Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Die another day. 16.09.2028


Die another day. 16.09.2028

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Название: Die another day
2. Дата: 16 сентября 2028 года
3. Место: станция "Утулек"
4. Действующие лица: Марек Аттель, Доминик Росса
5. Краткое описание: Инструктаж, проводимый  старшим лейтенантом Росса, прерван форс-мажорными обстоятельствами. Но не бывает худа без добра: теория должна поверяться практикой, а у бывшего городского патрульного как-никак за плечами опыт, сын ошибок трудных...

Отредактировано Marek Attel (2017-05-09 18:31:39)

+1

2

Нормально. Старший лейтенант испарился, как дымок от костра, оставив его чахнуть над стаканчиком с чаем. Хотя что бы он сам сделал на его месте? Позвал бы с собой новичка, нарушив субординацию? Приказы отдавал капитан, к нему Росса и направил. Логично. Марек встал и направился к двери, за которой скрылся старший лейтенант. В участке дым стоял коромыслом: видимо, на верхних ярусах и вправду началась серьезная заварушка. Марек схватил за локоть невысокого, но крепкого полицеского, спешившего к выходу из участка:

- Где мне найти капитана? Я сегодня первый день как заступил, ни черта не смыслю в здешних локациях.

Товарищ по оружию смерил его оценивающим взглядом и, видимо, остался вполне доволен увиденным, поскольку не отмахнулся, несмотря на явную спешку, а дал исчерпывающий ответ:

- Читать умеешь? Таблички в помощь. Только капитан вряд ли сейчас в своем кабинете прохлаждается: лучше иди в арсенал. Это в подвале, сечешь? Третья дверь направо. - и снова целеустремленно устремился к выходу.

Марек отправился по указанному адресу, отмечая по пути камеры, каждая из которых следила за его перемещениями единственным, но недреманным глазом циклопа. Добравшись до нужной двери, он остановился, изучая надпись, сделанную флюоресцентной краской: "Морг". Отлично. Здешние ребята явно обладали чувством юмора.

- Жмуриками интересуетесь, инспектор? - насмешливый женский голос заставил его оглянуться: так и есть, вездесущая пани Шпоркова. 

- Да нет, ищу капитана. И арсенал. - сдержанно ответил он, памятуя о том, что с женщинами нужно обращаться как с малыми детьми, сохраняя непоколебимое спокойствие.

- Это там, - Шпоркова махнула рукой вглубь коридора. - Я тоже туда,  следуйте за мной, инспектор Аттель: без карты доступа вы все равно не войдете.

В арсенале было много нужного и полезного, за исключением капитана. Марек прикинул последствия своего самоуправства: если не облажается, может, все и сойдет ему с рук. Пока он стоял столбом, раздумывая, не вернуться ли ему наверх и найти большого босса, Шпоркова уже протягивала ему защитный костюм:

- Надевай! Голеньким против апнутых никак.Оружие  в том шкафу, сейчас открою.

Марек облачился в броню и потопал к стеллажам с оружием, надежно защищенным пуленепробиваемой панелью.
Так... Пистолеты-пулеметы, оглушающие гранаты, шокеры... Шпоркова, уже успевшая надеть на себя броню, тронула его за плечо:

- Возьми парочку гранат и шокер, не ошибешься.

Отредактировано Marek Attel (2017-05-09 19:42:48)

+3

3

Подобные инциденты случались достаточно редко для того, чтобы войти в привычный распорядок. Спокойное гудение ламп, замурованных в потолке тюрьмы, сменилось возбужденными криками и топотом ног в защитной броне. Старшему лейтенанту приходилось лавировать между спешащими сослуживцами. Рассказываемая вызвавшим его полицейским краткая информация воспринималась на ходу, но от этого не менее внимательно.
Группа аугментированных неожиданно открыла стрельбу во время досмотра. В ходе перестрелки было ранено двое офицеров. Их состояние на данный момент не известно. Поступило сообщение о том, что апнутые перегородили коридор и забаррикадировались. После чего связь прервалась. Так же исчез сигнал нескольких дронов, направленных в обозначенную зону. Все попытки связаться с дежурившим на ярусе отрядом остались без ответа.
В виду чрезвычайной ситуации были мобилизованы все резервы, под которыми подразумевались ближайшие к месту действия наряды и те полицейские, которые били баклуши в участке, не принимая участия в патруле или охране заключенных.
Быстро одевшийся в броню Доминик отправился на подмогу в составе сборного отряда из семи человек. До прибытия инспектора Аттеля в Утулек, Росса проверил всю амуницию, чем существенно сократил себе время сборов.
Настроение стражей закона менялось по мере приближения к опасному участку. Звуки выстрелов разогнали местных обитателей. Если сначала попадались те, кто не понимал происходящего и продолжал заниматься своими делами, то дальше улицы пустели.
Один ауг додумался задать вопрос, и сразу же получил ответ от прапорщика Мрежички. Нервничали все, лишняя кровь из разбитого рта и заткнутые болью слова не произвели ни на кого впечатление.
Ник не стал останавливать полицейского. На одергивание Мрежички ушли бы драгоценные минуты, которых могло бы не хватить на спасение чьей-либо жизни.
- Внимание! Мы на подходе! - во внутреннем динамике шлема появился ведущий отряд, даже его голос звучал глухо, будто сигнал проходил с трудом.
Тяжесть оружия была отчасти приятной. Винтовка льнула к рукам, как ласковая кошка. Однако в этом было и что-то отнюдь не желанное.
Впереди тьма сгущалась, из простреленных плафонов снопами сыпали искры, и в воздухе стоял запах гари. На дальнем рубеже полицейских встретил труп ауга, лежащий нелепо, полубоком, раскинув протезированные руки и слепо смотревший вверх единственным глазом, другой заполняло подсыхающее бурое пятно. Стены и пол были испещрены черными отметками пуль.
- Будьте предельно осторожны, - Росса сказал истину, о которой и так все знали, но кто-то должен был произнести ее в слух.
- Лейтенант...
За выставленными стеной ящиками сидели двое из дежурившего на этом ярусе отряда. Один, похоже, был без сознания, и грузно привалился к опоре, закрыв глаза, лишь подрагивали крылья носа на очередном медленном вдохе. У второго отсутствовал шлем. Седые, перец с солью, короткие волосы были испачканы кровью. Полицейский держался за плечо, правая рука висела плетью вдоль тела.
- Сколько вас ждать, сукины дети!? Жопы от стульев не можете оторвать?
- Старшина Петренко, доложите обстановку.
- Старший лейтенант... Замечательно, всегда мечтал, что нас с ребятами спасете именно вы. Не стойте столбом, пригнитесь, "железяки" метко стреляют. С вашим ростом не промахнутся.
Словно в подтверждение его слов из-за баррикад дали веерный, выбивающий в железных стен фрагменты обшивки.

+2

4

Шпоркова уверенно ориентировалась в лабиринтах Утулека, ведя за собой на буксире новобранца и на ходу выдавая ему по внутренней связи ценные указания:

- Не дрейфь, прорвемся. Вообще-то ауги в большинстве своем смирные, ума не приложу, с чего вдруг кого-то переклинило. А может, это и не ауги вовсе, а какие-нибудь отморозки из «чистых». Короче, вскрытие покажет, а ты в первый день поперед батьки в пекло не лезь, потусуйся на подхвате: мне живой напарник нужен, а не жмурик.

Марек тихо закипал, слушая наставления Шпорковой, хотя, положа руку на сердце, в них была сермяжная правда. Нельзя сказать, что опыт боевых действий у него был такой, что море по колено: патрулировать городские улицы до панхейского инцидента было не таким уж и опасным занятием. Случались неприятности, но больше мелкие, связанные с подростками, пытавшимися угнать видавшую виды тачку, или перепившими мирными гражданами, которые буянили ровно до того момента, как им сковывали руки наручниками. В отделе по борьбе с наркотиками кипеша было побольше, но тем не менее Марек успел поучаствовать всего в паре крупных захватов и бесчисленных арестах обдолбанных дилеров на улице – так, мелочевка, о которой не осталось памятных знаков в виде шрамов на теле или, упаси Господь,  посттравматического синдрома. Сверху слышались звуки беспорядочной стрельбы и крики.  Шпоркова замедлила шаг, и обернулась к Мареку: в тонированном  щитке шлема, закрывающем лицо, в свете ламп отражался он сам, ее же лица видно не было.

- Давай так, герой: по моим сведениям, наверху как минимум двое раненых, а пока мы с тобой ползем, могли еще кого-нибудь подстрелить. Берем самых тяжелых и тащим в участок: там по крайней мере есть аптечка и наш доктор Зло.

- Разберемся на месте, - буркнул Марек, и тут наверху громыхнуло.

Шпоркова ускорила шаг, неуклюже переваливаясь в тяжелой броне, Марек двинул за ней. Росса он увидел сразу: даже в броне, скрывающей особые приметы,  старший лейтенант был легко узнаваем благодаря своему росту. Шпоркова, пригнувшись настолько, насколько позволяла броня,  сразу же поспешила к раненым, сидевшим у баррикады из ящиков. Даже на первый взгляд было ясно, что одному нужна скорая и желательно профессиональная помощь, второй еще подавал признаки жизни, но с рукой у него было неладно, - впрочем, если потеря крови незначительная и других ранений нет, то доберется до участка самостоятельно или с минимальной поддержкой. А вот его товарища, потерявшего сознание, надо было переносить на носилках. Замкнутое пространство давило на психику и делало все происходящее намного более мрачным. Пока Шпоркова возилась с защитным костюмом первого раненого, –  возможно, хотела убедиться, что тот еще дышит, или оценить, насколько серьезно ранение, Марек подошел к пожилому копу и опустился перед ним на корточки, подняв защитное стекло на своем шлеме:

- Рукой шевелить можете?

Откровенно говоря, в роли сестры милосердия он чувствовал себя не слишком уверенно, хотя и прослушал курс оказания неотложной помощи, обязательный для всех патрульных.

Отредактировано Marek Attel (2017-05-13 08:14:35)

+1

5

Лейтенант успел пригнуться, когда над головой пролетела пуля и, попав в один из ящиков, разнесла его в щепки. Защита на коленях смягчила удар. Росса перекатился по полу до ближайшего укрытия, выглядящего хлипким и ненадежным. Броня сковывала движения натренированного тела, но Нику не привыкать. За баррикадами стреляющих не было видно, зря только прицел винтовки выискивал хотя бы одну цель.
- Все целы? - спросили по служебной линии.
Не существовало никакой разницы, кто из полицейских это был. Внезапный залп никого не задел. Однако затормозил продвижение.
- Не расслабляемся, будьте начеку!
- Это Мрежичка, нашел один из дронов. Восстановлению не подлежит.
Основная часть отряда ушла вперед. Но отвоеванный у темноты отрезок коридора состоял всего лишь из нескольких более-менее безопасных точек.
Стоически переносивший боль Петренко уставился в лицо инспектора Аттеля, пытаясь вспомнить имя подошедшего мужчины и его должность. Ни то, ни то не получалось с первого раза. Ситуация не предполагала долгих размышлений, поэтому старшина отрицательно покачал головой.
- Куда там, наполовину бесполезен. Вы тоже держитесь ниже, не то, как старший лейтенант, будете ползать на коленках.
Петренко не мог не бросить гранату издевок относительно роста неизвестному ему сослуживца. Если бы тот не убрал защитное стекло, то в полной амуниции был бы не отличим от дорогого сердцу полицейского Росса, с которым установились не отношения, а вечная дуэль на пугачах.
Двух присоединившихся к отряду офицеров Доминик заметил сразу. Но так как они не переключались на общую линию, сначала не понял, кто это. Однако, теперь все встало на свои места. Возле не приходящего в сознание раненого суетилась Шпоркова, должна быть она, судя по голосу, которым пыталась обращаться к нему. Марии уже удалось снять часть брони.
- Инспектор Аттель! Что вы здесь делаете? Кто отдал приказ?  - динамик шлема холодно поинтересовася прямо в ухо Марека.
Доминик рассудил, что начальник станции не мог послать новичка в участке Утулека на боевое задание в первый же день службы. Насколько Ник знал капитана, это практически исключалось, тем более после произошедшего с рядовым.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-05-14 10:24:03)

+1

6

Марек ничего не успел ответить раненому: звук арктического голоса Росса эхом отразился от внутренних стенок шлема и вонзился в  барабанные перепонки ледяным крошевом. Марек потряс головой и сглотнул, избавляясь от заложенности в ушах: Росса умел задавать правильные вопросы, и этот не был исключением. Никто новобранцу Аттелю приказов не отдавал, он сам пришел, и  готов был в этом признаться, но в деле фигурировала еще одна виновная боевая единица, -  бывалая инспектор Шпоркова, которая позволила новичку войти в арсенал, даже не поинтересовавшись, действует ли тот по приказу капитана или по своему собственному усмотрению. Вообще-то он был ей за это благодарен и не хотел подставлять будущую напарницу под огонь лейтенантского гнева.

- Стреляли, старший лейтенант... – туманно откликнулся он, избегая отвечать на вопрос прямо и надеясь, что  констатация очевидного факта послужит им со Шпорковой оправданием хотя бы на время. – Разрешите доставить раненых в участок?

Мария тем временем прекратила возиться с раненым и поползла к Мареку. Щиток она подняла и ему было видно, как блестит ее лицо, покрытое испариной то ли от напряжения, то ли от страха. То, что она сказала, адресовалось не ему, а старшему лейтенанту, но по общему каналу ее  должны были услышать все остальные.

- Вызывай вертолет с медпомощью, Дом, - как Марек уже успел убедиться, фамильярность была отличительной чертой Шпорковой, – У Бенеша проникающее ранение в грудь, пульс еле прощупывается. – она сморгнула набежавшие слезы и крепко прикусила нижнюю губу, на мгновение став тем, кем, в сущности, и была: обычной женщиной, которой присущи сострадание и тревога за ближних.

+1

7

Так и думал, самовольно покинули участок.
Привычка строго следовать букве закона наводила на мысль о рапорте сразу по прибытию в Теснины. Солдафон. Прав был сержант, оккупировавший ворота и сделавший их своей вотчиной. В то время, как над полицейскими висела реальная угроза, старший лейтенант думал об исполнении устава. Не слишком долго, вовремя себя остановил.
Доминик поднял руку к шлему, как если бы хотел прибавить громкость.
Из-под снятого фрагмента брони Бенеша на пол стекала свежая струйка крови, что говорило о не прекращающемся кровотечении. Кажется, он стал еще бледнее.
- Черт возьми, - на общей линии не хватало места, сообщения членов отряда накладывались друг на друга.
- Здесь еще раненые. Самостоятельно передвигаться не в состоянии.
Видимо, нашлись патрульные, несшие дозор под командованием старшины. Сообщений об убитых пока не поступало. Со второй попытки связались с участком и запросили медицинскую помощь. Эвакуировать собственными силами пострадавших не представлялось возможным. Оставалось надеяться, что вертолет успеет вовремя.
Глухо жахнул одиночный выстрел. Тяжелый, будто оружие, из которого он производился, было весомей винтовки.
- Ложись!
Следующий разнес часть ящиков, осыпав щепками с ног до головы. Сигнал внутренней связи завыл, и Росса пришлось его спешно отключить, чтобы сохранить слух.
- Помощник Шпоркова, останетесь с Бенешем и Петренко. Инспектор Аттель, прикроете меня, - распорядился старший лейтенант, медленно и осторожно начиная движение вглубь коридора.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-05-15 06:49:05)

+1

8

Ящики разметало в дрибадан. Одна из щепок вонзилась в щеку. Марек чертыхнулся, выдергивая острую занозу и опуская щиток шлема. По щеке потекла теплая струйка крови, кожу защипало. Вот оно, боевое крещение, хорошо, если этим и ограничится.

- Вас понял, старший лейтенант. Прикрою.

Две оглушающих гранаты и шокер в активе - да уж, с таким арсеналом только прикрывать. Но лучше не ставить Росса в известность, иначе, чего доброго, отправит обратно в участок. Марек посмотрел на бездыханное тело Бенеша: этому оружие точно не понадобится. Метнувшись к раненому, он поднял с пола его винтовку и, бросив сквозь щиток прощальный взгляд на Шпоркову и Петренко, поспешил вслед за Росса. В защитной броне было жарко, как в танке. По лицу потекли струйки пота, ссадину еще больше защипало. Но это все были мелочи: настоящее пекло ждало впереди.

- Старлей, вы так не бегите, я в этих доспехах за вами не угонюсь.

Дурацкая шутка вырвалась сама собой. Росса шел медленно, осторожно, как опытный следопыт, а он следовал за ним, как тень или верный оруженосец, но адреналин в крови уже бушевал, ожидая взрыва или шальной пули. Марек не верил, что есть такие бойцы, которым пофиг, что ждет за углом. Не верил, и все тут. Инстинкт самосохранения был сильнее боевого опыта, каким бы большим тот не был. Каждый справлялся по своему, преодолевая страх. Он  - при помощи шуток, которые создавали  дополнительную, пусть и полностью иллюзорную, защиту.

Отредактировано Marek Attel (2017-05-15 20:15:56)

+2

9

Напряжение играло на струнах интуиции. Не смотря на всю свою выдержку и, казалось бы, полное спокойствие, лейтенант Росса чувствовал, как по виску стекает холодная, непрошеная капля пота.
Без связи, в темноте, где после двух ударов было странно тихо, они с инспектором словно бы оказались одни. Мария Шпоркова осталась позади, с бубнящим под нос старшиной и офицером, наполовину улетевшим на небеса. Она была опытным бойцом, не смотря на язык без костей и не приятие субординации. В тяжелой броне, помощник могла стать более надежный прикрытием, чем только что поступивший на службу патрульный.
Доминик еще не знал, можно ли доверить ему свою жизнь и жизни сослуживцев. Выбор уже был сделан. Главным образом все так же интуитивно, но не без личных симпатий. Пуля все расставит на свои места.
- Держу пари, вы не ожидали, что первый день в Утулеке будет таким? Если выберемся, давайте посидим в баре с пивом, можно пригласить Шпоркову.
Росса часто не понимал шуток и реагировал на них весьма странным образом, больше никак и не в тему. Однако подачу испектора в этот раз подхватил, хоть и в весьма своеобразной манере. Он даже был ему благодарен, тишина давила не меньше криков о помощи.
Продвигаться по заваленному коридору было непросто. Как таковых укрытий после нескольких залпов осталось немного. Красный прицел винтовки полицейского скользил по стенам и неясным очертаниям крупногабаритного мусора.
- Смотрите, Марек, - Ник присел на корточки возле перекореженного металлолома, перекрывающего центр коридора. - Дрон, о котором сообщал Мрежичка. 
Старший лейтенант дотронулся до изрешеченной лопасти. Растер что-то между пальцами в перчатке брони.
- Свежая... - кровь даже не успела засохнуть и блестела.
Под листом железа почудилось какое-то шевеление. Доминик вскинул табельное.

+1

10

Мрежичка… Имя было смутно знакомым, но откуда? Марек напряг память: точно! Он же слышал по внутренней связи, как один из бойцов доложил, что обнаружил дрона, и назвал при этом свою фамилию. Ну и где же сам Мрежичка?  Бросил не подлежащий восстановлению дрон и вернулся на прежние позиции? Или... Дулом винтовки Марек приподнял лист железа: под ним виднелась нога, полностью закрытая защитным костюмом. Нога жила своей собственной жизнью, содрогаясь в мелких конвульсиях, что творилось с телом, он не видел. Мрежичка это или другой боец, не имело значения: главным было то, что кто-то из «апнутых» тяжело ранил патрульного Утулека  а сейчас, возможно, взял на прицел новую мишень. Марек прошиб холодный пот: коридор был не самым лучшим убежищем для врага, но он помнил, что метрах в ста позади того места, где сейчас стояли они со старшим лейтенантом, было ответвление направо, и вот там мог затаиться враг. И что такое сто метров для винтовки с ее дальнобойностью и пробивной силой? Ожидая выстрела в спину, Марек успел оценить иронию ситуации: сейчас не он прикрывал старлея, а тот его. Почудилось ему, или и вправду сзади послышался какой-то шорох, но он больше не раздумывал: светошумовые гранаты, которые посоветовала ему прихватить из арсенала Шпоркова, были хорошим подспорьем в стычках с органическими противниками, если дело происходило в закрытых помещениях, а его и Росса глаза и уши были надежно защищены шлемом. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, он швырнул гранату в черное жерло коридора и тараном налетел на Росса, толкнув его на пол и упав сверху. Выполнил-таки приказ, прикрыв старлея своим телом от вражеской пули, которую безымянный ауг мог успеть отправить в полет до взрыва гранаты .  Когда тишина восстановилась, он пошевелился и оглянулся назад: в коридоре никого не было. Почудилось, блин.

- Там кто-то был, богом клянусь, - просипел он, скатываясь со старшего по званию и поднимаясь на ноги. Если и был, то благополучно сплыл, а вот ему грозит выволочка, если не понижение в звании.

Отредактировано Marek Attel (2017-05-18 11:57:46)

+1

11

Доминик не слышал никакого шороха, кроме стука каблука полицейского ботинка по полу. Раненый, возможно, еще жив. И конвульсии сослуживца не были вызваны фатальным повреждением головного мозга. Проработав в убойном отделе несколько лет, лейтенант Росса потерял возможность бояться крови. И ранее не особо впечатлительный, вынужденный выживать между пьяными дебошами отца и жестокими выходками его клиентов, Ник привык к картинам подобного рода, страшным, не воспринимаемым разумом добропорядочного жителя Чехии. У лейтенанта не было сомнений в том, что под завалом лежит именно Мрежичка. Так мало времени нужно, чтобы оборвалась фраза, оставшись только голосом  на записи внутренней связи.
Патрульный подошел ближе. Но уже было ясно, что чтобы все разгрести потребуется спецтехника. Доминик попытался еще раз связаться с участком или найти на волне хотя бы помощника Шпоркову. Но тут...
- Чт...
"Что вы делаете?" - хотел спросить старший лейтенант, но не успел за действиями своего напарника.
У брошенного на пол Росса загудело в левом ухе, затем потянул старый рубец на спине. Марек был высоким, атлетично сложенным мужчиной, в броне весил не мало, и не оставил Доминику времени на то, чтобы сгруппироваться в непродолжительном пируэте. В коридоре за полицейскими вспыхнула световая граната.
- Вы всегда так буквально все понимаете, инспектор?
Лейтенант кашлянул от попавшей в горло на вдохе слюны. Он поднялся, как только Аттель его освободил. В ухе продолжал летать шмель и надсадно гундосить.
Темное ответвление коридора Росса пропустил, ориентируясь скорее на раздолбанный дрон, так очевидно развалившийся посередине.
Чернота, хоть глаз выколи. Старший лейтенант привычно потянулся к фонарику, который всегда носил на поясе во время дежурств. Но там его не оказалось. Возможно, выпал при падении. Искать не было времени.
На границе между основной "кишкой" улицы Утулека и крысиным лазом в пыли кто-то наследил. Росса подозвал к себе Марека, чтобы показать дулом винтовки на отпечаток мужского ботинка гражданского образца примерно 45-46 размера.
- Кто-то действительно был, - вот теперь напряжение достигло своего пика.
Был и успел скрыться до того, как Марек применил  гранату. Возможно, инспектор его и спугнул. Зажатые в тупике полицейские были бы легкой мишенью, если бы не внезапное прикрытие Аттеля.
- Проверим коридор. Может быть, он еще не ушел далеко.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-05-20 11:44:13)

+1

12

Марек не успел найти подходящий ответ на справедливый вопрос Росса, но, к счастью, старший лейтенант не стал задерживаться на его пусть и невольном, но проступке, и переключил свое внимание и внимание временного напарника на другое. Марек автоматически потянулся к шлему, надеясь методом тыка найти там кнопку, приводящую в действие какой-нибудь полезный девайс типа встроенного светодиодного фонарика, но понял, что вряд ли его намерение увенчается успехом, поэтому наклонился пониже и, напрягая зрение, попытался рассмотреть, на что указывает дуло винтовки старлея.

- Здоровенный сукин сын... – протянул он, распрямляясь. – Судя по размеру обувки, повыше нас с вами будет.

По самым грубым прикидкам владелец ботинка, тридцатисантиметровый след от которого остался на пыльном полу, был около двух метров ростом. След был четкий, годный для идентификации, и если бы Марек мог добраться до смартфона, лежавшего в заднем кармане джинсов, то обязательно бы его сфотографировал для последующей (если такая возможность представится) идентификации преступника. Но смартфон в нынешних условиях был недосягаем, поэтому лучшее, что можно было сделать – на пару с Росса найти и обезвредить убийцу Мрежички.  А следы они со старлеем по-любому затопчут, так что есть у него под рукой камера или нет – дело десятое.  Для очистки совести Марек еще раз склонился над следом, пытаясь по характеру отпечатка определить и постараться запомнить индивидуальные особенности подошвы, и тут заметил нечто, что заставило его напрячься: рядом с цепочкой следов в пыли пролегли две параллельных полосы. Сложив два и два, он сделал обоснованное умозаключение:

- Старший лейтенант! Сдается мне, их было двое, и одного, судя по всему, подстрелил Мрежичка. Далеко они уйти не могли: небитый битого практически волоком тащил, судя по следу. Говорю же: здоровый кабан.

+2

13

Двое... Старший лейтенант внимательней присмотрелся к следам, оставленным преступниками. Инспектор прав, скрывшийся апнутый был не один. Всего лишь двое аугментированных сумели раскидать первый патрульный отряд и вывести из строя второй с жертвами среди полицейских. Такой доклад, минуя начальника станции, упадет прямиком в файлы управления и каждому участнику операции выдадут по медали за особые заслуги вместе с пособием.
Так же оставалась вероятность, что основная часть бандитов заперта в заваленном коридоре, а в дыре, куда собирались сунутся Росса и Аттель, находятся те самые двое. Хорошо бы опросить Петренко, но, когда это было своевременно, старшина не успел доложить обстановку, а теперь вместо связи в динамике стояла гробовая тишина.
- Громила или нет, но вряд ли раненый соратник окажет ему полноценную поддержку.
Доминик удобней перехватил винтовку, кивнул инспектору.
- Идемте. И... - прежде чем шагнуть в глубь коридора, Росса положил руку патрульному на плечо. - не рискуйте напрасно.
Если габариты ауга действительно соответствуют величине его ступни, как заметил Марек, расклад может выйти не в пользу полицейских. Скорее всего, он оснащен не простыми гражданскими модификациями. В боевой готовности на данный момент только лейтенант и инспектор, неизвестно, связалась ли Мария с участком и ждать ли подкрепления.
Еще не поздно было остановиться и дать преступникам уйти . Прямо здесь, у этой черты темноты и смутного света кое-каких чудом держащихся ламп. Но Росса вспомнил сомкнутые веки Бенеша, черными ресницами приклеившиеся к пергаментной бледной коже, старшину, не перестающего отпускать колкости в то время, как его зубы, пожелтевшие от сигарет, становились красными при каждом слове, наконец, Мрежичку, то, что осталось от прапорщика. Всего три месяца назад он сыграл свадьбу. Что теперь? Его молодой жене вместо мужа придет похоронка тремя строчками соболезнований в официальном письме?
Руки лейтенанта сильнее сжали табельное. Пригнувшись, он первым вошел в узкий коридор. В отблеске света за спиной в воздухе парила не осевшая пыль.
Прислушался. Тихо, только ровно работает система воздухообмена. Шагов, кроме собственных и Марека, не слышно. В этот момент Доминик был готов выстрелить в ответ на малейшее движение в тенях Утулека.
На полу возле короба проводов лежал одинокий ботинок, зашнурованный, будто соскользнувший с безвольной ноги. Что-то красное мелькнуло по стене и отразилось в расширявшемся зрачке глаза лейтенанта. Вслед за ним появилось бугристое лицо с пустой глазницей и следами аугментаций на бритых висках. Странно, но оно было несуразно маленькое по сравнению с бычьей шеей и мощными плечами, переходившими в приращения явно имеющие отношение к военным образцам.
- Скажите бай-бай.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-05-24 22:57:04)

+2

14

Дерьмо….
Марек почти успел выплюнуть бранное слово, но оно застряло меж его крепких, не знавших дантиста зубов. Вот он, настоящий враг. Это не банальная поножовщина двух наркоманов, сцепившихся в грязном переулке за пакетик дури. Это уже то самое, от которого по спине побежали мурашки, а пустой желудок скрутило в тугой узел.
Лицо, плавающее во мраке коридора, напомнило ему о рассказе какого-то ветхозаветного писателя, который он по чистой случайности прочитал в детстве. Что-то там такое было о лице в окне, от вида которого  у двух детективов поджилки тряслись. Личина, как услужливо подсказала Мареку память,  была мертвенно-желтой с лиловыми тенями, но самым страшным был не цвет, а полная неподвижность и бесполость: не мужское и не женское, лицо пугало своей неопределенностью, ведь человеческий мозг  всегда и везде пытается найти что-то знакомое и оттого понятное. Непонятное всегда пугает до усрачки, в этом Марек убедился на собственном печальном опыте. Наверное, поэтому «апнутые» вызывали у большинства  «чистых» первобытный страх : они были непонятны, они не укладывались в известные стереотипы, а ведь именно на стереотипы опираются в повседневной жизни обычные люди. Дважды два – четыре. У соседа трава всегда зеленее. Розы красные, фиалки голубые. Палка палка огуречик – вот и вышел человечек...

Человечек, чье  лицо выплыло из темной хмари Утулека, был непохож на обычных смертных. У него были нос, рот и уши, и пара гляделок. Нет, вообще-то всего одна, но пустая глазница как-никак находилась на положенном ей месте. И все же эти черты соединялись вместе как-то неправильно, по крайней мере для патрульного Аттеля. Бугристая рожа выпадала из привычной и потому относительно безопасной для него картины мира. Глядя на ауга, он напрочь позабыл о том, что должен прикрывать старшего лейтенанта Росса, он просто хотел, чтобы тот безвозвратно растворился в темноте. Бросать светошумовую гранату на таком близком расстоянии было бессмысленно, так же, как и стрелять из винтовки Мрежички. И Марек сделал то, что подсказал ему чистый инстинкт: ткнул шокером промеж гляделок ауга:

- Бай-бай, бэби.

Отредактировано Marek Attel (2017-05-25 18:41:52)

+3

15

Доминик свершил серьезную ошибку. Он растерялся. Не потому, что не знал, что делать, но не был готов, не ожидал. Замер, как болван, посреди коридора с готовым к выстрелу оружием, со сведенными донельзя от напряжения мышцами. В академии его учили быстро реагировать на любую опасность, годы службы закрепили навык на уровне рефлексов. Вот он, враг. Давай же, ёб твою мать, Росса, стреляй!
Взгляд остановился на размазанном темном пятне на жилетке апнутого, в голове зазвучал тонкий писк таймера. Время как будто пошло медленней, в растянутом темпе заедающей записи на испорченной карте памяти. Старший лейтенант видел, как мимо проскочил инспектор.
- Стоять! - вскинутая рука старшего лейтенанта поймала лишь темноту.
Сгусток сумрака буквально просочился сквозь пальцы, холодя даже через защитную перчатку. Ник не успел остановить Марека, хотя должен был. Он старший по званию и именно на нем лежала вся ответственность.
В отражающем звуки узком коридоре раздался громкий треск шокера, из-под контактов выскочили искры. Силуэт патрульного терялся на фоне горы живых и и искусственных мускулов аугментированного. В мигающем недолгом свете преступник всплеснул руками, то ли покачнулся, то ли боднул кого-то, стоящего перед ним. От мелькания вспышек показалось, будто не руки это вовсе, две железные сваи, начищенные по краям до блеска.
Как будто-то что-то разбилось, может быть, очередной ящик, ничего в темноте не разберешь.
Ник подбежал к сваленной на полу куче. Поверженный Голиаф валялся без сознания, полуобняв раздавленный в падении металлический короб очередного узла проводов Утулека. Из-под ремня выглядывала ручка пистолета-пулемета. Неизвестно, почему он им не воспользовался. Возможно, хотел взять внезапностью и добить оставшийся малочисленный отряд полицейских своими руками. Но разряд, прошедшийся прямо в широкую переносицу, свалил даже этого колосса.
- Инспектор Аттель! Где вы? - позвал лейтенант.
Шокер так и остался лежать возле лица ауга, Росса случайно на него наступил, послышался хруст пластиковой ручки. Снова подумалось о некстати оставленном в участке фонарике. Бандит мог придти в себя с минуты на минуту, следовало обезвредить его по инструкции.
Тело преступника было тяжелым, потным, высказывал из рук безвольным мясом, пусть частично и состоящим из полимеров. Хладнокровие изменило старшему лейтенанту, движения, с которыми он оттаскивал аргументированного в сторону, ища во тьме своего временного напарника, были слишком резкими и хаотичными.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-05-29 01:31:58)

+2

16

Мареку показалось, что на него обрушилась бетонная стена или стрела подъемного крана. Впрочем, сравнение было из разряда чисто гипотетических, поскольку до сих пор он никогда не испытывал ничего подобного. Искры из глаз не посыпались, напротив:  скользящий удар в висок чем-то, напоминавшим очертаниями железный ломик, поверг его в темноту чернее той, в которой они со старшим лейтенантом Росса блуждали до этого момента. Марек успел пожалеть о том, что шокер был контактным, а не дистанционным, поскольку не стой он так близко от цели, не попал бы под горячую руку ауга. Хотя и это сравнение не соответствовало реальности: искусственная рука была нормальной температуры, сравнимой с температурой человеческого тела, только несравнимо более эффективной в ближнем бою. Оглушенный ударом, Марек свалился кулем на цементный пол и на несколько мгновений отключился. Сквозь противный комариный звон в ушах  в его сознание просачивались какие-то бессмысленные звуки, доносившиеся из динамика шлема:

- ин...тор...ат...ль.. гвы...

Первой ожила рука, затем Марек неуверенно пошевелил ногами.Казалось, что внутри шлема температура поднялась как в хорошо натопленной финской сауне. Марек неуверенно поднял щиток и глотнул воздуха, затем стащил с левой руки защитную перчатку и пошарил вокруг, хотя искать, в общем-то было нечего. Но пальцы наткнулись на что-то теплое и влажное. Металлический запах чужой крови хлынул в нос, и Марек интуитивно понял, что рядом лежит тот самый гад, что подстрелил Мрежичку. Значит, в простеньком криминальном уравнении, которую пытались решить он и старший лейтенант Росса, осталась всего одна неизвестная переменная. И тут тело обездвиженного ауга зашевелилось: кто-то пытался оттащить его в сторону. Навряд ли это был его подельник, хотя чем черт не шутит.

- Старший лейтенант? – просипел Марек, не подозревая, что в точности повторил недавний призыв напарника. – Вы где?

+2

17

За телом обморочного аугментированного лейтенант с трудом различил шевеление. Представился Мрежичка, погребенный под завалам и отплясывающий пляску агонии. Росса убрал стекло шлема, будто именно оно мешало ему видеть, а не накатившее чувство, природу которого полицейский объяснить был не в состоянии.
Голос инспектора Доминик узнал с трудом. Аттель словно бы разом выкурил несколько пачек крепких сигарет и успел задохнуться от дыма.
Жив! И это самое главное. Подтянув бандита за руку, лейтенант свернул-таки мощный торс преступника к стене и оставил его видеть сны, прислонившись щекой к ледяной обшивке.
- Я здесь.
В темноте было видно патрульного, лежащего на полу. Ник наклонился, пытаясь помочь ему встать на ноги. Быстрый визуальный осмотр не выявил каких-либо серьезных повреждений, руки и ноги инспектора на месте, следов крови не обнаружено.
Доминик нахмурился. Тени коридора, падая на его резкие скулы, придавали лейтенанту возраста. Таким он выглядел бы уместно в кабинете своего прошлого отдела за чашкой кофе у компьютера с фотографиями очередных жертв какого-нибудь маньяка лет этак через десять.
- Просил же не рисковать, - сквозь сжатые зубы процедил Росса. - Зачем вы прыгнули грудью на амбразуру?
Он посмотрел на напарника, и внутреннее раздражение и волнение после испытанного страха за жизнь инспектора выдал разве что взгляд потемневших глаз и тонкая морщинка между бровей.
Не слушая возможных возражений, лейтенант завел руку Марека за свою шею. Было неудобно, укрепленная броня мешала и стопорила движения.
- Обопритесь на меня. Мы возвращаемся на исходную.
- Помощник Шпоркова? - свободной рукой Ник прижал ко рту полусдохший динамик, не особо надеясь на ответ.
- Слышу вас, лейтенант.
Аллилуйя!
- Вам удалось связаться с участком?
- Положительно. Сюда направлена группа зачистки. Давайте назад, ребята. Держитесь крепче, капитан с вас три шкуры сдерет.
- Слышали, Марек? - спросил Росса, хотя связь раздавалась и в шлеме инспектора тоже. - Уходим.

+1

18

"А как же второй?" - хотел было возразить Марек, но известие о группе зачистки заставило его промолчать.

- Слышал. Уходим, - подтвердил он, опираясь на Росса вполсилы. Известие о капитане бодрости не добавляло: как ни крути, облажался он на первом задании знатно. Одно хорошо: они со старшим лейтенантом, в отличие от Мрежички, все-таки живы-здоровы, а остальное - лирика. Интересно, что скажет Шпоркова, увидев его в таком полуобморочном состоянии: в голове до сих пор шумело, а плечо в том месте, куда опустилась аугментированная длань, сильно побаливало, но Марек был уверен, что кроме обширного кровоподтека там ничего не обнаружится. Опираться на старшего лейтенанта было удобно, но противоречило его представлениям о своих силах. Поэтому он не стал злоупотреблять подставленным плечом, и, пройдя несколько шагов, заявил, снимая руку с шеи Росса:

- Я уже оклемался. Дальше сам.

Обратный путь показался гораздо короче: так всегда бывает, когда все вехи тебе известны, а за углом не прячется враг. В участке было тихо: все силы были брошены на подавление локального бунта. Дежурный окинул пару прибывших равнодушным взглядом и, увидя незнакомое лицо, открытое благодаря тому, что Марек так и не опустил щиток шлема, сложил в уме два и два и буркнул:

- Инспектору Аттелю приказано явиться к капитану.

Наверное, на лице Марека что-то отразилось, потому что дежурный ухмыльнулся и добавил:

- Защитную тужурку можете снять, инспектор: шеф уже позавтракал двумя невинными младенцами из группы зачистки.

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » Die another day. 16.09.2028


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC