Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Ты заходи, если что. 14.04.2029


Ты заходи, если что. 14.04.2029

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

1. Название: "Ты заходи, если что".
http://funkyimg.com/i/2t439.png
2. Дата: 14 апреля 2029 года, вечер.
3. Место: Прага, Прекажка, квартира Адама Дженсена.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Vaclav Koller.

5. Краткое описание: Коллер приходит, чтобы навестить своего нового знакомца и узнать того поближе. Пиво, телек и задушевные разговоры прилагаются.

0

2

- В жопу себе засунь, говорю! – послышалось за дверью. – Листовки свои. Не надо мне вашей благодати!
Через секунду в дверь позвонили. На пороге стоял Вацлав. Вязаная шапка набекрень, из-под нее выбиваются черные вихры. Руки заняты пакетами. Куртка нараспашку. В общем, красавец.
- Мусор бы убрали лучше, раз такие правильные, - проворчал он кому-то сзади, хотя там никого не было. – Ах, ну да, бренность. Фуф, - обернувшись, засиял, как медный таз. – Привет, Дженсен. А я тут с твоими соседями поболтал…
Когда Вацлав напросился в гости, а Адам сказал "заходи", он сначала даже не поверил. Думал, ну, это чувак так – на будущее, когда-нибудь. Ан нет, взаправду и прямо сейчас. Страсть, как любопытно было посмотреть, как живет агент Интерпола, и, оглядев прихожую пока разувался, Венек понял, что живет тот очень даже клево.
- Хорошая квартирка, - позвякивая бутылками, он прошел на кухню, водрузил пакеты на стол. Запахло чем-то жареным и печеным. Пробежавшись взглядом по не распакованным коробкам, отметил вслух. – А бываешь ты тут не часто, да?
Дженсен показался Вацлаву неплохим парнем. На вид молчун, но, как ни странно, говорить с ним было легко. И не только потому, что он больше слушал. Разглядев типично холостую обстановку квартиры (это совсем не значило, что у Адама не могло быть подружки), Венек подумал, что Дженсен обычно проводит вечера в одиночестве. Не то чтобы это было поводом для жалости. Вокруг было полно людей, которым, в отличие от него, вечного балабола, хватало пары друзей, семьи и тихого досуга наедине с телевизором. В конце концов, и даже он чаще всего пропадал в своем подземном логове, общаясь только через чат или инфолинк.
Да что там! Дженсен же совсем недавно в Праге!
- Ты не против куриных крылышек? Я их обожаю, - широко улыбаясь, Вацлав достал на свет божий целое ведерко курицы. – Еще я принес наши пироги. С яблоком, с творогом… Так, а тут у нас что? – он шуршал пакетами, как кот. - А, кнедлики, конечно. Ты просто обязан все это попробовать.

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-14 22:09:00)

+1

3

Когда Вацлав предложил заглянуть в гости, Адам поначалу немного оторопел. Он не думал, что за вежливыми фразами последуют дела. Слишком привык, что никто никому не нужен и не должен. Ан нет. Услышав задорную болтовню «на том конце провода», Дженсен неожиданно для самого себя согласился. Почему бы нет? Коллер не был ни мудаком ни сволочью, так что Адам не видел причин его не позвать.

– Конечно, приходи, – назвал адрес и дал отбой.

Коллера было слышно уже на подходе. Ругаясь на соседей, он умудрился перекричать разглагольствования Лазаря. Подпольное радио Дженсен слушал развлечения ради, сравнивая домыслы и правду, которую знал. Забавным был то, что Лазарь почти не ошибался.

Войдя в квартиру, Вацлав сразу умудрился заполнить собой все пространство. Запах снеди перебил извечную горечь табака. Говорил чех много и быстро, но не так, чтобы его было трудно понять. Все это было похоже на доставку еды из ресторана. Как в Дейтройте, в старые добрые времена.

Оглядев Коллера, пакеты с бутылками и едой, Дженсен одобрительно кивнул.
– Кофе? Пиво? Или что покрепче? – спросил он и тихо добавил: – Я рад, что ты пришел.

+1

4

- Пиво. Спасибо, - Вацлав решил поумерить пыл. Все-таки кое-какие знания о том, как вести себя в гостях, у него еще остались. Но получилось не сразу. – Ооо! Я тоже рад тебя видеть, чувак!
Устроившись на ближайшем стуле, он запустил руку в ведерко с курицей, потом кивнул на дверь.
- А эти из Церкви тебя не напрягают? – он откусил большой кусок. – Я раньше к ним нормально относился. Даже прикольными считал. Ну, знаешь, соединение с машиной – это типа круто. Я мальцом тоже этими мыслями бредил. Потом себе порт в башке сделал, - Коллер показал на затылок. – Но это уже для работы и так… поразвлечься. Во все эти бредни про Бога я не верю. Если кто-то другой верит, так на здоровьице. Только вот… я из-за этой хренотени чуть хорошую приятельницу не потерял.
Обглодав крылышко, Вацлав развернул салфетку и аккуратно положил на нее кости. Подхватив бутылку, он отправился осматривать комнату.
- Книг у тебя навалом! Знаю. Кто б говорил, да? Но ты ж их еще и прочитал все, наверное, - Венек спохватился – Ты не против, если я пошарюсь? Обещаю руками без спроса ничего не мацать. Ну, так вот…
Он ненадолго застыл на месте, вперился в потолок.
- Мила, мы ее с друзьями Лолой зовем, а вообще она Людмила. Короче, не важно. Она голодать стала. Отощала совсем. Чуть совсем себя не извела. Думали уж, не вытащим. С тех пор сектантов этих я терпеть не могу.

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-15 19:08:07)

+1

5

– Окей, – взяв открывашку, Адам открыл Вацлаву бутылку. Легонько подвинул вдоль по столу. – Прогресс это круто, – буркнул Дженсен, открывая пиво и себе. Шлепнул по радиоприемнику, чтобы Лазарь на время замолчал. – Фанатизм – нет, – взгляд упал на мусорную корзину, из которой виднелись несколько красочных брошюр.

Церковь Бога-Машины и строящаяся «Рабия». Адам каждый раз зарекался брать рекламные буклеты, однажды даже шутки ради высказался о переводе бумаги и загрязнении окружающей среды, а потом продолжил брать на автомате. Во многом из подспудного чувства жалости к людям, в любую погоду торчавшим внизу у фонтана и на станции метро. Собачья же работа. Много хуже, чем у него самого. 

– Кне… Кне-что? – отодвинув пальцем бумажный край, Адам опасливо заглянул в пакет с фирменным знаком. Там были шарики из теста с начинкой. Пахло хорошо. Луком, капустой и чем-то мясным. – Ки-не-де-ли-ки, хм. Булочки. Смешной у вас язык. Без обид. 

Взяв один такой шарик, Адам пошел за гостем, отпивая свое пиво. Повертел в пальцах прежде чем надкусить, а потом, прожевав, спросил:
– Как тебя друзья называют?

Босой, в штанах и майке, Дженсен двигался следом бесшумно, как тень. Каким бы веселым и беззаботным ни казался Вацлав, история с Лолой звучала не особо хорошо, и что-то подсказывало Адаму, не стоит расспрашивать о подробностях.

+1

6

- Вот-вот. Точно, - кивнул Вацлав. Он ненадолго затих, вчитываясь в корешки книг. Речь о фанатиках из Церкви Бога-Машины зашла как-то само собой. И про Лолу вспомнилось некстати. История-то невеселая.
- Сейчас Лола на поправку пошла. Один мой друг ее выхаживает, - добавил Коллер, чтобы как-то сгладить момент.
У него была дурацкая привычка. Когда Вацлав стеснялся и испытывал неловкость, его болтливость повышалась в два раза. У Адама было уютнее, чем в его берлоге, цивильнее, оттого Венек чувствовал себя слоном в посудной лавке, хотя еще ничего не уронил. Заметив, что трещать начинает, как радио, он немного сбавил темп.
- Да какие обиды? И правда ж смешной. Самолет – это летадло, еда – йидло, чаевые – спропитнэ, а мороженое – змрзлина, - мимоходом Коллер заметил на чайном столике учебник чешского и разговорник, взял в руки. – Как успехи? Я, пока английский учить не начал, думал, что ничего особенного. Немецкий-то вообще жуть. 
Вацлав сделал несколько глотков. Улыбнулся, видя, что странное название не отбило у Дженсена охоту есть.
- Если не по фамилии, то Венеком, - проходя дальше, заглянул на стол, заваленный бумагами. – Можешь звать меня так же, если хочешь. А тебя как? Или только Адамом?
На столе Коллер заметил модели автомобилей, а рядом с окном  - телескоп. В голове шибануло кучей вопросов о том, чем Дженсен занимается помимо работы. Но, как говорится, не все сразу.
- Вау. Машинки! – Вацлав в совершенном восторге уставился на коллекцию, даже присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть. – Крутаааа… Какая твоя любимая?

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-24 10:27:14)

+1

7

Адам знал, что такое, когда близкий человек попадает в «дурную компанию». Прекрасно помнил состояние охренения и досады, когда узнал, на кого работала Меган после похищения. Хью сказал то, Хью сказал это, твердила она. Зная, чем все это закончилось для него и для всех аугов, включая Вацлава, Дженсен невольно скривился.

– Хорошо, что Лола в надежных руках. Другим с друзьями повезло меньше. – Сколько раз его упрекали в том, что он, начальник Службы безопасности «Шариф Индастриз», не защитил в тот проклятый вечер никого? Сколько он сам корил себя за это? Вспоминать было тошно, и Адам старательно, как от жужжащего над ухом комара, отмахнулся от этой мысли. Слабо улыбнулся, услышав слова чужого языка, и почти шепотом попытался выговорить «змрзлина». Ничерта не получилось.

– Как видишь, не очень. Язык можно сломать. Не будь у меня расширенного языкового модуля, я бы хрен что разобрал. А так, как собака. Почти все понимаю, сказать не могу.

Он повторил имя, сказанное Вацлавом, на американский манер, и уткнулся взглядом в стену, к которой были пришпилены детройтские открытки. Время тикало. С тех пор, как Дженсен приехал в Прагу, прошел месяц с небольшим, а он до сих пор так и не позвонил родителям.

– Да так и называли, – тихо ответил Адам. Больше он не знал, что сказать. А потом, сделав глоток пива, кивнул на небольшую модель «Редлайна» 2012 года выпуска, подумав, что надо будет отнести ее на работу.

+2

8

«Знаешь таких?» - чуть не ляпнул Венек, но вовремя прикусил язык. Что-то печальное почудилось ему в тоне Дженсена. Нарочно заводить разговоры на болезненные темы и охоты-то не было. Тем более, что свободнее делиться личным начинаешь, только хорошенько расслабившись. И тут Вацлав задался вопросом, а позволяет ли себе такое Адам.
- Ничего. Поживешь у нас подольше, привыкнешь, - чтобы не обижать Дженсена, он спрятал улыбку за очередным глотком пива. – Ну, и я могу как-нибудь дать тебе парочку уроков.
Вацлав повертел в руке красную машинку и вернул на место. Сам он в автомобилях не очень разбирался, но уважал любую страсть к коллекционированию. В пределах разумного. О нем, как о человеке, могли многое сказать плакаты рок-групп, а вот у Дженсена, как видно, интересы были чуть традиционнее.
- Красивые… Мой дед тоже собирал модели. Только у него были еще и самолеты. Некоторые – прям раритетные.
Потом внимание Коллера привлек телескоп. Он хотел было сказать про подглядывание за соседями, но посчитал это слишком избитой шуткой.
- Вот не подумал бы, что ты увлекаешься астрономией, - заметив в гостиной несколько книг о космосе, Вацлав, конечно, смекнул, что к чему. – Просто любуешься звездами или проводишь какие-то исследования? Я так и не научился различать созвездия. Знаю только Пояс Ориона да еще Медведиц.
Венек не пытался Адама подколоть. Говорил вполне серьезно и рассматривал телескоп с таким же любопытством, с каким до этого смотрел на машинки.
- Жаль, сегодня, наверное, будет пасмурно. А то б понаблюдали.

+1

9

– Нет, исследователь из меня не очень, – Адам грустно улыбнулся, после того, как внимательно выслушал про деда. Отчего-то приятно было слышать о незнакомом человеке, чье хобби неожиданно оказалось почти таким же, как у него. – Визуальная астрономия, – пояснил Дженсен, а потом тише обычного сказал: – За пределами нашего маленького мирка есть кое-что значительнее и красивее, чем вся эта суета. Смотришь и понимаешь, все преходяще.

Как там… Он сделал глоток пива, посмотрел на потолок, а потом, цитируя наизусть, сказал:
– Наше позерство, наша воображаемая значимость, иллюзия о нашем привилегированном статусе во вселенной – все они пасуют перед этой точкой бледного света. Наша планета – лишь одинокая пылинка в окружающей космической тьме…

Эти слова, сказанные ученым-астрофизиком в конце XX столетия, когда-то очень сильно поразили его. Речь шла об известном снимке, сделанном космическим зондом и получившим название «Pale Blue Dot».

Была и еще одна причина. Хоть Адам не имел достаточно времени для наблюдений, он не смог оставить телескоп в Детройте, упакованным в коробку. Именно его вместе со всеми вещами сохранил Притчард, несмотря на известие о том, что Дженсен скорее всего мертв. Этот телескоп напоминал Адаму о другом, подаренном родителями в день, когда ему исполнилось десять лет.

– Можем как-нибудь устроить. Скоро будут ясные деньки.

+1

10

Вацлав как стоял, так и замер с бутылкой в руке. Ни на какие звезды он еще не смотрел, но от одних только слов, сказанных Адамом просто и спокойно, почувствовал себя маленьким, как микроб. Ай да Дженсен. Он не только был красавцем, оказывается, еще и говорил – заслушаешься. Взгляд Венека задержался на его ключицах, потом поднялся к шее. Несмотря на худобу, у Адама были крепкие мышцы.
Сообразив, что он нагло пялится, Коллер отвернулся. Глотнул пива.
- Ты прямо человек Эпохи Возрождения, - сказал он без тени иронии. – Хорошие слова. Да, давай. Это будет интересно. Звезды. Пиво. Телескоп…
Венек чуть не ударил себя по лбу. Что он несет вообще? Не хватало еще, чтоб Дженсен подумал, что он на него запал. Делая вид, что ничуть не смутился, Коллер двинулся дальше.
Напротив ванной на деревянной балке висели открытки с фотографиями Детройта. Поймав приступ ностальгии, Вацлав громко вздохнул, а потом наткнулся на записку, в которой было написано:
«Адам, как поживаешь? Я бы хотел (или хотела?), чтобы ты был рядом».
- Дженсен, прости за нескромный вопрос. А у тебя есть девушка?
Вопрос на самом деле был праздный. От обычного любопытства. Никакого другого объяснения ему Коллер и сам не находил. Но он поймал себя на одной незатейливой мысли: ему приятно думать, что Дженсена дома в Детройте кто-то ждет. Без любимого человека, без семьи бывает совсем грустно. Вацлав знал об этом на собственном опыте.

+1

11

Люди эпохи Возрождения… Киберренессанс… Два года назад Адам сполна наслушался об этом. От Шарифа, от Мэган и от чертового старика с сухой ногой. Хью Дэрроу, родоначальник технологии кибер-приращений и самопровозглашенный палач, вздумавший, что может карать и миловать людей, распорядившись жизнями пятидесяти миллионов. Взгляд Дженсена потемнел. После всего, что случилось, ему не хотелось быть в их когорте. Ему хотелось просто быть.

– Нет, – ответил Адам сразу на все сразу, покачав головой.

Повисла недолгая пауза. Он не стал спрашивать Вацлава о том же. Просто промолчал, доедая кнедлик. Нужно было перевести тему, чтобы совместное времяпрепровождение не превратилось в вечеринку горестных вздохов, но ничего подходящего не приходило Дженсену на ум. Поэтому, оставив Коллера ненадолго, он отправился за крылышками, которые тот принес.

– Книжный магазин. Только как прикрытие или ты продолжаешь традицию семьи? – спросил Адам, возясь с салфетками и тарелкой. Сейчас у него по-настоящему разыгрался аппетит.

+1

12

Don't know that I will
But until I can find me a girl
Who'll stay and won't play games behind me
I'll be what I am
A solitary man*

Вацлав толком не понял, показалось ему или Дженсен и впрямь как-то изменился в лице. Лезть благоразумно не стал. А его ведь называли жутко нетактичным.
- И у меня нет, - бодро сказал Коллер, хотя никто его об этом не спрашивал. – Была да сплыла.
Услышав вопрос о книжном магазине, Венек улыбнулся. Об этом его часто спрашивали.
- И то, и другое. В основном просто приторговываю в сети. У меня руки не доходят разобраться с магазином. Да и… - он поморщился. – Я не разбираюсь в книгах, как дед, - подумав немного, добавил. – Мельком заметил, что у тебя разнообразные вкусы.  «Суперэлектромагнитные поля», «Детальная история кибернетики», «Орфей убиваемый»… Это что-то по культурологии, если я не ошибаюсь. Ты их все читаешь или держишь для коллекции?
Бумажные книги стали дороги, но, судя по общей обстановке квартиры, Дженсен не испытывал нужды в деньгах. Дед Коллера как-то сказал, что ему грустно видеть, как книги превращаются из пищи для ума в предмет домашней роскоши. Вацлав иногда думал, что это отчасти его и подкосило.
- Хочешь купить у меня что-нибудь? – деловито спросил Коллер. – Есть редкости. Могу сделать для тебя хорошую скидку.
Тихо намурлыкивая ужасно старую песню про одинокого человека, он вернулся в спальню. Кроме моделей автомобилей Вацлаву на глаза попался еще и недособранный игровой комп.
- О! Какая прелесть. «Project Quantum», - обрадовался Коллер. – А во что ты любишь играть? Потом «побегаем» вместе, а?

* "Solitary Man" Neil Diamond

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-19 22:25:48)

+1

13

Читал ли он их все? Конечно. Стакан виски и «De corpore humani fabrica» Везалия. Книги помогали забыться. Лучший способ быть в форме, чтобы мозги не заросли путиной. Но теперь на них оставалось все меньше времени. Странно. Раньше Адама никто не спрашивал, что он читает и зачем. Разве что Меган. Иногда они даже дискутировали, когда гуляли по дорожкам парка, мыли Кубрику лапы или кормили в пруду уток.

– Это детальный разбор античного мифа, о любви, смерти и противостоянии человека обществу… – начал было Адам, а потом, поймав себя на мысли, что собрался вдруг едва ли не пересказать Коллеру всю книгу, вовремя остановился. – Да, можно сказать, культурологическое. «Every Good Boy Deserves Favour» – старая пьеса о политзаключенном и сумасшедшем. Действие происходит в психушке, в России. Если найдешь, я буду признателен не только на словах.

Иногда лучше жевать, чем говорить, но своими вопросами Коллер неожиданно разбудил любопытство Дженсена.

– Скажи, каково это… чинить себя? Я имею в виду аугментации. Ты же сам их себе устанавливал? – О том, что сам он, увидев нового себя, раскрошил зеркало, Адам говорить не стал. Благо, в этот самый момент гость обнаружил недособранный игровой компьютер. – Да вот, надо кое-что доделать, но времени нет, – кивнул Дженсен. – А то так бы сыграли.

+1

14

- Поищу, - Коллер кивнул и ненадолго задумался. Про Орфея и Эвридику он помнил со школы, но как-то не думал, что там можно еще что-то разбирать. В последнее время он вообще читал мало. Зря, наверное. Разве что специальную литературу, да и то на компе. О пьесе, про которую говорил Адам, он точно ничего не знал, но пообещал себе, что обязательно ее достанет, даже если в магазине не найдется.
Вацлав полюбовался на шикарную кровать, ковер и шторы. А потом ему на глаза попалось то, отчего обычно становится неловко. На прикроватной тумбочке лежали письма и "Книга о том, как научиться отпускать". Он обернулся, постоял молча с минуту, невольно рассматривая затылок Дженсена, и дальше не пошел. Снова промолчал, ни о чем не спрашивая. Венек подумал, что для первого раза вполне достаточно, иначе невинное любопытство превратится в гребанную бестактность.
- Да ты знаешь... Не помню, рассказывал или нет, о том, что чудил в детстве, - Вацлав отправился на кухню за съестным.  Положил на тарелку пару кнедликов, побольше крылышек и салфетки, сел на диван рядом с Дженсеном. - Когда мне было где-то лет восемь мать застала меня за тем, что я пытался присобачить к тогдашним протезам лазер. Бородатая история. Просто... - Венек с удовольствие вгрызся в куриное мясо, прожевав с усилием, продолжил. - Я видел, что у всех есть руки, а у меня нет. Потом одноклассники мне часто об этом напоминали. Зато протезы всегда можно усовершенствовать. Да еще как! Вот мне и стало интересно. Захотелось расширить возможности. И непременно самому. На ком еще учиться?
Коллер посмотрел на Дженсена. Интересно, что думал он, когда стал аугом.
- Но тут все дело в привычке. В узнавании себя, - Вацлав задумчиво хлебнул пива. - Я родился в год, когда создали нейропозин, так что протезы ношу практически столько, сколько себя помню. А вот когда становишься таким внезапно... Совсем другое дело. Я тоже все хотел спросить. Ты сомневался, когда выбирал именно такие аугментации, ну, очень нужные в работе? Не возникало желания все бросить?

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-22 20:15:54)

+1

15

Адам уплетал курицу, слушал Коллера не перебивая. Его отношение к проблеме нравилось Дженсену. Вацлав не чувствовал себя обделенным, не хотел быть несчастным, превратив недостаток в преимущество. Там, где одни видели увечье, Коллер нашел возможность.

– Понятно, – коротко сказал Адам, и в этом слове было все. Понимание, уважение и толика надежды, что когда-нибудь аугментированные перестанут быть врагами человечества или цирковыми уродцами.

– Я не выбирал, – просто сказал он, отойдя ненадолго к кухонному столу и вернувшись с новой бутылкой пива. – В день, когда доктор Меган Рид собиралась на конференцию в Вашингтоне, на лабораторию напали аугментированные экстремисты. Слышал, наверное. В новостях два года назад об этом долго трубили. О гибели ученых тоже. Как выяснилось потом, это было похищение.

Сказав это спокойно и буднично, Дженсен сделал щедрый глоток. Помолчал немного.

– В общем, мной пробили стеклянную стену, переломали руки и ноги, выстрелили в голову. Шариф решил, что это отличный шанс опробовать их новейшие разработки. Страховка позволяла, да и «Шариф Индастриз» заключили несколько контрактов с оборонкой. Без аугментаций в лучшем случае я бы лежал на койке, ходил под себя и пускал слюну, в худшем – меня бы уже не было.

+1

16

Отсутствие выбора бьет больнее всего. Вацлав на собственном опыте знал это, как и то, что такое чувство бессилия. Он не сказал, но Адам, наверное, и сам понял, что все его эксперименты – это стремление преодолеть ощущение беспомощности.
Ненадолго Коллер забыл, как глотать. Застыл с  открытым ртом.
- Ну, конечно! Тогда писали, что сильно пострадал начальник службы безопасности, - он поднял глаза на Дженсена и тихо закончил. – А это был ты…
Еще недавно Венек готов был завидовать Адаму. Такие крутые аугментации, как у него, на дороге не валяются. Пусть простому нейротехнологу ни к чему радарная система и нано-клинок. Он, осматривая Дженсена, радовался, как ребенок, и мысль «вот бы и мне» нет-нет да и мелькала в голове. 
Вот только все это богатство его любимому техновундеркинду обошлось слишком дорого.
- Меган Рид – гений, - Венек широко улыбнулся, догадываясь, что выглядит, как чокнутый фанат или идиот. – Не, я с ней не знаком. Только раз видел, когда с коллегами приезжал в Детройт. Но она в наших кругах очень известный человек.
Коллер с трудом мог представить, каково это – очнуться совсем другим человеком, да еще и не по своей воле. Но Адам был прав. Куда уж лучше так, чем жизнь овоща.
- А ты пытался  найти тех, кто на вас тогда напал? – осторожно спросил Венек, принимаясь за следующее крылышко. – Экстремистов этих.

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-24 11:45:55)

+1

17

– Да. Гений, – как-то невесело подтвердил Дженсен. – И моя бывшая.

В словах не было ни ноты гордости или радости, а лишь сухая констатация факта. Говорить о Меган, хорошо или плохо, Адам не мог. У них было доброе прошлое. Когда-то он любил ее. Тогда казалось, что больше жизни. Теперь Дженсен был опустошен. Как опрокинутый Кубриком цветочный горшок, из которого вывалилась вся земля, и росший там фикус валялся рядом с оголенными корнями.

– Я их нашел, но это долгая и совсем неинтересная история, – отмахнулся Адам. Не потому что не доверял Коллеру, а потому что не хотел морочить этим мозги ему и себе.

Начни Дженсен рассказывать о том, как искал ученых, обязательно бы дошло дело до «Панхеи», а там Коллер непременно бы задал вопрос, как вышло так, что все аугментированные сошли с ума одновременно, ведь Адам там был и видел все собственными глазами...

Дэрроу, рассуждающий о Дедале и Икаре, слушая нечеловеческие крики сбрендивших разом людей. Таггарт, пытающийся убедить Адама, что слепому миру нужен чуткий поводырь в лице иллюминатов. Шариф, предлагающий свалить всю вину на Фронт Человечества.

Дженсен сделал еще один щедрый глоток и посмотрел на Венека. Говорить с ним о чем-то отвлеченном было куда приятнее. Мысленно назвав его этим странноватым и смешным именем, Адам удивился самому себе. Друзьями они пока что не были.

+1

18

- Вон оно что, - протянул Вацлав удивленно. Хотя чего б гениальной Меган Рид не быть девушкой техновундеркинда? – То есть я хотел сказать понятно.
Ненадолго повисла неловкая пауза. Раз уж такое дело, можно было б рассказать про свою бывшую. Вот только жаловаться не хотелось, да и не на что. Петра простила, но не вернулась. Боялась. Наверное, правильно делала. Коллер и сам порой побаивался, что его снова замкнет, как в тот чертов вечер.
- Да уж, бывшие – это невесело.
Брякнув зачем-то очевидное, Венек прикусил язык. Чем больше они говорили, тем лучше он понимал, что за человек Адам Дженсен. Но и количество вопросов не уменьшалось, а наоборот только росло. Вацлаву даже стало казаться, что у его нового знакомого что ни вещь, что ни тема, то или загадка или нечто печальное. Вряд ли Дженсен сознательно добивался такого эффекта. Просто у них у всех были свои скелеты в шкафу.
Решив не докапываться до еще одного, Коллер нашел другой объект для разговора.
- Я заметил, что ты фанат бейсбола, - он покосился в сторону кухни. Там на столе лежал мяч с автографами. – Давно увлекаешься?
Обглодав очередное крылышко, Вацлав отставил бутылку, вытер руки и взял с кофейного столика фотографию собаки.
- Какая милашка, - улыбнулся. – Или это он? А с кем это чудо осталось в Америке? – ничего не подозревая, Венек вернулся к беседе о спорте. – У нас популярнее всего софтбол. Но я, если честно, так и не понял правил. В чем суть? И… ну, весь азарт. Вот в чем он?

Отредактировано Vaclav Koller (2017-05-26 17:05:50)

+1

19

– Да как-то так с детства вышло, – ответил Адам. – Меня научил отец. Потом в университетской команде играл.

Подумав немного, как объяснить Вацлаву смысл игры, он попытался пересказать происходящее на поле вкратце. На Инфолинк нейротехнолога отправилась схема бейсбольного поля. 

– Смотри, – сказал Дженсен и поставил пиво на стол. – В игре две команды, по девять человек в каждой. Играют на квадратном поле. Правый нижний угол квадрата называется «домом». Остальные, по часовой стрелке от дома, называют «базами». Первой, второй и третьей. Команда, которая бросает мяч, защищается, а та, которая отбивает, нападает. Смысл в том, чтобы получить возможность нападать, прописав сопернику ауты. Бросает питчер. Он стоит внутри квадрата. Отбивает бэттер. Он стоит снаружи, в «доме». Отбив мяч, бэттер бросает биту и бежит периметру квадрата на первую базу. Его место занимает другой игрок. Поэтому питчер бросает так, чтобы бэттер не отбил мяч или не дает ему добежать, коснувшись базы или игрока перчаткой с мячом. Это называется «аут». В общем, смысл в том, чтобы отбить мяч, благополучно пробежать по квадрату и не дать сопернику тебя «осалить». Если команда получила три аута, они переходят в защиту, и все повторяется. Побеждает та команда, которая набрала больше очков. Одно очко дается за удачно отбитый мяч и перемещение через все углы поля в дом.

Курица закончилась, оставались еще кнедлики и два пирога. Дженсен заметил, что поесть Коллер не дурак и угостить тоже. В глубине души он был благодарен ему за эту заботу.

– Мой бывший босс даже руку аугментировал, чтобы лучше играть в бейсбол. Не знаю, наверное, это и есть настоящий азарт… Хотя, конечно, поединки между питчерами и бэттерами – зрелище не менее захватывающее.

Где-то Адам слышал, что  бейсбол, стриптизерши и оружие могут помочь, но только одна вещь действительно способна залечить душевные раны – это время. Он невольно усмехнулся, вспомнив эти слова. Посмотрел на фотографию Кубрика и сказал:

– Его усыпила подруга Меган два года назад, когда я был в коме. Меган считалась погибшей, никто не знал, выживу ли я. Приюты были переполнены, хотя, подозреваю, что ей просто стало жаль денег и было лень устраивать его.

+1

20

Адам не отмахнулся, не сказал «в другой раз» и не отправил за ответом в сеть. Потому и Вацлав слушал увлеченно, хотя все знали, что он и спорт – нечто несовместимое.
- Кажется, понял, - кивнул он, когда Адам закончил. Пустая бутылка перекочевала на пол. – Но надо будет еще матч что ли посмотреть… Черт, Дженсен, умеешь ты заинтересовать!
Коллер рассмеялся. Говорил он вполне искренне. Скрытный и сдержанный агент Интерпола оказался таким же обычным парнем, который в промежутках между операциями, как и все, старается жить нормально. Он умел объяснить сложные вещи и этим напомнил Вацлаву его деда. Возможно, та легкость, с которой они это делали, была только видимостью, но, даже если и так, она завораживала.
- Я ни в детстве, ни в студенческие годы спорт особо не жаловал. Немного баскетбола и гимнастики, наверное, не в счет. Как говорила мама, у нас было семейство книжных червей. А это так… баловство для «поддержания мышечного тонуса», - сказал Коллер, потом добавил. – У Шарифа охренительная рука. Я видел. Вот где фанат!
Венек небрежно закурил, придвинув пепельницу. Рядом легла пачка сигарет. От приятных воспоминаний он улыбался, но стоило Дженсену рассказать про пса, как улыбка мигом спала.
- Жалко его, - Вацлав не сразу нашел, что сказать. Слова прозвучали глухо и тихо. – И пиздец как несправедливо. Сочувствую, - выдохнул он вместе с дымом. – У меня никогда не было домашних животных. Ну, только когда жил с бывшей. Но кот и рыбки были ее, так что с ней и остались. Просто… Я хотел сказать, они ж как дети.

+1

21

Адам на секунду задумался. Он не любил подобные разговоры, потому что они неминуемо отбрасывали его назад. Заставляли спрашивать себя снова и снова: «А что, если бы?..». Но никакого «если» не существовало, и от того становилось еще паршивее. Калечащее, непоправимое прошлое оставалось позади, и можно было выкарабкаться только одним способом – упрямо ползти вперед.

Если бы не Инцидент, где был бы сейчас Коллер, этот мальчик из хорошей чешской семьи? Наверняка бы работал в клинике «ПРОТЕЗ». Просторный кабинет, белая униформа, прекрасное будущее и несколько научных работ. Может, Дженсен никогда бы не оказался в Праге и никогда бы не познакомился с Вацлавом...

– Теперь у него таких две, – хмыкнул Адам, услышав слова про Шарифа. Дэвид был одним из тех, кто, как и Дженсен, не заменил чип. Чудом выжив после «Панхеи», он потерял вторую руку и оказался на грани банкротства. И хоть Чжао Юнь Чжу была мертва, «Тай Юн Медикал» добились своего. Уезжая из Детройта, Адам не попрощался с человеком, называвшим его «сынок» и, пользуясь критическим состоянием, под завязку напичкавшим высокотехнологичной начинкой.

На слова о «детях» Дженсен только молча кивнул. Подумал немного, решая спрашивать или нет, а потом все-таки спросил:

– А что твоя бывшая?

+1

22

Вацлав поставил фотографию на место. Последний раз взглянув на Кубрика, он попытался представить, какой была жизнь Дженсена до нападения экстремистов. Вот так живешь-живешь, а потом – бац! – и все летит к чертовой бабушке. Приходится устраиваться заново.
Видно было, что Адам по собаке очень скучает. Венек мог его понять, но не знал, как это исправить. Удивительно, что ему вообще такое в голову пришло. Они ж толком-то и знакомы не были. Но Коллер ощущал, что его симпатия к Дженсену становится только крепче.
- Я ни одну так и не пожал, - он усмехнулся. Вышло немного грустно. – Кстати, как он? То, что случилось с «Шариф Индастриз»… Черт! Да меня до сих пор колотит. Такие были планы! Такие наработки! И все в тартарары! Эх… Чего уж там. Одним китайцам хоть бы хрен.
Поутихнув, Вацлав затушил окурок. Внутри все клокотало, как и всякий раз, когда речь заходила о потерянных технологиях. Прошлое ушло безвозвратно, а будущее с каждым днем выглядело все мрачнее.
На вопрос о бывшей Коллер ответил не сразу. Достал еще сигарету. Улыбку к лицу будто гвоздями прибили.
- Она ушла после Инцидента, точнее это мне пришлось уйти, - Вацлав не стал растягивать паузу. Лишняя драматичность была явно ни к чему. – Мы в тот вечер дома сидели. И я Петру избил. Еще чуть-чуть и придушил бы, но она как-то изловчилась, позвала соседей на помощь. Она золотце. Не стала меня проклинать. Иногда общаемся, но я же вижу, что боится, - сигаретный дым  размыл лицо Дженсена. – Кажется, замуж собралась.

+1

23

– Все, что мне известно, – честно ответил Дженсен, – он проходит реабилитацию сейчас.

Большего Адам, и не стоило говорить об этом, знать не хотел. У них были странные отношения с Шарифом. С самого начала Дженсен не очень-то ему доверял. Отчасти он был благодарен Дэвиду за то, что тот спас его жизнь, но то, что босс скрывал от него, используя себе во благо, бесследно не прошло. Где-то там в душе все еще свербило. Иногда Пациент Икс думал о том, что лучше бы пуля Намира в тот злосчастный вечер добила его. И все-таки они с Шарифом все еще были связаны общей проблемой. Дэрроу, как завистливый Дедал племянника, пытался уничтожить и его.

– Любые планы могут сорваться. И даже самые грандиозные. Особенно, если им возьмутся мешать такие монстры как «Тай Юн». Один закон. Одна компания, выпускающая аугментации. Один порядок, – иронично усмехнулся Адам.

Дальше можно было не продолжать. Если Коллер не дурак, а он не дурак, конечно, то сам поймет. О тех, кто стоял за всем этим и желал править миром, Дженсен говорить не стал. Не хотел, чтобы Вацлав считал его чокнутым или параноиком. Но... может, стоило бы?..

– Я знаю, как это, – Адам закурил следом за Коллером, сочувствующе похлопал его по плечу. – Но не твоя в этом вина. Весь мир тогда сошел с ума. Хорошо, что тебе и ей повезло выжить.

Он не стал говорить о «Панхее» и о том, что видел там. Знал наверняка, что Вацлав тоже насмотрелся.

+1

24

- Хоть бы поскорее поправился, - выдохнул Вацлав. Для него Шариф оставался кумиром. Может быть, если бы он знал о нем то, что знал Дженсен, мнение несколько изменилось бы. Счастье, как говорится, в неведении.
Как ни горько, а слова Адама были правдой. Захочешь – не поспоришь. Оставалось только кивнуть. Теперь Венек двухлетней давности сам себе казался наивным идеалистом, потому что верил в разнообразие технологий и честную конкуренцию. По крайней мере, в то, что это возможно.
- В Китай нас тоже возили. Золотая пыль в глаза – вот что такое «Тай-Юн Медикал», - Коллер вспомнил о поездке и о своем коллеге Тапио. Где он был теперь? После Инцидента финн, как в воду канул. – Протезы красивые, как на выставке. Но ни одну лабораторию толком так и не показали. Ха! Теперь у меня весь потолок завешан китайским ширпотребом.
Корпорация «Тай-Юн Медикал» напоминала Вацлаву большую хищную рыбу: сожрала все вокруг и не подавилась.
Простой жест соучастия – и стало легче. Коллер улыбнулся. На этот раз естественно и тепло. У них с Дженсеном было больше общего, чем можно было подумать. Хорошо еще, что сходство нашлось не только в печальных событиях прошлого.
- Спасибо, дружище. Я до сих пор не могу понять, что случилось, - произнес Вацлав, глядя вперед себя остекленевшим взглядом. – Копался в настройках у друзей, проверял себя. Все работает нормально. И хрен его знает, откуда взялся сбой, - он немного помедлил перед тем, как спросить. – А ты как пережил Инцидент?

+1

25

Адам чуть было не сказал, мол, дам адресок, передавай ему привет, но вовремя остановился. Его претензии к прежнему боссу Вацлава не касались. Для Коллера тот был просветителем и новатором, для Дженсена – упертым дельцом. То и другое удивительным образом сочеталось в Шарифе, и Адам не хотел вдаваться в подробности или, еще чего, затевать спор.

Поэтому он только дернул углом рта, безмолвно согласившись с мнением о «Тай Юн Медикал». Но в понимании Дженсена то, что пускали в глаза, было не золотой пылью, а едкой щелочью. Некачественные, но хорошо разрекламированные кибернетические протезы – полбеды. Настоящим бедствием стали массовые похищения людей и проект «Хирон». Расходный человеческий материал, бросаемый в топку возомнивших, будто они творят лучшее будущее для людей.

Впрочем, военные разработки ТЮМ были на должном уровне. Вспомнить хотя бы бойцов «Беллтауэра» и того же Намира.

– Я был на «Панхее». Отправился за Шарифом, – Адам стряхнул пепел и снова по-быстрому затянулся. – Уж не знаю почему, но меня эта хрень обошла стороной, – соврал он не моргнув глазом.

С официальной версией с некачественным нейропозином сходилось, ведь Дженсен не принимал нейропозин.

– Мы пытались выбраться, но станция слишком быстро пошла ко дну. Меня нашли в Атлантике. Кома, амнезия, долгая реабилитация, вот и все дела.

+1

26

Панхея. Только Адам и немногие выжившие знали, что там в точности происходило. Вспоминая нечеткие кадры, тревожные, но будто выглаженные репортажи, которые он смотрел уже после того, как восстановили электричество и связь, Вацлав догадывался, что творившееся на станции мало чем отличалось от того, что он видел в Праге.  Надо было быть бессердечной сволочью, чтобы полезть к Дженсену за подробностями. Он и так уже рассказал много такого, чем с первым встречным не делятся.
- Ты необычный. Нейропозин тебе не нужен, - заметил Вацлав с философским спокойствием. – Говорят же, что вся беда из-за него и приключилась. Некачественная партия.
По голосу было слышно, что Коллер сомневается. Он примирился с официальной версией, потому что ничего другого не оставалось. Теперь, когда производство прекратили, было больше опасений наткнуться на подделку. Клиент и впрямь мог заболеть, могли начаться проблемы с глиальной тканью, но никто не слетал с катушек. Вот что было странно.
- Крепко тебе досталось. Не представляю, как  бы я смог выкарабкаться на твоем месте, - Венек посмотрел на Адама с уважением и улыбнулся. – С другой стороны, жить захочешь… Так что я тебя понимаю. И быстро от всего этого кошмара не отойдешь.
Что еще сказать, он не знал, но, как ни странно, не ощущал напряжения или неудобства. В их молчании будто бы было столько же взаимопонимания, сколько и в теплом дружеском похлопывании по плечу.   
- Отойду, - сказал Вацлав и ненадолго ушел в ванную. Там он, не удержавшись от соблазна, рассмотрел все, что было в ванном шкафчике. Ничего необычного не нашел. Разве что препарат по борьбе с пигментациями на коже. У Дженсена было чисто, кругом стояли моющие средства. А еще, судя по стопке журналов, он любил почитать в туалете. Из ванной Вацлав вышел с улыбкой на лице, но ничего по этому поводу не сказал.
- А что еще смотришь, кроме бейсбольных матчей? – спросил он, кивком указав на телек.

+1

27

– Говорят, – согласился Дженсен. Худо-бедно, его версия сходилась, и он был благодарен Венеку, что тот не стал лезть с расспросами.

Некачественный нейропозин? Оба понимали, что это не так. Но говорить правду Адам не имел права. В лучшем случае его бы сочли сумасшедшим. О худшем он и думать не хотел. Несколько месяцев ему удавалось успешно прикрываться амнезией. «Тут помню, тут не помню», – удобная отговорка для всех.

– Ничего. Главное, что жив, – сочувствие Коллера тронуло, но Дженсен не знал, что с ним делать. Он уже давно привык почти без чувств. И теперь, когда чешский нейротехнолог рассуждал про «крепко досталось», Адам на самом деле не знал, что сказать.

Венек ненадолго вышел, Дженсен докурил свою сигарету. В гостиной стоял табачный смог. Подойдя к окну, Адам отдал системе «Умного дома» голосовую команду, отпирая электронный замок. Дернул фрамогу. Уже теплый апрельский ветер просочился в дом. Дженсен сделал вдох и выдох, на несколько секунд прислонившись лбом к прохладному стеклу.

– Канал о путешествиях и старое кино, – ответил он, когда Вацлав вернулся из уборной, и отойдя на кухню, откупорил пиво по-новой, себе и ему. – Я сварю кофе, – предложил Адам. – Будет с чем есть пирог.

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Ты заходи, если что. 14.04.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC