. Они делают все, чтобы поддержать искусственный дефицит.
Доктор помолчал немного. Посмотрел на Магду, как горел уверенностью ее взгляд. Радостно и горько было видеть ее решимость. Но Магдалена сама не представляла, как может себе навредить. Он бы и сам поступил точно так же, случись какие-нибудь серьезные проблемы у нее. Остался бы рядом, несмотря на все возражения. Но ситуация диктовала свое. Талос больше не мог рисковать. Как в старые недобрые времена, он был вынужден действовать сообразно трезвому расчету – спасать замок, любимую женщину и доброе имя.
От замка остались одни руины, доброе имя было опорочено, а любимая женщина хотела быть с ним.
– Нет, – сказал Рукер наконец. Короткое слово рубануло как удар гильотины. – Встречу их только я. Ты больше не станешь здесь появляться и, если получится, покинешь Утулек.

+2

8

Больно было слышать, как Талос иронизирует. А что им еще оставалось, кроме как шутить над своим положением?
- Ну а что? Надо было нанять кого-нибудь, - усмехнулась Магда. – Тогда бы, может, каждый второй тут не ползал, а летал. Самое забавное, они бы объявили, что мы делаем нейропозин сами. Вероятно, из воздуха.
Порой Магдалене начинало казаться, что надо хоть раз поступить так, как о КПА говорят. Хотя бы ради соответствия. Но она очень хорошо понимала, что Талос не станет играть с законом. Именно честная борьба доказывала цивилизованность аугментированных. Увы, журналисты не были обременены кодексом чести.
- Но, конечно же, никто не учитывает, что бандиты – это лишние проблемы. Заплатишь один раз, а в следующий они потребуют больше, - помолчав, Магда грустно добавила. –Еще недавно мы могли бы подать в суд на телеканал «Пик» за клевету…
Они с Талосом стояли и смотрели друг на друга. Сказанное им потом, пригвоздило Магдалену к полу. Даже несмотря на предчувствие, она не могла смириться с услышанным. Сказал, как приговорил. И это на самом деле тоже было свойственно Талосу. Он мог быть жестким, когда нужно. В конце концов, эта черта необходима врачу.
- Ты же понимаешь, что этот разговор бесполезен? Я никуда от тебя не уйду, - тихо ответила Магда, заглянув Рукеру в глаза и прильнув к нему. - Mein sonnenschein*, как я могу уйти без тебя? Как я буду есть и спать, зная, что оставила тебя, когда была нужна.
Зажмурившись, Магда прижалась губами к губам Талоса, будто надеялась запечатать их от слов о расставании.
- К тому же, я все равно не буду в полной безопасности, - она открыла глаза. – Ничего не мешает им расспросить остальных. Каждый знает о наших отношениях. А, значит, меня разыщут и привлекут, если не как соучастницу, то как свидетельницу. Скорее всего, это будет одно и тоже.

* мое солнце, солнечный свет.

Отредактировано Magdalena Ebel (2017-06-09 23:34:22)

+1

9

Доктор ответил тихо, но твердо, словно не было ни этого умоляющего поцелуя, ни сказанных Магдой слов. Необходимость поступать так с нею рождала тяжелое давящее чувство. На душе скребли кошки. Слова царапали глотку изнутри, но он должен был произнести их. Как бы жестоко это ни звучало.
Из двух зол – слезы или смерть любимой женщины – он выбирал меньшее.
– Тебя будут шантажировать мной, а меня – тобой, – медленно произнес Талос, глядя в окно. Говорил спокойно, словно речь шла о чем-то совершенно естественном.
Накануне он перечитывал письма и собирал необходимые бумаги. В сейфе был надежно заперт карманный секретарь, который при удачном стечении обстоятельств помог бы ему выкарабкаться. Рукер был готов ко всему, и даже к тому, что, возможно, придется сводить счеты с жизнью. Но он не был готов терять Магдалену.
– Потом поставят перед выбором, и придется сделать все, что они прикажут. Я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня. Когда все это закончится, и я вернусь, мы обязательно будем вместе.
Он должен был сказать "если" вместо "когда", но понял, что его слова будут звучать совсем безнадежно. Дипломатия, дар убеждения, Рукеру было горько, что приходилось использовать их и здесь, фактически запугивая любимого человека.
– Нет. Если я пойду один, тебя не тронут. Но если арестуют нас обоих, не выберется уже никто. Капитан Чермак присмотрит за тобой. Я все уже устроил.

Отредактировано Talos Rucker (2017-06-13 11:02:03)

+3

10

Яблоко, ударившись о стопку книг, отлетело на пол. Магда не сразу осознала, с какой силой его отшвырнула. Почувствовав укол совести, она подняла ни в чем не повинный фрукт и, оттерев, положила на стол рядом с другими. Кидаться едой – непростительная глупость.
- Ааа, уже все устроил, - обронила Магдалена с горечью и отвернулась.
Ей хотелось выть и биться об стену от бессилия, понимания, что все уже решено за нее, но, тем не менее, Талос не заслуживал всех тех упреков, которые вертелись у нее на языке.
Обиднее всего то, что он был прав. Магда не сомневалась в себе и в том, что готова выдержать ради любимого человека. Отчаяние подталкивало к суицидальным мыслям: если уж боролись вместе, то вместе и погибать. Но она не могла не понимать эгоистичность, а, главное, абсолютную неразумность этого стремления.
- Ну, а что если тебя не выпустят? – спросила она после долгого, нерешительного молчания. – Что, если… - голос дрогнул, и Магда подняла глаза на потолок, чтобы не давать волю слезам. – Что, если с тобой что-нибудь случится?
Магдалена взяла Талоса за руку, переплела пальцы. Было нечестно с ее стороны вот так посыпать перед ним голову пеплом. Ведь терзался и он. Но ей нечего было предложить взамен уже принятого им решения, а на неоправданный оптимизм не хватало сил.
- Давай уедем вместе? Прямо сейчас, - Магда заранее знала, что Талос ни за что не согласится бежать. Даже с ней. И все же предложила, будто хватаясь за соломинку. – Прости. Я не должна так говорить, - она прикрыла глаза и глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. – Хорошо. Я не хочу, чтобы тебя шантажировали. Допустим, я соглашусь не появляться в штабе. Я спрячусь. Но почему мне нельзя остаться в «Утулеке» и ждать тебя здесь?

+1

11

Рукер, проследив траекторию полета яблока, ничего не сказал. Только потом, когда Магда взяла его за руку, крепко сжал пальцы. Так он стоял, безмолвно и неподвижно, пока один за другим она сыпала упреки и вопросы.
Нет, бежать и прятаться он не мог. Это значило бы предать всех, расписаться в собственном бессилии, признать проигрыш и взять на себя вину за несодеянное. Именно этого добивались его враги. Почти два года борьбы превратились бы в ничто – пустые проповеди и потраченные зря усилия. Талос знал, что больше себе не принадлежит. Потому что доктор Рукер, смотревший с плакатов, расклеенных по всей Праге и Городу Големов, теперь не просто человек. Он – символ.
Обняв Магдалену, Талос инстинктивно потерся небритой щекой. Справа, от угла рта до мочки протезированного уха, тянулся продолговатый шрам. На подбородке и шее виднелись бурые следы от ожогов. Он никогда не стеснялся их, как и своих аугментаций, и никогда не был "не таким". Клеймо ауга не въелось в искусственную кожу, как бы ни старались палачи.
– Если я не вернусь, ты уйдешь из "Утулека". Я знаю, каково тебе. Так же, как мне. Но если что-то случится со мной, ты должна будешь собрать тех, кто остался. Потом, когда придет время.
Встряхнув Магду за плечи, доктор посмотрел в ее глаза в надежде увидеть там согласие и понимание. Но вместе с ними Талос увидел слезы и был вынужден отвести взгляд.
– Магдалена... Будь очень осторожна. Не доверяй Виктору, даже если он предложит тебе помощь, и никому не говори о том, что я только что тебе сказал. Здесь уши и глаза повсюду. Те, кто кажутся друзьями, могут тебя погубить.

Отредактировано Talos Rucker (2017-06-14 10:31:18)

+2

12

Магда наскоро вытерла слезы тыльной стороной руки. Ее душил спазм, она только и могла, что часто кивать, словно китайский болванчик.  Слова долетали да сознания с опозданием. Она все прекрасно понимала, и оттого только сильнее хотелось топать ногами, как ребенок, который не хочет ничего слышать.
Но вместе этого, Магда тихо сказала:
- Ты вернешься, - она осипла, хотя не издала ни звука, потому что сдерживала всхлипы. – Я переверну всю Прагу, но ты вернешься.
Как бы самонадеянно ни звучало это обещание, она твердо знала, что, по крайней мере, сделает все, что в ее силах и даже больше. Нужно было уговорить не столько Талоса, сколько саму себя. Она же с самого начала знала, во что ввязывается. 
Отказываться, впадать в истерику и тем более пытаться изменить решение доктора было слишком поздно. На то он и лидер, чтобы взваливать на себя всю ответственность. Магда почувствовала, что ему нужна ее поддержка, и прижала Талоса к себе, мягко склонив его голову к своему плечу.
- Я тебя люблю, - сказала она тихо. – И позабочусь об остальных. Со мной все будет в порядке.
Она сумела набраться мужества, дело оставалось за малым – не изменить ему в самый последний момент. Но в следующую минуту Талос сказал такое, что Магдалена встрепенулась.
- Виктор? – она непонимающе посмотрела ему в глаза, и добавила уже с нажимом. – А что Виктор?
Нет дыма без огня. Если все ниточки вели к КПА, значит, какая-то часть правды в слухах была. Предупреждение звучало неясно, но Магда поняла самое главное – опасность поджидает не только среди чужих, но и среди своих.
- Боже, Талос… Если ты что-то скажешь, он тебя… - прошептала она и не договорила. – Они… Пожалуйста, будь осторожен.
Просьба была излишней, но за ней Магдалена спрятала малодушное «Я боюсь».

+1

13

Доктор горько усмехнулся. На то, чтобы перевернуть всю Прагу у Магдалены не было ни сил, ни средств. Его, теперь уже официально обвинив в организации терактов, пожизненно посадят в тюрьму для аугментированных преступников или тихо устранят, где-нибудь по дороге, объяснив несчастным случаем.
Он слишком неудобен, чтобы оставаться в живых, Рукер прекрасно понимал это. Но хуже всего было то, что его арест или смерть окончательно дискредитирует КПА, и тогда единственный голос, звучавший в поддержку аугментированных, затихнет.
Случится то, чего добивались люди прячущиеся в тени.
Доктор кивнул, соглашаясь с Магдаленой. И хоть врать он не любил, возражать не имело смысла. Талос понимал, отбирать у нее надежду нельзя, это было бы слишком жестоко.
– Виктор и его сторонники под предлогом моей безопасности выставили вооруженные патрули. Он хочет лидерство в КПА и агитирует людей за открытую борьбу против системы. Сейчас для этого очень удачный момент, и многие с ним согласны. Мы на грани раскола.
Он нарочно смягчил формулировку. Тяжело было признаваться в этом, но Рукер оказался между Сциллой и Харибдой. Люди, которым он когда-то доверял, могли в любой момент направить на него дуло автомата.
– Хорошо. Я постараюсь, – почти шепотом добавил он. Давать невыполнимые обещания чертовски непросто.

+2

14

Осталось много невысказанного. Магда слушала внимательно, но понимала, что Талос не говорит ей и половины из того, что мог бы рассказать. Он словно загородил ее собой от пугающей правды. Оставалось только догадываться, ведь любое неосторожно сказанное слово может дорого им обойтись. А есть ли цена дороже разлуки?
Смерть. Но об этом Магдалена не хотела даже думать. Ей приходилось убеждать себя, что опасность минует, что их жизнь наладится. Она чувствовала, что иначе совершит что-нибудь ужасное и глупое. Здесь и сейчас.
- Так вот кто, - только и сказала Магда в ответ на рассказ Талоса о Марченко. В этих трех коротких словах были заключены вся злость, обида и весь ужас, которые она подавила, зажав рот рукой.
Виктор нравился людям. Грубый, простоватый на первый взгляд громила умел говорить. Он всем своим видом внушал уверенность и мощь. Путь, который он собой олицетворял, всегда будет казаться большинству людей короче и действеннее, поэтому совсем неудивительно, что он быстро приобрел сторонников. Но Магда никак не ожидала, что Марченко станет предателем. Хотя, если подумать трезво и непредвзято, для того, чтобы самому встать у руля, ему только и надо, что устранить нынешнего лидера. Любым способом.
- Они должны будут тебя выслушать. Если бы только тебе удалось рассказать правду… - Магда вздохнула, уже в какой раз оттирая щеки от слез. – Мы все были бы спасены.
В глазах Талоса не найти было сожаления. Он готов был принять весь удар на себя без раздумий и сомнений. Магда могла бы разозлиться на него за то, что в этом подвиге не было места для нее, но она слишком хорошо его понимала.
- Позволь мне остаться до утра, - прошептала она, вновь накрывая его губы своими. Магдалена прижалась к Талосу, целовала лоб, глаза, щеки и подбородок. Ее дыхание стало прерывистым. – Только эту ночь. И я уйду. Обещаю.

+1

15

После взрыва на "Ружичке" Рукер просчитывал все возможные сценарии. Ни один из них не сулил ничего хорошего ни ему, ни КПА. Положение казалось безвыходным, но говорить об этом с Магдой и другими сторонниками Талос не хотел. Его и так уже давно обвиняли в слабости. Бутылка, бессонница, непроходящий стресс.
И тем не менее сегодня он записал и выдал в эфир еще одно обращение, с просьбой не усугублять конфликт.
Напоминать людям о том, что в Праге остались их чистые близкие было нелегко, многие старались забыть свои семьи, другие слишком тосковали. Но это оказалось действенным способом сдержать ненависть, разросшуюся как раковая опухоль – сказать, что они люди. Ауги и чистые – все.
Рукер знал, правда о том, что случилось, никому не нужна. Она настолько опасна, что за это настоящие хозяева мира готовы убить. Террор и промывка мозгов во все времена работали безотказно, и Большой Брат никогда не устанет следить.
Талос не стал говорить Магдалене об этом, понимая, что его слова еще больше расстроят ее. Если кому-то важно, что происходит на самом деле, может быть, ему удастся заключить сделку. Но такая вероятность была ничтожно мала.
Не говоря больше ни слова, Рукер крепче обнял и поцеловал Магдалену. Чем бы ни грозило безрадостное будущее, у них оставалась еще одна, последняя, ночь.

Отредактировано Talos Rucker (2017-06-17 10:53:41)

+2


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Farewell. 12.10.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC