Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Pavor nocturnus. 08.11.2029


Pavor nocturnus. 08.11.2029

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

1. Название: "Pavor nocturnus"*.
2. Дата: 8 ноября 2029 года.
3. Место: Австрия, Тироль, закрытая ренатурализационная клиника неподалеку от Пфаффенхофена.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Duncan MacReady.

5. Краткое описание: ударный отряд в составе ОГ-29 получает тревожный сигнал. В ренатурализационной клинике, принадлежащей "Фронту Человечества" и расположенной неподалеку от тихого альпийского курорта, случилось чрезвычайное происшествие. Часть аугментированных пациентов вышли из под контроля. Интерпол подозревает теракт, ударная группа отправляется на зачистку.


* Ночной ужас – расстройство сна парасомнического спектра, сопровождается резким и недолгим пробуждением в состоянии сильного страха.

0

2

У настенной консоли Мак рассматривал место предстоящей операции. На спутниковой съемке объект был отмечен красной точкой, смещенной к северо-востоку посреди сплошной грязно-зеленой зоны гористой местности. Миллер сказал, что клиника расположена в низине и Мак видел, что вокруг маркера зелень имела более выраженный цвет.

Фотоснимок центра представлял собой комплекс из нескольких построек, похожих на отель. Скромненько, но по-немецки аккуратно. Если не знать, что здесь произошло, выглядела лечебница вполне мирно. Дункан не доверял внешнему виду. ГАРМ, блядь, вон тоже сверкал чистым кристаллом, а внутри кровь и смерть в руках черных нелюдей.

Рассовав по карманам пачку сигарет, зажигалку, Макриди проверил взятое из арсенала оружие и боеприпасы и, подхватив со стола шлем, отправился на взлетную площадку. Место сбора группы.

- Выстроились, как шлюхи перед клиентом. Особого приглашения, что ли ждете? А ну, в корыто, быстро! - рявкнул на троицу ребят, которые курили перед винтокрылой машиной. Двоим успел дать пинка для ускорения.  - Чикане, заводи свою шарманку!

Дженсен, Васкез и остальные уже сидели в вертолете. Мак скользнул взглядом по Ардженто. Спокойна, сосредоточенна, на коленях - винтовка. С ног до головы в броне, а все равно не выглядит мужеподобно. Красивая, в общем-то, баба. Лицо мягкое, как у мадонны на иконе. Младенца бы ей в руки, а не ружье.

Пробравшись по узкому проходу, он опустил задницу в кресло. Глянул на Дженсена, сидящего напротив.

- Ну, что, железка, опять твои очередной Армагеддон учинили. Глядите, не слетите с Ардженто с катушек с ними за компанию.

Едкая подколка плохо вязалась со взглядом Макриди, указавшего на Арию и вернувшегося к глазам Дженсена. Дескать, пригляди, все-таки первая операция у девки - волнуется.

+2

3

«Факенпокен» – так про себя окрестил курортный городишко Дженсен. Поймав недвусмысленный взгляд Мака, Адам кивнул. На подколку ответил сухо:
– Обещаю, тебе откручу башку первым. – Подобные перебранки, как боевое напутствие, за несколько месяцев стали в порядке вещей. За привычным спокойствием Дженсена пряталась злость и отнюдь не на Мака. Потому что нужно быть наивным дураком, чтобы думать, будто после Лондона их оставят в покое.

Ариа, до того серьезная и собранная, глядя на этих двоих, не удержалась, прыснула в кулак. Агент Ардженто, похоже, не волновалась или не показывала. «Птичка» взмыла в воздух, и Дженсен откинулся назад, прикрыв глаза. Думал, раскладывая по полочкам все известные факты.

Ренатурализационная клиника. Место, где таких, как он, превращали в «обычных людей». Иногда насильно. Адам знал, на что способен «Фронт Человечество», а наследие Билла Таггарта теперь было живо, как никогда. Знать обо всем этом не хотелось, как и о том, что случилось за стенами небольшой уютной тюрьмы. Но, к сожалению, еще два года назад Адаму не оставили выбора.

Судя по тому, что рассказывал Миллер на инструктаже, на клинику напали. Не исключался вариант с саботажем и агентом террористов, действовавшим изнутри. Надежда на то, что останутся выжившие, была ничтожно мала, так что все готовились стать похоронной командой. И все-таки пункт спасения тех, кто каким-то чудом уцелел, был в приоритете. Это каждый из них понимал без слов.

+1

4

Самолет летел на юг. На западе солнце садилось в океан. Мирная картина, не предвещающая трагедии, а между тем она уже произошла. И в последствия этой трагедии менее чем через несколько минут предстояло окунуться Дункану и ребятам.

Ренатурализация. То есть замена кибернетических имплантантов на обычные протезы. Процедура отработанная, опасности для здоровья и жизни не влечет. А пациенты взбесились. Причина? Вспомнился Рябов со своими методами извлечения приращений. Вспомнились случаи ломки, вследствие отсутствия дозы нейропозина. Вспомнились друзья, погибшие от рук свихнувшегося товарища. Или теракт. Спонтанный, либо хорошо и вовремя организованный. Это понятно, но кому он нужен в клинике где все пациенты апнутые? Ауги против аугов? Макриди не видел в этом смысла. Нападение из вне тоже казалось притянутым за уши. Ну почикают несколько десятков несчастных бедолаг, которым без принудительной операции светит тюрьма или жизнь в гетто. Толку-то. Избавить от ренатурализации путем ликвидации - придет в голову полному дебилу. Типа, призыва не соглашаться на операцию иначе будете убиты на хуй. Живите, как собаки под тотальным контролем, при том, что мы орем на каждом углу о защите прав аугов. Бред. Не связываются концы с концами.

Дженсен сидел прикрыв глаза. Мак шлепнул его по колену и наклонился, придерживая винтовку.

- Я думаю, нападавшим на "апчхи" нужны наши задницы, железка. А заварушка с апнутыми, попавшими под раздачу, только повод. С моей башкой разберешься после того, как мы все выберемся оттуда живыми. Сечешь?

Отредактировано Duncan MacReady (2017-05-19 14:07:32)

+2

5

Вот уже несколько месяцев Адам внимательно наблюдал за коллегами, пытался вычислить, кто крот. Под подозрение попадали все, и даже сидящая напротив Ариа, которая с первых дней относилась к нему с большой теплотой. Возможно, подозревать ее причин и не было, но ведь Хью Дерроу тоже поначалу был старшим другом и учителем Шарифа, который всегда и во всем поддерживал его.

Путем несложных логических рассуждений и сопоставлений фактов Дженсен пришел к выводу, что Макриди, Ариа, Васкез, Смайли и даже нелюбимый Вегой Миллер – чисты. Это, по правде говоря, принесло Адаму значительное облегчение. Потому что, все еще оставаясь человеком, он привязался к ним где-то там, в глубине души.

– Пинки, ты думаешь о том же, о чем и я? – спросил Адам Мака, не пошевелившись и не поворачивая головы.

Нападение на лабораторию «Версалайф», о котором говорила Вега, и которого в действительности не было. Теракт, в котором сомневался агент Герреро, пропавший в неизвестном направлении, как только покинул стены аризонской тюрьмы. Процедура отработанная. Чего-то подобного Дженсен ожидал с тех пор, как они вернулись из Лондона, а после разговора с Маком в кафе, знал, что тот заговорит об этом опять.

Угол рта дернулся в скептической улыбке. Они не дадут похоронить себя заживо. Черта с два. Другого выбора все равно не было. Ослушаться приказа и повернуть они не могли.

– За твою башку мне придется повоевать с Деларой.

Гул двигателей почти заглушал хриплый голос Адама, но услышав обрывок разговора и имя доктора Озен, Ариа недовольно глянула на Макриди и Дженсена. Француженка, одна из немногих, кто действительно хотел решить ее проблему, нравилась ей.

+1

6

- Я думаю, что все это охуительно похоже на ГАРМ.

Точно, похоже. Светлая идея спасения жизней несчастных заложников, а в подоплеке грязные игры противоборствующих мудаков, борющихся за власть. Пусть играют, пока не доиграются, только не Мак будет лить воду на их мельницу. Они просто выполнят миссию, потому что "двадцать девятая" обязана быть там, где нужна ее помощь. И, если повезет, вернуться.

К точке откуда им предстоит добираться до объекта СВВП прибыл в глубоких сумерках. Собранно, без лишних слов, подгоняя на себе экипировку, группа выгрузилась среди красивейшего горного пейзажа. Два километра пути при хорошей погоде для обученных бойцов спецбригады - приятная прогулка. Сравнить нельзя с изнуряющими марш-бросками по знойной пустыне, где местность настолько открытая, что прятаться от вражеских наблюдателей приходится прямо в наскоро вырытых ножами ямках и даже ночью ты, как на ладони.

Активировав приборы ночного видения, отряд двинулся в заданном направлении. Сохраняли, на всякий случай, все меры предосторожности, чтобы не нарваться на нежелательных встречных. А такими мог оказаться кто угодно. Какой-нибудь местный житель, любитель ночных вылазок, увидев перед собой отряд спецназа обосрался бы от страха и поднял такой переполох, что о секретности пришлось бы забыть.

Узкая тропа петляла, огибая каменные осыпи, валуны, пересекала тоненькие ручейки струящиеся с вершин, но упорно вела вниз. Огни клиники группа заметила когда спустилась к подножию и ступила на ровное плато. Их разделяло несколько сот метров.

- Дженсен, Васкез, Ардженто, осмотрите подходы. Четверть часа в вашем распоряжении. Время пошло.

Предварительная разведка была необходима. Проморгать сюрпризы в виде засад или постовых, засевших в укромном месте никому не хотелось. Снайперы решат ненужные проблемы тихо, а Дженсен со своей чудо-техникой заметит говно в очке у мухи.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-05-19 14:08:41)

+2

7

– Понял, – ответил Адам. Ариа улыбнулась, явно обрадовавшись такой компании, и тут же нахмурилась, когда услышала извечное, но еще непривычное ей: – Я пойду вперед.
– Прикроем, – ответила Зои, указывая направление, в котором они с Ардженто должны были рассредоточиться.

– Break a leg!* – пожелала удачи Дженсен.
– Fuck you! – вздохнула Ариа.

Впереди, как казалось на первый взгляд, ничего необычного не было. Тишь да благодать. Кроме разве что освещения. Оно было нестабильным. Свет в окнах будто подрагивал, а кое-где и вовсе не горел. Это могло означать только одно – сбои в электросети. Замыкание грозило опасностью пожара.

– Странно, – сообщил Дженсен в Инфолинк, когда подобрался и разглядел обстановку поближе. – Охраны нет или уже нет. Камеры внешнего наблюдения не работают. Только электричество «моргает».
– Подтверждаю, – откликнулась Ариа.
– Та же фигня, – добавила Зои.

Не хватало разве что вывески: «Welcome to Hell!». Но бронированные автоматические двери клиники были наглухо задраены, и чутье подсказывало Адаму, что открывать этот ящик Пандоры ни в коем случае нельзя.


* – дословно «Чтоб ты ногу поломал», американский аналог пожелания «Ни пуха ни пера» с соответствующим ответом.

+1

8

Мак слышал переговоры своих разведчиков. Он считал, что в отсутствии охраны как раз ничего необычного нет. При нападении на клинику, первым делом, "сняли" ее.

- Должны быть мертвяки. Если нет трупов, значит не убиты - внутрь их затащили. - Дункан взглянул на наручные часы. - У вас шесть минут. Мы ждем сигнала и выдвигаемся.

- Свет моргает из-за недостаточного напряжения в электросети. - Подал голос Бофорт, неплохо разбирающийся в физике. - На экстренный случай во всех учреждениях подобного типа установлены автономные генераторы. Раз они не включены, значит, нападающие не шарят в электричестве или оснащены похожей с Дженсеном аппаратурой. Они ж не дебилы, знают, что в темноте запросто можно друг друга перебить.

В этом был резон. Никогда не лишне перестраховаться и лучше заранее знать что собой представляет твой будущий противник. А с золотыми масками Мак уже встречался.

- Охотники, - на всякий пожарный Мак решил предупредить разведчиков, - поосторожней там. Перфоратор не исключает, что у напавших на больничку имеются армейские модификации.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-05-25 11:08:43)

+2

9

В сумерках, сгущавшихся, словно пролитые с неба чернила, белый альпийский снег казался глубоким синим. И будь другое время, Дженсен обязательно засмотрелся бы на этот снег и на желтые отсветы; на далекие, похожие на елочные гирлянды, огни Пфаффенхофена. Но сейчас, проверяя периметр, Адам искал только одно – очертания тел, припорошенных снегом, следы крови, дыры от пуль и прочие характерные признаки.

Ничего этого не было. Синий снег выглядел девственно чистым.

– Ничего и никого, – сказал Адам. В полутьме его глаза казались очень светлыми, а волосы и бороду словно присыпало пеплом. Черные руки и бронежилет ярко контрастировали с окружающей обстановкой. Дженсен высматривал возможную лазейку для скрытного проникновения. – Ни тел, ни техники, ни следов. Чисто.

Он цедил слова сухо коротко, будто сплевывал. Чем дальше, тем больше все это ему не нравилось.

– Давай так, Макриди, – предложил Адам тоном, на самом деле не терпящим возражений. – Я буду первым, пройду незамеченным. Посмотрю, что внутри, а вы уже следом подтянетесь. Когда доложу обстановку.

+1

10

- Шпарь, - согласился Макриди.

Хули возражать, когда железка обладает самым совершенным для такого рода операций оснащением. Соваться к черту в пасть, не зная кого или чего там встретишь, глупо и опасно.
Бабы получили от него приказ осмотреть объект со всех сторон и ликвидировать все, что подает признаки жизни. Предположение, что кому-то удалось незамеченным вырваться из клиники, ставшей тюрьмой или камерой смертника, было практически необоснованным. Поэтому ошибки исключаются.

Дункан по натуре был парнем горячим, потому и пошел в войска быстрого реагирования. Лучше бросаться в схватку сразу, не дожидаясь первого удара от противника. Но иногда полезно попридержать ретивых коней хотелок.

Удобно расположившись на высоком валуне, Мак настроил прикрепленную к шлему мощную бинокулярную оптику и принялся рассматривать главное здание больницы. Он дотошно обшаривал каждую щель, каждую нишу, каждый выступ. В темных окнах не видно было ничерта. Освещенные проемы давали возможность разглядеть часть внутренней обстановки, аппаратуру, расположение кабинетов. В одном месте Мак  увидел огромный потолочный светильник, а белизна стен прямо указывала, что здесь располагалась операционная. Макриди не был уверен, но ему показалось, что часть ламп в светильнике разбита. Окно, вроде бы, тоже.
Ни живых, ни мертвых он пока не заметил.

- Железка, слышишь меня?- Окликнул Дункан Дженсена. - Первый этаж. Метров сто - сто десять левее от центрального входа. Там, кажется, фестиваль. Вижу хаотичное перемещение людей, вспышки. В соседнем окне та же картина.

- А на втором этаже кто-то пытается вылезти! - выдохнул почему-то шепотом один из парней, тоже наблюдавший в бинокль.

Мак переместил угол обзора. В крайнем от правого угла здания окне, действительно, суетился чей-то силуэт. Человек явно дергал раму в попытке выбраться наружу или позвать на помощь.

- Дженсен, как откроешь дверь, сообщи. Мы на старте. Васкез. Ардженто. Ваша задача - обеспечение безопасности группы от внешних факторов.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-05-25 13:28:40)

+2

11

В хозяйственном помещении, куда Адам проник через трубу для сброса отходов, было темно и пусто. Воспользовавшись сверхзрением, Дженсен обшарил ящики и нашел там форму местного уборщика. На бэйджике значилось «Грегори Эткинс», в кармане была ключ-карта.

– Ну что ж, мистер Эткинс, давай посмотрим, что там, – сказал себе Адам, напяливая форму поверх бронежилета. Засчет того, что ее хозяин был немного побольше его, Дженсену, со всей его амуницией, пришлось в самый раз. – Слышу, – ответил Дженсен Маку.

Сквозь треск коротящей проводки он слышал стоны, вскрики и неразборчивую ругань. От сумасшедшего дома, в который превратилась ренатурализационная клиника, его отделяла всего лишь одна запертая и по счастливой случайности еще не сломанная дверь. Проверив наличие ЭМИ гранат, количество парализующих зарядов для пистолета и клеточные батареи, Адам сделал шаг.

Одноглазая камера равнодушно пробежала по его фигуре сканирующим лучом. В конце коридора вспыхивали и гасли красноватые отсветы. Где-то этажом выше разрывалась тревожная сирена. Адам шел аккуратно туда, откуда слышались крики, минуя холл приемного покоя. Охранники – один с пробитой головой, второй со свернутой шеей, битые цветочные горшки и гору рассыпанных агитационных буклетов. Ощущение, будто он вернулся на «Панхею», вызвало страшную догадку.

«А что если?..»

– Мак, – позвал Дженсен, добравшись до столовой и кухни. Щелкнул открываемый замок. Через эту лазейку ударная группа, не привлекая внимания, могла проникнуть внутрь. – Вторжения извне не было. Здесь небольшой филиал ада. Можете выдвигаться. Кстати, есть одна мысль...

0

12

- Это еще что за хрень? - Вырвалось у Дункана. - Ты так не шути, железка.

Если не было вторжения извне, а там филиал ада, тогда выходит, что взбесились сами апнутые? Опять?
Согласно официальной версии, Инцидент произошел из-за некачественного нейропозина. Теперь его выпуск прекращен и сослаться на эту причину уже не получиться. Так что здесь, блядь, происходит?

- Иди ты со своими идеями, сам знаешь куда, - буркнул Мак, жестами подавая знак отряду готовиться к броску. -  У меня сейчас одна идея, надрать жопу всем непослушным, которые устроили здесь кровавый праздник. Встречай. После поговорим.

Ардженто и Васкез молчали. Стало быть, опасности на пути отряда быть не должно. И Мак с остатками подразделения бросился к зданию клиники.

Стремительно преодолели несколько сот метров открытого пространства до высокой ограды. По-обезьяньи ловко вскарабкались по чугунным прутьям, бесшумно приземлившись уже по другую сторону. Миновали асфальтированную подъездную аллею, ведущую к центральному входу и в обход корпуса. На всякий случай все поглядывали на окна. Из любого их могли заметить и открыть огонь.

А днем, наверное, здесь чертовски красиво, подумалось Макриди, когда его армейские ботинки безжалостно топали по клумбам. Вон сколько аккуратно подстриженных кустов, ровный, как палас, газон, роскошные цветники. Рай земной. И чего этим апнутым не хватало?

В тыловой части корпуса обнаружилась гостеприимно приоткрытая дверь. Рядом люк и небольшой пандус для разгрузки. Кухня или морг.

Мак, сохраняя все меры предосторожности и готовый к любым неожиданностям, бочком, тихо, как мышь, проскользнул внутрь первым.

- Гы, железка, ты себя в зеркало-то видел?- хохотнул он, поняв, что привидение в белом халате и в черных очках - это поджидающий их Дженсен. - Чистый Мефистофель! - И посерьезнев, добавил: - Ну, чего тут у тебя?

Из протиснувшейся следом группы кто-то, при виде Дженсена, невольно выматерился.

+2

13

Адам только невесело усмехнулся, услышав про Мефистофеля, поспешив ответить на вопрос Дункана:

– Я осмотрел тела, пока шел сюда. Судя по тому, что видел, огнестрельных ранений нет. Переломы, сдавливание, травмы, нанесенные тупыми и тяжелыми предметами. Там в холле два охранника. Ничего не успели сделать. Их попросту растерзали, – он на секунду замолчал, вслушиваясь в отдаленные крики. – Здесь творится примерно то же, что на «Панхее» два года назад. И если так, то мы в глубокой заднице.

Вызвать группу туда, где якобы случился очередной теракт. Запереть их в клинике со взбесившимися аугами, а после ждать, когда местные «зомби» перебьют ребят всех до одного. Потом объявить погибших героями и принести соболезнования.

План грубоватый и простой, но действенный. Как говорится, убить двух зайцев. Убрать ненужных свидетелей лондонского провала Марченко и заодно вновь подогреть конфликт, стараясь пропихнуть злополучный Акт.

– Кто-то из местных частично вырубил охранные системы, подготовив этот бедлам. Он может быть все еще здесь. Нам нужно добраться до лечебного блока. Надеюсь, кто-нибудь из персонала остался в живых. – Помолчав немного, Дженсен добавил: – Предупредите Миллера. И... мне нужна серверная.

– Корректировка плана? – мрачно спросила Ардженто.
– Подтягиваемся к вам или оставаться на позиции? – уточнила Васкез.

+1

14

Мак только кивнул. Про задницу - это лишнее. Каждое их задание было погружением туда, о чем упомянул железка. Сегодняшнее отличалось лишь тем, что в эту жопу их послали с определенным намерением. Подозревать-то Дункан давно подозревал, что некая сука в "двадцать девятой" спит и видит угробить его и ребят. Уж слишком явными были подставы. Марченко. Орхидея. Золоторожие, там где их быть не должно. Покушение на Миллера, который спасся только благодаря Дженсену. Фактов против было хоть отбавляй. Доказательств - с гулькин хуй.

- Разделяемся. - Принял решение Макриди. - Валяй, ищи серверную, хотя на какую пизду она тебе сдалась - не пойму, а мы возьмем на себя зачистку. Кого удастся стреножим. После с ними поговорим. Связь как обычно.

Мак было повернулся к ребятам отдать приказ следовать за ним, но остановился. Подошел к Дженсену вплотную. Понизил голос почти до шепота.

- Никаких Миллеров. Пока не выясним что тут произошло, никому ни гу-гу. Понял?

Он не знал, кто отдал приказ отправить сюда его подразделение, но плутать в потемках ему настопиздело. Утечка информации может опять свести все усилия выявить крота на нет. Класть башку ради чьей-то забавы Мак не собирался.

- Васкез. Ардженто. Внешнее наблюдение. - Коротко распорядился он. Снайперы пригодятся снаружи, здесь, в клинике, для них нет работы.

+1

15

Дункан не понимал, а Дженсену некогда было тратить время на объяснения. Потом он все растолкует Макриди и ребятам, а пока надо было поторапливаться. Молча кивнув, Адам пошел своей дорогой. Лифт, на котором перевозили послеоперационных и колясочников, был заблокирован. Воспользовавшись сверхзрением, Адам увидел в захлопнувшейся кабине два трупа. Видимо, оказавшись в замкнутом пространстве, ауги перебили друг друга. Дженсену пришлось короткими перебежками продвигаться по лестнице. Сигнал тревоги мигал словно стробоскоп на клубной вечеринке, и это раздражало.

Встреча с прошлым не сулила ничего приятного. Открытые двери стеклянных боксов-палат. Замызганные кровью стены, истошные вопли сбрендивших пациентов, возникавших как призраки в узких полутемных коридорах; погнутые перила, раскуроченная мебель. В клинике, кроме аугов, ожидавших ренатурализации были врачи, а еще те, из кого уже успели повыколупывать железки. Некоторые первое время были беспомощны. Но, как бы Дженсена ни беспокоила их судьба, первым делом нужно было добраться до серверной.

Если принцип воздействия был таким, как на «Панхее», он должен был выключить чертов сигнал. Сверившись с картой, Адам направился на третий этаж, надеясь, что ему удастся сделать это быстро.

Оказалось, зря. На лестничном пролете между вторым и третьим этажом, когда заряд почти иссяк, и Дженсен собирался воспользоваться клеточной батареей, на него с визгом накинулась девчонка лет пятнадцати. Обритая наголо, худая, с расцарапанным в кровь лицом, она по-обезьяньи прыгнула на него со спины, намертво вцепившись аугментированными руками в шею.

– У жилета три петли и два манжета... три петли и два манжета... три петли и два манжета... – хрипела, как проигрыватель с заевшей пластинкой, пока Дженсен пытался ее с себя сбросить. Адам знал, что после отключения сигнала те, кому повезет выжить, придут в себя.

Подумалось, что станут делать Маг и бойцы ударной группы? И Дженсен невольно стиснул до треска зубы, приготовившись слушать их выстрелы.

Наконец Адам рванул в сторону, вынужденно ударив девчонку о стену. На секунду та ослабила хватку, и этого было достаточно, чтобы перекинуть ее через себя. Следующий удар оглушил ее, словно заводную куклу выводя из строя.

– Мак, я почти у цели, – сообщил Дженсен.

+1

16

После первого же контакта с ебнувшимися аугами Мак отдал приказ стрелять на поражение. Во всяком случае, в невменяемых.

От увиденного в кабинете, который он разглядывал в бинокль пока ждал Дженсена, охуел даже закаленный Дункан.

Когда-то ему довелось посмотреть фото жертв Джека-Потрошителя. Они ужасали. Но монохромное изображение в значительной степени снижало впечатление от живодерского акта британского убийцы. Здесь же картина предстала в таких красках, что на несколько секунд вся группа впала в ступор.

Весь кабинет, оказавшийся процедурной, был залит кровью. Залит в буквальном смысле. Оторванные, откушенные, отхваченные части некогда живых тел теперь валялись где попало. Изломанные туловища, головы с вырванными волосами, безглазые лица, внутренности, рассыпанные по полу.

Какое-то существо, вымазанное кровищей присело возле трупа, превращенного в истерзанный кусок мяса и копалось в развороченном животе, деловито что-то в нем отыскивая. В другом конце комнаты его "товарищ" что есть силы колотил по процедурному столу оторванной у какого-то несчастного ногой.

Мак разрезал автоматной очередью того и другого. Потом вытолкал в коридор ребят, все еще пребывающих в шоке от увиденного и наглухо захлопнул дверь.

Пока парни энергично и дружно выблевывали на пол омерзение и ужас, он поливал матюками апнутых, Миллера, Мандерли, всех ебучих ученых с их научными степенями и званиями, Дженсена с его чудо-железками и весь блядский мир, который превратился в кусок вонючего дерьма.

Большая часть дверей была распахнута настежь. С небольшими вариациями за ними повторялась та же картина. Кровь. Смерть. Безумные ауги. И лишь в конце коридора им встретилась дверь с надписью "Служебное помещение. Посторонним не входить", которую Макриди поначалу хотел обойти. Но Бофорду, вроде, послышались оттуда какие-то звуки и Мак дважды ударил в нее кованной подошвой армейского ботинка.

Вскрик. Всхлип. Тишина.

- Мы особый отряд Интерпола. - Спокойно и отчетливо произнес Дункан. - Открывайте, не бойтесь. На этаже больше нет сбрендивших. Только, смотрите, не пальните в нас с испугу, если имеется оружие.

В этот момент подал голос Дженсен.

- Не еби мозги, железка. Делай, что должен и чем скорее, тем лучше. У нас тут такая жопа, какая тебе в кошмарах не снилась. - А после паузы добавил: - Поторопись, парень, без нашей помощи людям - пиздец.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-06-07 03:53:05)

+1

17

Дженсену не снилось. Он все это уже видел наяву.

Тогда, два года назад, на «Панхее», ему удалось найти нескольких выживших. Это были врачи местной клиники «ПРОТЕЗ», Шариф и Таггарт с его телохранителями. Тогда, несмотря на весь этот кошмар, он надеялся выключить сигнал «Хирона». Пробиваться пришлось через всю станцию, и за спиной не было никого, кроме орущих, воющих и готовых разорвать на части аугов. Впереди тоже.

Тогда он все еще надеялся кого-то спасти. И, как ни странно, надеялся и теперь.

Эхо выстрелов ударило в висок. Ругань в Инфолинке означала, что у Мака сдают нервы. Он, возглавляя по сути, карательную команду, вещал о помощи, но Дженсен понимал, что все они, включая его самого, – всего лишь хорошо заточенный инструмент в руках не хирурга, но мясника.

И если так пойдет дальше, помогать уже будет некому.

– Постарайся не убивать свидетелей, – сказал Дженсен. – Когда ауги очухаются, им будет, что рассказать.

В коридоре, ведущем к серверной, как зомби из ужастика, несколько аугментированных возились у двери. Они бросались на нее и друг друга с диким остервенением, словно звери, пытавшиеся достать спрятанный кусок мяса. Адам, находясь в оптической маскировке, подошел ближе, сделав из шокового пистолета два выстрела в упор. Ауги, один пожилой мужчина с лицом, сплошь покрытым багровыми синяками, и молодой парень лет восемнадцати, которого кто-то лишил одного искусственного глазного яблока, словно мешки повалились на пол. Еще двоих – молодую женщину с синтетическими, «газельими» ногами от «Шариф Индастриз» и дико хохочущего толстяка с мясистым лицом и портами на затылке, Адам нейтрализовал оглушающими ударами.

Дейтройт, Хэнша, «Райфлмен Бэнк», «Панхея», Прага... Он так и не научился не различать лиц.

От порванной униформы уборщика пришлось избавиться. Когда Дженсен перепрограммирует камеры, она станет не нужна. Карта уборщика не подошла. Еще бы! Не медля ни секунды, Дженсен принялся ломать код. Пятый уровень безопасности, сложная программная архитектура, без дополнительных средств не обойтись. Запустив замедляющего червя, Адам открывал узлы один за другим, пока замок не щелкнул.

В полутемной, лишенной окон серверной его встретил пистолет, нацеленный прямо в лоб.

– Стой где стоишь, ауг, иначе я продырявлю тебе голову!

Адам приподнял руки ладонями вверх. Посмотрел на бейджик. Саймон Бернштейн. Начальник службы безопасности. Забавное совпадение. Дженсен дернул в усмешке углом рта.

– Опусти оружие. Тебе ничего не угрожает. Я агент Интерпола.
– Окей-окей! – засмеялся человек с пистолетом. В нервной гримасе исказилось освещенное мониторами слежения лицо. – А я президент США. С чего мне тебе доверять?
– Потому что я...

Договорить он не успел, уходя в оптическую маскировку и отпрыгивая вбок. Грянул выстрел. Мимо. Следом за ним ударили еще два. За спиной Бернштейна горел желтым рабочий экран моноблока. Судя по тому, что разглядел Адам, приблизив изображение объекта, начальник охраны до его вторжения читал письмо.

«Пароль на эвакуацию: "Гиппа"*. Когда все закончится, дай знать», – вместо подписи под коротким посланием красовались латинские «Е» и «С», отправитель называл себя «Elanus Caeruleus»**.

– Где ты, черт тебя возьми? Выходи! – выкрикнул Саймон, и по его настойчивости, по тому, как он, словно дикое животное в клетке, кружил по периметру серверной, Адам понял, тот не просто прятался здесь от толпы сбрендивших пациентов. Он ждал, что в расставленную ловушку придут. На экранах слежения мелькали изображения с камер. Значит, этот говнюк мог видеть, что делает каждый из них.

Перед тем, как броситься на Бернштейна сзади и выбить у того пистолет, Дженсен переслал Маку снимок экрана на планшет. Будет над чем подумать на досуге.


* Гиппа – в мифологии древних греков дочь Хирона.
** Elanus Caeruleus – латинское название чернокрылого ястреба, обитающего в Африке, Индии, Юго-Восточной Азии и на юге Испании.

+1

18

Быстрая, отрывочная речь донеслась из-за двери. Парни озадаченно переглянулись.

- Кто-нибудь говорит по-немецки? - Спросил Мак, обводя подчиненных растерянным взглядом. Надо же было попасть в такой переплет!

После секундной заминки Бофорд промямлил:

- Я знаю. "Es ist fantastisch!", "Noch mal!", "Nicht schießen!" - за что тут же Мак начислил ему оплеуху.

- Мудень, какой на хуй "фантастиш"? Коза за дверью и без того трусы от страха обгадила, а ты предлагаешь ей свой "фантастиш" кричать.  Твою мать, порнографы херовы... Нохмаль - что такое?

- Давай еще! - Перевел тот же Бофорд под конский гогот остальных.

- Короче, договаривайся с дамочкой, эротик. Скажи, чтоб сидела тихо и никому, кроме нас не открывала. Мы двигаем дальше, а ты - догоняй!

На площадке второго этажа валялись в обнимку два ауга. У одного была разбита голова, у другого перегрызено горло. Оба мертвы. Не останавливаясь, группа ворвалась в коридор.

Выживших здесь было мало, а тех, в ком еще теплилась жизнь гуманней было бы пристрелить. Дженсен просил по-возможности не ликвидировать свидетелей, но, кой черт? Эти сбесившиеся твари успокаивались только когда получали пулю. Ни о каком мало-мальски разумном контакте не могло идти речи.

Пройдя половину этажа, ребята уже действовали на автомате: беглый осмотр очередного помещения, несколько мгновений для того, чтобы оценить обстановку и огонь на поражение.

Дункан делал то, что позволяла ситуация, но помнил, что где-то там, в угловой комнате человек, пытался открыть окно. До цели оставалось всего одно помещение. Пройти мимо было нельзя. И Мак вошел.

Того, что за этим последовало, он уже помнил не очень отчетливо. Кто-то буквально рухнул сверху ему на плечи и голову. Каску сорвали с такой силой, что ремешок разрезал подбородок до челюстной кости. Горло сдавила нечеловеческая сила. Стараясь не обращать внимания на боль и красные круги перед глазами, Маку удалось разорвать удушающий захват, перекинув противника через себя. Но схватка была не окончена. Здоровый, как трактор мужик с наколками британского спецназа снова бросился вперед и Дункану едва удалось блокировать болевой прием, который мог не просто вырубить, а искалечить или даже убить. Они кружили по тесному пространству кабинета, между привинченной к полу медицинской аппаратуре и если ауг прекрасно ориентировался в темноте, то Маку приходилось напрягать зрение, поскольку света в помещении не было, а прибор ночного видения остался на сорванной апнутым каске. Окончания последней рукопашной Мак уже не видел. Обезумевший ауг вновь рванулся навстречу и пока Дункан ломал ему руки, пытаясь выиграть себе хоть минимум пространства для проведения ответного приема, спецназовец вцепился ему в ухо. Захрустела рвущаяся под зубами плоть, брызнула, заливая Маку лицо, кровь, ослепила боль. Но он сопротивлялся. Даже когда сзади его обхватили чьи-то руки, а британец, пользуясь моментом, вколотил носок ему в пах, Макриди рычал, но не сдавался. Упал только после того, как кто-то невидимый огрел его по затылку.

Очереди из винтовки, расчертившей торс британца надвое, он тоже не увидел.

- Здоров, чертила, - выдавил запыхавшийся боец из его же отряда. - Как бизон. Еле успокоили. Гляди, сколько крови!

Отредактировано Duncan MacReady (2017-06-10 19:30:59)

+1

19

Адреналин ударил в голову, к горлу, словно приступ кашля, подкатил гнев. Выбитый Дженсеном пистолет, вертясь, откатился в сторону. Глухо стукнулся о ножку стола. Бернштейн пытался вырваться, дернул назад головой, чтобы ударить Адама затылком в лицо, но не вышло. Кибернетические руки держали слишком крепко, объятья Дженсена были словно тиски, и стоило приложить всего лишь малое усилие, чтобы Бернштейн уже никогда не добрался до «эвакуатора»... Однако он нужен был ударной группе живым. Схватка длилась пару минут, прежде чем противник Адама ушел в отключку, а Дженсен смог добраться до системы управления сигналом, находившейся на отдельном, защищенном терминале.

Обыскав Бернштейна, Адам нашел карманный секретарь. На нем сохранился пароль и инструкции. Мысленно Дженсен возблагодарил удачу и принялся вводить идентификаторы. На экране сначала развернулась надпись приветствия, а потом... система запросила кодовое слово. К несчастью, его в записи карманного секретаря не обнаружилось.

Глядя, как мерцает на темном экране призрачная надпись, Адам глухо выругался. У него было три попытки.

Дженсен почувствовал, как от напряжения стучит пульс в висках. Механические пальцы замерли над голографической клавиатурой. В голове крутились мысли о «Панхее». Вероятно, пароль должен быть связан с проектом «Хирон», как в случае с кодом эвакуации, если только ублюдки, устроившие этот бардак, не назначили паролем имя чьей-нибудь жены или любимого котика.

Агент знал, чем больше уходит времени, тем ближе ударная группа к гибели. Наконец он решился, вбив самое простое и очевидное решение – имя злосчастного кентавра. Система выдала еще одно приветствие, развернув перед Дженсеном рабочий интерфейс.

Сработало.

Вытерев холодный пот со лба тыльной стороной ладони, Адам отключил сигнал. В аду для аугментированных грешников разом сделалось тихо. Тишина была сродни той, что наступает после броска оглушающей гранаты, и казалась еще более пугающей, чем истошные крики.

Медленно приходя в себя, те, кому повезло остаться в живых, пытались сориентироваться в пространстве.

– Мак, у меня тут подозреваемый. Начальник местной охранки, – сообщил Дженсен. – Вы в порядке?

+1

20

- Убери грабли! Отвали, сказал! Я не слышу нихуя! Не слышу! Оглох, нахуй!

Мак орал на парня, который пытался его перевязать. Силился встать и только, навалившись всем скопом, бойцам удавалось удержать командира.

- Да в порядке у тебя слух, Макриди. Психи перестали вопить. Замолкли все разом. Нас же ты отлично слышишь, ну?

- А с ними чего случилось? - недоумение Дункана было искренним. Он еще не до конца верил ребятам.  - Перебили всех что ли? - В очередной раз сорвал бинты, наложенные ему на голову. - Уйди ты со своими тряпками!

- Кто их знает - почему. То выли, как голодные вурдалаки, а потом -  смолкли. Не могли мы всех перебить, я лично пару гранат оглушающих бросил  и Кудрявый тоже бросал. В отключку послали, но должны остаться живы.

Оттолкнув, наконец от себя парня, оказывавшего ему медицинскую помощь, Мак поднялся. Его пошатывало, голова кружилась, но после инъекции обезболивающего и стимулятора, самочувствие позволяло держаться на ногах вполне сносно и боли почти не ощущалось. Только перед глазами плыл легкий туман да звенело в ушах.
Кто-то подал ему подобранную с пола каску.
Дункан попробовал ее надеть, но мешала наложенная на раны повязка.

- Дженсен на связи. - Сообщил один из бойцов. - Дженсен, Макриди сейчас...

- Заткнись! - Одернул Мак и поднес в здоровому уху переговорное устройство: - Слушаю тебя, железка.

+1

21

Дженсен облегченно выдохнул, когда Макриди привычно гаркнул в Инфолинк. Следом отозвались Ариа и Васкез. Кошмар почти закончился. Осталось отдышаться и утереть холодный пот. Воздух пропитался кровью. Адам поймал себя на желании поскорее выбраться отсюда и умыться, набрав в ладони белый альпийский снег. 

– Долго нам еще задницу морозить? – спросила Зои. За циничным смешком она пыталась спрятать волнение. – Вы там всех пациентов перебили или оставили кого?

Ариа, коротко назвав позывной, молчала.

– Есть выжившие, – ответил Дженсен.

Сквозь гробовую тишину, как помехи в радиоэфире, пробивались стоны раненных. Пять или шесть человек, оставшихся в живых, не считая аугментированных. Нужно было как можно скорее запросить помощь и эвакуировать их всех. Адам понимал, что у него не будет шанса опросить пострадавших, а то, что придет сверху, будет мало похоже на правду. Кого-то ренатурализуют принудительно, а потом посадят за решетку, как зверье.

– Я тут кое-что нашел. На терминале безопасности, кроме охранных протоколов, была запущена кодирующая программа, – сказал Дженсен. – Эта хрень посылала зашифрованный сигнал на чип. Давай дуй сюда, Мак. И заберите «подарочек», пока он не очухался.

+1

22

- Понял. Сейчас подойду.

Снайперши получили приказ присоединиться к группе. Мак велел вызвать полицию и службы медицинской помощи, а пока по возможности позаботиться о раненых, собрать в каком-нибудь отдельном помещении всех выживших и не пострадавших аугов, а медперсонал подержать до приезда спасателей изолированно от пациентов.

В комнату начальника охраны он ввалился злой, как черт - несмотря на инъекции, ухо болело адски.

Услышав о письме с распоряжением от некого Черного Ястреба, Дункан подошел к пленному. Тот как раз заворочался, приходя в себя. Поднял башку. Увидел прямо перед глазами кованный рант армейского башмака и скривил губы в презрительной ухмылке:

- Слетелись на падаль. Все равно ничего не докажете. Ауги - не свидетели, а я ничего не скажу.

Мак ударил его мыском ботинка в центр грудной клетки.

- Кто такой "Elanus Caeruleus"?

Задохнувшись от боли, мужик кашлял и хватал ртом воздух.

- Иди на хуй!

- Повторю вопрос. Кому принадлежат инициалы "С"" и "Е"? - Второй удар пришелся в мошонку, взвизгнувшего любителя разыгрывать из себя героя. - Пока я вот этими пальцами, - Дункан продемонстрировал растопыренную пятерню своей широкой кисти, - не вырвал тебе глаза, поторопись рассказать заодно, кто отдал приказ запустить программу, чтобы ауги сбрендили и какое сообщение ты должен был отправить по окончании устроенного тут бардака?

- Не знаю...имени... только Elanus ... Caeruleus...

- Пиздишь. - Уверенно заявил Макриди. Удары посыпались один за другим. Мак не целился, бил поочередно обеими ногами. Пинал жестоко, будто отрабатывал приемы на тренировочном снаряде.

Окровавленный, оглушенный, сходящий с ума от боли, охранник завыл:

- Не надо! Я скажу... Все скажу!

Мак присел на корточки. Вцепился в жесткий ежик волос на башке мужика. Задрал ему лицо так, что хрустнули шейные позвонки. Произнес ласково:

- Так мы ж давно этого ждем. Чего раньше-то молчал? Говори.

- Имени...правда, не знаю. Черный Ястреб - прозвище... чувак раньше служил в южно-африканских ВВС... больше ничего мне не известно... когда операция закончится...я должен был...отпусти, за...дыха...юсь...

- Потерпишь. - Жестко отозвался Макриди. - Текст послания - быстро!

- "Порядок. Гиппа."

- Молодец, - похвалил Дункан, разжимая пальцы и выпрямившись в полный рост. - А сейчас ты отправишь своему другу весточку. И не вздумай с нами играть. Убивать нам тебя не положено, но уж изувечим - это ты будь уверен - от души!

Макриди подхватил охранника за ткань форменной рубашки, поднял на ноги и толкнул его в руки Дженсену.

- Проверь орфографию. У нашего знатока африканских птичек все должно получиться с первой и единственной попытки.

+1

23

Тем временем пилот ОГ-29, Элиас Чикане, напряженно всматривался в голографический экран. От ударной группы сообщений не поступало, но Чикане продолжал считать секунды и ждать. Внутри щелкал невидимый метроном. Если все пойдет прахом, он был готов действовать по плану Б.

«Хорошо сработано», – подумал Адам. Смотреть на Макриди было страшно, хоть Дженсен, еще во время службы в полицейском управлении Детройта, и не такое видал. Израненный и злой он, если б было можно, Бернштейна с легкостью убил. Но ни Мак, ни Адам, ни кто-либо еще из ударной группы не мог себе позволить такой роскоши.

И Бернштейн это прекрасно понимал.

Увечий, обещанных командиром отряда, он не боялся. Куда страшнее было то, что с ним сделают потом. Не эти бравые ребята, а те, кто приказали включить сигнал. Он знал, что проиграл, и знал, что должен делать. Агония не может длиться вечно. Те или эти, думал Саймон, один хрен.

– Лучше я, – сказал Дженсен, но Бернштейн оттолкнул руку агента, настучав вместо обещанной «Гиппы» простое и узнаваемое «Mayday»*. 

– За чистоту**, – сказал он, оборачиваясь и поднимая руки, будто приглашал в него стрелять.

Не даром говорят, что зверь, загнанный в угол, кусается больнее. Как будут выглядеть борцы с терроризмом, если изувечат его за просьбу о помощи?


* Mayday – принятый в международной практике сигнал о помощи.
** «За чистоту» – популярный лозунг противников аугментации и одновременно название экстремисткой группировки, подконтрольной «Фронту Человечества».

+1

24

Что-то произошло с отправкой сообщения. Когда охранник, глумливо ухмыляясь, поднял руки, Мак понял, что тот совершил какую-то пакость.

- Вот должна быть в жизни справедливость? Дженсен, ты как думаешь, должна?

Дункан медленно, с ленцой подошел ближе. Остановился шагах в трех от обоих мужиков.

- Ты - ауг, так? Но ты честен. Про меня любой скажет, что я дерьмо. Редкостное. Зато не бросаю слов на ветер. - Еще на один шаг ближе. - А у этого гондураса, - кивок в сторону подонка с поднятыми руками, - есть хоть одно хорошее качество? Вот и я думаю - нет. А должно быть! - Макриди назидательно поднял вверх указательный палец. Еще шаг. Теперь он стоял почти вплотную к охраннику. - В каждом есть что-то хорошее. Меня так с детства учили. Где ж справедливость?

И прежде чем предатель, по вине которого погибли десятки ни в чем не повинных людей, людей, оказавшихся в клинике, чтобы получить помощь, а нашли мучительную смерть, прежде чем он успел что-то сообразить, Мак с силой вогнал палец ему в глазницу.

Комнату расперло от дикого визга. Зажимая ладонями кровоточащую рану, гад, лишившийся глаза, корчился на полу у ног Дженсена и Макриди.

- Чем-то недоволен? - Спросил Дункан, брезгливо отпихивая кусок дерьма в человеческом обличьи. - Зря. Я же тебе обещал вырвать глаза. А ты не поверил. Зато теперь и ты не совсем пропащая душа. Научишься верить людям. Скажи, Дженсен, это ведь хорошее качество?

Затем, уже не обращая внимания на завывания боли и проклятия, сыплющиеся ему на голову сквозь всхлипы, повернулся к напарнику:

- Что эта паскуда натворил?

+1

25

Адам придержал раненного Бернштейна, чтоб не дергался. Чтобы тот хоть как-то перенес предстоящую транспортировку, пришлось колоть гипостим. Вопли вперемешку с матом наполнили серверную, но Дженсен словно бы и не слышал их. Застегнул на запястьях саботажника браслеты и толкнул его в угол комнаты, где стоял офисный стул.

Похоже, у Макриди окончательно сорвало крышку, и он невольно напомнил Адаму Квинси Дюранта. Отлично, что ни командир, то псих. Но Дженсен, даже если бы очень постарался, не смог остановить Дункана. Дело пахло серьезным взысканием, а то и понижением в звании. Он представил охренение Миллера. Теперь их всех затрахают вопросам, и особо много прибавится работы у доктора Озен.

Но хуже всего этого оказалось то, что вопреки инструкциям, где-то там, в необозримой и темной глубине души, Адам был согласен с Макриди. Согласен настолько, что пришлось поглубже затолкать ярость, клокотавшую внутри. После увиденного в клинике соблазн устроить самосуд был слишком велик.

– Ничего противозаконного, – зло усмехнулся агент. И дураку было понятно, в чем подвох. – Он всего лишь передал сигнал о помощи, адресованный всем службам.

Словно в подтверждение его слов, Чикане вышел на связь. Пилот ОГ-29 спрашивал, живы ли товарищи. За привычной крамольщиной Элиас не смог скрыть удивления, когда Дженсен устало сообщил, что с ними все окей.

+2

26

- Кроме того, что он с этим часов на семь-восемь опаздал. - Не глянув в сторону скулящего увечного, Мак обронил: - Шкура.

Болело ухо. В нем что-то дергало, как нарыв, шумело. Голова раскалывалась. Перед глазами двоилось. Лицо Дженсена то расплывалось огромным блином, то удалялось, превращаясь в пульсирующую черную спираль. Казалось, он качается, как матрос на шаткой палубе. Дункан потер ладонью глаза, стирая боль и усталость.

- Черный ястреб из южной Африки... может чернокожий? Или наколка ввиде птицы? Войска ВВС? Хрень какая-то... Ладно, забирай этого адмирала Нельсона и пошли к ребятам. Они вызвали полицию и медиков. Попробуем до их приезда опросить кого сможем. Эти черти лопочут по-немецки - ни бельмеса не понять.

Раненых поместили в просторной рекриации на первом этаже. Всего шесть человек. Все тяжелые. Ардженто и Васкез старались, но при всем желании оказать существенную помощь пострадавшим не могли. Тут требовались специалисты. 

А в другом конце коридора собрали выживших аугов. Растерянные, еще не пришедшие в себя, они сбились в тесную кучку и перепуганными глазами следили за расхаживающими туда-сюда суровыми бойцами в непонятной форме.

Из медперсонала осталась лишь та самая врачиха, которую Бофорду удалось выманить из запертой комнаты. Но от нее не было никакого толка: она сидела на банкетке в совершенной прострации.

Оценив обстановку, Мак подозвал Ардженто.

- Приедут медики, возьмешь их на себя. Объяснишь, что и как. Если потребуется, окажи любую помощь.

Затем поманил к себе Бофорда. Передал пленного охранника ему под надзор.

- Глаз с него не спускай! Сбежит, сдохнет - я твою жопу на куски порву. Ясно? А мы, Дженсен, пойдем, поговорим с медичкой. Может удасться выяснить у нее что-то полезное... "Фантастиш", "нохмаль"...

Ардженто обеспокоенно посмотрела на Макриди.

- Дункан, ты в порядке?

Не обращая внимания, словно не услышав ее вопроса, Мак повернулся и зашагал в сторону женщины-врача.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-06-15 17:54:12)

+1

27

Слушая, как Макриди рассуждает вслух, Дженсен думал о Веге. Крота они так и не нашли, и теперь, похоже, было самое время. Если бы только Мак не перепоганил все к драной матери своей выходкой с подозреваемым. Шумиха в ОГ-29 поднимется знатная, на Дункана спишут всех собак, и Адам, возможно, потеряет еще одного предполагаемого союзника. Как ни крути, расклад был хреновым. Нужно было как можно скорее связаться с Алекс.

Васкез, увидев Бернштейна, громко выматерилась. Она не знала, кто конкретно его покалечил, но сразу же поняла, что не ауги. Переглянувшись с Бофортом, Зои покачала головой, но ничего так и не сказала. Сейчас всем было не до разговоров. В воздухе повисло звенящее, как натянутая струна, напряжение.

– Ты уже решил, как будешь объясняться с Миллером? – спросил Адам на ходу. Это волновало его куда больше, чем показания свидетельницы. Дженсен подозревал, что она не расскажет ему ничего нового.

Когда агент присел перед ней на корточки и, избавившись от темных стекол, заглянул в глаза, женщина, как ударенная током, вздрогнула. И эту дрожь жертвы, которая боится хищника, он тоже знал. Дженсен протянул руку в успокаивающем жесте.

– Пожалуйста, не бойтесь. Теперь вы в безопасности, – попросил он. – Как вас зовут? Вы говорите по-английски?

КАСИ вывел показания состояния свидетельницы на сетчатку. Может, это было нечестно, но терять время Адам не мог. Социальный имплантат, который позволял манипулировать реакцией людей, достигая нужного результата, сейчас был очень кстати. Женщина, до этого смотревшая словно бы сквозь него, сфокусировала взгляд, а потом ответила:

– Минна... Минна Шварц. Да, немного.

– Хорошо, Минна. Скажите, кем вы работаете?

– Я нейротехнолог.

Реакция женщины была все еще заторможенной, но Дженсен знал, что слезы уже очень близко. Так бывает, когда шок от произошедшего постепенно отпускает, и организм начинает искать пути выхода из стресса.

– Вы помните, что произошло?

Минна опустила взгляд и мотнула головой. Говорить о том, что она помнит, доктор Шварц явно не хотела. Датчики КАСИ подпрыгивали, и Адам буквально кожей ощущал ее чувство вины и страх.

– Послушайте. Я хочу помочь вам, – аугментированная ладонь коснулась руки женщины.

Минна не оттолкнула, не отшатнулась. Только крепко вцепилась в искусственные пальцы.

– Новые... подавляющие чипы. Тай Юн. Мы должны были... откалибровать их.

– Но не сделали это? – уточнил Адам.

Доктор Шварц опять покачала головой и всхлипнула.

– Сделали. Почти все. Я не знала... Не знала! Я не виновата! – с шепота Минна почти перешла на крик. Слезы, словно вода сквозь прорванную плотину, хлынули неостанавливаемым потоком.

+1

28

- Никак. - Мак посчитал, что на вопрос Дженсена он дал исчерпывающий ответ.

В беседе железного дровосека с медичкой отвел себе роль слушателя. Из того, что та поведала, он ровным счетом нихрена не понял. Какая-то калибровка чипов. Для чего было их подавлять? Но сейчас его волновали не эти вопросы. Интересно было другое, по чьему приказу был устроен мятеж аугов и кто послал сюда отряд Макриди? Миллер или Мандерли? Не давала покоя и загадка с Черным Ястребом. Мак никак не мог избавиться от мысли, что зацепка, способная дать ответ, где-то совсем рядом.

ЮАР. Черный. Ястреб. Хищник. Птица. Ястреб. Круг замкнулся.

- Железка, а как он выглядит, этот черный ястреб? - Выйдя на минуту из раздумий, Дункан внезапно вклинился в разговор медички и Дженсена.  - Может у него есть какие-то особые приметы?

Но в этот момент за стенами клиники раздались узнаваемые звуки включенных сирен. Кареты Ambulance и полиции спешили на помощь.

- Твою мать. Заканчивай с докторшей, а я пойду встречу силовиков. Кстати, спроси-ка у нее точное время когда здесь начался этот бардак. Понадобится нам для отчета. И где, блядь, включается это ебанное освещение? Задрало шариться в потемках.

Его сейчас раздражало все. Чертовски болело ухо и намятые в схватке с британским спецназовцем бока.

+1

29

Никак. Такой ответ Дженсена не устраивал, но Адам промолчал. Пару минут у него ушло на то, чтобы успокоить свидетельницу. Когда женщина ненадолго перестала плакать, агент спросил:

– То есть, вы получили партию подавляющих церебральных чипов, которые должны были перенастроить. Так?

Минна кивнула. Она сидела ссутулившись и опустив плечи. Жалко было смотреть. От слез раскраснелись щеки и нос. Доктор Шварц боялась поднять взгляд, будто ее только что уличили в тяжком преступлении.

– А потом, когда сделали это, случился всеобщий «сбой»?

– Да...

– Прямо как во время Инцидента, – заметил Дженсен. Минна вздрогнула. – Когда это произошло? Вы можете назвать время?

– После обеда. Где-то... Где-то около трех часов.

– Спасибо, Минна. Вы нам очень помогли. – Ободряюще он коснулся плеча доктора Шварц: – Потерпите немного. Скоро мы все выберемся отсюда.

Обещать, что все будет хорошо, Дженсен не мог. Отойдя в сторону, он глянул в спину Макриди.

– Не черный, а чернокрылый. Не знаю, как выглядит. Вид птицы может означать место службы или специальные войска. Он должен был забрать Бернштейна. Очевидно, что это пилот и, скорее всего, он был где-то поблизости. «Mayday» означало провал операции и отбой. Пусть Бофорт посмотрит распределительный щиток. Справился с буром, сдюжит и с электричеством.

+2

30

На время пока тянулась волынка с документальным оформлением произошедшего в клинике, Макриди некогда было размышлять о ястребах и тайных посланиях.

Полиция выспрашивала, высматривала, перезванивалась с начальством, протоколировала. Планомерно. Дотошно. С чисто немецкой аккуратностью.

Приехавшие медики сначала увезли всех раненых, затем, уже без спешки принялись грузить в кареты тела погибших. На каждого предварительно составлялась справка с подробным описанием характера травм, приведших к смерти. От этой нудятины у Мака  разболелась голова.

Приказ возвращаться он отдал своему отряду только после того, как убедился, что все необходимые документы оформлены, подписаны и отправлены в пражский офис ОГ-29.

Ребята устали. Они шли обратным путем уныло опустив плечи. Все чувствовали себя подавленно. Пленного Бернштейна несли на носилках.

Мак и Дженсен плелись в арьергарде. Холодный горный воздух немного освежил голову. Дункан вернулся к мыслям, не дававшим ему покоя.

Черные крылья. Летать. Небо. Самолет. В черный цвет окрашены военные машины. Значит и пилот, о котором высказал свое предположение железка, тоже военный летчик. Но откуда здесь боевой самолет?

- Немцы не окрашивают свои самолеты в черный цвет. Серый. Зеленый. Маскировочный песочный. Пересечь границу без специального разрешения не может ни одна страна. Как в Тироле оказался боевая машина другого государства? Мы-то - понятно, наш СВВП вторгся в Австрию, имея особые полномочия...

И вдруг Дункан остановился. Все фрагмены головоломки стройно и логично сложились в единое целое. Мак тихо произнес одно слово:

- Чикане.

От отряда их отделяли несколько метров. Кроме Дженсена, которому и предназначалось сказанное, услышать невероятную догадку никто не мог.

+2


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Pavor nocturnus. 08.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC