Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Не новый Ты. 09.03.2029 [альтернатива]


Не новый Ты. 09.03.2029 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

1. Название: Не новый Ты.
Health - Hurt Yourself
2. Дата: 09.03.2029
3. Место: Кейптаун.
4. Действующие лица: James Ashford, Irena Svobododva
5. Краткое описание: Новых начал не бывает - круг всегда замыкается. Если бы только Джеймс знал, на что подписывался, когда по знакомству соглашался наняться телохранителем в службу безопасности одного влиятельного бизнесмена и политика ЮАР. Но сперва ему нужно было пройти серьезную проверку на профпригодность.

Отредактировано James Ashford (2017-06-03 23:21:41)

+1

2

Треск будильника. Один из самых противных на свете звуков. Тем более, когда мешает до конца насладиться моментом, - сидя верхом, рыжая всё ещё дрожала от отголосков бурного пробуждения, жмурилась от удовольствия. Тонкие пальцы очерчивали напряжённые мышцы мужского торса.
- А может, никуда не пойдём? – Ирена прижалась к аугу грудью и уткнулась носом в его шею. Вставать с постели (а уж тем более, слезать со своего любовника) не хотелось категорически. - Ладно-ладно, я просто шучу, - девушка заворчала, упорно игнорируя попытки Джеймса спихнуть её с себя. – Ещё пять минуточек.
  Чёрт возьми, и какими же драгоценными казались эти скромные пять минут. Никакой спешки, никаких опасностей и беспокойства, - солнце заливало половину комнаты теплым, почти что осязаемым светом, сквозь открытое окно пробивался освежающий, прохладный ветер. Мерное дыхание мужчины баюкает, подначивая уснуть прямо так, вцепившись в наёмника покрепче. Ну вот кто вообще придумал вставать так рано? Кто ходит в гости по утрам, тому могут и тумаков навалять.
- Ирен.
- М, - кажется, рыжая и вправду прикорнула, с удобством устроив голову на широком плече. – Да, да, встаю я.
  Зевнув и хорошенько потянувшись, Рен всё же сместила своё бренное тело в сторону, позволив аугу подняться, уселась на смятой постели, взъерошила медную гриву.
- Так ты не против, если я составлю вам компанию? – переспросила она Джеймса, удалившегося в ванную комнату. Пришлось повысить голос. – У меня сегодня выходной. В любом случае, я планировала прогуляться.
  Конечно не против, куда он денется, - мутные малахитовые глаза игриво засверкали, девушка тщательно заправила кровать и, зависнув у широкого окна на пару мгновений, проскользнула мимо ауга в ванную. Больше холодного душа хотелось только ещё одного раунда, - Ирена нетерпеливо облизнулась, старательно укладывая непослушную шевелюру.
- Надо будет поглядеть, какие тут парикмахерские, - пробубнила себе под нос спутница стального зверя, неторопливо одеваясь. – А то тебе опять придётся подолгу сидеть рядом со мной, придерживая зеркало, хе-хе. Так Бен не говорил тебе, что это за знакомый?

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:20:47)

+1

3

После привычного бурного пробуждения по утру трудно было устоять перед тем, чтобы не последовать совету Ирен и никуда не пойти. Но устоять пришлось. Борьба с рвением остаться продолжалась ровно пять минут. Пять минут мерной полудремы, которые Джеймс уделил Ирен, прежде чем поднялся с постели.
- Если я никуда не пойду, то придет Афина и после всего просто вытащит меня за ноги. - Вздохнул мужчина, легко спихивая девушку, потягиваясь от зевоты.
Он едва ли лукавил. Уговорить Рэйчел наведаться к знакомому ее деда в поисках работы было ой как непросто: потребовались уговоры и трехдневные назидания нескольких человек. В конце концов грозная женщина согласилась, и теперь вряд ли была бы обрадована, узнав, что главный инициатор в лице Джеймса вдруг решил отступить. А ведь он дал слово: Афине, старине Бенджамину, Ирен, самому себе.
Первым делом направился в ванную. У гостевой комнаты в просторном доме Бенджамина, любезно предоставленной паре хозяином, санузел был отдельным. Умываясь перед зеркалом, Джеймс за прикрытой дверью перекрикивал бившую из-под крана струю воды:
- Ну пошли, нам все равно в центр. Все важные шишки обретаются там. Бен говорил, что у его сослуживца большой бизнес, политическая карьера, благотворительность. Белые его любят, а вот черные - не очень. Словом, защита ему всегда пригодится. Сама видела, что это за страна такая.
Поглядеть было на что. ЮАР - край контрастов, переживший полвека апартейда, который старательно выкорчевывали, однако так и не выкорчевали до конца. Мало какая политика способна диктовать человеку, что ему чувствовать, живя по соседству с тем, с кем его мало что роднит. Держаться своих, сторониться чужих - это естественный порядок вещей, заведенный матушкой-природой, с которой трудно поспорить. Именно поэтому сытые белые кварталы так же, как и прежде, соседствовали с голодными черными гетто, официально же - все было хорошо. Именно поэтому на юге Африки хватало повстанцев и экстремистов, ждавших своего часа, прятавшихся от множественных рейдов силовиков. Именно поэтому полиция держала ухо востро и редко лезла за словом в карман, предпочитая сразу доставать из него что-нибудь крупнокалиберное, а вопросы задавать только после стрельбы на поражение: клин клином вышибают. Именно поэтому с годами белого населения в стране становилось все меньше, а черное, теснившее потомков пришлых колонизаторов, не упускало малейшей возможности воспользоваться моментом, когда белые нет-нет да давали слабину. Именно поэтому те, уступая числом, пытались сплотиться тем сильнее, чем меньше их становилось. И все это - в обход официально статистики, СМИ и официальной политической ситуации. Видит Бог, у ЮАР хватало своих проблем понасущнее европейской фобии аугментаций, потому как сытый голодного не разумеет.
И в эту пучину вот-вот должен был с головой нырнуть Джеймс. У него было дурное предчувствие, но, черт возьми, когда оно его отпускало хоть на минуту? В этот раз он хотя бы сам являлся хозяином своего положения, ему не дышали в затылок Двали и власти, одинаково охочие до железяк.
Умывшись, Джеймс полез в шкаф. Пришлось раскошелиться на обновку, но оно того стоило.
- Ну, как я выгляжу? - Поинтересовался он у Ирен, поворачиваясь перед зеркалом в дверце гардероба.
Модный черный пиджак на двух пуговицах сидел, удачно подчеркивая крепкую мужскую фигуру. Светло-серая шелковая рубашка с расстегнутым воротом тоже хорошо прилегала к телу, не нуждаясь в галстуке. Конечно, Джеймс бы предпочел более свободную одежду, не стеснявшую движений, состоявшую из привычных армейских ботинок на шнурках, свободных штанов и футболки, но ничего не поделаешь - дресс-код. Эшфорд пока мало понимал, как телохранители, попав в передрягу, ввязываются в бой в тесном костюме. Ауг надеялся, что узнает сии премудрости нескоро.
Тут в дверь настойчиво постучали.
- Эй, железный дровосек, ты там готов? - Желала доброго утра Афина, подгоняя из-за порога. - Потом жахаться будете!
- Я же говорил. - Ухмыльнулся собственной правоте Джеймс, взглянув на Ирен, а потом поспешил успокоить Рэй. - Иду!
Когда ауг открыл дверь, в коридоре ждала Афина, одетая совсем не под стать Джеймсу: привычное летнее милитари с крепкими татуированными руками напоказ. Женщина крайне редко изменяла своему стилю.
- А разве мы не на встречу с бизнесменом идем? - Только и успел поинтересоваться мужчина, прежде чем та сбежала по лестнице вниз на первый этаж.
- Как-нибудь переживет! - Донеслась беззаботная реплика до Эшфорда.
- Подожди, Ирен поедет с нами в центр!
- Тогда пусть поторапливает свою рыжую задницу! Мы уже опаздываем на пять минут!
Переступая через порог, Джеймс недвусмысленно взглянул на Ирен: пять минут.

Отредактировано James Ashford (2017-06-03 21:26:12)

+1

4

Увлечённо закатывая рукава бордовой рубашки в клеточку, доходившей до середины бедра, Ирена не сразу обернулась, дабы оценить внешний вид командира. А повернувшись, попросту онемела: и всё таки тщательно подобранный классический костюм красит мужчину не меньше боевых шрамов.
- Очень даже. Да, - трудно было отвести взгляд, не то от восторга, не то от тревожных воспоминаний. Нельзя просто так взять и забыть их дерзкую вылазку прямиком в пасть льва, пафосный клуб, для дружеской беседы с его хозяином, окончившейся перестрелкой. Угх.
  Бодрый женский голос из-за двери торжественно пожелал парочке доброго утра. На свой манер, разумеется, да и предложение «пожахаться» попозже было уже неактуально. Перехватив многозначительный взгляд ауга, Рен не удержалась от того, чтоб не показать язык, только было не до конца понятно, кому из двух боевых товарищей предназначался этот жест. Простецкие тряпичные кеды обхватили девичьи стопы, в воздухе шикнул флакончик духов, Ирена бегло оглянулась, и, убедившись, что в комнате всё аккуратно прибрано, взбежала вниз по лестнице вслед удалившемуся Джеймсу.
  Первый этаж встретил тишиной, едва ли нарушаемой голосом Афины. Что ж, утро началась очень даже неплохо, и предстояло провести его как минимум на «4». Солнце обожгло макушку, стоило выйти на улицу, от непривычной жары тут же начало мутить. Ну ничего, к этому попросту надо привыкнуть. Ирена не стала терять времени даром, усаживаясь на заднее сиденье авто, едва слышимо щёлкнул ремень безопасности.
  Если бы её спросили, каким одним словом могла бы Ирена описать проносившиеся за окном улочки, то она бы определённо произнесла «калейдоскоп». Броские рекламные щиты, свежая, едкого цвета весенняя зелень небольших деревьев,  то тут то там пестрили вывески, зазывавшие во многочисленные кафешки, сквозь открытое окно едва уловимым шлейфом проскользнул аромат свежей кондитерской выпечки и, кажется, корицы. От ярких цветов резало глаза, отчего-то хотелось инстинктивно спрятаться: чересчур непривычно. Машина остановилась напротив аляповатого торгового центра.
- Это, спасибо, что подбросили, - торопливо отсалютовала Рен, вылезая из машины. – Если что – наушник включен. Удачи вам! - и тут же смущенно замялась. - А, Джеймс: дашь денежек на мороженое?
  Дверца негромко хлопнула, и рыжая хорошенько потянулась, опасливо осматривая огромное здание, увешанное плакатами и вывесками, словно рождественское дерево. Пожалуй, у неё есть часок-другой для его изучения.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:29:13)

+1

5

Ехать пришлось недолго. Во всяком случае до первой остановки в даунтауне - просторного торгового центра. Там и высадили Ирен.
- До связи, - махнул на прощание рукой Джеймс, провожая рыжую взглядом из салона легковушки, - Надеюсь, мы не надолго.
Впрочем, пришлось проехать каких-то два квартала, прежде чем Афина привезла Эшфорда к офисному небоскребу - самому высокому среди прочих и самому впечатляющему. Где-то наверху красовался сверкающий логотип корпорации "Чейз", прозванной так по фамилии своего владельца - сослуживца Бенджамина Бишопа.
- Черт, не люблю небоскребы. - Заглушив двигатель, пожаловалась Афина.
- Я думал, ты служила в ВВС, и высота - твоя стихия. - Недоумевал Джеймс, выбираясь из машины на парковке.
- Высота высотой, но он сплошь стеклянный. Только так простреливается, не находишь, разведка? - Голос Рэй звучал не на шутку подозрительно.
- Нахожу. - Согласился Эшфорд, ступая прямиком к зданию, по выложенной плиткой площади с фонтаном и современными скульптурами .
Прежде чем их пустили на один из верхних этажей, при входе двоих посетителей тщательно обыскали. Путь на лифте был недолгим, и когда тот добрался до нужного этажа, перед Джеймсом и Рэй предстал просторный офис, сквозь стеклянные стены которого били лучи яркого африканского солнца. В самом конце помещения, за длинным столом с множеством стульев, сидел влиятельного вида пожилой мужчина в дорогом костюме.
- Добро пожаловать, Джеймс и Рэйчел. - Коротко произнес он, поднимаясь с места, жестом приглашая посетителей занять места рядом.
Влиятельный бизнесмен и амбициозный политик, метивший в перспективе не иначе как в главы государства, оказался таким, каким его можно было видеть на листовках и в телевизионных репортажах: авторитетная фигура, не привыкшая размениваться по мелочам, знавшая, чего хотят его потенциальные избиратели. Те, кто назвал бы радикальными его взгляды на меры по борьбе с экстремистами, досаждавшими мирным людям, вряд ли по жизни обладали решительностью и твердостью характера. Джеймс и Афина - оба не такие уж бывшие военные - сейчас прекрасно понимали, почему симпатизируют господину Ларри Чейзу больше всего как раз силовики. Волевое лицо немолодого светловолосого мужчины выражало безграничную уверенность в собственных силах, какую мог демонстрировать только человек, некогда побывавший на войне.
- Как там дела у старины Бенджамина? - Поинтересовался Ларри, без задней мысли протягивая аугу ладонь для рукопожатия.
В ответ Эшфорд протянул свою стальную конечность, и мужчины обменялись крепким рукопожатием: даже механика Джеймса могла по достоинству оценить крепкую хватку магната. Потом то же самое на равных смогла сделать и татуированная рука Афины.
- У него все в порядке. - Ответила женщина за Эшфорда, все-таки Бенджамин был ее дедом.
Потом все трое уселись за стол. Владелец небоскреба заговорил первым:
- Прежде всего, хочу извиниться: у меня совсем мало времени. Поэтому перейду сразу к делу. Бен рассказал мне о вас вкратце: ВВС и разведка, значит, вы можете за себя постоять. Это хорошо, я доверяю Бенджамину и его выбору, когда-то давно он спас мне жизнь, небось, то и дело об этом вспоминает.
- Есть такое. - Вздохнула Рэй.
- А как иначе? - Ухмыльнулся господин Чейз. - Считайте, что первый этап проверки профпригодности вы уже прошли, хотя кое-что из бумажных дел все равно позже придется утрясти. Но, думаю, с этим не возникнет сложностей. Есть проблема посерьезнее - второй этап. Я не могу взять вас без какой бы то ни было проверки вообще, понимаете? Заодно и проверим, на что вы способны. Если справитесь или хотя бы существенно продвинитесь в деле - добро пожаловать на борт. Джеймс?
- Мистер Чейз?
- Ты разведчик. Значит ли это, что ты можешь найти человека? Даже несмотря на то, что прибыл в город совсем недавно. Скажем так, в экстремальных условиях.
- Зависит от того, кого искать. - Не стал лукавить ауг.
- Полторы недели назад пропала девочка-подросток, подопечная моей хорошей знакомой, - Начал тот, - Прежде, чем ты спросишь: нет, полиция не станет этим заниматься. ЮАР живет в напряжении от постоянной угрозы со стороны экстремистов, силовые структуры заняты по большей части именно предотвращением новых атак. Я обещал Лауре пару человек в помощь, думаю, я не ошибся в выборе. Опытный разведчик и способная внучка моего товарища смогут ей помочь.
- Сделаем все, что в наших силах, сэр. - Согласился Джеймс, на которого производил впечатление авторитетный собеседник.
- Вот это правильный настрой, вышлю вам контакты Лауры в ближайшее время, она посвятит вас в суть дела. - Ларри кивнул, затем перевел взгляд на Афину. - Рэйчел, ты местная, поэтому заодно и поможешь Джеймсу освоиться в процессе поисков.
- Хорошо, сэр. - Та тоже не смогла отказать.
- Чудесно. Если у вас есть друзья, которые смогут помочь сократить драгоценное время поисков, то не бойтесь прибегать к их помощи. На кону жизнь невинной девочки, дай бог, чтобы она была жива и здорова. - Несколько засуетился мистер Чейз, но потом опомнился, - Еще кое-что. Прошу, не упоминайте моего имени в разговорах с посторонними, им ни к чему знать о нашем уговоре. Сами понимаете, обстановка сейчас неспокойная. Если кто-то спросит, то к поискам вас привлекла Лаура.
- Мы понимаем. - Развеял опасения бизнесмена ауг.
- Тогда договорились. Боюсь, мне уже нужно спешить. Надеюсь, в скором времени мы еще увидимся. Удачи вам. - Ларри снова протянул раскрытую ладонь двоим по очереди.
- Спасибо, сэр. - Прощался Джеймс, пожимая твердую руку. - До встречи.
- Передавайте привет старине Бену, молодежь. - Донеслось до посетителей, когда те уже заходили в лифт. - И попомните мои слова, однажды эта страна еще о себе заявит!
Подъемник стремительно поехал вниз, развлекая двоих пассажиров ненавязчивой мелодией из динамика наверху, развеивавшей повисшую тишину.
- Могло быть и хуже, а? Его не смутили ни мой внешний вид, ни твоя рука. - Заговорила Афина первой. - Меня не было дома пять лет, и, кажется. я понимаю, как он смог достичь таких высот, заявить о себе. Что-то в нем действительно есть.
- Может и так. - Согласился Эшфорд, на которого Ларри Чейз тоже произвел хорошее впечатление того, кому не стыдно доверить управлять важными делами республики. - Ну что, нанесем визит этой Лауре?
- Насчет этого... Кажется, я знаю, о какой Лауре он говорил. - Голос женщины выказывал некие опасения.
Дурное предчувствие напомнило Джеймсу о себе с новой силой. Двери лифта распахнулись в просторном фойе первого этажа.

Отредактировано James Ashford (2017-06-03 21:32:02)

+1

6

Наверное, стоит всё же перестать топтаться на месте, взять себя в руки и двинуться вперёд. Звучит достаточно вдохновляюще, не так ли? Особенно, когда ты размышляешь не о смысле бытия, а пытаешься буквально сдвинуть с себя с места. Кажется, она слишком отвыкла высовываться из безопасного логова без своего стального зверя. Плохая привычка, очень плохая, так и до психического расстройства недалеко, - глубокий вдох, один, два, три. Пушистую гриву резво трепал прохладный ветерок, вызывая по спине ворох мурашек, Рен осторожно и неторопливо зашла внутрь внушительного торгового центра, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие и не озираться по сторонам затравленным зверьком, выискивая недоброжелателей. Хоть разум и понимал, что за три дня просиживания дома у гостеприимного Бенджамина почти что невозможно нажить себе врагов (бывают, конечно, уникумы, но Ирена к таким персонам не относилась), всё нутро трепетало от напряжения.
  Нужно просто отвлечься, развеяться. Очередная мысль ввергла в ступор: а чем, собственно, отвлекаются девушки? На алкоголе и постельных утехах далеко не уедешь, как бы это смешно не звучало – девушка даже улыбнулась собственным мыслям, разглядывая сверкающие безделушки на витрине маленького ларька. Шоппинг? Брови нахмурились, Рен прошлась к другой витрине, скрывавшей за собой изыскано одетый манекен. Ух, нет, уж кто-кто, а она не была приверженцем одеваться по последнему писку моды, предпочитая одежду более практичную. Пара-тройка платьев, которые она когда-то себе покупала, остались на том конце света, кажется, даже бирка с ценником не была срезана. Сморгнув печальное наваждение, Ирена перестала дырявить манекена бездумным взглядом, отправившись дальше. Магазины с косметикой прямо таки разили за версту лютым амбре всевозможных запахов духов, и не смотря на то, что кое-какие предметы для макияжа были необходимы, зайти ни в один из попадавшихся на пути рыжая не решилась: пожалуй, ни Джеймс, ни посетители бара не обратят внимания на то, что тушь на ресницах без дополнительного эффекта «объема».
  Мерно вышагивая по начищенной до блеска плитке, девушка притормаживала то тут, то там, изучая витрины и закоулки, покуда изумительный запах чего-то сдобного не свёл все мысли в одну-единую нить: а ведь она даже не успела позавтракать. В подтверждение в животе заурчало и Рен не решилась отказаться отведать чего-нибудь съестного. А по пути как раз виднелась какая-то забегаловка. Ну и что, что «японская кухня», а не «южноафриканская», всё равно Ирена не решилась бы есть что-то исконно-традиционное без консультации персонального гида в лице необычайно мрачной в последнее время Афины. Болтая ногами в воздухе, девушка за обе щёки уплетала удон с кусочками (кажется) говядины. Гул кафешки сливался с общим шумом торгового центра, давя на виски неприятным раздражением: вот те на, а в баре всё как будто по-другому, и шум почти не ощущается, и гул уже приятен сердцу. Впрочем, что поделать, - расплатившись, обладательница зеленых глаз засеменила к выходу – раз душа не лежит к таким местам, то и нечего себя терзать, подождать напарников можно и на улице. Того глядишь и хоть немного позагораешь, милая, а то бледная, как смерть.
  Усевшись на одну из многочисленных скамеек перед выходом в торговый центр, рыжая нетерпеливо поглядывала на дорогу, выискивая знакомую марку.
- Вот блин, - от старательного разглядывания оживлённой трассы Рен даже позабыла, что в руке держит рожок мороженого. И то напомнило о себе, стекая по пальцам холодным и липким карамельным топпингом. Перехватив стаканчик в другую руку, девушка остервенело затрясла рукой, как будто это поможет смахнуть капли мороженого с испачканной руки. Ещё не хватало измазаться, аки свинья. Закопошившись в рюкзаке, выудила скрюченными пальцами пачку салфеток.
- Скучаете? – бодрый, но низкий тембр раздался где-то неподалёку, и рыжая не сразу среагировала, старательно вытирая пальцы.
- Я? – в девичьих глазах всколыхнулась настороженная тревога. – Н-нет, я тут, ну, жду знакомых.
- Не возражаете, если я составлю вам компанию? – незнакомец щербато улыбнулся, разваливаясь на скамье рядом. Как будто больше негде посидеть.
- Ну, а если я скажу «нет», вы уйдёте?
- Нет, - парень хохотнул, подсаживаясь ближе. – Чувство юмора, гляжу, у тебя имеется, уже неплохо. Так как тебя, говоришь, зовут?
- А я и не говорила, - Ирена слизнула подтаявшее мороженое. – У меня уже есть пара, так что...
- Ну, парень – не шкаф, подвинется, - перебил её паренёк, сидящий уже чересчур близко. – А второй девочке я буду только рад, если вы там любительницы всё-такое, ну ты меня понимаешь.
- Боюсь, ему некуда будет двигаться, - подорвавшись с места, отрезала Рен, перехватила рюкзак поудобнее. – Всего доброго, сэр.
- Ой какие мы манерные! – попытка парня перехватить лямку рюкзака не увенчалась успехом; назойливый собеседник сорвался следом. – Оставь номерок, че выпендриваешься!
И как же вовремя прозвучал в микронаушнике родной голос, как же вовремя Афина с Джеймсом закончили свои дела! Юркой лисой метнувшись к знакомой машине, Ирену резко развернуло на пятках.
- Номер, говорю, оставь, - ощерился новоявленный ухажёр, стискивая жилистые пальцы на девичьем плече.
  Конечно, можно было бы позвать на помощь, но тогда несчастному бы ещё долго сращивали кости: дикий пёс войны не станет бить в половину своей силы. С силой потянуть противника на себя за грудки, резкий удар коленом в пах, рожок мороженого чвякнул по лицу «ухажёра», захрустев вафлей. Жалко, вкусное было.
- С такими манерами твоей подругой будет только правая рука, - фыркнула рыжая и метнулась к машине. Хлопнув дверью и испуганно вжавшись в спинку, она не сразу поймала на себе пронзительные взгляды боевых напарников. – Что?.. Вот, знакомлюсь с местными. Кстати, как все прошло?

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:37:25)

+1

7

- Ирен? Ты где? - Окликнул Эшфорд рыжую посредством наушника, когда машина остановилась неподалеку от торгового центра.
Признаться, Джеймс не ожидал, что Ирен так быстро метнется к машине. Только озираясь по сторонам, он углядел причину, по которой рыжая так спешила убраться как можно дальше. Вернее от которой. Нерадивый ухажер, чересчур настойчивый.
- Нормально. Сейчас разберемся... - Только и успел произнести Джеймс, поднимаясь с пассажирского сидения, готовясь уже размять кулаки, как вдруг его остановила крепкая рука Афины.
- Да сиди уже ровно, некогда нам с местными знакомиться. - Сказала женщина, давя на педаль газа, заставляя машину тронуться с места. - Чейз хочет, чтобы мы поиграли в детективов, рыжуха. Готовь плащ и шляпу.
- Ты же не спросила, хочет ли она в этом вообще участвовать, и даже не рассказала, что к чему. - Возмутился Джеймс, открывая окно, чтобы впустить в салон поток свежего океанского воздуха.
- Твоя правда. - Согласилась Рэй. - В общем, пропала подопечная некой хорошей знакомой нашего миллионера, зовут эту женщину, которой мы должны помочь, Лаурой Моретти - она нас в детали и посвятит. Вот тут и начинается самое интересное. Можно было бы подумать, что это какая-то там гламурная фифа, тупая, навроде мебели или собачки, отирающаяся рядом с очередным толтосумом, да вот как бы не так. В прессе писали, что у нее в свои пятьдесят, если не ошибаюсь, два высших образования и разряд по шахматам, а еще она довольно религиозна, много средств пускает на благотворительность. Но это только одна сторона медали. Поговаривают, что вся ее сицилийская семейка, прежде чем загреметь за решетку или отправиться на тот свет не своими смертями лет десять назад, занималась контрабандой оружия, а сама Лаура отсидела пять лет в тюрьме по какой-то схожей статье. Не помню, какой именно, но в газетах тогда был большой резонанс. На первых полосах с ее фотографией журналюги писали чуть ли не о крестной матери.
- Злой гений замаливает грехи. - Подытожил Джеймс, услаждая взор буйной зеленью за окном ехавшего автомобиля.
- Вроде того. Ударение на "злой". А еще...
- Что? - переспросил Джеймс.
- Нет, ничего. Дом у нее - целый особняк. - Коротко ответила Афина, не сводя глаз с дороги. Казалось, воительница нервничала без веской на то причины.
В салоне стало тихо. Легковушка мерно ехала по направлению к пригороду.
- Ирен, мы не можем тебя заставлять. - Заговорил вдруг Джеймс, - но если ты все-таки вызовешься нам помочь в поисках, то это для нас бы много значило.
Роскошный старинный особняк Моретти, находившийся на живописной возвышенности за городом, действительно впечатлял: утопавшее в зелени просторное двухэтажное здание с двумя бассейнами, библиотекой, спортзалом и винным погребом. На территории за забором раскинулись большой сад с фонтанами и резными скульптурами, конюшни, гостевой дом и даже вертолетная площадка. Словом, если семья Моретти когда-то и являлась мафиозным кланом, то их жилище соответствовало былому статусу.
На территорию их машину пропустили без задержек - незамужняя миссис Моретти ожидала их. На пороге дома, стоило троице только позвонить в дверь, показался чопорного вида дворецкий, проводивший гостей на второй этаж через коридоры, со вкусом украшенные старинными картинами и антиквариатом. Афина в такой обстановке теперь уже явно не находила себе места.
- Нервничаешь? - Украдкой поинтересовался Джеймс. - На тебя не похоже.
- А ты каждый день бываешь в домах, похожих на музей? - Отмахнулась женщина так, чтобы шедший впереди дворецкий не услышал.
Он остановил гостей у двери в каминную, из-за которой слышалось, как кто-то виртуозно играет "Вальс цветов" на скрипке. Прислуга постучал в дверь, после чего хозяйка разрешила гостям пройти.
В уютной каминной, помимо самого растопленного камина, задорно потрескивавшего дровами, зрелищу троицы предстали витрины со старинным оружием и доспехами. В дальнем углу стоял лакированный белый рояль, наверняка ровесник дома, сама же Лаура расположилась на резном кресле со скрипкой в руках.
Хозяйкой оказалась эффектная зрелая женщина, впрочем, года и едва заметные морщины лишь красили сицилийку, как возраст красит выдержанное итальянское вино. Но не возрастом единым: такой ровный медный загар, напоминавшую песочные часы фигуру, свежий вид лица и буйную темно-каштановую гриву могут поддерживать в привлекательном состоянии только те, кто готов упорно работать над собой каждый день, не жалея колоссальных сил и средств. Зато результат стоил любых затрат, тем более когда не давал и малейшего намека на пять лет тюремного заключения.
- Добро пожаловать, проходите. - Отложив музыкальный инструмент в сторону, поприветствовала хозяйка гостей, приглашая их сесть на диван у камина, прямо напротив столика с расставленными на доске шахматными фигурами и чайным сервизом. - Могу предложить вам свежего чаю?
- Нет, большое спасибо. - Решительно отказался Эшфорд за всех сразу, ибо не хотел злоупотреблять чужим гостеприимством, когда важные дела не терпели отлагательств. - Нас послал мистер Чейз, мы бы не хотели отнимать у Вас много времени.
- Ты, должно быть, Джеймс. Ларри говорил, что ты военный, но не сказал, что вежливый. - Большие карие глаза пристально смотрели на ауга, оценивая, изучая властным взглядом. Католический крестик поблескивал на изящной шее хозяйки, так и норовя скрыться в декольте домашнего платья. - Какая чудесная неожиданность, очень приятно познакомиться, я, как вы уже знаете, Лаура. Вижу, с Рэйчел вы пришли не вдвоем. Рэйчел!
Джеймс повернул голову. Вид у Афины, застрявшей в дверном проеме, был такой, будто она была готова вжаться в дверной косяк, став с ним единым целым. Ни Джеймсу, ни Ирен не доводилось видеть грозную воительницу выпавшей в такой осадок. Афина молчала.
- Ну же, проходи, я не кусаюсь. - Звонко и бархатисто рассмеялась хозяйка, тут же моментально меняя выражение лица на бесстрастное. Что-то подсказывало Джеймсу, что для большинства людей Лаура Моретти оставалась именно такой холодной и хищной. - Кто старое помянет - тому глаз вон.
- Так вы знакомы? - Удивился Джеймс, повернув голову в сторону Афины.
- Было дело...
- Было. - Перехватила Лаура эстафету у замявшейся женщины, с трудом усаживавшейся подле ауга на диване. - Думаю, эта история может и подождать до тех пор, пока Рэйчел не созреет ее рассказать. Скажу только, что Афина ушла, не попрощавшись. Что ж, давно это было, а Господь учит нас прощать долги и должников - то был полезный урок.
Афина старательно вперила взгляд в дубовый пол, словно там была написана некая истина: то ли ключ к мирозданию, о ли ответ на все вопросы вселенной.
- Ох, где же мои манеры? - Опомнилась сицилийка, уделяя наконец все свое внимание Ирен. - Что за прелестное рыжее создание! Как твое имя, дитя? Не затруднит ли тебя сделать ход черными? Не спеши.
Тонким ухоженным пальцем ухоженной руки хозяйка указала юной гостье на расставленные на игральной доске шахматы. На поле оставалась стоять половина черных и белых фигур, но до конца партии, находившейся в самом разгаре, было еще далеко.

Отредактировано James Ashford (2017-05-23 18:46:11)

+1

8

Уже знакомый прохладный ветерок коснулся открытой шеи, Рен поёрзала на заднем сиденье.
- Эх, бедные мы, несчастные детективы, - произнесла девушка, не сдержав улыбки. – Колесо Сансары дало оборот, даже мафия в наличии. Звучит интригующе, чёрт возьми, как мне устоять?
  Внушительных и впечатляющих размеров апартаменты производили впечатление ещё с порога. Точнее, с ворот: пестрящая зеленью и разнообразными цветами широкая аллея, ведущая к поместью, разбавлялась изящными скульптурами, слепящими своей белизной на и без того ярком полотне весенних красок. А ведь это – даже не четверть всего, что успела разглядеть Ирена. Сколько же сил и денег было вложено в это многомиллионное искусство?..
  Дверь тихонько захлопнулась за спиной рыжей, как будто подгоняя ту не отставать от своей компании. Увы и ах, торжественное многообразие всевозможных деталей так и кричали: остановись, посмотри на меня! Картины, таящие в себе невиданных масштабов пейзажи, резные статуэтки, покоящиеся на постаментах, да даже сами стены, отлитые как будто из молочно-кремового мрамора притягивали взгляд, заставляя блуждать по едва заметным волнообразным линиям камня. От всей этой помпезности кружилась голова и сбивало дыхание: да уж, к таким гостям приоделся один лишь Джеймс, и его спутница принялась молчаливо корить себя за лень и нежелание утром приодеть что-нибудь более элегантное. С другой стороны, больше ничего в её скромном гардеробе и не было. Вот теперь отгоняемые ещё в торговом центре мысли о походе по магазинам казались не такими уж и глупыми.
   Изящная мелодия скрипки прервалась, но лишь для того, что бы представить гостям не менее изящную скрипачку. Статная женщина всем своим видом демонстрировала главенство – как минимум в этом поместье. В который раз опешившая Ирена не осмелилась детально рассматривать хозяйку дома: неприлично, всё таки, а посему просто проследовала вслед за Джеймсом, скромно уселась на диване рядом, выпрямившись и рыская глазами по окружающему пространству. Какое же счастье, что не было нужды участвовать в этом светстком диалоге, - уже начала было радоваться притихшая спутница стального зверя, как тут же пожалела о том, что вообще зареклась об этом. Как говорится в одной не очень приличной поговорке – если её деликатно перефразировать: «вспомнишь что-то нехорошее – вот и оно».
Рыжая нахмурилась, поджав губы: не то, что бы она совсем не могла играть в шахматы, но сейчас это было как бы... невовремя? Зелёные глаза осторожно изучали хозяйку дома – не более, сколько того позволяет этикет. Воспринимать ли её неторопливость как несрочность дела? Или же это лишь очередной ход тактика, прощупывающего поле боя перед решительным ударом?
- Моё имя – Хельга, - ответила Ирена, вежливо кивнув головой. – Не смею отказать вам, мэм.
  Бледные девичьи пальцы зависли в воздухе над шахматной доской, глаза сузились, изучая расположение фигур. Любопытно: заканчивать игру за кем-то – заведомо проигрышный вариант, по крайней мере, «юной особе» так казалось. Хм. Ноготки подцепили увесистую резную фигурку коня, делая ход.
- Хельга? Какое редкое имя в наших краях, - проворковала женщина, делая свой ход. – Откуда вы, Хельга? У вас... очень светлая кожа. Осмелюсь предположить, откуда-то с севера?
  « Спасибо, это от алкоголизма», - едва ли не вырвалось с губ бармена, но та сдержалась, прикрывая рот рукой. А если без шуток, то вопрос был с некоторым подвохом, толкающий на хрупкий лёд: одно слово невпопад – и можно начинать побаиваться недобрых взглядов в спину. Тяжёлое дыхание стального зверя обжигало затылок, ероша волосы, нет, душа моя, слишком тонко, я не пойду, не смотри на меня так. Ирена украдкой взглянула на молчаливого Джеймса, как будто ища в его непоколебимом виде подсказку на вопрос хозяйки дома.
- Да, мэм, вы угадали, - постаралась уклончиво, но вежливо подтвердить догадку Лауры Рен. – Если быть немного точнее – из Европы.
- В Европе много городов... – очередной вопрос, сродни грохочущей трещине на ледяном поле под ногами. Шаг вперёд, или твоё холодное тело достанут через пару-тройку недель.
- Ваш ход, - как бы невзначай тоненько пролепетала рыжая, сосредоточенно разглядывая лакированные шахматные фигуры.
- Ох, верно, - кажется, хозяйка тоже была увлечена игрой. Да, своей игрой в допросы, заштрихованной незатейливой беседой, от которой девушку начинало потихоньку лихорадить изнутри. Мутно-зелёные глаза опасливо забегали по интерьеру, отчаянно цепляясь за невидимые нити, спасительные тросы и флажки, подсказывающие, где топа безопаснее. По виску пробежала капля пота, и девушка торопливо смахнула её, делая вид, что просто поправляет выбившиеся локоны. Один массивный «трос» всё же не укрылся от её взора.
- П-простите, мэм, - тихо отвлекла женщину от раздумий Ирена, продолжая отвлекать ту от попыток разведать прошлое компании. Ну уж нет, хватит им и одного разведчика. – У вас... кхм, очень красивый террариум.
- Ах, какая наблюдательная особа! - так же тихо посмеялась Лаура, откидываясь на спинку кресла. – Интересуешься рептилиями?
- Не то, что бы...
- Надо его покормить, - перебив девушку, вдруг поднялась владелица особняка с места, направившись к толстому стеклу, скрывающему за собой шипящую диковинку.
  Итак, допрос окончен – Ирена облегчённо выдохнула, зажмурившись на пару секунд и потерев виски. Ноги уверенно ступили на промёрзшую землю, но даже та куда приятнее припорошенного снегом льда. Кажется, счёт пока ноль-ноль, и это было самое главное: если командир посчитает нужным, то он сам расскажет детали их прошлой жизни. Так будет даже лучше.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:43:37)

+1

9

Чем дольше Джеймс наблюдал за небольшой шахматной партией и непосредственно Лаурой, тем больше понимал, почему та не могла обратиться за помощью к кому-то еще. Люди, живущие в роскоши, не могут похвастаться наличием настоящих друзей, готовых подставить плечо в трудную минуту. Не на пользу этому шла и подпорченная биография госпожи Моретти. Но не богатством единым: еще у дамы имелись ум и красота. Умных не любят, красивых же побаиваются, тем более если те властны. Поэтому по доброте душевной никто в поисках не поможет, а у полиции и без пропавших девчонок забот полон рот.
Оставив шахматы, по-кошачьи грациозной походкой Лаура направилась к террариуму с питоном, стоявшим неподалеку. Повернувшись к гостям в профиль, хозяйка принялась кормить питомца, опустив за стекло пищавшего, дергавшегося белого мышонка, которого держала за хвост. Она даже невинную зверушку на заклание отправляла с неким изяществом, свойственном только хищнику, однако не змее, а скорее пантере, как подумал Джеймс.
Мышонок метался по террариуму, беспомощно елозя лапами по толстому стеклу, в то время как змей медленно но верно зажимал добычу в углу, готовясь к молниеносному броску. Мгновение, и рептилия накинулась на грызуна, опутывая вокруг тугим кольцом мышц и чешуи. Царица же зверей - пантера - наблюдала за действом пристальным взглядом поблескивавших карих глаз. Эшфорду начинал не давать покоя вопрос о том, сколько людей, будучи в ее власти, оказывались на месте невинной добычи?
- Дивное создание, не правда ли? И никакого яда не нужно. - По-заговорщически тихо озвучила Лаура риторический вопрос, смотря на последние мгновения жизни белого мышонка. - Но вернемся к делу. Моя подопечная Диана Эдвардс пропала полторы недели назад. Хоть это было на нее совсем не похоже, тревогу забили, и сказали мне не сразу: мало ли, в девочках-подростках порой просыпается бунтарский дух, и они убегают, но только для того, чтобы потом вернуться. Не так ли, Рэйчел?
- Вроде того. - Воздев очи к высокому потолку, могла только согласиться Афина, будто вовсе не имела понятия, о чем шла речь.
- Почему же Вы уверены, что она не вернется? - Закономерно поинтересовался Джеймс.
- Как я уже сказала, это на нее не похоже. Я молю Господа, чтобы все обошлось, потому что чувствую, что что-то случилось. Считайте это женской интуицией или материнским инстинктом немолодой бездетной дамы. - Тоскливо улыбнувшись, хозяйка вернулась к гостям, устраиваясь поудобнее в кресле напротив. - Диана лучшая воспитанница закрытой католической школы для девочек, которой я покровительствую. Шестнадцатилетней сироте попросту незачем сбегать по своей воле оттуда, где ей не в чем нуждаться, и все по душе. Я предугадываю, какие именно мысли вам приходят на ум: девчонка просто захотела повидать мир, потому что ей наскучило с утра до ночи молиться. Я бы на вашем месте тоже подумала так, если бы не знала Диану. Она - агнец божий, добрая душа, с которой даже нам в пору брать пример. Она бы никогда не исчезла вот так просто.
Как Лаура ни старалась, под маской авторитета и внутренней твердостью она не могла скрыть от Джеймса тоску по пропавшей подопечной. Инстинкты разведчика мало что способно обмануть, тем не менее, стоило отдать госпоже Моретти должное: ход мыслей Джеймса она предугадала.
- Вы пробовали ее искать? Объявляли награду? - Спросил ауг.
- Самостоятельные поиски не дали никаких результатов. Просто однажды вечером Диана не появилась в пансионате при школе, а в комнате все осталось на своих местах, будто она ушла на пятнадцать минут. Я лично осматривала ее комнату. Тем не менее, кому-нибудь со стороны не мешало бы взглянуть на нее еще раз. - Прозрачно намекала на троицу дама. - Что же касается награды, то нет, я не решилась идти на это, привлекая к поискам всяких проходимцев, чтобы те трепали мне нервы попусту. Я никоим образом не имею в виду вас, не подумайте, я доверяю Ларри. Впрочем, думаю, еще пара дней, и мне бы все равно пришлось пойти на крайние меры.
Закономерно в голове гостя назрел следующий вопрос: а что насчет полиции или какого-нибудь частного сыска? Ведь если законники не хотят делать свою работу бесплатно, то деньги - ключ, способный открыть любые двери. А денег у Лауры Моретти имелось предостаточно, сомневаться в этом, сидя в дорогой каминной просторного фамильного особняка, не приходилось.
И тут мститель моментально опомнился, радуясь тому, что природная немногословность сослужила Эшфорду хорошую службу. Он избавил себя от крайне неловкой ситуации, а хозяйку - от скрытого оскорбления. Ответ на не озвученный гостем вопрос был прост: Лаура происходила из мафиозной семьи. Джеймс мало понимал в кодексе чести старинных итальянских кланов, но одно знал наверняка: их члены консервативны и никогда не станут вести дел с законниками, чтобы ни стояло на кону. Уж лучше тюрьма. Совпадение ли, но госпожа Моретти уже успела провести за решеткой почти шесть лет.
И как же так получалось, что еще пару недель назад ауг старательно пускал в расход преступников в Праге, а теперь сам собирался помочь кому-то подобному, у кого за душой хватало грехов? Пожалуй, он решил дать Лауре один-единственный шанс, сам того не сознавая. В конце концов, свое она отсидела, а теперь, будучи человеком верующим, похоже, не имела ничего общего со своим прошлым, пытаясь до конца очистить совесть благими поступками. Грешному Эшфорду не пристало кидать камень, по правде, он мог и позавидовать: мало кому удается отпустить былое так просто. Он совершенно не знал Лауры Моретти, зато прекрасно знал, что внешность обманчива, и, подобно пантере, эффектная женщина могла таить за игривым нравом острые клыки и когти. Тем не менее, мститель дал даме шанс, потому как дело приняло новый оборот, и теперь все вертелось не вокруг одного только Джеймса, Лауры, Афины и их демонов. На кону могла стоять жизнь невинной девочки.
- Что ж, думаю, стоит начать поиски со школы. - Подводил предварительные итоги мужчина. - А где еще Диана любила проводить свободное время?
Догадку о том, что наверняка не в клубах, Джеймс тактично озвучивать не стал.
- В моем клубе. - Удивила его дама, будто бы снова читала чужие мысли, но гость сдержался, потому как женщина вдруг бархатисто рассмеялась собственной шутке, содержавшей, как оказалось, долю правды. - Нет, не в таком, как вы подумали. У меня, конечно, есть кабаре, но несовершеннолетним туда вход воспрещен. По будням, до того, как оно откроется, я часто веду книжный клуб в своей лавке. Знаете, как в былые времена. Диана же едва ли не каждый день приходила в свободное от занятий время, помогала мне, а еще любила обложиться книгами в тишине среди полок и читать до самого закрытия. Может быть, я что-то там упустила? Если мы разделимся по двое...
- Я с Джеймсом! - Сразу же вызвалась Афина, готовая едва ли не вскочить с места, чтобы поскорее убраться подальше.
- Что ж, - Лауре оставалось только улыбнуться, - Пусть так. Составит ли мне Хельга компанию, пока Рэйчел и Джеймс ищут следы в школе?
- А разве нас беспрепятственно пустят в закрытую католическую школу для девочек? - Искренне засомневался Джеймс. - Вид у нас чересчур отталкивающий для таких мест.
- Если только в качестве наглядного пособия двух смертных грехов. - Вздохнула Афина не без ехидства. - Чур я буду олицетворением гнева, а железный человек - отчаяния.
- Ох, Рэйчел, как всегда не лишена самоиронии. Кое-что никогда не меняется. - Заинтриговано произнесла хозяйка. - Скажете, что пришли от меня, чтобы искать Диану Эдвардс. Я предупрежу мать-настоятельницу о вашем визите.
- Тогда не будем терять времени. - Поднялся с места Джеймс, Афина тоже спешила как никогда. - Разделимся.
- Удачи. - Пожелала на прощание Лаура. - Скоро увидимся. Будьте на связи. И еще кое-что...
Афина, уходя, едва не подпрыгнула на месте, благо, ее лично замечание старой знакомой не коснулось.
- Если вы ее найдете, то я в долгу не останусь. - Решительно произнесла дама в манере человека, который всегда держит данное слово.
Джеймс кивнул, уходя прочь, оставляя Ирен наедине с Лаурой. Женщинам предстояло поехать на кабриолете госпожи Моретти в книжную лавку, в то время как ауг в компании Рэйчел направлялся в католическую школу.
- Береги себя. Если что не так - зови. - Уже выйдя на улицу, когда за гостями закрыл чопорный дворецкий, напомнил Джеймс Ирен по микронаушнику. - Надеюсь, ты не имеешь ничего против бумажных книг и общества Лауры. Афина вот боится ее, как огня.
- Я все слышала! - Раздался голос Рэй в наушнике, пока она, убежав быстрее Джеймса, подогнала машину и открыла дверь. - Ну давай, залезай сюда.
Он и сам не до конца понимал, почему решил отпустить Ирен с женщиной, которой пока что рано доверять. Похоже, даже разведчик поддался влиянию неотразимой дамы. Что поделать, он был всего лишь мужчиной, а господь, как наверняка припомнила бы набожная Лаура, создал Адама слабым перед Евой. Пока ауг понемногу терял хватку, Моретти же ничего не стоило сомкнуть свою еще сильнее.

Отредактировано James Ashford (2017-05-23 21:08:07)

+1

10

Уж к чему Рен была не готова, так это к тому, что её вот так просто оставят... одну? Просить составить компанию и легко скинуть, подвернись первая удачная возможность. «А если имею, то что? Вернёшься и заберёшь меня с собой?»  - Рен поджала губы,  нахмурившись и сжавшись в чересчур просторной для неё одной гостевой комнате. Оставшись один на один с хищником не менее опасным, чем тот, что надежно закрыт в большом террариуме, Ирена сама ощутила себя тем белым мышонком, добровольно отданным на заклание острозубой охотнице.
- Не будем терять времени даром, дитя, - бесшумно проследовала к выходу из гостиной Лаура, плавно качнув головой. – Время сейчас – непозволительная роскошь.
   Почти всю дорогу до книжного клуба женщины провели в гробовом молчании. И лишь на очередном светофоре тишину разорвал вопрос госпожи Моретти.
- Есть какие-нибудь предположения относительно неожиданной пропажи девочки?
- Выкуп, работорговля, проституция, - беззаботно принялась рассуждать вслух Ирена, откинув голову назад. - Что Европа, что прочие страны – увы, люди практически везде одинаковы. У неё не было никаких аугментаций?
- Нет, - ответила женщина, поворачивая руль. – Нет, не было.
  Ну нет, так нет, - рабство иных планов никто не отменял. Впрочем, рыжая вовремя прикусила язык, с запозданием осознав, что и без того сболтнула лишнего. Кабриолет остановился у витиеватой вывески книжного магазина.
- Мы на месте, дитя.
  А она-то думала, что нигде бумажных книг в мире уже и не сыщешь, - столь редкими и дорогими стали обычные носители информации, напечатанные на станках, такие обыденные в прошлом, и едва ли не раритетные – в нынешнее время. В центральном холле висела больших размеров картина, повествующая о битве рыцаря с зелёным вирмом.
- Диана любила рисовать? – зелёные глаза пересеклись с глазами карими, впервые за их знакомство Ирена не отвела взгляда, лишь слегка нахмурилась.
- Не замечала ничего подобного конкретно за Дианой, - с некоторым негодованием в голосе ответила хищная кошка, медленным шагом обхаживащюая свои владения.
- П-просто интересуюсь, на будущее, - Рен пожала плечами, с интересом осматриваясь по сторонам. – Творческие люди склонны ко множеству мелких заметок, стоит это учитывать.
  Осторожно и воодушевлённо изучая многочисленные полки с разнообразными томами, Ирена с трудом сдерживалась от того, чтобы не стиснуть жёсткие переплёты пальцами, зарыться в них с головой, поглощая новые знания большой ложкой. Как жаль, что времени было не так много.
- Хельга, - окликнула рыжую Лаура. – Я знаю, что, возможно, спрашиваю о слишком личном. Но всё же, позволь мне слегка потешить своё любопытство. Как вы познакомились с Рэйчел?
- Она свалилась на голову вместе с январским снегом, - задумчиво протянула руку к очередной книге Ирена. – Холодная, колючая, но по-своему обаятельная, если любоваться со стороны.
  Пальцы бережно обвели широкий корешок, заскрипели ноготками по полке, рыжая ожидала дальнейших расспросов.
- А Джеймс...
- Ну, в каком-то смысле он тоже свалился, - девушка жадно вдыхала запахи книжной пыли и типографической краски. – Точнее, завалился. В мою квартиру, без приглашения, залил всё своей кровищей...
- Похоже больше на отрывок из какого-нибудь детективного романа, - бархатисто рассмеялась Лаура, усаживаясь за широкий письменный стол. – И ты, дитя, даже не испугалась?
- Ещё как испугалась! – рыжая не без удовольствия подыграла сложившемуся диалогу. Вновь балансируя на грани правды и полуправды, она не столько обманывала, сколько повествовала историю, лишь слегка расходящуюся с истиной. – Кажется, я даже в обморок тогда упала от страха. А когда очухалась, пришлось его штопать.
- Занятно. Значит, к тебе в дом ворвался вооружённый преступник... А как же полиция? – требовала продолжения банкета женщина, наблюдая за блужданиями Рен меж книжными стеллажами.
Полиция. Точно. Девушка замерла на месте, погрязнув в раздумчивости: и почему же она тогда не вызвала полицию?! Черт возьми, святая простота, а ведь сколько всего можно было бы избежать одним простым звонком. В ушах прогремели выстрелы, крики, где-то замерцало лезвие скальпеля, а бездонная багрянцевая пустота раскуроченных глазниц топила в своём вязком омуте с головой.
- Хельга, милая? – мелодичный голос рвёт за загривок наружу, тянет прочь от разинувшего пасть человекоподобного остова. А существо цепляется липкими огрызками культий вместо рук, стонет бесшумно, но от того не менее угнетающе и мучительно. По позвоночнику пробежался холодок. – Всё хорошо?
- А! – одёргивается, трясёт пушистой шевелюрой, смахивая остатки липучего кошмара. – П-простите! Задумалась.
  Помолчав немного, рыжая продолжила.
- Знаете, - бледное личико озарила слабая улыбка, - я тогда даже и не думала о полиции. Ну, и боялась, и сильно захотелось помочь. Как видите, всё получилось очень даже неплохо. Да и... кх-м, не думаю, что полиция бы помогла должным образом. Там, в Европе, людям с протезами охотнее пустят пулю в лоб, чем окажут помощь.
- Неужели там и впрямь всё так скверно? А я-то думала, что там, в наше время, зиждется основной очаг заинтересованных в искусственных модернизациях людей, - ей показалось, или в голосе госпожи Моретти промелькнула надменная наигранность? К чему все эти разговоры, если весь мир знает о произошедшем?
- Инцидент не пощадил никого, - помрачнев, поставила точку в беседе Ирена, глубоко вздохнув и скрестив руки на груди. – Подскажите, были ли у Дианы любимые книги? Может, позволите осмотреть тот столик, за которым она чаще всего сидела?
- О, разумеется, - женщина мягко поднялась с кожаного кресла, поманила рыжую за собой.
  Уютный закуток за стеллажами было не так и просто найти с первого раза, если изначально не знать, где он находится. Обогнув столик, обладательница медной гривы медленно опустилась на скамью, провела пальцами по столешнице.
- Её книги? – кивнула головой в сторону небольшой стопки самых обыкновенных бумажных носителей информации.
- Я старалась оставить всё, как было, - негромко произнесла Лаура.
- Хорошо. Не возражаете, если я здесь осмотрюсь?
- Вы ведь здесь именно для этого, - очередная изящная улыбка, владелица книжного клуба скрылась за полками. – Мне надо доделать кое-какую мелкую работу, но если что-нибудь понадобится – не стесняйся, сразу говори.
- Спасибо.
  Так-с, так-с, так-с. Судить по названиям книг о предпочтениях пропавшей девицы было сложновато, в одной кипе уместилась и фантастика, и научные энциклопедии, какая-то детская сказка-страшилка и даже, кажется, пара бульварных романов. Похрустев суставами пальцев, рыжая подхватила первую попавшуюся книгу. Тщательно пролистав её и не найдя ничего интересного, Рен повторила то же самое с несколькими другими. Из очередной книги с шелестом вылетел клочок свёрнутой бумаги, осевший куда-то под стол, - нахмурившись, девушка подняла его и, развернув, довольно цокнула языком: рисовать  Диана, может, и не любила, но черкать листы каракулями в порывах задумчивости умела, и весьма старательно – если это, конечно, её рисунок. Усеянный множеством грубо очерченных глаз фрагмент какой-то картины, явно порванной в клочья, заштрихованный чёрным карандашом фон. А эта девчушка явно не была любительницей ярких красок, прямо как кое-кто. Ирена и сама не чуралась подобного стиля, вот только если она рисовала нечто похожее, находясь в вечных бегах от всего мира под стальным крылом опасного экстремиста, то могла бы Диана вымещать свои тревоги при похожих обстоятельствах? За ней следили? Нет? Слишком туманная подсказка, да и та может трактоваться столь вариативно, что не стоит покуда о ней упоминать без надобности. Присмотревшись, рыжая приметила заштрихованный сильнее прочего листа участок, где едва заметно проступали цифры. А вот это уже интереснее. Повертела затёкшей шеей, осмотрелась, по привычке выглядывая возможную опасность, прислушалась к окружающим звукам. Нет, ничего, - девичьи пальцы заботливо сложили рисунок в небольшой чёрный рюкзак, а сама девушка продолжила бегло изучать содержимое книг. Пусть времени недостаточно, но Ирена прямо таки чувствовала, что подсказка где-то близко. Стоило лишь немного сконцентрироваться.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:49:56)

+1

11

С тех пор как машина тронулась, так и не проронили ни слова, будто играли в молчанку. Джеймс краем глаза неотрывно следил за Афиной, старательно крутившей баранку.
- Ну что? - Наконец не выдержала женщина, - Так и будешь глазеть на меня?
- А мне остается что-то еще? - Спокойно проговорил Джеймс, - Сама-то ты не спешишь рассказывать, что тебя связывает с Лаурой, и отчего ты там сидела как на иголках.
- Тебя и рыжухи это не касается. - Холодно ответила Рэйчел, едва ли обращая внимание на собеседника, а вот татуированные руки еще крепче вцепились в рулевое колесо. - Найдем поскорее девчонку, и нам с этой итальянской милфой больше дела иметь не придется.
- Ошибаешься, еще как касается. - Решительно возразил Джеймс. - Ты не одна в этом деле, и нам с Ирен не повредит знать, не надумаешь ли ты выцарапать Лауре зенки. Или наоборот. С тех пор, как мы сюда приехали, ты сама не своя, в Праге тебя было не пронять, а сейчас артачишься по поводу и без.
- Только не надо нравоучений! - Контратаковала Афина, - Ты тоже из кожи вон лез, когда твое прошлое вдруг неожиданно пришло по твою душу, или ты уже забыл, что нас с рыжухой это тоже коснулось?
- Не без твоего участия с самого начала. - Был непреклонен Джеймс.
- Хорошо, не будь меня, Беккер бы все равно вернулся за тобой. И так же рано или поздно добрался бы до Ирен. Не делай такое лицо, мы оба знаем, что это так.
Стоило отдать Афине должное, она была права. Беккер бы не остановился ни перед чем на своем пути, чтобы отомстить Джеймсу. Рэйчел же, как и любой другой человек, была для немца всего лишь средством к достижению цели. И у самой Афины тоже имелась собственная цель - здравый эгоизм обосновывал многое в глазах посторонних. Но сейчас он все равно не мог служить оправданием тому факту, что Эшфорд и Ирен не знали, чего ожидать от Афины, когда дело касалось Лауры. Что-то подсказывало аугу, что ничего хорошего. А что если они вцепятся друг другу в глотки? Только этого еще не хватало.
- Послушай, Рэйчел, - Начал Джеймс, набрав воздуха в грудь. - Когда все полетело к чертям, я не бегал от Беккера. Или ты забыла, чем все закончилось? А ты же сейчас вместо того, чтобы взять инициативу в свои руки и принять последствия, как взрослый человек, бегаешь от ответственности не хуже сопливого подростка. Сдается мне, так все пять лет назад и было? Сколько тебе сейчас? Тридцать? Да как тебя вообще в ВВС взяли! Еще Афиной прозвалась, чтоб меня. Вот что: одна делай, что хочешь, но когда дело касается не только тебя одной, а всех нас - карты на стол. Я тебе в няньки не нанимался. Твой дед уже нажил к старости того, что его родная внучка, которую он воспитывал, как умел, ему совершенно чужой человек.
И был таков. В машине воцарилась гробовая тишина, обстановка накалялась. Усугублял все тот факт, что Ирен на том конце провода могла все отчетливо слышать посредством микронаушника. Джеймс же ощущал себя так, словно попал назад в окопы и пытается вернуть в строй бойца, лишь на секунду давшего слабину, но позже уже беспомощного обнимающего винтовку, хнычущего в окопе под непрерывным обстрелом. Только вот у Афины на покрасневшем лице не было и намека на слезы, а был написан первозданный гнев, и вместо желания вернуться домой к маме женщина наверняка испытывала непреодолимую тягу вывернуть на полном ходу баранку легковушки прямо под колеса первой встречной фуры.
Словно застывшей Рэйчел понадобилась пара мгновений, чтобы, переборов себя, не сделать ничего, о чем потом бы пришлось пожалеть не только ей одной. Кажется, Эшфорд тронул ее за живое и наконец-то смог достучаться.
- Да ты же ни хрена не знаешь! - Возразила женщина, повышая голос.
- Неужели? - Утомленно отмахнулся ауг, - Как мне еще тебе сказать, что в этом вся и суть? Картинку тебе нарисовать? Тащи карандаш и начинай рассказывать, что тебя связывает с Лаурой.
- Лучше, давай-ка, я тебе нарисую картинку. - Не выдержала наконец Афина, но постепенно приходила в себя. На сей раз окончательно, потому как речь ее становилась все спокойнее, прямо как в былые времена в Праге. Джеймс уже и не надеялся, что хоть раз застанет воительницу такой в Кейптауне. - Одну бабу воспитывали абы как, но ладно, тут уже ничего не попишешь, кем выросла, тем выросла. Важно не это, а то, что она ошивалась с малых лет абы с кем, абы где, и нажила настоящий талант влипать в неприятности еще до того, как сиськи расти начали. Начиналось все с малого, но уже после ВВС, когда ей срочно нужны были деньги в большом количестве, она - чемпионка города по смешанным единоборствам - решила заработать так, как умела лучше всего. Слыхал когда-нибудь про подпольные бои?
- Я много о чем слыхал. - Невозмутимо напомнил собеседнице мститель.
- Так вот эта баба, не будь дурой, пошла махать кулаками. И ей везло, даже чересчур. Настолько, что на нее внимание случайно обратила одна бывшая мафиозница, только откинувшаяся с зоны. Черт ее знает, что эта тетка вообще забыла в той дыре, потому как взялась вдруг после отсидки замаливать грехи, чистить карму - называй как угодно. А потом сделала гром-бабе предложение, от которого нельзя отказаться.
- Ты же только что сказала, что Лаура к тому моменту завязала с тем, чем занималась ее семья. - Уточнил Джеймс.
- Вроде того, да и это было не такое предложение, как в криминальных драмах. Лаура после отсидки вдруг решила, что ей надо кого-то опекать. Наверное затем, чтобы сделать мир лучше - я не знаю. Кстати, как она сидела в тюрьме - отдельная песня. Можно подумать, что при ее внешности ей было худо, и ее там опускали все, кому не лень - от охранников до сокамерниц, но нет. Моретти принялась ровнять всех зэчек параллельно и перпендикулярно, при своих мозгах она быстро стала важной шишкой, а, когда надо, могла отложить книжку из тюремной библиотеки и схватиться за заточку. Как тебе такое?
Звучало, по мнению Джеймса, и впрямь необычно, но почему-то он был склонен верить тому, что слышал. Более того, не далее как полчаса назад он собственными глазами смог убедиться в том, что Лаура Моретти - необычная женщина.
- Не откланяйся от темы. - Напомнил ауг. - Ты говорила о том, что она взялась тебя опекать.
- Да. Видишь ли, еще до Дианы у нее была я. Она уговорила меня бросить драться, и я ушла с подпольных боев. Давала мне денег по доброте душевной, а я все прожигала. Она пыталась додать мне все то, чего я была лишена, а я долбоебила по-черному, не оценив чужих стараний по собственной тупости. Представляешь, Лаура водила меня по театрам и музеям, пыталась сделать из меня человека, а я упрямилась, тащила ее сплавиться на байдарке по реке или прыгнуть с тарзанкой - мне многого для счастья не надо, я же прямая как палка. А тут еще и дома очередной скандал с дедом из-за какой-то ерунды поднасрал, и я вдруг решила, что так продолжаться больше не может.
- Ты сбежала. - Без труда догадался Джеймс.
- Да. - Вздохнула Рэй. - От Лауры, от деда - ото всех, кто пытался меня хоть как-то образумить. Никого я не послушала, решила, что вместо театра драмы мне нужен театр военный. Руки в ноги, прыгнула в первый вертолет наемничьей компании побогаче, вернее, уселась за штурвал вторым пилотом, и сначала в северную Африку, а потом и на ближний восток. Перестала быть Рэйчел, назвалась Афиной, потому как метала ракеты во все живое не хуже, чем греческая богиня - копье.
- Как ты попала в Европу?
- По классике: на корабле с нелегалами, ясное дело, а потом вплавь на надувной лодке. Но до того летала год на птичке, а однажды нас подбили. Из пяти человек на борту выжила только я. Думала, что меня на ремни бородачи-исламисты там же и порежут, а из обломков вытащили иранские курды-шииты. Враг моего врага - мой друг, поэтому еще полтора года провела среди них, официально числясь пропавшей без вести. Воевали с курдами плечом к плечу против террористов, даже как-то со временем прижилась - у курдов хватает женщин с автоматами в руках, ну, ты и так знаешь. А потом в какой-то момент почти всех убили. Женщины, дети, старики... Террористы никого не пощадили. С тех пор я жалею, что меня в тот момент не оказалось среди тех, кто стоял до конца. Я должна была быть там, но почему-то выжила, хотя моей лучшей подруге оторвало пол-туловища. По-хорошему, мне надо было вернуться в захваченную деревню и отомстить за всех. Прямо как делал ты в Праге, Джеймс, а я сбежала в Европу. До сих пор себе этого не могу простить. Люди спасли мне жизнь, а я...
- Ты не могла ничего изменить, и не изменила бы. Просто не была готова к этому. Я через это проходил. - Говорил Джеймс со знанием дела, ведь он тоже однажды сбежал, потому как однажды у него не было возможности спасти своих сослуживцев из Бэллтауэр, разобранных по кусочкам.
- Но ты хотя бы учишься на своих ошибках. А у меня в Праге произошла история с Двали, я вам с Ирен ее рассказывала. - Афина задумалась. - В общем, мораль сей басни такова: Рэйчел Бишоп не учится на своих ошибках, бежит от последствий и не ценит людей, которые чем-то ради нее жертвуют. Так и живем.
- Но ты вернулась домой. Второй шанс выпадает немногим, может, пора бы им воспользоваться? - Задал риторический вопрос мужчина, который впервые слышал столько откровений в единицу времени от Афины.
- Может, и так. - Грустно улыбнулась та. - Вот и приехали - вон указатель в сторону католической школы.
Легковушка остановилась за территорией старинного учебного заведения, огороженной высоким каменным забором. Двое посетителей не самого дружелюбного вида вылезли из салона.
- Ирен, мы на месте. - Произнес мужчина, обращаясь по микронаушнику к рыжей. - Нашли с Лаурой что-нибудь?

Отредактировано James Ashford (2017-05-24 21:57:29)

+1

12

Глаза непроизвольно скользили по пропечатанным чёрной краской строкам, Рен случайно зацепилась за какое-то фэнтези, открыв книгу на случайной странице. « - Я же сказал, я тороплюсь. Не стану терять времени на глупые раздумья. И спроить я не привык. Спорит либо дурак, либо подлец». Разборки на том конце «провода» оторвали её от чтения. Ну и ну, прямо таки аттракцион невиданных признаний – а Ирена всё прикидывала, как долго Афина будет держать всю свою желчь в себе.
- Что ж, звучит не так уж и плохо. А я уж начала побаиваться того, что история с белым кроликом повторится, и нужно готовиться к очередному ножу в спину, - вздохнула рыжая, придерживая микронаушник поудобнее.
    Откровение невозмутимой прежде богини было знаком свыше, не иначе как сам Зевс приказал своей подопечной исповедаться пред простыми смертными. Улыбнувшись собственным мыслям, Ирена пожала плечами.
- Немного тут, немного там, - не давая общей картины отрапортовала она командиру. – Скажу подробнее, как встретимся. Но ничего серьёзного без более весомых улик. А вообще здорово, что в нашей компании стало  на одну таинственную личность стало меньше.
- А как же твой любимый братик? – не упустила возможности съехидничать Рэйчел, её голос отдавался механическим лязгом в правом виске.
- Моего любимого братика никто ни о чем не расспрашивает, если уж на то пошло, - резонно заметила зеленоглазая, листая одной рукой очередную книженцию. – Кстати, предлагаю устраивать тематические вечера, как у анонимных алкоголиков. С нашими грешками можно жаловаться вечерами напролёт. Будет здорово, ну.
Тихонько хихикнув, девичьи пальцы чирканули по странице, вылавливая помятую визитку.
- Много мелочевки, слишком, к чему все эти мозаики, - бормотала себе под нос Ирена, повертев карточку в руках. Хэй, уже не то время для мелких бумажек, но чем чёрт не шутит?  Поднявшись с насиженного места и перехватив книжку, в которой была найдена визитка, Рен вернулась в общий зал к владелице салона. – Мэм, подскажите, может, вы знаете этот адрес?
  Женщина чуть нахмурилась, изучая написанный на обороте текст.
- Да, это автомастерская, раньше пользовалась большей популярностью, нежели в последнее время. К чему ты это, дитя?
- А далеко она находится?
- Неподалёку от школы, где училась Диана, - Лаура хмыкнула. – Совпадение?
- Не думаю. Т-точнее, сомневаюсь, - рыжая шевелюра покачалась из стороны в сторону. – Пока ничего не могу сказать, нужно всё проверить, вдруг кто-нибудь просто копошился в той кипе книг, да и оставил визитку как простую закладку.
- И то верно, - задумчивый лик посетил немолодое лицо госпожи Моретти.
- Быть может, вы видели – или слышали что-нибудь относительно её, хм, излюбленных мест для досуга? Помимо книг.
- Диана – большая тихоня и скромница, - женщина явно тщательно вспоминала хоть что-нибудь полезное. – Она ни разу не проявляла и толики бунтарства.
- Мэм, мы ведь все знаем, что в тихом омуте... Ну да неважно, спасибо за подсказку, пойду ещё посмотрю что-нибудь интересное.
Вежливо кивнув, Ирена поспешила вернуться на своё место. Что ж, книжки листать и до утра можно, а вот осмотреться по сторонам бывает порой полезнее. С чего бы начать? Окружающие полочки были заставлены мелкими фигурками и статуэтками, навряд ли там таились какие-нибудь личные вещи пропавшей девчушки.
- Джеймс, - тихонько и с некоторым отчаянием в голосе позвала она стального зверя. – Я... я больше не знаю, что искать. Я всё перерыла, есть пара мелких заметок, но их можно списать на любого посетителя – столь они размыты. Мисс Моретти ничего эдакого не замечала, ничего не слышала, я как слепой котёнок, тыкаюсь по углам, - протяжный вздох. – Нужно осмотреть её комнату. Здесь я попросту теряю своё время. Порыскаю ещё немного, и, наверное, буду сворачиваться.
И снова с головой в шелест страниц и мелких блокнотов. Отчего она не торопилась уходить отсюда? Пожалуй, было в этом укромном уголке нечто... завораживающее. Хотелось задержаться ещё ненадолго.  Ещё мять минуточек – совсем, как утром. Вздрогнув от волны приятных (даже чересчур) воспоминаний и отголосков ощущений, Ирена снова вернулась к копошившейся в каких-то документах Лауре.
- Мэм, - произнесла девушка. – Пожалуй, здесь я закончила. Полагаю, теперь было бы неплохо присоединиться к Джеймсу и Рэйчел, посмотреть, что интересного они нашли, заодно и посоветоваться насчёт некоторых найденных мною моментов.
- Что ты нашла? – неожиданно взволнованным голосом бросила женщина, выпрямляясь и сверля сжавшуюся от такого взгляда Ирену взглядом. – Не томи, дитя, у меня сердце кровью обливается!
- Пожалуйста, не переживайте. То, что я приметила, пока сложно отнести к Диане непосредственно – всё же, здесь не мало посетителей. Но если будет больше личной информации, то тогда я смогу сказать вам что-то конкретное.
- Понимаю. Мне нужно ещё пару минут, и можно будет отправляться.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-05-25 22:02:14)

+1

13

Сперва их не хотели пускать за забор женской католической школы, носившей официальное название христианской гимназии. Немудрено, вряд ли туда прибыли в целях проверки качества образования татуированная накачанная милитаристка и боевого вида ауг в дорогом костюме, но со стальной рукой и сломанным носом. Таким кадрам было в пору пугать примерных, одетых в элегантную форму учениц, и на территории учебного заведения те, попадаясь незнакомцам поодиночке или небольшими группками, шугались подозрительных типов, даже когда их двоих распорядилась впустить настоятельница, исполнявшая роль директора.
- Красивая тюрьма, ничего не скажешь. - Шепнула Афина, на ходу осматривая кампус, построенный вокруг старинной католической часовни добрых две-три сотни лет назад. - С колокольни можно и выброситься, когда крыша поедет. Спорим, с нее уже за пару веков не одна ученица шагнула?
- Тише ты! - Осадил Джеймс, кивая куда-то в сторону. - Охранник услышит.
За ними пристально следил мужчина, мгновение назад указавший дорогу до учебного корпуса и кабинета настоятельницы, соответственно. Просто исполнял свои обязанности, не ослушавшись распоряжения начальницы.
Та ждала их, но не рассказала посетителям ничего нового. Пожилая матрона повторила те же обстоятельства исчезновения Дианы, что и Лаура, однако, скрепя сердце, позволила осмотреть комнату девочки. Распоряжение меценатки Моретти помогло не только с этим, но и еще кое-с-чем. Мать-настоятельница позволила сыщикам-самоучкам взглянуть на записи с камер наблюдения. С помощью электроники просматривалась не вся территория кампуса, однако запись отчетливо показала, как вечером Диана входит в свою комнату в день собственного исчезновения. И на этом все. Нет, запись не обрывалась, как это бывает в кино. Время шло, а дверь покоев пропавшей без вести так и оставалась закрытой.
- Ирен, Диана исчезла из своей комнаты на втором этаже, не выходя в коридор, но настоятельница говорит, что из покоев можно выбраться только таким образом. - Негромко произнес Джеймс, когда он в компании Афины направлялся в жилое здание.
Комната Дианы, как того и следовало ожидать, оказалась скромной, хотя довольно уютной и просторной для одного человека. Наверняка не обошлось без стараний попечительницы Моретти. В глаза бросился дорогой, подписанный внутри подарок последней: причудливо украшенная бумажная Библия, лежавшая на тумбе у изголовья кровати. Никаких следов Дианы. Вернее, совсем ничего подозрительного. Все на своих местах, будто бы воспитанница католической гимназии вот-вот должна вернуться. Куда же она делась, если иначе, кроме как через дверь, можно было выйти только в окно второго этажа?
- Не, я бы тут точно с ума сошла. - Передернуло Афину, изучавшую обстановку. - Тут и без молитв жутко, даже компьютера нет - все общее. Может, тут какая секта жертвы древним богам приносит?
- Начинай уже искать что-нибудь в вещах. - Распорядился Джеймс, подходя ближе к окну. - Будет как-то неправильно, если я, взрослый мужчина, начну копошиться в белье несовершеннолетней девочки.
- Ага, не по-христиански. - Усмехнулась Афина, стаскивая с застеленной кровати одеяло с простыней. - Я-то не верующая, поэтому мне все равно, да? Ну ладно, а ты что будешь делать?
- А я пока...
- Чтоб меня! - Несказанно удивилась Афина, заставляя Джеймса, смотревшего в окно на территорию учебного заведения, тотчас обернуться.
- Что такое?
- Да ничего. - Вздохнула Афина. - Именно что: ничего. Под простыней и под матрасом пусто. Как они тут вообще живут? Если хочешь знать, какие секреты прячет девчонка-подросток - загляни под матрас. Я в свои шестнадцать чего там только не ныкала, а тут даже простецких стрингов не припрятано подальше от боженькиных глаз, чтоб тайком надевать. В бельевом ящике все сплошь парашюты до пупка. Я вот под матрасом прятала свой первый виб...
- Афина!
- Ладно, не кипятись, что-то меня в самом деле понесло. Я просто не завидую Диане. - Вмиг посерьезнела Афина. - Накаляет меня это местечко, никогда не любила церковь и все, что с ней связано. И вообще, что ты там завис?
Джеймс не отрывал пристального взгляда от окна.
- Оконная рама с широким подоконником с обоих сторон, закрывается сверху вниз. Видишь? Если кто-то вдруг решит вылезти, то, стоя снаружи, без особого труда ее опустит, особенно если не отличается крупным телосложением. - Задействовав интуицию разведчика, размышлял вслух ауг, пробуя, как легко открывается и закрывается створка.
- Хочешь сказать, она прыгнула со второго этажа и спокойно пошла к подружкам на пижамную вечеринку? - Зарылась Афина в письменный стол едва ли не с головой, расшвыривая многочисленные канцелярские принадлежности. - А она не должна была переломать ноги? И зачем вообще вылезать из окна, когда вдруг решилась сбежать, и уже не имеет значения, заметят ли тебя напоследок на камере в коридоре или нет?
- Затем, что та часть внутреннего двора не просматривается на камерах. Могу предположить, что Диане наверняка было нужно, чтобы ее пропажу обнаружили как можно позже. - Джеймс провел рукой по подоконнику, высовываясь из распахнутого окна. - Здание старое, окна от пола низко, фундамент просел от времени, а потолки у этажей невысокие - наверняка экономили при строительстве. Сколько здесь до земли, метра три с небольшим? А если свесится девочка-подросток среднего роста, занимающаяся, как сказала настоятельница, бальными танцами по примеру госпожи Моретти, то легко приземлится на носки. Особенно если будет прыгать в мягкой обуви, похожей на балетки, какие входят в форму у воспитанниц, соображаешь? По крайней мере, ничего не сломать и не вывихнуть в таком случае - вполне реально. Внизу как раз трава, а в вечер исчезновения без остановки лил дождь, это хорошо видно на записях. Значит, земля была мягче обычного.
- Ладно, разведка, убедил. - Поднялась с колен Афина, хлопая ящиками стола. - Диана вряд ли умеет ходить сквозь стены, поэтому вылезла в окно. Ума не приложу, зачем ей это вдруг понадобилось, но будь по-твоему, тем более если выход из комнаты всего один. Однако это не объясняет того, куда девчонка пошла дальше. Как я понимаю, чтобы не засветиться на камерах, надо знать, какие места просматриваются, а какие - нет.
- Правильно понимаешь. Откуда-то Диана это знала, потому как не попалась. Мы должны пройти тем же путем.
Так и сделали, не найдя в комнате ничего, что могло бы натолкнуть на след пропавшей. Еще раз расспросили настоятельницу, после жесткого требования Лауры нарисовавшую на клочке бумаги план кампуса с участками, где нет камер. Когда Джеймс осматривал рисунок, то видел на схематичной карте несколько потенциальных путей, по которым могла пойти Диана, либо вовсе не натыкаясь на камеру, либо всего на одну-две, но пропавшей (или сбежавшей) не составило бы труда переждать, пока всевидящее око не обратит взор в противоположную сторону. И откуда девочке-подростку знать все о точном местоположении камер? Пускай она училась здесь всю свою жизнь, но некоторые камеры были довольно хорошо замаскированы и висели в неожиданных местах. Ощущение того, что кто-то вел Диану из самой комнаты (но кто?), не покидало Джеймса, однако пока он решил придержать эту мысль, дабы не подвергать панике Лауру.
Девочка не могла так просто испариться, и в конце концов ход, с помощью которого она могла покинуть территорию гимназии, нашелся спустя четверть часа поисков. Старый канализационный люк за мусорными баками между столовой и жилым корпусом был не прикрыт лишь едва. Ученицы и работники гимназии об этом люке либо давно забыли, либо вовсе не знали о его существовании. Тем не менее, кто-то припомнил о нем совсем недавно.
- Чтоб меня, опять канализация, прямо как в Праге. Будто и не уезжали. - Рубила правду-матку Афина. - После тебя.
Джеймс не стал упрямиться и полез первым, подгоняемый помощницей не успел даже толком пожалеть о том, что был одет в деловой костюм с иголочки. Благо, старый коллектор оказался сухим, хоть и темным. В качестве фонарика Джеймс пользовался мобильным собственным телефоном, Афина последовала примеру напарника.
- А это еще что? - Едва не споткнувшись о что-то впотьмах, спросила Рэй.
Через полминуты Джеймс выслал Ирен фотографию находки: мобильный телефон последней модели, дорогая игрушка, но разбитая, с трещинами, будто бы кто-то специально наступил или швырнул ее о стену. Попытки включить технику успехом не увенчались.
- Ирен, покажи-ка вот это Лауре и спроси, не было ли у Дианы такого телефона. - Попросил Джеймс рыжую по микронаушнику, отослав фото. - Если ответ положительный, то езжайте сюда и захватите одежду, которую не жалко замарать.
Но на том находки не закончились. В паре метров от сыщиков, на камнях в узком туннеле запекся небольшой след крови. Дурное предчувствие присевшего на корточки Джеймса вовсю било тревогу, но пока других следов найти не удалось. Идти дальше по ветвистым туннелям имело смысл только всем вместе, чтобы не заблудиться.

Отредактировано James Ashford (2017-05-28 13:17:44)

+1

14

Стоило дверце кабриолета хлопнуть, как мобильник в рюкзаке настойчиво пиликнул вслед просьбе ауга. Ого, а у них дела шли куда более продуктивно, нежели у Рен.
- Мэм? – повернула голову вбок, встречаясь с и без того напряжённым и взволнованным взглядом Моретти. – Подскажите, у Дианы был мобильный телефон? Личный, может, как подарок.
Молчаливый кивок головы.
- Такой? – ухоженные женские пальцы перехватили из рук рыжей мобильный телефон, карие глаза уставились на экран.
Снова кивок.
- Где они это нашли? – резонный вопрос, вот только ответа у девушки небыло, и та лишь растерянно пожала плечами в знак того, что сама не в курсе. Пока что.
- Джеймс не сказал мне ничего конкретного, - кабриолет тронулся с места. – Но попросил... приодеться в то, что не так жалко испачкать.
- Ох, Господи, - женщина тяжело вздохнула, сжимая руль крепче.
- Не стоит переживать, - уверенно произнесла зеленоглазая, любуясь городским пейзажем. – Всё будет хорошо. Уж мы постараемся.
    Смелые слова, смелое обещание, и девушка запоздало задумалась над тем, что снова сболтнула лишнего: как бы Лаура не восприняла её речи как гарантию благополучного исхода и констатацию положительного факта. Побледневшее лицо водителя авто говорило, к сожалению, едва ли не об обратном. Что ж, главное, что бы девчонка не впуталась в какую-нибудь нехорошую группировку сектантов или что-нибудь на подобии этого. Меньше мороки, меньше проблем... меньше крови на и без того замаранных карминовой краской руках.
  А картинка за окном отвлекала. Как будто и не было никакой проблемы в лице пропавшей ученицы. Да что там ученицы – как будто не было никаких проблем вовсе. Ирена с трудом привыкала к резкой смене обстановки, предпочитая прогулкам по окрестностям усердную работу в баре или же уютное и тёплое ложе. Более того, апартаменты Бенджамина давали нехилый размах для времяпрепровождения: да кто вообще в своём уме смог бы всё просто так бросить и отправиться чёрт возьми куда? А, погодите ка. Рэйчел, точно – меж бровей пролегла нахмуренная складка.
  Женщина стала их билетом в новую жизнь, но, в то же время, едва ли не стала их погибелью в жизни прошлой. Как старательно рыжая не отгоняла мрачные мысли, те колючим репейником отказывались так просто растворяться в повседневности. Ни коим образом не проявляя этого внешне, девушка затаила гнев и обиду на своенравную воительницу, практически разменявшую жизнь Ирены и Джеймса, как монетку в аттракционе, на призрачный шанс победить в игре под названием «вендетта». Стоило ли сохранять Афине жизнь тогда, в операционной? Пожалуй, нет, - сдавленный вздох сорвался с губ, пальцы нервно теребили ремень безопасности, перекинутый через плечо и стиснувший грудину. Нет, останься она один на один тогда, то нажала бы на курок. Акт милосердия был выполнен по большей части в целях рациональных и практических. Во-первых, вдвоём они и не смогли бы настигнуть главного хирурга Двали, руководившего тем цехом. А во-вторых, Рен не стала мстить в ответ из-за Джеймса. Чёрт возьми, из-за наёмника с не самым положительным списком добрых дел в портфолио, считавшегося в общественности экстремистом, психопатом, железякой, в конце-концов. Она слишком отчётливо ощущала тогда отчаяние и страх у того, кто едва ли был способен на такие эмоции в обыденной ситуации. Он увидел в Рэйчел себя, своё отражение, и осознал что-то такое, что Ирене было неведомо, но промелькнувшее в тяжёлых карих глазах откровение звучало сигналом куда более громким, чем визгливый вой мифических сирен. Может, когда-нибудь рыжая и сможет до конца понять – и принять – то, что понял тогда молчаливый ауг, но сейчас она была слишком далека до истины. Но путеводная звезда в лице античной богини подскажет путь. Когда-нибудь. А пока оскалившаяся стая шестерых стальных зверей, опоясанная шипастыми ветвями крыжовника, будет безмолвно взирать на художницу белёсыми глазами, молчаливо оберегая её от страхов, сокрытых в полумраке. Где-то, меж жёстких и мелких листьев, проступали рубиновые бусы-ягоды, терпкие и вязкие на вкус.
- Где они? – нетерпеливо, но скрывая свои переживания, спросила задумавшуюся Ирену господа Моретти, повернув к ней голову.
- А..? – не сразу поняв вопрос, рассеянно буркнула рыжая, тут же спохватившись. – О, п-простите, задумалась. Джеймс?
  Мужской голос поспешил отозваться в микронаушнике, подсказав свои координаты.
- Где-то на заднем дворе есть старый канализационный люк, они ждут нас там. И, мэм, - в мутных девичьих глазах промелькнула искорка, - удобная обувь. Пожалуйста.
- Я помню.
  Ирена топталась на входе в школу, внимательно разглядывая шушукающихся девчушек, мелькавших то тут, то там. Те, как и пристало прилежным девочкам, обходили незнакомку стороной, но лёгкий ветерок доносил до рыжей обрывки фраз. «Новая ученица, наверное...», «...там еще мужчина в костюме...», «...смотри какие волосы...», «...они с госпожой Моретти?..». Какие любознательные ученицы, да и было сложно корить их за слишком пристальные взгляды и отстранённое поведение: видимо, здесь не так уж и часто бывали гости. Подобающая воскресной школе окружающая обстановка расслабляла и настораживала одновременно. Да, здесь было красиво и скромно, но, в то же время, в воздухе как будто повисло натянутой леской напряжение. Кажется, все знали о пропаже одной из учениц.
- Пойдём, дитя, я проведу тебя, - Лаура деликатно промолчала о конечной точке назначения, не желая впутывать случайных слушателей в главную цель визита такой незаурядной троицы.
  Огибая по извилистой тропе основное здание, женщинам пришлось сойти в сторону, сквозь свежую зелень травы, повернуть за очередное помещение и встретиться, наконец, с «главными детективами».
- Ну, что там? – с любопытством кивнула головой в сторону приоткрытого люка Рен, не сдержав промелькнувшей радостной улыбке при виде ауга. Вот теперь на душе стало гораздо спокойнее. – Эх, прям ностальгия. Пока ничего? Чур я первая.
И, не дожидаясь разрешения, которого командир по вполне логичным мерам безопасности не предоставил прибодрившемуся подчинённому, нырнула вниз, во мрак. Мягко приземлившись на обе ноги, зеленоглазая включила фонарик на телефоне, резко осмотрелась, после чего, дождавшись, пока вниз спустятся и все остальные, вопросительно посмотрела на мужчину: что ж, сержант Эшфорд, вы ведь тут за главного, не так ли?

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 21:55:36)

+1

15

Визит госпожи Моретти в католическую гимназию не мог пройти незамеченным. За гостьей гуськом потянулись воспитанницы и преподавательский состав, но влиятельная посетительница едва ли обращала на них внимание. Добравшись до люка, она не повела себя как кисейная барышня, как многие того ожидали. Не попросила подать ей руки помощи, не стала опасаться сломать ноготь о стальную лестницу, проеденную ржавчиной. Под удивленным взором Джеймса и Афины, без лишних слов дама спустилась вниз, во мрак следом за Ирен. Слишком велика была воля Лауры найти пропавшую подопечную, чтобы теперь жалеть себя. Ученицы так и остались наблюдать за необычным для закрытой школы зрелищем.
- Где вы его нашли? Я хочу видеть. - Требовала дама нетерпеливо, не давая едва спустившемуся Джеймсу и слова ответить Ирен.
- Телефон лежал вон там, у поворота. - Посветил Джеймс своим мобильником, вынимая из кармана находку. - Включить не получилось, изломан, но, может, сим-карта подскажет, кто звонил последним?
Лаура принялась судорожно открывать заднюю панель гаджета, треснувшую у нее в руках то ли от хрупкости, то ли от усилий. Аккумулятор тоже выпал на пол. Когда женщина наконец-то вставила сим-карту в свой телефон, Джеймс надеялся, что расследование сдвинется еще немного. Но не тут-то было.
- Пусто! - Объявила Лаура, едва не раздавив от досады и злости собственный дорогой гаджет голыми руками. - Она очистила журнал звонков и сообщений.
- Так я и знала. - Вздохнула Афина. - Может, это и не она была.
- Ты это еще о чем? - Во мраке низкого туннеля женский голос отдавался громким, властным эхом. - А ну говори, быстро!
- Успокойтесь. Мы здесь, чтобы помогать. - Вмешался Эшфорд, указывая на засохший кровоподтек у поворота. - Здесь кровь. Немного, но это определенно кровь. А след, кажется, тянется и дальше. Мы ждали вас двоих, чтобы проверить.
- Господь всемогущий, помоги! - Только и успела провозгласить Лаура таким тоном, будто на самом деле проклинала небеса, прежде чем стремительно убежала по следу, освещая себе путь мобильным телефоном.
Троице пришлось поспешить за благородной дамой. Джеймс подметил, что багряные засохшие следы в туннелях были равно удалены друг от друга, будто бы кто-то медленно истекал кровью на ходу. Найденная в доброй полусотне метров от выхода на поверхность грязная девичья балетка подтверждала догадку ауга о том, что Диана спешила: бежала куда-то или от кого-то.
При виде жуткой находки Лаура замерла на месте подобно статуе. То было статное, полное грации изваяние гениального итальянского скульптора эпохи возрождения, но лик зрелой женщины, оставаясь каменным, излучал такую тревогу, что даже всемогущая госпожа Моретти не смогла ее скрыть, как ни старалась. Остальные ощущали крайнее напряжение женщины на неком подсознательном уровне, хотя и не видели, чтобы оно отразилось на ухоженном лице с едва заметной паутинкой легких морщинок. Лишь только взгляд карих глаз стал чересчур пристальным.
И тогда Афина решилась на отчаянный шаг. Было видно, что подобный поступок с трудом дается тому, кто прежде бежал от других и от самого себя. Рэйчел Бишоп вняла совету Джеймса и по-товарищески водрузила татуированную руку на плечо женщины, крепко сжимая его, чтобы дать той хоть какую-то толику надежды.
- Мы ее найдем. - Пообещала Афина совсем немного, но с уверенностью, какой можно было позавидовать в нынешней ситуации.
Может, то и была ложная надежда, но Лауре Моретти требовалась хотя бы она, чтобы найти в себе еще немного сил. Чтобы, подержавшись какое-то мгновение за нательный крестик, и, помолившись вполголоса, пойти дальше. Все, что нужно - это немного веры.
- Здесь поблизости выход. - Объявил вдруг Джеймс, чувствуя сквозняк, приносивший свежий прибрежный воздух.
И ауг не ошибся. За очередным поворотом осушенный коллектор вывел их на берег обмельчавшей реки. Когда-то из нее и бралась вода, но теперь, когда возвели новую дамбу, нужды в старой канализации не было, и поэтому под мостом было практически сухо. Некогда широкая речка теперь в ширину составляла едва ли дюжину метров, но кое-кому это даже сыграло на руку, позволив обосноваться под самым мостом. На берегу стояла видавшая виды палатка, чернело старое кострище с котелком, а поблизости сушилась чья-то штопанная одежда. Был не к месту раскидан вокруг и плотницкий инструмент: рубанки, шила, стамески и лобзики. Опилок и стружки от деревянных заготовок тоже хватало.
Живший на песчаном берегу чернокожий бездомный прятался за опорой моста, но любопытство выдало его, когда он, выглядывая из укрытия, смотрел на странную четверку, заглянувшую к нему на огонек прямиком из коллектора. Для конкурентов, пришедших прогнать его с насиженного места, незнакомцы оказались слишком хорошо одеты, а женщины слишком ухожены - в особенности самая старшая.
- Эй! - окликнул Джеймс чернокожего. - Стой!
Афина с Лаурой сперва не заметили бездомного, Моретти вовсе смотрела на оставшуюся позади возвышенность, где отбивали полдень колокол часовни гимназии. Даме тоже пришлось оставить молитву и сорваться с места, чтобы догнать бродягу. Джеймс бежал первым, Афина побежала дальше по берегу на опережение, отрезая преследуемому путь к отступлению.
- Стоять! - Требовал ауг, стремительно нагоняя негра, которому пришлось развернуться, чтобы не попасться возникшей на пути Рэйчел.
Тут-то Эшфорд и повалил его, с силой толкнув. Бездомный упал на живот и, переворачиваясь, отплевывался от песка.
- Не бей! Не бей Дугласа! - Взмолился бездомный, прикрывая голову руками. - Сдаюсь!
Судя по виду Дугласа, бродяжничал он уже очень давно. На вид ему можно было дать все пятьдесят, но Джеймс знал - на деле чернокожему мужчине, ведшему подобный образ жизни, куда меньше. Дуглас был высоким и крепким, но что-то в нем так и говорило, что он не опасен, даже отчасти беспомощен перед четверкой, которую не на шутку испугался. И тут Джеймс заметил отрешенное выражение лица бродяги.
- Гляди-ка, чего нашла. - Удивилась Афина, поднимая зарывшуюся в песок деревянную игрушку, похожую на маленького конька, вырезанного из дерева, но еще не до конца обработанного.
- Не ломай! Отдай! - Тут же поднявшись, потребовал бездомный. - Это Дуглас сделал!
- Господи, дай мне сил, он скорбный умом... - Разочарованно прошептала подоспевшая Лаура.
- Послушай, Дуглас, полторы недели назад тут пропала девочка. - Схватил Джеймс бездомного за плечо стальной рукой, силой помогая тому подняться. Механическая конечность не на шутку пугала мужчину. - Ты что-нибудь видел?
- Говори! - Потребовала Афина, грозясь оторвать коньку голову легким движением накачанных рук.
- Если ты ее хоть пальцем тронул... - Перешла к угрозам госпожа Моретти, готовая едва ли не вцепиться в глотку Дугласу, напрочь позабыв о том, что благочестивой христианке пристало уважать убогих, даже если на кону стоит жизнь сирых.
- Нет! Нет-Нет. - Запротестовал бездомный, начиная говорить наконец спокойно, даже как-то безучастно. - Не скажу, вы хотите ломать и калечить. Ты, с железной рукой, хочешь запугать, - тебе не скажу. Ты, с руками в узорах - тебе тоже не скажу, ты хочешь сломать конька, а я вырезал его два дня, отдай конька, что он тебе сделал? Ты, с крестом на шее, но самая гордая - и тебе не скажу, ты хочешь мне навредить. А вот ты, с рыжими волосами - тебе налью чаю и скажу, у тебя душа добрая.
Джеймс вздохнул. Похоже, это надолго. И что бы они делали без Ирен?

Отредактировано James Ashford (2017-05-26 20:54:17)

+1

16

Чересчур жестоко. Вся эта погоня больше походила на дикую охоту, когда дрессированных гончих спускают с цепи и натравливают на горностая или дикого кролика. И тот мечется по зарослям кустов, безуспешно пытаясь удрать от погони. Псы лязгают пастью, воют, подгоняют друг друга, наваливаясь грудью друг на друга, желая первыми вонзиться зубами в мягкую плоть. И они настигли перепуганного зверька, сваливая того с ног и уже грозясь разорвать в клочья. Бездомный испуганно жался и едва ли не дрожал, да и кто бы не испугался, когда на тебя ни с того ни с сего наваливаются два грозных незнакомца? Но и тот оказался не так прост, из всей компании выбрав для переговоров именно её, молчаливо взиравшую на недавнюю погоню. Растерянно посмотрев на Джеймса, та кивнула головой, выступая вперёд.
- Чай – это хорошо, люблю чай.
- Идём-идём! «Так ты ж живи, и другим не мешай» – вот как жить надо, а эти шумят, вредят, - сетовал ссутулившийся бездомный, семеня к своей палатке.
- Мы просто очень переживаем за нашу знакомую, - попыталась оправдать Ирена не на шутку разъярившуюся троицу. – Они тоже хорошие!
- Простая у тебя душа, да-да, не хочешь смотреть на них. Такие чёрные, злые. Много, много зла, я же вижу, чувствую! – не унимался Дуглас, опасливо озираясь на шедшую позади компанию. – Нельзя тебе с ними, тоже грязной станешь.
- Разве человек недостоин второго шанса?
  Бездомный замолк, и на его лице промелькнула отстранённая горечь с негодованием. На вопрос мужчина так и не ответил.
- Гости, гости – это хорошо, но злым здесь места нет, пусть стоят, где стояли, - чернокожий нахмурился, закрывая собой вход в палатку.
- Как скажешь, ты ведь хозяин, - не стала возражать рыжая, но, немного помолчав, продолжила. – А можно мой друг хотя бы поближе постоит?
- Тот, с неживой рукой! Нет! – бродяга замахал руками. – Нельзя!
- Он сильно за меня волнуется, да и мне ведь тоже страшно, - девушка надавила на жалость, состроив печальную гримасу и едва ли не всхлипнув. – Я же маленькая, вдруг я куда закачусь – и не найдёте.
- Маленькая, да, за маленькими вещами следить надо, везде ямы да окопы. Глянешь в сторону – а маленькой вещи уже нет, а ведь она так нужна! – бездомный вздохнул, растерянно кивнув головой. – Но пусть не рядом стоит, и не смотрит на меня, глаза у него недобрые, а ведь такие маленькие вещи и ломают.
  Ломают, точно, - зелёные глаза внимательно вперились в ауга, и их обладательница мотнула головой, мол, ты тоже приглашён. Ну, практически. Дождавшись, пока Джеймс приблизится, оставив дам наедине, Рен приподняла ткань палатки, с любопытством разглядывая нехитрое внутреннее убранство. Бродяга же суетился с небольшим чайником, торопливо готовя питьё. Признаться, идея пить абы что из абы чего не особо прельщала девушку, но что поделать; как говорилось, «назвался груздем – полезай в кузов».
- А чай вкусный? – стараясь поддержать положительные нотки беседы, поинтересовалась она у бродяги.
- Да, настоящий, вкусный, холодный, - довольно ворковал тот,разливая заварку по двум жестяным чашкам.
  Затем тот вышел из тесной палатке, деловито усаживаясь на небольшую корягу, лежащую рядом. Ирена осторожно села неподалёку, с благодарным кивком принимая чашку. Плескавшаяся в ней жидкость внешним видом и запахом была и впрямь похожа на излюбленных напиток многих поколений, и девушка осторожно отхлебнула из кружки, предварительно тщательно принюхавшись. Если там и была какая отрава, то она точно не выдавала себя резким или неестественным запахом.
- Сэр? – рыжая мягко обратилась к отрешённо смотрящему куда-то себе под ноги Дугласу. – Вы говорили, что видели девочку...
- Темно, и черно тогда было, - начал свой рассказ бездомный, переведя свой взгляд на притихшую Ирену. – Тучи, дождь, холодный! Все вещи промокли, я уж тогда не знал что делать, сидел под мостом, а там сухо и хорошо. Чайки все попрятались, а они так красиво летают, кричат о свободе, обманывают меня. Я-то знаю, не спрячешься, не освободишься, сижу здесь и сижу. Люблю фигурки вырезать, гладкие, красивые, как полная луна! А краска закончилась, а я так люблю красить.
- Дуглас? – окликнула заговорившегося бродягу Рен. – Как в таком пейзаже оказалась девочка?
- Бежала она, быстро, задыхалась, как зверушка, за которой гнались.
- Убегала от кого-то? – постепенно направляла она рассказчика.
- Да, помню, в темноте бежала она, спотыкалась, и дождь хлещет по лицу, тяжело ведь бежать! А она такая маленькая, меньше тебя, такая и вовсе исчезнуть может, - мужчина потряс спутанной шевелюрой. – Но добрая, светлая, лёгкая, как перья у чаек, и кричала так же.
- А куда она побежала?
- Не знаю, нет-нет! – бездомный заскулил, стискивая чашку пальцами. – За ней ещё одна бежала, больше, сильнее, я сразу увидел, что она – такая же нехорошая, как вон те женщины! А я добрый, я хочу добрым помогать, я побежал к ним, попытался ту злую отвадить от хорошей, а она давай руками махать, а рычать как животное! Громче-громче!
- Тише, - пролепетала Ирена, заставляя чернокожего вздрогнуть всем телом. – Всё хорошо. Она вас не обижала?
- Обижала! Била руками, тянулась, уронила меня! – по щеке Дугласа покатились слёзы. – А я её не отпускал, вцепился в одежду, и она руками меня, руками, потом темно, очень темно. Я проснулся на песке, нет никого. Все убежали.
  Ирена со вздохом бросила растерянный взгляд на стоявшего неподалёку молчаливого Джеймса: нет , тут ничего. Очередная ниточка, оборвавшаяся где-то посередине, а они снова потеряли время. Отпив из чашки холодный чай, рыжая слегка улыбнулась.
- И правда вкусный чай. Спасибо.

+1

17

Весь разговор Ирен с Дугласом Джеймс и Афина слышали благодаря микронаушникам. Последняя в тот момент стояла возле Лауры, едва удерживавшейся от того, чтобы подбежать к палатке. Однако вместе с тем госпожа Моретти, смотревшая на колокольню вдалеке, осеняя себя крестным знамением, понимала, что самостоятельно Ирен добьется от бездомного большего. Когда же Ирен наконец отдалилась от жилища бродяги, Джеймс глянул на Рэй, шепотом давая понять, чтобы, пока Ирен вводит Лауру в курс дела, воительница вернула резного конька обратно владельцу и подошла к аугу для разговора.
- Не серчай. - Произнесла Афина, протягивая деревянную игрушку обратно Дугласу. - Красивый конек.
- Мой конек. Не делай больно коньку. - Торопливо выхватил лошадку размером с ладонь бродяга.
- Да я и не собиралась. Мы все нервничаем из-за пропавшей девочки. - Убедительно прозвучал довод милитаристки.
- Вы ее найдете, я знаю. Найдете и не будете такими плохими. Удачи вам стать лучше. - Кивнул чудной Дуглас грозной женщине.
- И тебе не хворать, Дуглас. - Кивнула та в ответ, оставляя бродягу наедине с резьбой по дереву и своим незамысловатым существованием.
Джеймс держался в стороне от остальных, копаясь в телефоне, краем уха слушая не самый простой разговор Ирен с не находившей себя места Лаурой, изо всех сил старавшейся держать себя в руках.
- Ну, что дальше, разведка? - Спросила Афина, подходя.
- На сегодня все. По крайней мере для тебя и Лауры. - Ответил ауг, убирая телефон в карман. - Нужно, чтобы ты заняла ее - женщине надо отвлечься, видишь, как ей не по себе?
- Пардоньте, какого хрена? - Возмутилась Рэй не на шутку. - Чего-чего я должна сделать???
- Ты же собралась с ней мириться, разве нет? Вот тебе и возможность, горе сближает людей. - Спокойно обводил взглядом песчаный берег Эшфорд.
- Допустим, собралась, но все еще не вижу связи. А вы что будете вдвоем делать? - Закономерно поинтересовалась помощница.
- Наведаемся с Ирен еще кое-куда, может, это поможет. Не думаю, что Лауре стоит принимать в этом участие. - Говорил ауг негромко, чтобы Моретти наверняка не услышала.
- Ты ее совсем не знаешь, она не станет сидеть на месте! - Повысила голос собеседница, едва не раскрыв весь план мстителя.
- Зато ты знаешь! - Осадил ее мужчина, пока не стало слишком поздно. - Вот и придумай что-нибудь. Своди ее в театр или еще куда.
- Черт, да что за секретность такая, ты можешь сказать, что задумал? - Перешла Рэй на шепот.
- Помнишь, Ирен нашла что-то в книжном магазине, связанное то ли с какой-то заправкой, то ли автомастерской. Вот и хочу узнать, как с этим местом может быть связана девочка-подросток. Может статься так, что это вообще никуда не ведет. Разочарование Лауре тоже сейчас ни к чему.
- Мог бы и сразу сказать! - Воздела очи горе Афине.
Не мог, потому что придумывал на ходу, но, кажется, врал убедительно. Правда заключалась в том, что Джеймсу нужно было любым доступным способом на время вывести Лауру из игры. Под силу из всей несвятой троицы было это только Рэйчел, которая тоже, как и госпожа Моретти, не смогла усидеть бы на месте, едва узнав, что на самом деле задумал Эшфорд.
- Мы с Ирен возьмем твою машину, на ней и доберемся. Приятного вечера. - Махнул рукой Джеймс уже на прощание.
- Да ну к черту, в платье и на каблуках я чувствую себя трансвеститом. - Недовольно вздохнула далекая от подобного досуга Афина, не особенно обрадованная неожиданным поворотом событий.
- Переживешь как-нибудь, вдруг это все же вопрос жизни и смерти Дианы? - Оставался непреклонен Джеймс.
- Что ж, тогда, похоже, я иду в театр. - Устремила тяжелый взгляд Рэйчел на Лауру Моретти неподалеку, предвкушая смертную скуку этим вечером.
Когда Афина не без труда уговорила и увела Лауру прочь с берега, Джеймс попрощался с двумя женщинами, пообещав оставаться на связи. Вместе с тем, едва давние южноафриканские подруги удалились, Эшфорд жестом показал Ирен, чтобы та отключила микронаушник, последовав его примеру. В руках у мужчины оказался вынутый из кармана пиджака телефон, на дисплее демонстрировалось пришедшее в момент погони за Дугласом сообщение с неизвестного номера.
- Кто-то хочет, чтобы вечером мы были на площади, в людном месте. Возможно, похититель. Та самая женщина, врезавшая Дугласу. - Не томя, заговорил Джеймс, давая рыжей понять, что все спланировал так, чтобы отвадить Лауру, потому как теперь здесь нет места импульсам, лишь холодный расчет. - Жаль, что Афину с собой взять не получится, но только она сможет отвлечь Моретти. Если бы она узнала, то точно пошла бы с нами и не отвечала бы за себя - она способна на что угодно, когда дело касается ее подопечной. Если Диана жива, то это сделало бы все только хуже, понимаешь?
Джеймс задумался, медленно направляясь обратно в сторону католической гимназии, но на этот раз по поверхности земли, а не под ней. Он вспомнил, что Бенджамин Бишоп все еще (как до поры и его внучка) увлекался африканским сафари, значит, придумав правдоподобную ложь о вечерней вылазке гостей в глушь за дичью, у него можно одолжить пару надежных охотничьих винтовок и револьверов. А еще он вспомнил, что кое-кому стало бы не в новинку держать оружие в руках. Ради благородной цели можно было перешагнуть через себя и свои принципы:
- Чем сегодня занимается Вратислав?

Отредактировано James Ashford (2017-06-03 22:05:02)

+1

18

- Понимаю. Признаться, я только рада избавиться от компании Лауры, - тихонько вздохнула рыжая, шагая вслед за Джеймсом. – Не то, что бы я её сильно боюсь, но... Какое-то странное ощущение у меня. Как будто я подошла вплотную к дрессированному сытому медведю в наморднике. Никогда не знаешь, что придёт ему в голову, а дрессировщики не всегда спасут.
  Следующий вопрос заставил Ирену запнуться, какое-то время сверля широкую мужскую спину пронзительным взглядом.
- Он говорил вчера, что у него какие-то планы. Не знаю, может, он уже вернулся. О, - зеленоглазая встрепенулась. – Я поняла тебя. Постараюсь уболтать его составить нам компанию.
  Признаться, девушка, не смотря на некоторую сокрытую неприязнь к грозной воительнице, всё же предпочла бы именно её компанию, нежели своего угрюмого брата. Рыжей было достаточно тяжело подолгу находиться подле Вратислава, и она всякий раз находила предлог, что бы отстраниться. А теперь вот как, приходится самостоятельно идти к нему, да ещё и помощи просить. Неправильно это как-то, но иных планов пока не было.
- А, Джеймс?.. Откуда мы оружие-то достанем? Ну, то есть, вы, конечно, хорошие бойцы, но не думаю, что даже с вашими способностями будет удобно противостоять вооружённой опасности, - Рен растерянно посмотрела на ауга, внимательно следящего за дорогой. Ответ пришёл сам, хотя и не сразу – привычное молчание Джеймса невольно подначивало думать головой усерднее. Вот только хранил ли старина Бишоп ружья у себя дома, да и как вообще можно их выпросить? Хэй, знаете, мы тут расследованием занимаемся, наверное, придётся кого-нибудь убить, найдется у вас дробовик?
  Машина взрыкнула, останавливаясь у знакомого дома, и рыжая торопливо покинула салон, взволнованно озираясь. Не очень-то приятное предвкушение предстоящих неприятностей щипало кожу мелкими разрядами тока, и даже приятный теплый ветер не унимал периодическую дрожь в руках.
- Ох, братик будет не очень-то и рад всей этой затее. Что мне ему сказать? – решила на всякий случай уточнить она у командира, пока пара шла к дому. – Выложить всё как есть? В текущей ситуации многого не наврёшь. И да, дай ка свой пиджак, он у тебя на спине грязный.
  Перекинув мужской пиджак на предплечье, Рен поёжилась.
- Ну, пошли искать хозяина дома. И брата заодно.
    В доме было тихо, если не считать едва слышимо с порога играющего на кухне радио. Пара двинулась на звук, намереваясь застать там хозяина дома, но увы. За столом в гордом одиночестве сидел Вратислав, попивающий что-то из резной чашки и ковырявшийся в планшете. Джеймс легонько похлопал девушку по спине, видимо желая удачи, и удалился искать Бена. Глубокий вдох, один, два, три, - Ирена приблизилась к мужчине, кивнула в знак приветствия.
- Как дела?
- Неплохо. Не томи, Ириска, я вижу, что тебе что-то от меня нужно, - утверждающим тоном произнёс брат, сделав щедрый глоток из кружки.
- Да ты насквозь меня видишь, - попыталась пошутить Ирена, усаживаясь на стул рядом. Повисло неловкое молчание.
- Ну так что?
- Кхе-м, в общем, тут такое дело. Нам нужна твоя помощь.
- Да ну? – Вратислав вопросительно изогнул бровь, всё так же копошась в планшете и не особо удостаивая свою сестру вниманием. – Помочь твоему благоверному передвинуть шкаф или что-то посерьёзнее?
- Не смешно, - тихонько фыркнула рыжая, затеребив рукав пиджака, лежащего на коленях. – Нам очень надо, что бы ты нас прикрыл.
- А задёргивать шторы перед потрахушками не пробовали? – едко усмехнулся мужчина.
- Вратислав, - очередной вздох. – Я говорю серьёзно. Наверное, по нам могут стрелять.
- Что? – ауг, наконец, оторвался от планшета и вперился свирепым взглядом в тот час сжавшуюся девушку. – Во что он тебя впутал на этот раз? Совсем страх потерял, или мне ему ещё раз объяснить, что тебе уже хватит приключений?!
- Нет, нет, стой, подожди, - рыжая цепко перехватила мужчину за холодное запястье, - не надо, ты даже не слушаешь меня!
- Отцепись, - шикнул Вратислав, безуспешно пытаясь стряхнуть девичью ладонь с протеза. – Я предупреждал, что сломаю ему нос, пора уже перейти от угроз к действиям.
- Да хоть послушай! – Ирена громко рявкнула, потянув руку ауга на себя, и мужчина нехотя уселся обратно на стул. – Я что, так много прошу?!
- Выкладывай, - напряжённо процедил Вратислав, глаза цвета холодной стали норовили прожечь в рыжей дыру, не иначе.
  И она выложила, всё как есть, практически от начала и до конца. О задании миллионера, о Лауре, о Диане, о Дугласе, о телефоне. По мере пересказа выражение лица брата с напряжённого переходило в гневное, и Ирена успела пожалеть о том, что с ходу раскрыла все карты.
- То есть, твой Джеймс собирается пойти на встречу чёрт знает с кем, а меня просишь прикрыть его задницу. С чего бы это? Пусть гром-баба за ним приглядит, я в няньки ему не нанимался, - ауг пожал плечами.
- Я с ним пойду.
- Что? Нет!!! Совсем с ума сошла?
- Тот, кто отправил то сообщение,  наверняка заподозрит что-то неладное, если он придёт один. Он знает о нас, но вот о тебе – нет. А мы не знаем вообще ничего. Что, если это засада или ещё что-то?
- Вы прямо притягиваете к себе неприятности, - мужчина потёр переносицу. – За тобой я посмотрю, чёрт с тобой.
- Ну, хоть так, - Рен слабо улыбнулась, отпустив запястье Вратислава. – Только можно...
- Ну что опять?
- Не говори Джеймсу, что я тебе всё-всё рассказала.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 22:08:18)

+1

19

- Надеюсь, оружие в людном месте вечером нам не пригодится. - Выдвинул предположение ауг по дороге домой. - Но лучше перестраховаться. Один человек с винтовкой в засаде стоит дюжины на открытом месте.
Идеи лучше, чем сослаться на внезапное желание пострелять за городом, Джеймс выдумать не мог. Потом, выслушав довод Ирен, представил, как неубедительно это будет звучать, когда ауг начнет аливать Бенджамину про то, что у него вдруг руки зачесались подавить на спуск по африканским зверушкам. Нет, похоже, Бенджамину придется выложить правду о задании Ларри Чейза. По крайней мере, основную ее часть. Равно как то же самое придется сказать Ирен и ее братцу. Эшфорд прекрасно понимал, что Вратилсав не пальцем делан, а поэтому захочет знать, с чего это вдруг ему сидеть в засаде на пожарном ходе какого-нибудь торгового центра в даунтауне. Таким образом все больше людей оказывались втянутыми в мутную историю - хорошее начало южноафриканских каникул.
- Старика оставь мне. - Передав рыжей запыленный пиджак, произнес мужчина на подъезде к дому, прежде чем вылезти из салона авто. - С братом действуй по обстоятельствам: нам во что бы то ни стало нужны винтовка и пара лишних рук, знакомых с ней.
К удивлению Джеймса, уговорить Бенджамина оказалось несложно. Узнав о задании Ларри и о том, что под угрозой может находится жизнь девочки-подростка, старый вояка и бывалый охотник Бишоп выделил Джеймсу из своего арсенала "болтовую" винтовку в чехле, с приличной оптикой в придачу. То было не самое новое оружие, но проверенное временем, надежное, пристреленное и ухоженное - такому можно было доверить жизнь свою и чужую, а в особенности вкупе с тремя короткоствольнными охотничьими револьверами, без труда прятавшихся под одеждой. На их счет что-то подсказывало аугу, что хозяин прежде использовал их не только для сафари. Само собой, попадаться на глаза полиции с чужим оружием лишний раз не стоило.
С Вратиславом Джеймс не перекинулся и дюжиной коротких фраз, только вручил ему микронаушник и объяснил, в чем состоит задача новоиспеченного помощника: занять позицию повыше и следить за тем, чтобы все прошло гладко. Впрочем, бывшему военному Свободову и не требовалось много объяснений. С винтовкой в сумке он заранее поднялся по черному ходу на пятый этаж одного из старых зданий исторического центра, где ауга никто не видел. Там же на внешней лестнице и разложил оружие, доложив о готовности. Настал черед Джеймса и Ирен выходить на оживленную площадь.
- Держись поближе. Если что-то пойдет не так - тогда разделимся, беги в толпу. - Напоследок дал Джеймс совет: дельный, но не самый гуманный по отношению к случайным прохожим, если вдруг начнется стрельба.
Ауг и рыжая девушка заняли место на скамье, неподалеку от большого фонтана, вокруг которого сновал шедший в вечернее время домой народ. Джеймс осматривался по сторонам - паре никто не придавал особого значения. Случайные прохожие не оборачивались, сидевшие на скамейках люди тоже не выглядели подозрительно, занимаясь своими делами. Площадь выглядело мирно - как и должна, и именно это больше всего настораживало Джеймса. Минуты тянулись медленно, но оговоренный час встречи неизбежно близился. Кого они ждали? Женщину? Мужчину? Чего она или он хотел? Откуда знал номер Джеймса?
Наручные часы Джеймса просигналили, тихим писком дав понять, что время пришло: теперь в любую минуту. Он чувствовал, как перекрестье оптики охотничьей винтовки Бенджамина сверлит ему затылок. Думал ли Вратислав о том, чтобы надавить на спуск? Мститель знал, это неизбежно, и если Ирен станет что-то угрожать, Эшфорд имеет все шансы упасть замертво здесь же от "дружественного" огня. Может, ему стоило оставить девушку позади? Не ради ретивого братца, но ради нее же самой. Но нет, не вышло бы - Ирен наверняка устремилась бы  за Джеймсом вслед, едва узнав, в чем дело.
Наконец явился незнакомец, которого они ждали. Не женщина, но высокий мужчина негритянской наружности, в очках, с дипломатом в руках, одетый в серый деловой костюм. Он остановился прямо возле скамьи, изучая пару "сыщиков" пристальным взглядом, затем кивнул двоим своим спутникам, стоявшим поодаль - чернокожим телохранителям недружелюбного вида, тут же послушно севшим неподалеку от фонтана. Затем, как ни в чем не бывало, сел между рыжей и аугом, откашлялся и заговорил на непонятном Джеймсу языке.
- Я не говорю на африкаанс. - Холодно ответил разведчик, не сводя пожирающего взора с телохранителей, стальная рука так и норовила схватиться за рукоять револьвера под пиджаком.
- Простите, мисс. - Уверенно перешел вежливый африканец на английский, покашливая. - Извините, Джеймс. Привычка.
- Откуда ты знаешь мое имя? - Перевел взгляд ауг на собеседника.
- Скажем так, у моего работодателя глаза и уши повсюду. От него не утаился тот факт, что Вы ищете пропавшую Диану.
- Какой работодатель?! - Сжал Джеймс обе руки в кулаки, едва удерживаясь от того, чтобы вцепиться в глотку деловому африканцу. - Где Диана?! Что вы с ней сделали?!
- Джеймс, не нервничайте так. Мы на одной стороне. - Вздохнул собеседник, открывая лежащий на коленях дипломат, что заставило ауга внутренне напрячься еще сильнее. - Мисс, вы знаете, что водите весьма странную компанию?
Обращаясь к Ирен, мужчина раскладывал бумаги в дипломате, наконец среди приличной стопки нашлась заветная папка, которую он протянул в Джеймсу в раскрытом виде. К первой странице скрепкой была прицеплена единственная смазанная фотография, сделанная мельком. Стройная брюнетка лет тридцати спешила скрыться от кого-то или чего-то на улице, но одна камера наблюдения все же ее засекла, хотя и не в подробностях.
- Кто это? Она похитила Диану? - Присматриваясь к фотографии получше, спросил Джеймс, передавая папку Ирен.
- Мой работодатель в этом уверен. - Начал чернокожий мужчина, поборов приступ усиливавшего кашля. -  Имя: неизвестно. Фамилия: неизвестна. Возраст: около тридцати. Наличие агументаций: нет данных. Предположительно ее ДНК за последние полтора года нашли на трех местах преступлений, где были убиты люди. Однако полиция ЮАР предписывает ей куда больше убийств, хотя прямых улик ее причастности нет, а вот почерк совпадает: смертельные инъекции, гаррота, не говоря уже об умениях меткой стрельбы и отсутствии свидетелей. Она - профессионал, которая слишком долго досаждала этому городу.
- И ваш работодатель хочет от нее избавиться. - Подытожил Джеймс. - Кто он вообще такой? И с чего профессиональной убийце вдруг понадобилась Диана?
- Такой информацией, к сожалению... - Начал мужчина, вновь подавляя приступ кашля, но на этот раз тщетно, тот не прошел даже когда африканец ослабил галстук и расстегнул воротник сорочки. - ...мы не располагаем. И вместе с тем...
- Да что с тобой? - Воскликнул Джеймс, видя, что собеседнику становится все хуже. - Ирен, помоги!
Лицо африканца стало заметно бледнее, приступ кашля усиливался, едва ли не заставляя крепкого на вид мужчину выплевывать легкие. Глаза налились кровью, в уголке рта появилась пена. Джеймс успел поймать его за плечо у самой земли, когда незнакомец падал. Усиливавшийся тремор конечностей говорил о том, что поражена нервная система. Захлебываясь слюной, он умирал, и это не было похоже на эпилепсию. Носом шла кровь. Кровоизлияние в мозг?
- Твою мать! - Только и успел произнести Джеймс, прежде чем мужчина, широко раскрыв застывшие глаза, моментально обмяк на брусчатке. Пульса не было, как ауг не пытался его нащупать.
Это еще что за чертовщина? С чего вдруг крепкий мужчина средних лет, только что спокойно сидевший рядом, умер в приступе за считанные секунды? Почему именно сейчас? Что он успел сказать о смертельных инъекциях? Неважно, место происшествия уже облепили зеваки, а телохранители поднялись с места, явно удивленные таким поворотом событий не меньше Джеймса и Ирен. Через секунду выражение лиц чернокожих мужчин сменилось на крайне недружелюбное. Ауг понял, что если бы не свидетели вокруг, то телохранители умершего бросились бы на них.
- Сваливаем по-тихому! - Схватив спутницу за руку с папкой, прошептал мужчина, протискиваясь через толпу, чтобы телохранители потеряли пару из виду. - Назад, к машине, пока те двое не опомнились!
В толкотне Джеймс держал одну руку на запястье Ирен, а другую наготове под пиджаком, чтобы выхватить револьвер в случае опасности. Только что глобальная ситуация, выходившая за рамки всего двух противостоявших сторон, из неважной скатилась до чертовски хреновой: пропавшая девочка, киллер, неизвестный работодатель, внезапная смерть хоть что-то знающего человека... Лучше было и дальше пить в баре Бенджамина.

Отредактировано James Ashford (2017-05-28 18:08:24)

+1

20

Приятная вечерняя прохлада оседала на плечи тревогой: как жаль, что они выбрались в парк не при благоприятных обстоятельствах. Болтая в воздухе ногами, рыжая изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но волнение всё равно отдавалось в кончики пальцев мелкой дрожью. Очередное дежа вю с таинственным незнакомцем на том конце телефона, что диктовал свои правила, а паре оставалось лишь подчиняться.
  Появившаяся как будто из ниоткуда колоритная троица в дорогих костюмах так и кричала: ну вот они мы! По-хозяйски усевшийся между аугом и девушкой незнакомец не стал сразу переходить к сути дела, напустив для начала пыли в глаза. И снова Джеймса знают все, кому не лень: такая себе популярность, особенно для человека, которому она нужна меньше всего на свете. Боги, Эшфорд, ты и вправду притягиваешь внимание недобрых дядек, - рыжая нахмурилась, принимая из рук Джеймса папку с целью изучения чуть смазанной фотографии. Очередные доброжелатели, пожелавшие вот именно сейчас оказать посильную помощь? Почему бы им самим не разобраться этой женщиной? Все деньги ушли на дорогие костюмы? Кротко вздохнув, рыжая не сразу обратила внимание на кашель собеседника. Надсадный, тяжёлый, болезненный. Ситуация в долю секунды резко поменялась, когда кашель стал чересчур сильным, лицо незнакомца побледнело, а сам он стал едва ли не заваливаться на пол, пуская пеню как бешеное животное. Тик-так, тик-так, безжалостные и неизвестные обстоятельства грубо повернули стрелки часов. На циферблате замерло время. Время сваливать, и как можно быстрее.
Ошеломлённая, она едва поспевала за Джеймсом, который тащил рыжую за руку прочь от центра парка, сквозь скапливающуюся толпу. Странно, что та не шарахалась в ужасе от парочки, которая ясно торопилась убраться подальше от трупа, как будто это она виновата в его появлении. Вцепившись пальцами в папку, Ирена изо всех сил старалась её не выронить, хоть руку и сводило от чересчур крепкой хватки ауга. Да как это вообще возможно? С трудом верилось в реальность происходящего, сей сюжет куда более пригож для какого-нибудь криминального детектива, а не для скромных реалий. И как всегда, у судьбы были свои планы. Оставлять в покое многострадальную компанию вот так просто та явно не была намерена.
- Брат! – запыхавшаяся девушка надавила пальцем на микронаушник. – Спускайся, мы сейчас подъедем. Только быстро!
- Собираюсь.
  Машина взвизгнула, трогаясь с места, дёрнулась вперед, направляемая руками ауга. Зеленоглазая завертела головой, пытаясь найти в преследователей, но, кажется, им повезло, и телохранители потеряли их из виду. Они остановились у ветхого вида здания на несколько мгновений, и задняя дверь громко хлопнула, впуская Вратислава внутрь. Встретившись с ним взглядом, Рен коротко кивнула водителю: теперь уносим ноги, и как можно дальше. Мысли Ирены оборвал входящий звонок, разрывающий мобильник Джеймса в мелодичном треске.
- Этого нам ещё не хватало, - чувствуя очередную беду, тихонько простонала рыжая, слишком хорошо памятуя о том, что в в такие плохие моменты им уже звонили, и не раз. И это ещё никогда не заканчивалось хорошо.

+1

21

Пронесло, оторвались. Так и хотел сказать Джеймс, когда вместе с Ирен они добрались до машины, там же перегруппировались с Вратиславом и сорвались с места, взвизгнув покрышками автомобиля, покуда телохранители погибшего не настигли троицу. Но на том сюрпризы не кончились.
- Неизвестный номер. - Держа одной рукой руль, а другой выхватывая из кармана трезвонивший телефон, проговорил Джеймс, стараясь не сводить глаз с оживленной проезжей части.
То самое дурное предчувствие достигло точки кипения, теперь было бесполезно пытаться от него убежать. Единственное, что он мог сделать - принять последствия, хотя какая-то его часть так и порывалась вышвырнуть телефон в окно несшегося автомобиля, вдавить газ в пол и уехать прочь. Неважно куда, подальше отсюда. В очередной раз, как было в Праге, как было до нее раз за разом - история его жизни. Забыть обо всем, обо всех, и отступиться даже от того, что он говорил Афине пару часов назад о принятии последствий. Большой палец стальной руки сам лег на сенсорную панель мобильного, снимая трубку разрывавшегося телефона.
- Думаешь, это такой умный ход, Джеймс?! - Не спешил успокаиваться перевозбужденный голос с южноафриканским акцентом, принадлежавший, судя по всему, чернокожему мужчине. - Убить моего человека за то, что мы сами вызвались помочь - это твоя благодарность, сукин сын?! Я должен был сразу догадаться, что ты с ней заодно!..
- Слушай меня внимательно, понятия не имею, кто ты такой, - Начал Джеймс, с трудом сохраняя хладнокровие в привычной манере речи, и едва не отрывая руль, - И какого черта тебе нужно от Дианы и от нас, но я тебя не боюсь. Твой дружок сыграл в ящик не по нашей вине! Ставлю на сильнодействующий яд замедленного действия.
- Что ты мне втираешь, вы же сами его тайком и траванули! Молитесь, сукны дети, раз не знаете с кем связались.
- Только не надо угрожать мне и моим близким, иначе я сам приду по твою душу, и отрежу тебе руки. Всем вам отрежу руки.
- О нет, Джеймс, мои угрозы, в отличие от твоих, не пусты. Я могу прямо сейчас сделать хоть что-то, в отличие от тебя. - Усмехнулся незнакомец на том конце провода. - Что насчет Лауры и Рэйчел? Ты уверен, что знаешь, где они сейчас находятся? А я знаю, и мои люди будут там скорее, чем ты думаешь.
- Чтоб тебя! - Выругался мститель, теряя терпение. - Хочешь войны из-за пропавшей девочки-подростка и похитившей ее киллерши? Помни о том, что я сказал про твои руки.
- На твоем месте я бы подумал о том, что говорю, с кем вожу дружбу, и бежал со всех ног. - Последовали надменные советы собеседника. - Но тебе не убежать из Кейптауна, и в не спрятаться тоже. Потому что я и есть Кейптаун.
Короткие гудки. Что теперь? Думай, Джеймс, думай. В какой театр подались Лаура и Афина? Был только один способ узнать: ауг свободной рукой пытался дозвониться до женщин поочередно, но тщетно. По обоим номерам никто не отвечал. Да чем они там занимаются? Не помогало делу и то, что Эшфорду приходилось вести машину на полном ходу.
- Вызванивайте их! - Нетерпеливо велел он попутчикам, резко разворачивая машину по направлению прочь из города: быть может, дворецкий в загородном доме Лауры знал, куда направились дамы.
Путникам понадобилась рекордная четверть часа, чтобы на всех порах добраться до заветного фамильного особняка Моретти. Массивные кованые ворота им открыли тут же, едва ауг принялся оголтело сигналить и кричать прислуге, чтобы их срочно впустили. Когда же чопорный мужчина во фраке встретил несшуюся со всех ног по газону троицу на пороге дома, он не сразу понял, чем вызвана такая спешка.
- Что-то случилось, господин Эшфорд? - Меланхолично поинтересовался слуга, едва не сбитый с ног.
- Где Лаура и Рэйчел? Куда они пошли? - Пытаясь отдышаться, вызнавал незваный гость со стальной рукой. - Где они?!
- Спокойно, господин Эшфорд. - Остался невозмутим дворецкий, впуская троицу в дом. - Видите ли, Вам придется подождать, потому как госпожа Моретти принимает ванну у себя наверху, в ванной хозяйской спальни, у каминной, где вы были сегодня утром, а мисс Бишоп играет на теннисном корте за домом...
- Ирен, Вратислав, - Не дожидаясь, пока меланхоличный слуга закончит проникновенную речь, перебил Джеймс, обращаясь к спутникам. - Поднимайтесь наверх, расскажите, что случилось, и что надо бежать, пока не поздно. Я займусь Афиной! А ты, слуга, беги, пока еще можешь!
И был таков. Эшфорд перемахнул через порог особняка стремглав, едва не сбив слугу с ног в очередной раз. Когда он нашел Афину, та, одетая в короткие шорты, кеды и теннисный топ, затеяла нешуточную спортивную дуэль со стенкой, отбивавшую подачу за подачей. Впрочем вспотевшая Афина не сдавалась, оглашая каждый удар ракетки о мяч громким возгласом, посылая его все сильнее и сильнее обратно в стену.
- Афина! - Издалека закричал Джеймс, но не мог докричаться. - Афина!
Только подбежав ближе, уже внутри теннисного корта он заметил наушники на женщине, надетые поверх бейсболки. Теперь понятно, почему она не слышала телефон, оставшийся лежать на скамье неподалеку.
- Афина! - Смог наконец привлечь ее внимание ауг.
- Что такое? В чем дело? - Скинула спортсменка наушники, не выпуская ракетки из руки. - У нас-то с театром не выгорело, но ты разве не в городе должен быть вместе с рыжухой?
- Нет времени объяснять! - Выхватил Джеймс спортивную принадлежность из крепких рук взмокшей Рэйчел, откидывая в сторону. - Надо бежать. У нас проблемы: кто-то то ли из-за похитительницы, то ли из похитителей Дианы вознамерился нам отомстить, и он явно не шутил. Ирен с Вратиславом побежали к Лауре, не стой столбом!
- За что отомстить, эй, подожди! - Побежала женщина за аугом в дом, крича вслед. - Вы нашли Диану? Да что случилось-то, блять, Эшфорд! Ты ведь не знаешь Лауру, она не сбежит от проблем!
Мститель не тратил времени на объяснения, сначала всем надо было добраться до безопасного места. Ирен с папкой и Вратислава с винтовкой в руках Джеймс и Рэйчел нашли там, где и предполагали: в каминной. Двое незваных чешских гостей пытались кратко ввести в курс дела уважаемую женщину, только вышедшую из ванны, а посему выглядевшую совершенно не под стать тому, что должно было произойти: босую, одетую в шелковый халат поверх обнаженного тела, с распущенными влажными волосами. Похоже, хозяйка действительно не собиралась никуда бежать.
- Дайте мне папку! - Требовала она от Ирен, едва Джеймс вошел в каминную, обстановка в которой стремительно накалялась. - Я должна посмотреть, кто похитил Диану!
- У нас нет времени! - Решительно вмешался Эшфорд. - С минуты на минуту здесь будет черте-сколько головорезов.
И будто бы в подтверждение его слов из-за панорамного окна каминной вдруг донеслись оживленные мужские крики, раздававшиеся наперебой, со стороны кованых ворот. Те не останавливали вооруженных мужчин преимущественно негритянской наружности - нападавшие просто перемахивали через забор, как новоиспеченные хозяева. Нет, это был не простой бандитский налет с целью грабежа, мести угнетенных сытым южноафриканским белым. Кто-то определенно хотел не только покончить с хозяйкой, но и, мало что оставив от роскошного местечка Моретти, показать тем самым наглядный пример того, что бывает, когда переходишь дорогу не тем людям. И все по вине Эшфорда. В очередной раз.
- Поздно. - Произнес Джеймс, замерев на мгновение у окна.
- Твою мать, да сколько их там? - Выругалась Афина. - Я уже вижу навскидку человек двадцать. Ну спасибо тебе, железный дровосек! Что делать будем?
Вопрос был риторическим, все знали ответ, в воцарившейся на миг тишине в каминной казалось, никто не дрогнул. Но первой нашлась Лаура - самая старшая, самая изящная, меньше всех готовая к бою в своем банном наряде, но говорившая на редкость уверенно. Как та, кому уже доводилось и бывать в передрягах, и расплачиваться за это тюрьмой:
- Я Моретти, и это мой дом, дом моей семьи. Мне не впервой истекать за него кровью. Отсюда эта падаль вытащит меня только ногами вперед.
С этими словами зрелая хозяйка упругой походкой направилась к массивным витринам с раритетным оружием, и, поспешно переходя от одной к другой, открывала их, поднося большой палец к сенсорному замку. Пятерка собиралась дать бой всем, что стреляет, к чему нашлись патроны и магазины в потайных отсеках витрин. Лауре достались пистолет-пулемет с дисковым магазином, с каким щеголяла американская мафия времен сухого закона, и жуткого вида немецкий офицерский пистолет времен Второй мировой. Стоит ли говорить, как "рабочий инвентарь" контрастировал с бежевым шелковым халатом, а в особенности когда за его пояс легла старинная сабля - наверняка ровесница особняка. Афине в руки попали схваченный с той же немецкой витрины, что и офицерский пистолет, пистолет-пулемет той же эпохи и массивный пистолет с длинным стволом, какой пользовался особенной популярностью в начале прошлого века у всех уважающих себя революционеров и исследователей неприветливых стран третьего мира. На том, однако, Афина не успокоилась и схватила про запас двуствольное ружье, зарядив его картечью, и перебросила на ремне через спину. Джеймсу же в руки попала рычажная винтовка, теперь с ней в стальной ладони, грозного вида кинжалом и револьвером Бенджамина за поясом он был без пяти минут ковбоем - только шляпы и не хватало. Арсенал не ахти, но сейчас выбирать не приходилось - лучше, чем с пустыми руками. Повезло, что кто-то в роду Моретти (если не сама Лаура), сделавшем в криминальных кругах ЮАР имя на контрабанде, увлекался коллекционированием старинного оружия.
- Вратислав, заберись повыше! - Посоветовала Афина, несколько удивленно глядя на дедовскую винтовку с оптикой в руках брата Ирен. - В библиотеке есть лаз на крышу, прямо за каминные трубы. Я бы показала, но...
Воительница осеклась, когда большая часть освещения в доме неожиданно погасла, по мере того как крики налетчиков приближались. Через пару секунд включились только некоторые лампы, выполнявшие, судя по всему, роль аварийного освещения. В вечерних сумерках они давали меньше света, чем хотелось бы. Афина, еще разок выглянув в окно, резко схватила телефон Лауры со стола.
- Ты чего это? - Удивилась хозяйка, потому как время для телефонных звонков было далеко не самое подходящее.
- Тихо! - перебила Афина, набирая номер. Ответили на том конце провода почти сразу. - Алло, дед! Дед, атанда, мы в полной жопе! Поднимай Тевтонцев! Ты помнишь, где дом Лауры? Да, той самой! Хер его знает, кто такие - некогда объяснять, быстрее, пусть едут с чем посерьезнее, тут человек двадцать-тридцать, а нас хрен да маленько! - И, гаркнув в трубку на прощание, отдала телефон обратно Лауре, вздохнув с небольшим облегчением. - У нас будет подмога, главное, продержаться.
- Вратислав наверху, а мы разобьемся на пары. - Негромко скомандовал Джеймс, норовя положить стальной палец на спуск винтовки. - И лучше таким образом, чтобы хоть один из двух знал дом, и на двоих был хотя бы один телефон для связи. Разойдемся в противоположные стороны на втором этаже, если что - отступаем к библиотеке, там и будем отбиваться все вместе. Ирен, иди с Афиной.
Прозвучало приказом, да и нет времени обсуждать волю командования. Но дело было не только в спешке, а еще в том, что в нынешней ситуации ауг не был готов доверить госпоже Моретти жизнь рыжей. Хозяйка хоть внешне и демонстрировала невероятное рвение накормить свинцом налетчиков, не вылезая при этом из банного халата, но о ее боевых навыках ауг пока что имел скудное представление, чтобы риск оправдывал себя. Когда же главным условием для тактических маневров стало какое-никакое знание местности, то выбор обладавшей реальным боевым опытом Афины в напарницы Ирен становился очевиден.
- Ну все, погнали, рыжуха. - Махнула рукой Рэйчел.
- Удачи. - Сказал напоследок Джеймс, потрепав за волосы Ирен, которую ему чертовски тяжело было воспринимать всего лишь бойцом в предстоящей стычке, дабы все могли выйти из нее живым. - Береги себя.
И разошлись, готовясь принять бой в огромном особняке против превосходящих сил в ожидании подмоги. Только бы продержаться. Лаура Моретти прежде чем вскинуть оружие, направляясь прочь из каминной по коридору, осенила себя крестным знамением и поцеловала нательный крестик, прочитав шепотом "Отче наш" на итальянском. А у Джеймса, спешившего следом, в арсенале был лишь один ритуал: глубокий вдох, один, да, три.
Выстрелы видавшей виды бенджаминовой охотничьей винтовки на крыше раздались первыми. Понеслась.

Отредактировано James Ashford (2017-05-29 21:10:23)

+1

22

В который раз Ирена убеждалась, что от телефонов одни проблемы. Привыкнув к микронаушнику и по-достоинству оценив компактность и надёжность в ущерб многофункциональности, она уже успела отвыкнуть от сенсорных мобильников. Да и не с кем ей было по этим мобильникам болтать. Сознание ловко подкидывало эпизоды с не самым положительным участием сиих девайсов в их «обыденной» жизни в Праге. И предчувствие, засосавшее под ложечкой, не обмануло: по интонации Джеймса, по его мрачнеющему, переходящему в гримасу ярости, лицу, по обрывкам едких фраз, доносящихся из динамика, - в очередной раз чудеса техники вещали гласом рока. Маятник качнулся где-то высоко, его лезвие со свистом рассекало воздух, медленно, но неотвратимо опускаясь вниз.
  Механизмы скрипнули, опуская орудие неправосудия ниже, - машину резко повело вбок, одновременно с этим рыжая неуклюже перехватила брошенный ей телефон. Девичьи пальцы заскользили по экрану, названивая по очереди то одной, то другой женщине, по идее находившихся в театре. Вот только в каком? И если они все еще там, то наверняка включили беззвучные режимы – в таких чопорных местах шуметь нельзя. Авто несло по дороге, вжавшаяся в спинку кресла Рен только ошарашено хлопала глазами, раздумывая о том, что им наверняка придёт ни один штраф за превышение скорости. Да что там скорости, за такие лихачества ещё может прийти счёт за химчистку салона, - резко закрыв двумя руками рот, девушка не без труда проглотила тошнотный колючий комок. Ещё не хватало добавлять лишних проблем, хотя неожиданное дурное ощущение в желудке подначивало попросить ауга ехать помедленнее. Да и он бы всё равно не услышал: если на кону стоит выбор между чистым салоном и жизнью пары дам, её железный рыцарь явно выбрал бы не первое.
  В спустившемся на город вечере была своя обаятельная черта: брызги ярких вывесок, прямо таки расцветших в вечерней живительной прохладе, блаженный тёплый ветерок с привкусом морской соли, - впору прогуляться по шумному побережью босиком, задевая стопами подкатывающие вспенившиеся волны. Жаль, что у их с Джеймсом судьбы было больное чувство юмора и отсутствие чувства меры. Иначе нельзя было назвать эту диковинную зебру, окрашенную в чёрные полоски на чёрном фоне. Но постойте, где же тогда деньки, когда хотя бы не приходилось хвататься за рукоять пистолета? Неужто судьба считает, что серо-белые прорехи меж угольно-чёрных линий на полотне, оставшиеся так и не закрашенными огромной кистью – это и есть их белые полосы? Кому жаловаться на эту художницу-самоучку, чокнутую суку? Карме? Нет, кажется, карма с ней заодно. Хотя бы не торопится пустить Ирене в лоб шальную пулю – и то хорошо.
  Девушка, подцепив пальцами свою любимый небольшой рюкзак с так и не востребованным до сего момента револьвером, выскочила из машины почти синхронно со своим братом, тут же перекинувшим винтовку через плечо. Обстановка накалялась, и весь внешний вид Вратислава говорил о том, что ему происходящее не нравится до чёртиков, но в сторону он не отступит. Нет-нет, кровинушка моя, ты ведь сам говорил, что хочешь защитить? Так вот он, твой выход. Шагай ровно и не заставляй свою и без того настрадавшуюся сестрёнку вновь лить слёзы. Они переглянулись, хладная сталь вязла в мутном болоте, и в его глазах Рен отчётливо видела молчаливую мольбу, чувствовала её какой-то неведомой интуицией, краешком сознания. Да, он хотел, что бы они вдвоём повернули, оставили всё и всех и сбежали. Нет, не потому что ауг был трусом, а лишь потому, что боялся за жизнь своей родни. Самый лучший вариант выживания при стычке: не вступать в стычку. Медная шевелюра отрицательно качалась, её владелица отвела взгляд, и могла поклясться, что расслышала горестный вздох Вратислава.
- Есть! – коротко гаркнула Ирена, поднимаясь по лестнице на второй этаж, судорожно пытаясь вспомнить, в какой же стороне находилась та гостиная, где они сидели ещё утром. Проснувшаяся от притока адреналина интуиция вновь тихонько подсказывала напряжённой девушке извилистые, но надёжные тропки, по которым стоило идти не сворачивая.
- Мэм!.. – в компании брата она ворвалась в каминную, не сразу сфокусировав взгляд на статной фигуре, облачённый в один лёгкий халат. Краем глаза рыжая заметила, как ауг тактично отвернул голову, разглядывая что-то в широком окне.
- Дитя? – господа Моретти явно не ожидала такого скромного возвращения рыжей, и тем паче, в компании незнакомца.
- Пожалуйста, нам нужно уходить! – запыхавшаяся, Ирена не сразу сообразила, как правильно преподнести весь тот ворох проблем, что грозил сбить их всех неумолимой снежной лавиной.
- Глубоко вдохни и выдохни, - совершенно спокойно и властно произнесла женщина, поправляя ремень халата.
  В какой-то момент ослушаться её приказа казалось чем-то сродни смерти. Лёгкие сами требовательно сжались, выдавливая остатки воздуха, а затем до краёв наполнились новым глотком. Рен непроизвольно уловила дурманящие запахи мёда, чего-то цветочного, крема для рук. Секундная идиллия растянулась на минуты, неожиданное ощущение покоя расслабляло и раздражало одновременно. Нет, потом отдохнём. Кажется, на том свете.
- Едва мы с вами разминулись на том берегу, Джеймсу пришло сообщение. Неизвестный требовал встречи, якобы говорил, что что-то знает о Диане. Это – Вратислав, мой брат, он вызвался прикрыть наши спины в случае чего. Позже мы встретились с неизвестным мужчиной, который вроде не проявил к нам агрессии, наоборот, сказал, мол, я от доброжелателя, помощь предлагал. А потом...
- Потом? – Лаура сжала кулаки, как будто догадывалась о том, что будет дальше.
- Потом он просто задохнулся и умер прямо на скамье посреди парка. Он был с охраной, так что нам было некогда разбираться, что с ним случилось. Бежали так, что пятки сверкали.
  Переведя дыхание, Рен продолжила.
- Он успел передать нам кое-какую папку с информацией по возможной похитительницей Дианы...
- Папку?! – перебившая её госпожа Моретти с каждой секундой всё больше походила на приготовившуюся к прыжку на добычу пантеру.
- Д-да, мэм, сейчас совсем не время, но...
Двери гостиной хлопнули, и девушка вздрогнула всем телом, уже ощущая нависающую над особняком опасность. Благо, Джеймс одним махом осадил Лауру, вернувшись с грозной воительницей. Как же вовремя, чёрт возьми, - рыжая облегчённо вздохнула, поведя плечами, перехватила рюкзак с папкой документов поудобнее.
- Поздно, - хрипловатый голос стального зверя приблизил лезвие маятника ниже.
  Очередное затишье перед бурей. Как ни странно, даже Ирене было не страшно: на секунду всколыхнувшийся в глазах ужас был мгновенно заглушён диковатым предвкушением боя, животными инстинктами, обостряющими человеческие рефлексы в первобытном желании выжить, адреналин наливал мышцы горючей смесью. Кровь шумела в ушах, переливалась перед глазами багровыми реками. Снова убивать? Нет, не так. Снова убивать, - глубокий вздох, раз, два, три. Сморгнуть мутную пелену, стиснуть кулаки, впиваясь ногтями в кожу ладоней до боли. И в этот раз, как и во многие предыдущие, она не отступит назад. Не впервой проливать кровь, ружьём ли, пистолетом, ножом или скальпелем. Когда на кону жизнь тех, кто тебе дорог, можно рвать глотки чужаков хоть голыми пальцами. Маятник качнулся ниже, вместе с ним в грудине грянул концерт, разбивая сердце неритмичным грохотом инструментов: такова она, песнь войны.
  Осторожно выглядывая внушительный ассортимент, Рен расстроенно вздохнула: она не успела толком освоить современное оружие, а здесь ещё и такие раритеты. Не решившись учиться на ходу, рыжая перехватила небольшой кинжал с резной ручкой в ножнах, проверив перед тем его остроту. К слову, зачем это хранить такие реликвии в столь боеспособном состоянии? Неужто это – не первый случай, когда на дом покушались?
- Вернись живым, - требовательным шёпотом пожелала удачи рыжая своему брату. Сдержанный кивок вместо ответа: это у всех аугов-вояк, что ли, молчаливость ввинчивается в гортань вместе с прочими искусственными причиндалами?
    Краткая перекличка Афины с её дедом нехило воодушевила: ну, зато теперь они не одни. Осталось продержаться. Вот только сколько? Полчаса-час?Из рюкзака вынырнул револьвер, девушка перехватила его поудобнее, перепроверяя механизм и полный патронов барабан.
- Хорошо, - зеленоглазая не стала спорить, лишь утверждающе кивнула. Ирена и хотела бы возразить, вот только сама прекрасно понимала, что Джеймс отдаёт такой приказ лишь для более благополучного исхода событий. Рыжая прижмурилась, едва механическая ладонь легла на её макушку, растрепывая и без того взъерошенную шевелюру, стиснула зубы, изо всех сил сдерживаясь от того, что бы не сдавить ауга в цепких объятиях, наплевав на неподходящий для этого момент. – И ты. Помни, ты обещал.
  Покидая кабинет вслед за могучей античной напарницей, девушка бросила робкий взгляд на Джеймса, оставшегося в компании хозяйки дома. Прощальный, или нет, покажет сегодняшняя ночь, постепенно вступавшая в свои права. От неприятных мыслей желудок вновь скрутило, и Рен замедлила ход.
- Чего встала, рыжуха, потом отдохнём, - подгоняла её Рэйчел, осторожно шагавшая по тёмным коридорам куда-то вперед.
- Афина, - неожиданно сиплым голосом проблеяла Ирена. – Мы ведь выживем?
- Что за чепуху ты мелишь, жопа ты рыжая, - выругалась женщина, бросив гневный взгляд через плечо. – Как будто ты уже позабыла, что наша железяка выбиралась из передряг и похуже. А теперь сожми булки и постарайся сделать так, чтоб между ними они один нигер ничего продолговатого не напихал, а то Джеймс не обрадуется.
  Усмехнувшись, зеленоглазая глубоко вздохнула, успокаивая нервы и настраиваясь на боевой лад.
- Заходят с западного крыла, выбили стекло. Минус три, - отрапортовал через микронаушник Вратислав.
  Женщины лишь переглянулись, чуть пригнувшись и ныряя в очередной пролёт. Бесконечная вереница коридоров уже начинала было утомлять, как Афина вдруг замерла, словно охотничий пёс, учуявший добычу. За стеной послышались тяжелые шаги. Враг, снова, так близко, мышцы вмиг сводит напряжённая судорога, а перед глазами вихляют мелкие мошки. Полумрак перед глазами развеялся, едва рыжая опустила пистолет, уже совершивший свой первый выстрел: на покрытом кафелем полу распластались две первые жертвы.
- Один-один, значит, рыжа? – очередной смешок полушепотом. – Сваливаем отсюда, сейчас набегут.

+1

23

Чудесный первый день на новой работе, куда его еще даже не приняли официально, заставив проходить серьезное вступительное испытание. Если так пойдет и дальше, Джеймсу придется сменить работодателя на госпожу Моретти, ибо зачем ходить за неприятностями далеко? Афина бы наверняка поддержала такое начинание.
Но пойти все же пришлось. Когда ауг и хозяйка дома шли по полумрачному коридору, Эшфорду приходилось ступать медленнее, чем он того бы хотел - рисковал выдать обоих топотом ботинок по дорогому паркету. Босая Лаура же таких трудностей не испытывала, с гангстерским пистолетом-пулеметом наперевес она не жаловалась и вообще держалась молодцом, повторяя за Джеймсом его проверенные тактические манипуляции: смотрела за каждый поворот прежде всего стволом оружия, держала его наготове по направлению к очередному темному углу. Прямо как на базе Херефорд в былые времена, тренировочное задание по зачистке закрытых помещений, только на сей раз в напарниках у Джеймса был не такой же прожженный вояка, а хрупкая на вид женщина, только что вылезшая из ванной. Да уж, Лаура Моретти оказалась столь полна неожиданностей, сколь умна и прекрасна, с другой стороны, было бы грехом не обзавестись эдакими сюрпризами за полвека жизни в некогда влиятельной мафиозной семье. Жизни, в которой нашлось место образованию и классическому, и тюремному. Прежде Джеймс представить не мог, что однажды встанет плечом к плечу с кем-то, жившим по ту сторону баррикад, а уж как можно самому вообразить в напарники столь незаурядную личность - навсегда останется выше его понимания. Поглядите на него теперь. Мироздание раз за разом лихо подшучивало над мстителем, изящно чередуя иронию с черным юмором.
- По моей команде. - Занял позицию справа от входной двери в комнату и скомандовал ауг, едва Лаура встала слева от нее, глядя, как Джеймс в безмолвном счете отгибает пальцы стальной руки.
На счет три дверь распахнулась, являя взору двоих оборонявшихся пустой кабинет, освещавшийся одним лишь ярким южно-африканским закатом за панорамным окном.
- Чисто. - Отрапортовала Лаура, не выпуская увесистого оружия из рук. - Запри дверь.
Джеймс послушался, стоя на стреме с рычажной винтовкой, а хозяйка направилась к компьютеру на резном дубовом столе, располагавшемся у самого выхода на просторный балкон. Ловкие пальцы скрипачки, отложив пистолет-пулемет, торопливо забегали по клавиатуре. Мониторы на боковой стене, помещавшиеся между двух массивных книжных шкафов, до той поры демонстрировали одни только помехи.
- Слава Богу, - Облегченно вздохнула женщина одновременно с тем, как на девяти мониторах появилось четкое черно-белое изображение. - Камеры работают, от перепада напряжения их спасло аварийное питание, а вот систему пришлось перезапустить.
Джеймс подошел ближе к экранам, оценивая ситуацию. Большинство неприятелей еще не успели разбрестись по особняку, поэтому находились на первом этаже, но все же некоторые из них поднимались наверх. Пока Джеймс изучал обстановку, госпожа Моретти не теряла времени даром, синхронизировав изображение с камер со своим мобильным телефоном, вынутым из кармана шелкового халата. Когда же из-за двери донеслись незнакомые голоса как минимум троих налетчиков, говоривших на зычном африкаанс, ауг решил, что в нынешней ситуации и при таком вооружении лучше было не рисковать, окапываясь в кабинете вдвоем. Преимуществом оборонявшихся может стать только неожиданность.
Джеймс открыл дверь на балкон, Лаура без лишних слов поняла его замысел, поведя дальше. Через несколько секунд пара оборонявшихся влезла в большое окно спортзала, а затем двигалась дальше, минуя угрозу, оставшуюся позади. Дальше путь лежал через кладовую прямиком в бар. Джеймс уже готов был ворваться внутрь, взяв помещение штурмом, но не тут-то было. Лаура остановила его, показав трех  поджидавших противников на экране телефона. На этот случай у Джеймса был приготовлен козырь в рукаве. Вернее, в кулаке протеза, который он продемонстрировал госпоже Моретти, поводив по тонкой стене, возведенной позже самого особняка. Хозяйка кивнула, поняв, что легкая перепланировка жилища неизбежна.
Трое чернокожих бандитов в баре уже вовсю предвкушали, как вскоре опустошат бесчисленные бутылки самого разного алкоголя и выкурят все сигары из курительной, играя в бильярд, покер, или, быть может, раскручивая рулетку. И все это во время того, как обворожительную хозяйку дома будут по очереди насиловать на барной стойке, нужно только ее найти, и да начнется веселье! Не выгорело. Налетчики не ожидали нападения со стороны глухой стены, в которой словно огромной кувалдой пробило дыру метр на метр, взметая пыль, раскидывая каменные обломки в разные стороны. Они повскидывали оружие, но было уже слишком поздно, Моретти приближала день Страшного суда. Со стороны пролома налетчиков накрыло плотным автоматическим огнем, в закрытом пространстве раритетный пистолет-пулемет передавал несостоявшимся выпивохам и насильникам пламенный привет от сухого закона лихих двадцатых, поливал свинцовым дождем сорок пятого калибра, что адским пламенем, и громыхал не хуже ручного пулемета времен мясорубки во Вьетнаме, а то и громче. Бутылки спиртного разлетались вдребезги, осыпая осколками стекла всю округу, коробки кубинских сигар в курительной трещали по швам, ломаясь в щепки, игральные автоматы плевались снопами искр.
Пока Лаура, яростно стиснув зубы, превращала в решето ближайшего противника, так и не успевшего надавить на спуск пистолета хотя бы единожды, прежде чем рухнуть, как подкошенному, Джеймс обходил второго, что успел спрятаться за  стойкой. Ауг, пригибаясь, вбежал в помещение через арку, то и дело дергая рычаг винтовки, на бегу трижды стреляя на подавление в третьего, притаившегося у курительной возле покерного стола и, кажется, попал. Но времени убеждаться не было, мститель тут же присел за массивным бильярдным столом, опрокидывая его стальной рукой, покуда разряды неприятельской дроби, вылетавшей со стороны стойки, жадно впивались в зеленое сукно. Аугу понадобилось мгновение, чтобы перевести дух, и, когда Лаура вновь принялась подавлять бандита, расстреливая крепкую деревянную стойку, Джеймс высунулся, прицеливаясь для рокового выстрела. Винтовка громыхнула наперебой автоматике и картечи лишь единожды, отдача, лягнувшая в плечо лошадью, и пороховой дым напомнили о тех славных временах, когда подобные перестрелки в салунах были заурядным событием. Щелчок передергиваемой скобы, звон единственной гильзы в воцарившейся тишине. Бандит за барной стойкой бездвижно распластался с дырой в груди, истекая кровью, смешивавшийся с разлитой выпивкой.
Но победу было праздновать рано, Джеймс направился к завалившемуся на стол для покера головорезу. Кровь на зеленом сукне, вытекавшая из плеча замотанного в бандану негра говорила о том, что мститель все-таки не промахнулся. Он уже готов был закончить начатое контрольным в голову бандита, как вдруг тот вскочил, выхватывая нож из-за пазухи. Притворившийся мертвым метил прямо в лицо ауга и попал, кончиком острия дотягиваясь до брови Джеймса, рассекая ее. Если бы Эшфорд не выставил стальную руку, перехватывая запястье, то наверняка лишился бы глаза.
- Сдохни, падла! - Из последних сил крикнул негр с налитыми кровью глазами, дрожащей рукой пытаясь вогнать нож в череп противника, но борьба была тщетной, а исход - предрешенным.
Пробитое плечо изматывало бандита, и, хотя он и пытался убить Джеймса здоровой рукой, той ни за что не одолеть механический протез, сминавший свинцовые трубы. Так же ауг и сжал чужое запястье. Послышался хруст трескавшихся в труху костей, нож со звоном упал на пол. Джеймс медленно входил в раж одержимого бойца на полномасштабной войне, поэтому из стальной руки, сверкнув сталью, молниеносно вылезло полуметровое лезвие, впиваясь в лучевую кость кричавшего неприятеля. Джеймс уже обещал, что всем им отрежет руки, и не бросал слов на ветер.
Вдруг истошный крик раненого резко оборвался, а из его груди показалось торчавшее стальное острие чего-то длинного и не менее острого. Он обмяк моментально, тяжело падая на деревянный пол, открывая обзору Джеймса босую Лауру в бессменном банном халате, хладнокровно пустившую в ход пригодившуюся старинную саблю. Избавляя противника от мучений ударом в спину, госпожа не сказала ничего, однако ее карие глаза хищно поблескивали не хуже крестика на изящной шее, когда в зловещей безмолвной тишине она отирала оружие об одежду убитого и, спрятав его обратно за пояс халата, подбирала трофейный дробовик на ремне. Не мир она принесла, но меч.
Но тут с противоположной стороны дома тоже послышались выстрелы, избавляя Эшфорда от малейшей необходимости вникать в случившееся. Нужно было перегруппироваться, заняв оборону в библиотеке, пока не поздно.

Отредактировано James Ashford (2017-05-30 21:30:59)

+1

24

Приглушённый динамиком звук выстрела оптической винтовки болезненным импульсом вдарил в висок. Неужели это никогда не закончится? Они так отчаянно убежали от проблем в Праге, но и здесь они никуда не делись, даже, казалось, прибавились. Изумительный день: начать его с гулянок по торговому центру, потом отправиться на расследования пропажи какой-то особо-драгоценной девчушки, а завершить день новыми недружелюбными знакомыми в лице какого-то местного мафиози, уже успевшего наточить зуб на приезжих. Ну, кто готов заплатить за шикарный и свежий, как альпийские луга, сценарий к боевику? Тут вам и алкоголь рекой, и кровь, и патроны, мясо, матюки, убийства и голые сись... Неважно.
  Полумрак заставлял таиться, переступать с ноги на ногу как можно плавнее и тише, стараясь не выдавать своего местоположения противникам, что таились за каждым углом, так и ожидая свинца в грудь. Спина грозной напарницы была единственной путеводной звездой в кромешных коридорах, и Рен искренне радовалась тому, что та знала планировку дома. По крайней мере, в общих чертах, да и то помогало не терять времени даром, осторожно следуя по направлению к библиотеке. Да, там будет безопаснее. К слову, а сколько всего времени прошло?
  Уже ставшие привычной ладони рукоять пистолета лежала в руке куда увереннее, чем револьвер, а пара запасных обойм добавляла очередной балл к команде оборонявшихся. В рюкзаке тяжестью осел ещё один пистолет, заряженный, но покуда не востребованный: позаимствованные у двух трупов огнестрелы ещё пригодятся этим бурным вечером. А Ирена-то надеялась, что он закончится приятным массажом после прохладного душа. «Ха-ха», сказала Госпожа Фортуна, переворачивая всё с ног на голову мановением холеной ручки. Чтоб ты подавилась, старуха. Крепкая длань Афины приподнялась вверх, приказывая замереть на месте. Очередные мишени для маленьких свинцовых убийц, - Рен нахмурилась, хватая пистолет двумя руками поудобнее.
  Женщина перехватила с полки затейливую и хрупкую на вид статуэтку, одним взглядом давая понять, что второго шанса не будет. Нет, столь элементарные методы отвлечения внимания могут спасти твою шкуру, только если ты успеешь воспользоваться теми драгоценными секундами, когда взгляд врага направлен на источник шума. А вместо второго шанса – крышка гроба и пара прощальных слов. Кажется, это была ещё одна гостиная, или что-то на подобии этого. Статуэтка бесшумно пролетела через половину зала, вдребезги разбившись на десятки искристых осколков, но честно выполнила свою работу: пара мужчин, вооружённых чем-то явно покруче обычных пистолетов, не стали разглядывать в потёмках, что там брякнуло, пустив в источник звука короткую очередь. Невнимательность наказывается роковым поцелуем стали и пороха. Женщины рывком выскочили из-за угла, оглушительными хлопками огнестрельных орудий оповещая о своём присутствии. Выстрелы перекрикивали друг друга разъярёнными псинами, впивавшимися в живую плоть. Минус два, и снова девочки впереди мальчиков.
- Так, рыжуха, вон впереди дверь, библиотека. Давай дуй, раскладывайся, да снимай братика – внизу нам потребуются его металлические ручонки.
- А т...
- Я пойду чуток вперёд, перекрою пару дверей: пусть потопчутся, гости дорогие, прежде чем до нас доберутся.
  Команда проще простого, особенно учитывая, что в необходимую комнату враг явно не успел добраться. Интуиция подозрительно молчала, не предвещая ничего хорошего. Медленно открывая широкую дверь, Ирена меньше всего ожидала удара в висок, мотнувшего в сторону, пистолет, выпавший из рук брякнул громче удара в гонг. Ещё немного, и из глаз явно посыпались бы искры, и девушке потребовались все силы, что бы устоять на ногах и смягчая второй удар, нацеленный куда-то в область головы. Высокий чернокожий мужчина, не успевший достать пистолет, решил, что для такой жертвы он и не потребуется. Да-да, что может быть лучше, чем забить насмерть девчушку, меньше тебя раза в полтора? Наверное, только сделать с ней что-нибудь нехорошее. От этой мысли кровь вспыхнула в жилах белым фосфором, и «жертва», резко присела – инстинктивно скорее, чем намеренно – уворачиваясь от третьего удара. Попади он по цели, Рен явно бы свалилась с ног. Выхватив из-за пазухи кинжал, зеленоглазая наотмашь замахнулась на соперника. Попала она или нет, сложно было судить, да и слишком рано, ведь посчитать количество колюще-режущих ран на трупе можно будет и потом.
- Сука! – хрипло отозвался мужчина, пытаясь взять запястье с лезвием в захват, но Ирена вовремя нырнула под бок неприятеля, нанося глубокую рану в область бока. Для пущего эффекта захотела было провернуть его в ране, уcилив увечье, но тогда оно могло бы вполне застрять, лишив свою хозяйку единственного оружия защиты. Очередной удар кулаком промеж лопаток выбил, наконец, из равновесия, девушка неуклюже повалилась набок, следующий удар соперника ногой в живот выбил весь воздух из лёгких, и чёрная тень нависла над ней, протянув свои руки. Жёсткие пальцы вцепились в глотку, не давая вздохнуть, Ирена мельком видела, как победитель копошится второй рукой в районе пояса, вытаскивая пистолет. «Джеймс, где же ты?» - что-то резко подхватило чернокожего, грубо оттаскивая назад, и удушающая хватка на шее ослабла.
  И снова картинка перед глазами мерцает, как телевизионный экран, перед глазами мелькают чёрные точки, и рыжая не сразу фокусирует взгляд на сцепившемся с чернокожим мужчиной аугом. Искусственные руки выворачивали руки живые, в десятки раз уступавшие протезам по силе, сжимали запястья, Вратислав, как нельзя вовремя спустившийся вниз на шум борьбы, явно не был нацелен на то, что бы оставлять противнику и малейшего шанса. Вслед за хрустом костей послышался дикий вопль поверженного соперника. Чернеющие руки оплетали голову, словно дикие лозы лиан, сдавливали, намертво фиксируя. А затем резко дёрнули в сторону, от чего по телу мужчины прошлась волна судороги.
- Ирена? – шёпот раздавался так близко, и так далеко. Холодные пальцы ощупывают лицо, но девушка почти не ощущает этого, перед глазами жуткой картиной зависла сцена убийства. Кажется, как-то так её брат и прикончил их отца. – Эй!
- Д-да, да, здесь, я... Всё, - зелёные глаза смотрели на ауга с ужасом и благодарностью одновременно: не окажись он здесь, то Bрена наверняка бы проиграла схватку, хоть и успела потрепать злоумышленника.
- Фух, ну и пиздец! – гаркнула Афина, отвлекая парочку друг от друга. – Лезут, как муравьи, только успевай пушки собирать. Я прямо как в той старой мясной игрушке про солдата, крошившего демонов.
- Если ты шутишь, то ты, полагаю, получила «левел-ап», - рискнула пошутить в ответ рыжая, поднимаясь с пола и деловито отряхиваясь.
- Вторая дверь из библиотеки заблокирована, - произнёс Вратислав, проверяя состояние одолженной у Бишопа винтовки. – Вход только отсюда. Надеюсь, вторая группа найдёт именно этот коридор.
  Хорошая и плохая новость. Девичьи губы сжались в тонкую линию, Рен повертела головой, разминая затёкшую шею: а ведь это только начало, как знать, сколько времени им придётся держать оборону.
- Ну и чудесно, теперь нет нужны стрелять по двум фронтам, - оживлённо скалилась Рэйчел.
А что, если у неприятеля имеется в запасе пара-тройка гранат? Начавшая понемногу устраиваться поудобнее в библиотеке троица одновременно вскинула пистолеты и винтовки, нацелив стволы в сторону двери, готовившейся вот-вот распахнуться, впуская притаившихся за дверью врагов внутрь.

+1

25

Время в бою всегда идет медленно, тянется подобно патоке. Казалось, прошла уже пара часов, а на деле не миновало и четверти часа. Сколько им еще ждать подмогу? Да и какую: банду байкеров верхом на стальных скакунах? Еще не настал тот день, когда Лаура Моретти сама бы попросила помощи у полиции. Да и что-то подсказывало Джеймсу, что охранники правопорядка, даже услышав стрельбу в одиноко расположенном в двадцати километрах от города особняке, не поспешили бы на заурядное на первый взгляд вооруженное нападение на дом богатой, если только та не приплачивала силовикам, как это было еще до тюрьмы. Эшфорд пробыл в Африке совсем недолго но, кажется, постепенно понимал, как здесь работают служители правопорядка. Пожалуй, они мало чем отличались от своих чешских коллег, только не разменивались по мелочам вроде дотошных досмотров железяк на улицах и предотвращения вооруженных грабежей. Виду того, что организованная преступность и клановые войны были извечным бичом Африки, силовики сразу на броневиках приезжали с рейдами в плодившие преступников бедные районы, стреляя во все, что не хотело утыкаться лицом в асфальт по доброй воле - железяка или нет. Неповторимая Элайза Кассан чересчур редко вспоминала об этом в новостях.
Теперь, когда на шум пальбы в баре наверняка должны были сбежаться оставшиеся налетчики, не было особого смысла соблюдать тишину - по коридорам особняка Джеймс бежал за Лаурой со всех ног. Она вела ауга к библиотеке и была почти у самой цели, когда поднимавшиеся бандиты принялись стрелять ей в спину с лестницы на первый этаж. Стоило отдать женщине должное, она не закричала, не запаниковала, не застыла столбом на месте. Бежавший следом Джеймс видел, как госпожа Моретти в халате пригнулась, заворачивая за угол, откуда обратно ей не давали высунуться грохотавшие ниже длинные очереди, выбивавшие побелку из стены. Тогда ауг воспользовался своим тактическим преимуществом вкупе с эффектом неожиданности: отвлекшиеся на подавляемую хозяйку особняка налетчики, поднимаясь, не заметили как сзади, этажом выше, над их головами возник из темноты крупный мужской силуэт с рычажной винтовкой в руках. Он лишь едва перегнулся через перила, чтобы не промахнуться наверняка, хотя расстояние было совсем маленьким, и принялся давить на спуск, после каждого выстрела навскидку щелкая скобой оружия, выплевывавшего очередную стреляную гильзу проверенного временем триста пятьдесят седьмого калибра. Теперь лягавшая в плечо отдача нисколько не смущала, равно как до последнего не смутило двух новоиспеченных мертвецов и то, что они не следили за творившимся за спиной. Что и сказать, бойцы из уличных головорезов посредственные. За это двое и поплатились, покатившись вниз по лестнице - своей непокоренной высоте - кубарем, зияя парой сквозных дыр в пробитых черепах,  мозги из которых щедро раскидало по ковровой дорожке. Как только на мгновение стихли выстрелы, Джеймс - насколько позволял неширокий коридор - обошел лестницу по большому радиусу, нагоняя Лауру.
- Почему Вы не бежали дальше?! - Только и успел спросить он, едва не получив очередь дружественного огня. - Задерживаться - верная смерть.
Лаура, до того момента остервенело стискивавшая пистолет-пулемет в руках, вжималась в стену, решительно готовясь отражать очередное нападение. В холодном, невозмутимом взгляде хищницы не было страха. Она едва не напала на Джеймса по ошибке, уперев еще горячий ствол автоматики прямо в грудь, но мужчина вовремя осадил ее выставленной вперед стальной рукой. Вопрос его вышел риторическим, одного вида дамы оказалось достаточно, чтобы тут же вспомнить, что Моретти, какого бы пола и возраста, и сколь хрупкой на вид внешности они бы ни были, никогда не бегут от проблем.
Теперь Эшфорд понимал, воплощением какого смертного греха являлась католичка Лаура в этом спектакле жизни, какой грех пыталась замолить прежде всего. Гордыня. Но беда не приходит одна, ауг не в праве был удивляться тому, что она невольно притягивала к себе Гнев - Рэйчел - и Отчаяние в лице мстителя. Так и получалось: Моретти не только никогда не бегут от проблем, но и своих не бросают.
Разговора не вышло, да и тратить попусту время на беседы в нынешних обстоятельствах - непозволительная роскошь. Напарница лишь кивнула, опомнившись, и совсем скоро двое добрались до библиотеки. Джеймс чувствовал, что внутри их уже поджидают с оружием наготове. Но кто: друг или враг? Вопрос на миллион.
- Это свои. - Облегченно вздохнув, прошептала Лаура, остановившись возле двойных дверей в библиотеку, чтобы взглянуть на черно-белое изображение с камер в библиотеке, выводившееся на экран ее телефона.
- Нет! - Схватил ауг женщину за руку, потянувшуюся к дверной ручке. - Опасно. Есть еще какой-нибудь способ попасть внутрь?
А действенный способ требовался как можно скорее, потому как все ближе слышался топот множества приближавшихся мужчин и возбужденные крики на африкаанс. Лаура одернула перехваченную ладонь, от досады тряхнув головой с буйной темно-каштановой гривой: и как это она едва так сильно не сглупила на такой элементарщине? Больше не повторится.
- Есть один способ. - Произнесла женщина, сжимая руку в кулак, готовясь стучать в дверь.
Джеймс было хотел снова остановить напарницу, но выбирать не приходится, особенно когда на хвосте сидит добрая дюжина уличных африканских головорезов. Сперва стуки показались Эшфорду совершенно обычными, но когда те повторились несколько раз, у разведчика не возникло сомнений. Лаура Моретти выбивала сигнал SOS азбукой Морзе по двери. Как минимум двое бойцов по ту сторону могли его понять. И как он сам первым не додумался до таких простых вещей? Больше не повторится.
У Джеймса не оказалось свободного мгновения, чтобы по достоинству оценить находчивость новоиспеченной напарницы. Одна из двойных дверей распахнулась довольно быстро, но окопавшиеся по ту сторону могли бы и поторопиться, ведь двум их друзьям едва не дышали в затылок.
- Быстрее заваливайтесь! - Послышался зов крупной, вооруженной массивным пистолетом блондинки, стоявшей на пороге библиотеки, спеша поскорее закрыть за долгожданными гостями.
Наконец-то дружественное лицо. Ошибки быть не могло, голос действительно принадлежал Афине, равно как крепкие руки в татуировках на античные мотивы и подкачанные бедра, туго обтянутые короткими спортивными шортами. Ирен и Вратислав тоже были поблизости, еще держа на мушках вход.
- Мы опоздали? - По пути к ближайшему шкафу у стены, для приличия поинтересовался Джеймс, готовясь окапываться, пока не стало поздно.
- Да, если на тебе не вражья кровь, а собственная. - Бросила в ответ Афина.
И где Джеймс уже это слышал?
- Хорошие новости. - Вынула Лаура телефон из кармана халата. - Мы починили камеры.
Пока Рэйчел, выхватив заветный телефон у хозяйки, отборным крепким словцом выражала, как же действительно хорошо, Эшфорд не терял времени даром, пытаясь своротить протезом массивную книжную полку, чтобы задвинуть ей двери библиотеки. Это помогло бы оборонявшимся выиграть хоть немного времени, но большая старинная конструкция - не иначе как дубовая - оказалась чертовски тяжелой и едва слушалась. Дело могло пойти куда быстрее с посторонней помощью.
- Вратислав, подсоби! - Позвал Джеймс, навалившись протезом на боковую стенку заставленной книгами полки, вкладывая в нехитрую манипуляцию весь свой вес.
Вдвоем они без особого труда своротили старинную мебель, едва успев до того, как заставленная дверь начала ходить ходуном, а по ту ее сторону уже не было отбоя от вооруженных налетчиков, неожиданно возжелавших приобщиться к чтению классики. Нельзя терять ни минуты - баррикада не продержится вечно.
- Возьми винтовку и поднимись наверх. - Подняв взгляд к высокому потолку, посоветовал Джеймс брату Ирен, видя, что внушительная часть крыши в библиотеке прозрачная, а в дальнем углу просторного помещения, заставленного книжными полками, имеется люк с лестницей. - Если кто-то прорвется внутрь и будет прятаться за шкафами, снимешь его через окно в крыше.
Сам Джеймс направился в центр читального зала к вооруженным женщинами, добавив к заготовленной баррикаде пару новых штрихов. Опрокинутые кресла, диван и пара столов, расставленные полукругом, должны были стать хорошими дополнениям к существующим укрытиям.
- Все в порядке? - Успел ауг лишь украдкой поинтересоваться у Ирен, прежде чем, пока позволяла сдерживавшая неприятелей баррикада у дверей, принялся проверять боезапас винтовки и револьвера: опытный профессионал знал, что делал. - Сколько у нас патронов?
- Негусто. - Первой отозвалась хозяйка особняка, раскладывая на столе весь свой огнестрельный арсенал. - Пара магазинов на свое, чужое ружье полупустое.
- Хрен да маленько. - Лаконично подтвердила опасения Джеймса Афина, щелкая магазином раритетного немецкого пистолета-пулемета времен Второй мировой. - Шкафу недолго стоять осталось. Их там человек десять, судя по камере, и это еще не все!
Полка, роняя книги, вот-вот грозила рухнуть от того, что крепкие двойные двери пытались выбить ногами. Джеймсу не выпало момента дать боевым подругам совет бить метко, экономить патроны, не высовываться и держаться до последнего, пока не прибудет помощь. Это было и так понятно. Тяжелый дубовый стеллаж грозился вот-вот рухнуть на пол с чудовищным грохотом, освобождая широкий проход. Только Лаура нашлась прежде, чем грянули оглушавшие выстрелы из всего, что, пролежав многие десятки лет в незаслуженном забытии под стеклом, будто отжило свой век, еще могло стрелять.
- "И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя "Смерть", и ад следовал за ним!" - Выпустив из крепко сжатой ладони висевший на шее нательный крестик, прокричала женщина, давя на спуск верного пистолета-пулемета.
И врата ада разверзлись.

Отредактировано James Ashford (2017-06-01 17:51:39)

+1

26

Перед глазами ещё плясали чёрные мошки, когда за подошедшими Джеймсом и Лаурой захлопнулась дверь. Рыжая отстранёно наблюдала за сооружение баррикады, потирая ушибленное бедро: в такой ситуации, конечно, грех жаловаться на какие-то там синяки, стоит лишь порадоваться тому, что это стандартная гематома, а не пулевое ранение.
- Джеймс? Боже, ты ранен!.. Кров-вь.
  Хрупкая ладонь потянулась к лицу ауга, намереваясь хоть слегка вытереть его рукавом рубашки, проверить - хотя бы украдкой - рассечённую бровь. Но зверь, казалось, не ощущал этого, не чувствовал боли – битва пьянит боевых гончих сильнее вина, и им уже нет дела до каких-то там царапин. Лишь мотнул скалящуюся морду в сторону, интересуясь имеющимся в расположении арсеналом. Точно, пистолеты.
- Два пистолета, по магазину на каждый, - понуро бросила Ирена, встревоженно глядя в спину Джеймса.
  Прошедший мимо брат лишь легко потрепал по плечу, коротко чмокнув в висок. Да, раньше именно так желал ей удачи. Стоило мужчине подняться наверх, как в голове промелькнули мысли о том, что идея свалить куда подальше была не такой уж и плохой. И зачем они только окопались в библиотеке? Сами заперли себя в ловушке, одна-две гранаты – и им точно придёт конец. Оставалось лишь уповать на то, что столь грозных штучек у противников небыло. Едва рыжая отошла назад, облюбовав в качестве прикрытия внушительных видов книжный стеллаж, что-то звучно громыхнуло за спиной, и госпожа Моретти торжественным возгласом оповестила о начале акта. Возможно, позже кто-нибудь придумает к нему название, а сейчас побледневшие пальцы девушки намертво вцепились в рукоять пистолета, готовясь к бою.
  Шум битвы отбивает в барабанных перепонках стаккато, мешает слушать команды и короткие перекрикивания напарников; Ирена, затаившаяся за широким и массивным стеллажом, по мере возможности старалась прикрывать своих одиночными прицельными мыслями. Мозг отказывался концентрироваться на врагах, лишь лихорадочно отсчитывал патроны, один за другим падавшие тихим лязгом на пол, словно крупицы песочных часов. Именно так ссыпалось вниз время, приближавшее неминуемое поражение. Неужели всё закончится вот так? Неужели ты, дурная рыжая голова, не могла сообразить, что добром все эти расследования не кончатся, неужто горький опыт ничему не учит? Тупица, а ведь отговори ты Джеймса от всей этой затеи, все остались бы живы. Рен была готова поклясться, что ей было глубоко наплевать на какую-то там Диану, сбежавшую невесть куда – если пропажа или смерть девчонки гарантировала бы спокойную и более-менее размеренную жизнь для Ирены и её «семьи», то она лично приложила бы все усилия, совершая приговор. Пистолет остервенело щёлкнул в пустоту, и по щекам непроизвольно побежали слёзы гнева. Тупица, это всё твоя наивность и недальновидность. Тебе ведь слишком лень думать наперёд, предугадывать действия Джеймса, и стараться сделать всё, что бы не усугубить положение. Диковинная в своей неправильности и неестественности любовь, больше походившая на игры в шашки: необходимо пристально следить за оппонентом, но и не забывать про свои фигуры. А ты могла повернуть всё вспять, и ничего бы не было, ни чернокожих неприятелей, палящих по ним, ни обозлившегося неизвестного, натравившего свою свору на полужелезную стаю. Ничего, лишь покой и благоприятная стабильность. Но нет, ты снова идёшь шаг в шаг за молчаливым мужчиной, поддерживая каждое его слово: одни назовут это доверчивой покорностью, иные – влюблённостью вперемешку с глупостью. Неужто ты и впрямь ослепла, Ирена? Ты и правда думаешь, что сможешь вот так просто починить эту железяку, сопровождая её во всех начинаниях – от схватки с бывшим сослуживцем, до перестрелки с южноафриканскими мафиози? Воодушевлённая, ты даже не видишь – или не хочешь видеть? – толстый слой ржавчины, ставящий крест на любом ремонте.
  Симфония выстрелов трещала по дубовым стеллажам свинцовыми пулями, просвистели слишком близко, выбивая из лакированного дерева щепки – Рен испуганно отшатнулась, прикрывая лицо от посыпавшейся в глаза трухи. Отряхнувшись, девушка непослушными руками перезарядилась, закусив губу: теперь остался ещё один полный пистолет и револьвер на два-три патрона. Мелкими перебежками сменив позицию, Ирена навскидку пыталась прикинуть, как долго они ещё продержатся: судя по выстрелам, патроны ещё имеются, но у врагов запасов всё равно больше, а значит, времени оставалось совсем немного. Громкие крики и вопли раненых раздавались из-за широкого проёма, но воцарившееся затишье, как и всегда, предзнаменовало лишь очередную бурю. Выглянув из-за угла, Рен не сразу разглядела в пыли и полумраке замахивающегося врага.
- Твою мать, - она и правда сказала это вслух, или ей показалось? Ну а чего ты ожидала, милая? Что они и вправду будут уж совсем без тяжёлой артиллерии? Под плотным автоматическим огнём не сразу можно было разглядеть, как кто-то готовится к финальному броску – в буквальном смысле слова. Да где этот чертов второй пистолет, был же за пазухой?! Неужели никто не видит угрозы, почему до сих пор не застрелили?
- Там граната, – только и успела проблеять рыжая, содрогаясь от волны беспомощности. Вслед за броском опустится и занавес. Успеешь попрощаться с любимым?
  Силуэт запахнулся и брыкнул назад, неуклюже заваливаясь.
- Видел, - раздался голос Вратислава в микронаушнике. – Всё ждал, пока он сдёрнет чеку.
  Снаружи комнаты воцарилось молчание на долю секунды, а потом громкие крики. А потом мощный взрыв. Сильный запах чего-то палёного, пыли и пороха завис в воздухе, привнося в воцарившуюся гробовую тишину кроваво-алый развод, сдабриваемый глухими стонами тех немногих, кому не повезло выжить после взрыва гранаты. В ушах стоял тонкий свист, рыжая отрешенно вертела головой, осторожно высовываясь из своего укрытия. Они отбились? Лизнувший висок прощальный луч закатного солнца зажёг локоны живой медью на доли секунды, а затем снаружи раздались какие-то крики и механический рёв.
- Н-надо уходить, мы здесь, как... в ловушке, - сипло выдохнула Ирена, тяжело облокотившись о изрешечённый книжный шкаф, мутный взор невидяще взирал на кучу обломков, пытаясь выцепить взглядом в тумане из пыли напарников.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-01 21:27:59)

+1

27

В своей стихии бойца он мог бы чувствовать себя как рыба в воде. Вот только водяная толща едва ли пропускает звук, а вокруг Джеймса громыхал хаос. Ауг закрепился в центре просторной библиотеки за опрокинутой мягкой мебелью и столом. Стрелял не прицельно, на подавление, не давая налетчикам и шагу ступить из коридора в помещение. По обе стороны от мужчины громыхали очереди автоматики в женских руках - Лаура и Афина выполняли большую часть работы.
- Пустой! - Объявил Джеймс, когда вместо очередного выстрела спущенный курок винтовки щелкнул вхолостую.
Помощницы закончили стрелять примерно в то же время, но у них еще оставалась пара запасных магазинов, а вот Джеймс такой роскошью похвастаться не мог. Никто из перезаряжавшихся за баррикадой дам не высказался против, когда ауг схватил трофейное помповое ружье, добытое Лаурой в не слишком честном бою. Однако полупустой трубчатый магазин не позволял надеяться на многое.
Как назло небольшой заминкой, когда автоматический огонь из библиотеки по дверному проему стих, противники в коридоре не упустили возможности воспользоваться шансом. Тут же троицу оборонявшихся за мебелью прижало плотным огнем. Некоторые из налетчиков прорвались внутрь, укрываясь за ближайшими ко входу книжными полками, только одного из них с высоты успел подстрелить Вратислав. Убитый бандит в спортивной футболке растянулся на полу, выронив неподалеку от укрытия советскую штурмовую винтовку, какую можно было найти, пожалуй, в любом уголке земного шара.
- Вот срань! - Выругалась Рэй, осторожно выглядывая из-за укрытия, но в ту же секунду воительницу загнали обратно за баррикаду длинной очередью. - Прибьют нас здесь!
- Прикрывайте! - Распорядился Джеймс, прежде чем, воспользовавшись секундным затишьем, сорвался с места к полкам по левую руку от себя.
Если бы не отвлекающий огонь поддержки, то он бы наверняка остался лежать подстреленным на полу. Добравшись до ближайшей полки, стискивая ружье покрепче, мужчина потратил пару секунд, чтобы перевести дух. Прячась за массивными стеллажами, ему нужно было обойти по большому радиусу неприятелей, переступивших порог. Эшфорд пронесся за рядами полок, дававших неплохое укрытие. О том, что оно было именно таким, позволяло судить то, что бандиты его не видели, когда оборонявшийся перебегал. Уличные головорезы не сразу обратили внимание, когда мститель зашел с фланга. На бегу Джеймс вскинул ружье, накрывая налетчиков несколькими выстрелами из ружья. Разлетавшаяся свинцовым дождем картечь вгрызалась в бока, плечи и шеи головорезов, опрокидывая врагов на пол после каждого нового щелчка помпового цевья. Ауг успел выстрелить четырежды, но на том патроны кончились. Расчищенная местность позволила совершить еще один рывок, на этот раз по направлению к теперь уже бесхозному автоматическому оружию. Прорвавшиеся в библиотеку были убиты, фронт снова отодвинулся назад, в коридор. Начался щедрый обмен пулями, в котором Джеймс тоже принял участие, почти вслепую давя на спуск надежной советской автоматики.
А потом аугу показалось, что в несмолкавшей канонаде, закладывавшей уши, он услышал знакомый роковой звук, который всегда найдет способ перекричать любой шум. На деревянный пол упало что-то округлое, тяжелым шаром покатившееся в сторону мстителя, закрепившегося неподалеку от входа. Граната!
Откуда у простых уличных бандитов гранаты? Задаваться вопросами о том, кто их вооружал, было некогда. Подняв взгляд, Джеймс увидел, что брат Ирен только что подстрелил неудачливого подрывника, забрызгивавшего кровью стену, однако грозившая взорваться граната выпала из мертвых рук, немного прокатываясь из коридора в библиотеку, и остановилась неподалеку от рухнувшей баррикады, сдерживавшей прежде двойные двери. Джеймс, торопливо менявший позицию на более надежную, успел пригнуться, но это не помогло. Слишком поздно.
Хоть основная ударная волна и пришлась на самих нападавших, аугу тоже досталось, хотя обошлось без серьезных ранений. Взрыв, закладывая уши чудовищным звоном, сбил Джеймса с ног. Сперва в голове упавшего навзничь ауга, беспомощно выронившего оружие, били колокола, а в глазах плыло, но спустя пару секунд на уши уже давила гробовая тишина. После взрыва подле себя он не слышал стрельбы в доме и не услышал бы при всем желании, потому как та вдруг прекратилась. Его оглушило, но обошлось без контузии. Лежа на спине, мстителю хватило сил, чтобы дотянуться до револьвера. Зрение невовремя подводило Джеймса, когда к нему, возвышаясь, приблизился крепкий мужской силуэт с винтовкой в руках. Механическая рука, вцепившаяся в рукоять револьвера, подвести не могла. Стальной палец не мог дрогнуть на спуске.
- Все кончено, сынок. - Послышался знакомый голос, доносившийся будто издалека, хотя его обладатель был совсем рядом. - Вставай.
За секунду до выстрела Бенджамин успел отвести смотревший в его сторону ствол револьвера и, склонившись, протягивал руку помощи. Теперь Джеймс мог различить лицо старика. Эшфорд поднялся не без труда, слух и зрение понемногу приходили в норму. Теперь он видел в библиотеке не только вооруженного Бена, боевых подруг и Вратислава, но и нескольких гостей - трех недружелюбного вида мужчин в кожанках с нашивками в виде жутких рыцарских шлемов. Тевтонцы прибыли позже, чем того хотелось бы оборонявшимся, но лучше поздно, чем никогда. По крайней мере теперь байкеры пытались наверстать упущенное: снаружи дома все же доносились крики и стрельба - мотоклуб прогонял оставшихся нападавших. Тех, которые не смогли присоединиться к первой волне, и тех, кто остались от нее.
- Ну наконец-то! - Обрадовалась Афина, откладывая оружие в сторону, чтобы снова заглянуть в телефон Лауры. - Чтоб меня, их во дворе было столько же, скольких мы уже положили, но ублюдков вот-вот добьют наши. Тевтонцев вдвое больше! Дед, ты что, весь клуб на уши поднял?
- Ты ясно дала понять, что дело плохо. - Пробормотал старик, бегло осматривая следы и участников побоища в библиотеке, потом кивнул трем своим вооруженным спутникам. - Подсобите нашим снаружи, а мне надо с ними поговорить.
Каждый приходил в себя по-своему.
Джеймс первым делом нашел Ирен и крепко обнял ее вместо того, чтобы уделить внимание собственной рассеченной брови и головной боли. Рыжая была цела, и это главное. Кроме того, после взрыва Эшфорду было не до раздумий о том, что стоит делать, а что нет. Он просто действовал, прижав девушку к себе, позволив себе постоять так какое-то время. Недолгую безмятежность нарушил громыхнувший в библиотеке выстрел: у Лауры Моретти был собственный взгляд на происходящее. Патроны в старинном пистолете-пулемете давно закончились, поэтому хозяйка особняка выхватила из-за пояса халата немецкий офицерский пистолет времен Второй мировой и продолжала нести праведное возмездие обидчикам. Раненый чернокожий мужчина, живот которого был пробит пулями в нескольких местах, не в силах подняться с пола и сказать больше, успел лишь приподнять руку в безмолвной мольбе. Испуганный взгляд налетчика говорил лишь о том, что умирать ему совсем не хотелось. Возвышавшаяся над поверженным Лаура осталась глуха, уверенно вскидывая пистолет, ствол которого смотрел прямо в голову мужчины. Библия учит прощать обидчиков, но госпожа Моретти не была святой, а, значит, не могла поступить так: весь ее вид говорил о том, что простить может только Господь, а она - лишь отправить к нему поскорее. Когда эхо немилосердного одиночного выстрела, вышибившего чужие мозги, стихло, хозяйка повернулась к товарищам, напрочь игнорируя, что халат и лицо забрызганы кровью. Лаура достала из кармана дорогой дамский портсигар и невозмутимо закурила, поджигая сигарету на тонком мундштуке.
Грозная Афина, как оказалось, тоже не теряла времени даром. Быстро вернувшись из бара, она наблюдала за произошедшим со стороны, а потом, когда небольшой спектакль мольбы о пощаде подошел к концу, вспомнила про позабытую бутылку выдержанного рома в руках, чудом пережившего побоище.
- Будет кто-нибудь? - Поинтересовалась воительница, держа драгоценную находку на виду. - Нет? Мне же больше достанется.
И, открутив крышку бутылки, щедро приложилась губами к горлышку, делая несколько глубоких глотков. Теперь настал черед Лауры наблюдать. Гостеприимную хозяйку нисколько не задело, что кто-то глушил ее выпивку без разрешения - сегодня можно было пренебречь хорошим тоном.
Бенджамин волок по полу один из трупов за ногу, и поначалу никто не понимал, зачем старик это делает. Но все встало на свои места, когда старый вояка порвал на убитом чернокожем футболку и стащил маску. Люди в библиотеке теперь могли четко видеть зловещую татуировку-змею на крепкой шее трупа. Метка банды.
- Скажет мне кто-нибудь, наконец, почему из-за пропавшей девчонки на вас напали "Гадюки"? - Поинтересовался старик, глядя поочередно на всех присутствующих в надежде, что на его вопрос хоть кто-нибудь ответит.
Они бы и сами хотели знать, а в особенности курившая Лаура Моретти, жилищу которой изрядно досталось.
- Где папка? - Спросила она, холодно взглянув на Ирен в ожидании объяснений, и теперь явно было лучше не увиливать. - Говорите, где Диана, и что все это значит, сейчас же.
На Ирен же смотрели и все остальные.

Отредактировано James Ashford (2017-06-01 21:24:28)

+1

28

Во всем этой пылевой завесе девушка не сразу разглядела прибывшее подкрепление. Тихий гул в ушах мешал сконцентрироваться, и Рен какое-то время растерянно покачивала головой из стороны в сторону, пытаясь прийти в себя окончательно. И вздрогнула, едва не свалившись с ног, стоило Джеймсу сгрести её в объятия, готовые с минуты на минуту сломать рёбра. Рен сдавленно засопела, выдохнула, уткнувшись лбом в плечо ауга, свободная от рукояти пистолета рука крепко, на сколько позволяли силы, приобняла мужчину в ответ, беспорядочно поглаживая широкую спину, цепляя коготками ткань бесповоротно-испорченного пиджака. Да, милая, на этот раз всё обошлось.
- Всё хорошо, - Ирена дышала едва-едва, как будто боялась спугнуть воцарившуюся блаженную тишину,  горячее дыхание стального зверя приятно обжигало макушку. Приподняв голову, рыжая привычно потёрлась виском о грубый подбородок ауга, подтверждая свои слова. Всё хорошо. Пока что. Отстраняться от мужчины не хотелось, но у спутников были другие планы.
- Д-да, папка...
  В воцарившейся тишине рыжая неуверенно ковыляла к брошенному где-то меж стеллажей рюкзаку, прихрамывая на левую ногу. Кеды шоркали по паркету, взмымая облачка пыли, подошва цеплялась за щепки, стреляные гильзы, - Ирена как будто смотрела на себя со стороны, потрёпанную, грязную и избитую. Как будто в подтверждение тянущей болью заныло плечо напополам с бедром и спиной в районе лопаток. Неплохо так тот чернокожий приложился. Задревеневшие пальцы неуверенно вцепились в лямку рюкзака, Рен вернулась назад, к напарникам, устало волоча его за собой по полу. Закопошившись в его нехитром содержимом, выудила на полумрак Божий смявшуюся папку и, не медля, протянула её Лауре. Хотела было сказать что-нибудь, но язык не слушался, онемел от накрывшего её  ужаса, безвольным куском мяса переваливаясь во рту. Тело била мелкая судорога, не то от боли, не то от напряжения, и девушке приходилось прикладывать все усилия, дабы не повалиться на пол прямо здесь. Вторая ладонь, побелевшая и намертво сжимавшая уже давно опустевший пистолет, наконец разжалась, и оружие звонко брякнуло о пол. Зябко поёжившись, принялась быстро сгибать и разгибать бледные пальцы, силясь разогнать кровь по венам, вернуть кисти подвижность, а заодно и отвлечься от чересчур ошеломлённого состояния. И всё-таки хорошо, что подобный шок всегда окутывал Ирену после битвы, а не в её процессе.
- П-простите. Мне нужна пара минут, - только и смогла пролепетать, двинувшись к выходу библиотеки. До одури хотелось подышать свежим воздухом. Осторожно покинув помещение под излишне пристальные взгляды компании, зелёные глаза безошибочно нашли ближайшее окно, разбитое ударной волной. Обувь шлёпала по лужицам чернеющей в постепенно сгущающейся тьме крови, Рен плавно переступала трупы. Да, постоять здесь, среди горы мертвецов – отличная идея. Кончики пальцев опасливо забегали по подоконнику, выискивая опасные и острые осколки.
- Дай помогу, - тихо отвлёк её мужской голос.
  Да, искусственным рукам не страшны порезы. Молчаливо наблюдая за уверенными движениями Вратислава, смахивающего блестящие куски стекла, его сестра лишь слабо качнула головой в знак благодарности.
- Я пойду послушаю, чего скажут.
- Нет, - оборвала ауга Рен, не без труда выплевывая слова потрескавшимися губами. – Ос-станься. Пожалуйста. Одну минуту.
  Короткий вздох, и вот ауг молчаливо облокотился плечом о стену рядом с оконным проёмом. Ирена выключила микронаушник и убрала его в карман.
- Знаешь, пока ещё опасно вот так красоваться у окна.
- Знаю, - бледное лицо исказилось в улыбке, больше походившей на измученный оскал. – Просто голова раскалывается. Мало ли, ещё вывернет. Не хочу, чтоб они смотрели.
- А меня, значит, уже не стесняешься, - едкие замечания становились привычнее с каждым разом.
- Ну так, чуть-чуть, - очередной смешок.
  И снова неловкое молчание, лёгкий сквозняк доносит до брата и сестры обрывки диалога их напарников, наверное, куда благоразумнее присоединиться к дискуссии.
- И всё же, пойдём ка обратно, - вдруг поднялся Вратислав, разминая плечи. – Кажется, Джеймсу нужна твоя помощь. Его не сильно контузило от взрыва, а вот бесконечные бабские вопли и вопросы могут его доканать окончательно.
-  О, а мне казалось, что это не Лаура кричит, а просто сорванные с петель двери скрипят.
  И стоит отметить, они пришли вовремя. Стальной зверь явно выглядел отрешённо, тщетно пытаясь прийти в себя, пусть его привычно каменное лицо и не выражало никаких эмоций, но тёмно-карие глаза растерянно бегали от одного вопрошающего к другому, пытаясь с ходу ответить на целую викторину вопросов, так некстати свалившуюся на его голову.
- Хватит! – гаркнула девушка. Обыденно тихий и робкий голос рыжей лязгнул о стены и стеклянный потолок, заглушая бесконечную череду расспросов. Пожалуй, в кои-то веки можно взять бразды правления в свои руки, ведь и командирам порою бывает нужен отдых.
Гадюки, чернокожие мафиози, хренова пиздюшка-Диана, - зубы стиснулись в гневный оскал. Глубокий вдох, один, два, три.
- Отдышись пока, - едва слышно шепнула она Джеймсу, прежде чем начать повествование. – В целом, госпожа Моретти, чего-то нового сказать мне нечего – вы всё уже слышали. Но, раз ситуация зашла настолько далеко, что пришлось побеспокоить и вас, - зелёные глаза виновато уставились на старика Бенджамина, - то я начну заново. И по порядку.
  И снова глубокий вдох, чёрт, как же не любила Ирена выступать на публику! Но иного пути не было, острое желание дать Джеймсу несколько драгоценных минут, чтобы перевести дух, с лихвой покрывало робость.
- Госпожа Моретти просила нас найти пропавшую ученицу её воскресной школы. Шестнадцатилетняя сирота-Диана просто исчезла. Собственно, мы занялись её поисками. По выявленной информации выяснилось, что девчонка пропала не по своей вине. Предположительно в этом замешана вот эта женщина на фотографии, - Ирена кивнула на прикреплённое в руках Лауры изображение поверх папки. – Данной информацией поделился с нами неизвестный, позвонивший нам на телефон, когда мы успели распрощаться с нашими боевыми дамами, отправившись проверять ещё одно место. Чернокожий собеседник в компании двух телохранителей встретился с нами в парке, - мы ожидали засады, поэтому, сэр, попросили у вас что-нибудь для самозащиты.
  Выдержав паузу, девушка надсадно вздохнула.
- Тот собеседник передал нам эту папку. А потом умер. Да, чего вы так смотрите? Задохнулся и всё. Мы с Джеймсом чудом унесли ноги, а потом, едва сели в машину, на телефон опять позвонил. И опять какой-то čubčí syn, который повесил смерть того мужика на нас! Грит, вы выбрали не ту сторону, вы с этой похитительницей, и всё, uniknout z města, vy mrtvoly! – приправив пересказ насыщенного дня родной речью и жестикуляцией, Рен не унималась. – Мы со всех ног сюда. Ну, а продолжение все знают сами.
  Молчание, снова. Пальцы непроизвольно перебирали манжеты рукавов, девушка слегка облокотилась на Джеймса, пришедшего, наконец, в себя.
- Тот мужчина, сильно кашлял, сильно. И пена изо рта. Отравили, скорее всего, причем, какой-то медленнодействующий яд, иначе не объяснить то, что пришёл к нам на встречу он вполне себе живой-здоровый.
- Эй, рыжух, ты же у нас по сериалам криминальным фанатеешь, - бодрым тоном напомнила Афина, скрестив руки на груди. – Давай, удави нас ещё разок.
- Я не могу без наглядного пособия, - Ирена многозначительно потрясла шевелюрой, потёрла одной рукой занывший висок. – Сейчас такой ассортимент, что по лишь этим двум-трём критериям можно целую лабораторию химии намутить. Если кашель, то поражение лёгких, он мог чем-то надышаться совершенно случайно, даже не подозревая о том, что часы его жизни начали отсчитывать последние мгновения. Пена изо рта – отравление сильным токсином, принятым вовнутрь. Слишком сумбурно, всё равно, что пальцем в небо тыкать. Ох. Вот, собственно, и всё.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-06-03 22:13:26)

+1

29

Так, ладно. У головной боли и у еще заложенных ушей можно найти одно неоспоримое преимущество - они хорошо отвлекают внимание от чужих расспросов, дотошных сверх меры. Лаура Моретти обладала железным терпением и стальными нервами, но сейчас явно был не тот случай, когда дама могла проявлять хладнокровие. Она постепенно закипала, потому как под угрозой была жизнь Дианы, а Джеймс просто стоял рядом, постепенно приходя в себя после в взрыва, не в силах пролить свет истины, развеяв завесу тайны. Вряд ли у него получилось бы это, будь он в полном порядке.
- Что?! Да тут ни имени, ни фамилии, что за чертовщина! Должны же ее хоть как-то называть! - Понемногу выходила из себя хозяйка особняка, с трудом преодолевая стойкое желание порвать от злости врученную Ирен папку, с первой страницы которой на Лауру украдкой смотрела неизвестная брюнетка, попавшая на фото с камеры наружного наблюдения. - Кто она вообще такая?! На кой черт ей сдалась моя Диана?!
- Выкуп. - Справедливо подметил Бенджамин, осматриваясь вокруг. - Не стоит понимать меня превратно, но тут есть, с кого спрашивать.
- Херня, дед. Если б нужен был выкуп - давно бы дали знать. Дай-ка погляжу. - Вмешалась Афина после очередного глотка рома, забирая папку у Лауры, которая ее больше видеть не хотела. Рэйчел зашелестела немногочисленными страницами документа, в котором не значилось имени автора. - Баба как баба, что в ней такого? Убийство, убийство, массовое убийство, незаконное хранение оружия и боеприпасов, еще одно массовое убийство... И все значится под подозрениями. Либо полиция работает слишком плохо, что не может доказать, что это она, либо она и в правду хороша в своем деле.
- Если она хоть посмотрела на Диану косо, я эту киллершу сама в асфальт закатаю! - Затянувшись табачным дымом, злобно процедила Лаура.
- Не сомневаюсь. Ты же у нас итальянская мафия... - Пожала плечами Рэй, снова отпивая из бутылки.
- Довольно! - Повысила голос Моретти, обращая взор горящих глаз прямо на Эшфорда. - Кто дал вам эту папку? Какое он имеет отношение к Диане, и какого дьявола эти обезьяны сюда заявились?!
С контуженного все взятки гладки. Сформулировать более-менее внятный ответ Джеймсу стоило бы больших усилий, сделать этого самостоятельно он пока не мог. Как назло, Ирен его покинула. Впрочем, она заслужила передышку после всего случившегося.
- В центре... - Не без труда пробормотал Эшфорд, язык которого казался чересчур тяжелым, а слова отдавались глухим эхом в собственной голове.
- Что? Отвечай! - Не унималась Лаура, подойдя ближе.
- Оставь его, мафия. Не видишь, железного дровосека взрывом потрепало, дай ему оклематься. - Спокойно вклинилась Афина, терпеливо водрузив крепкую руку на плечо женщины. - Если б не он и рыжуха с братцем, мы бы с тобой сегодня обе в ящик сыграли еще до того, как приехал дед с клубом. И это бы мы еще легко отделались!
Последние слова Афина произнесла с нескрываемым презрением в голосе, дотягиваясь ногой до трупа бандита, приволоченного Беном, и отвешивая мертвецу мощного пинка, после чего смачно харкнула. Теперь был черед Лауры удержать давнюю подружку протянутой рукой - религиозная хозяйка особняка вдруг вспомнила, что негоже глумиться над мертвыми.
- Это не объясняет, каким боком к разборкам какой-то киллерши и черной банды причастна моя девочка! - парировала не унимавшаяся Лаура.
А Джеймсу не хватало сил вмешаться. Продолжение разговора он слышал, отвернувшись к полке, за которую схватился механической рукой, в то время как живая держалась за раскалывавшуюся голову.
- Может, дело в тебе, а девочка - всего лишь средство?
- Ты же сама сказала, что в случае выкупа с меня бы уже давно требовали денег!
- Сказала, а если суть не в выкупе, а в чем-то еще? Видишь, какой Диана удобный способ, чтобы трепать тебе нервы, дергая за ниточки?
- О чем это ты?!
- Неважно, все могло бы быть еще хуже! Если б, например, эта бабень сама взялась сегодня за дело, то от тебя бы ничего не осталось - даже свидетеля. Тебя как: стальной удавкой вокруг шеи или пулей промеж глаз?
- Я ее не боюсь. И ты не верь всему, что написано. Там наверняка много вранья.
- Прямо как в газетах, когда писали про тебя, да? Напомни мне, за что ты там сидела в тюрьме?
- Я за все ответила сполна.
- А что насчет сегодняшнего скажешь? После такого тебе в темном углу явно не отсидеться.
- Не тебе меня учить, я никогда не сбегала от трудностей. Не сбегу и в этот раз.
- Да, и что ты будешь делать? Просвети меня.
- С Божьей помощью то же, что делала многим раньше, если на то пошло!
- Думаешь, твоему богу это нужно? Разве ему не угодно, чтобы ты молилась, прощала и склоняла голову, но не возвращалась на путь греха?
- Другого пути для меня нет. И никогда не было. Я всегда это знала.
- Что, не стоило оно того, да? Все это самобичевание, стремление загнать себя в рамки.
- Тебе не понять.
- Да куда уж мне, ты в кой-веки права.
И лишь притихший Бенджамин явно жалел сильнее всех от о том, что спешил на разборки бандитские, а явился на бабские.
- Не надо было мне торопиться. - Тяжко вздохнул старик, начиная ворчать. - Они все равно друг друга поубивают и без помощи черного отребья. Только патроны зря переводили...
К счастью, в этот момент явилась спасительница. Если бы Ирен не появилась так вовремя, в библиотеке стало бы одним трупов больше. Это бы у отрешенного Джеймса взорвалась голова от чужих споров и посыпавшихся градом вопросов, на которые он еще не мог ответить. Эшфорд, понемногу собираясь с мыслями, не мог не оценить по достоинству умение Ирен говорить с оживленной публикой. Не в силах выразить свое восхищение никаким иным способом, он взял рыжую за руку, когда та стала рассказывать о загадочной смерти делового мужчины с дипломатом, вручившего гостям из Европы заветную папку.
- Надышался? Нервно-паралитический газ. - Наконец произнес он, с трудом ворочая языком, но слова звучали на удивление четко. - Я такое видел, обычно действует сразу, поэтому любят террористы. Сложно достать, но два-три вдоха - мертв. Мы бы тогда тоже умерли. Либо яд, как любит киллерша, либо газ непростой.
- Час от часу не легче. - Подвела неутешительные итоги Афина. - Банда, неизвестный на том конце провода, киллер, пропавшая Диана... И никаких следов. Что будем делать?
- Почему это никаких? - Вмешался стоявший до поры в стороне Бенджамин, указывая на змеиную татуировку на шее трупа. - Я тут, конечно, проездом, но кто-нибудь из тех, что полегли во дворе, еще наверняка жив. Надеюсь, вы не боитесь гулять по опасным районам города?
Допросить кого-нибудь из выживших, до которых еще не добралась Лаура со своим праведным гневом, и ухватиться за единственную зацепку - татуировку банды, обитавшей на бедной окраине Кейптауна. Предводитель налетчиков наверняка мог сказать больше о том неизвестном, который ему платит. Только сперва нужно найти главаря "Гадюк". Отыскать главного, чтобы найти неизвестного звонившего, дабы узнать у того больше о киллере и найти пропавшую девочку. Какой-никакой, а все-таки план.
- Я не боюсь. - Вызвался Джеймс первым, крепче сжимая ладонь Ирен.

Отредактировано James Ashford (2017-06-03 22:16:19)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Не новый Ты. 09.03.2029 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC