Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Who are you, really? 27.02.2029 [альтернатива]


Who are you, really? 27.02.2029 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название: Who are you, really?
Mikky Ekko - Who Are You, Really?
2. Дата: 27 февраля 2029 года.
3. Место: Прага, кладбище.
4. Действующие лица: Irena Svobodova, Vratislav Svobodov(NPC), James Ashford.
5. Краткое описание: Перед тем, как убраться как можно дальше из злополучной Праги, следует разобраться с последним незаконченным делом.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-23 17:12:40)

+1

2

Чересчур холодно. Рыжая поправила пёстрый шарф, затягивая его на шее плотнее, поёжилась, мельком посмотрев на привычно угрюмое лицо Джеймса. Да уж, ему нечего волноваться, в отличие от Ирены: подумаешь, встретиться с её братом, перекинуться парой слов о жизни, да разойтись миром, делов-то. Не смотря на холод девушку как будто лихорадило изнутри – со стороны она, скорее всего, походила на заболевшую простудой несчастную. Жар перекатывался по телу пощипывающей кончики пальцев удушливой волной, сбивающей дыхание и ритм сердца, и Ирена то и дело замедляла шаг, не то пытаясь успокоиться, не то отдышаться и восстановить ритм.
Почему ты так боишься, милая? Твой верный стальной зверь ведь рядом, он обещал прикрыть в случае чего. Он здесь. И всё же, чувство тревоги накатывало вслед за жаром. Ещё немного – и пальцы охватит нервный тремор.
- Ох, м-может, ну его..? – зелёные глаза растерянно и испуганно смотрели на командира. Никак нет, рядовой – Джеймс не любил отступать, и не позволял этого своей подельнице.
  На улице было относительно мало прохожих, да и немудрено: на часах 9:41, большинство граждан Праги уже сидят на рабочих местах, и всё же рыжая, привыкшая отовсюду ждать недоброго подвоха, то и дело непринуждённо, но опасливо поглядывала по сторонам в поисках невидимых врагов. Нет, милая, здесь больше нет врагов. Их у тебя и не было никогда, наверное. Печальные жертвы обстоятельств и чужих вендетт висели на шее мёртвым грузом, и плевать, что ты сама ополчилась на них дулом пистолета – Рен задумчиво закусила губу, потоптавшись перед витиеватыми воротами кладбища, изучая тяжёлый кованый узор. Интересно, это чувство вины когда-нибудь исчезнет? А ведь прошло всего-ничего, говорят, некоторые люди после войн кончают жизнь самоубийством. Например, как тот сержант из истории ауга.
- Иду я, иду, - вздохнула девушка на немой вопрос карих глаз, пристально уставившихся на неё, оцепеневшую в раздумьях.
  Белый пепел, снова. Тонкие девичьи пальцы обвели ближайшую ограду, смахнули обманчиво-мягкие хлопья снега – с их недавнего визита прошла всего неделя, но, казалось, это было вчера. По крайней мере, атмосфера кладбища не поменялась ни на йоту, даже погода замерла в благоговении. Парочка неспешно шла вдоль разнообразных мемориалов, надгробий, мраморных статуй, припорошённых снегом кустов и размашистых деревьев. Их цель была далековато от входа, но и спешить, вроде бы, было некуда. Да и Ирена жуть как не хотела торопиться приближать чудесный миг семейного воссоединения.
  Массивный частокол однообразных плит заставил их остановиться почти одновременно. Зеленоглазая сощурилась, читая первую попавшуюся табличку. Одна большая братская могила тех, кто сложил головы за чужие идеалы. Ни цветов, ни гостей, ни венков. Рен затаила дыхание, изучая помутневшим взглядом обширный участок могил, навек спрятавших под землёй десятки людей. Но молчание продлилось недолго – стальной зверь нехотя шелохнулся, двинувшись дальше, вслед за ним отправилась и рыжая, нервно теребившая манжет куртки.
  Нужная могила замаячила вдали знакомым оттиском прошлого, а массивная фигура, неестественно-чёрная на фоне всей этой белизны, отталкивала и пугала.
- Джеймс, - сипло зашелестела девушка, оцепенев и попятившись назад. – Я... я не могу, не пойду.
  Шаг, два – и дрожащая Ирена впечаталась спиной в мужчину, стоявшего позади и так некстати перекрывшего путь назад. А назад пути уже нет.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-30 02:11:21)

+1

3

Удивительно, что его искали так долго. Даже мелкие головорезы были шустрее в своих изысканиях – терпкий дым извивался в прохладном воздухе витиеватым вихрем, постепенно в нём растворяясь. Мужчина неторопливо покуривал сигарету, сидя на небольшой скамье перед парой надгробий из чёрного мрамора. Какая ирония, убийца пришёл проведать своих жертв. Механические пальцы сжали сигарету сильнее, переламывая пополам, та упала куда-то вниз, и пепел торопливо посыпался на землю. Ничего, он всё приберет, наведёт порядок, смахнёт мусор в урну и не оставит следов, как всегда. Но это позже – ауг выпрямился, прислушиваясь к окружающим звукам, огляделся, высматривая кого-то в узких аллеях. Нет, она ещё не пришла, да и придёт ли? А если придёт, что ты ей скажешь?
  Свободов нахмурился, медленно поднимаясь с насиженного места, размял затёкшую шею. Ожидание раздражало, в голову закрались мысли о том, что всё это было плохой идеей. Ирена уже давно не та милая хохотушка, доверчивая и мягкая – чего греха таить, брат всегда старался хоть как-то приглядывать за сестрой, в меру своих скромных возможностей. Не так просто оберегать и не вмешиваться одновременно. Первый год после Инцидента девушка вела крайне затворнический образ жизни, отчасти мужчина даже был рад этому: сколько опасностей и бед она смогла обойти стороной своей чрезмерной осторожностью, да и можно было заняться своими делами, постепенно подготавливая почву для выезда из страны. А 2029 год как будто перевернул всё вверх дном. Нет, это не год перевернул, это тот мрачный тип с грузинской мафией на хвосте, свалился как снег на голову, спутал все карты. Джеймс, точно – руки сжались в кулаки, отдаваясь в лопатки слабой пульсацией напряженных механизмов. Хренов британец притащил ворох проблем, бессовестно свалив свои беды на дурную рыжую голову. Да и сестрица хороша, нет, что бы сдать его полиции, увязалась за ним, как будто в мире нет больше радостей, а подставлять задницу под пули – высшее благо и смысл жизни. Стоило вмешаться раньше, о чём ты думал, тупая железяка, теперь-то она так просто не отвяжется от этого наёмника. Вратислав пересекался с Эшфордом пару раз по долгу службы, и сейчас было впору посмеяться над всей этой ситуацией. «Ассоциация Бэллтауэр» - внушительная корпорация (была, по крайней мере), охватывающая в свои времена едва ли не добрых две трети всего мира, с внушительным штатом наёмников. И из всей этой разношёрстной мешанины судьба свела мужчину именно с этим нелюдимым сержантом. Было даже немного любопытно, что рыжая дурёха нашла в этой машине для убийства, уж чем-чем, а на утончённую и сверх эрудированную натуру Джеймс явно не походил. Как будто Ириске было мало одного мрачного вояки в семье – губы тонула едва заметная улыбка. Надо бы тут прибраться.
  Железяки лязгнули друг о друга, стряхивая мёрзлую землю и снег с пальцев, Вратислав осмотрелся, умостив, напоследок, скромный букет фиалок подле надгробия. Так гораздо лучше – насколько вообще может быть лучше на могиле родителей, которых он сам и убил. Уловив за спиной копошение, замер, снова прислушиваясь. Нет, не враги, он знал это, чувствовал; кажется, впервые за долгое время мужчина ощутил некоторую растерянность напополам с радостью. Да, она пришла. Жаль, что не одна, да и было бы глупо рассчитывать на то, что Ирена придёт к нему одна, не притащив за собой своего «охранника», конечно, Вратислав ведь – психопат, распотрошивший собственную семью. Ауг не спешил поворачиваться, да и вообще делать каких-либо резкий движений: не хотел спугнуть свою рыжую сестрёнку, решившуюся встретиться с ним.
- Я ряд, что ты пришла, - нарушил, наконец, мужчина воцарившееся молчание. – Но приводить его сюда было лишним. Всё таки, я не кусаюсь.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626317/v626317918/668e0/8ZdL2zGZO1Y.jpg[/AVA]
[NIC]Vratislav Svobodov[/NIC]
[STA]NPC[/STA]

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-24 21:31:16)

+1

4

И снова на исходную, к тому, с чего все началось для него, чем закончилось для других. С Инцидента, с его последствий в виде шести футов под землей и тяжелого каменного надгробия. Легче ли оно, чем прошлое, с которыми он мирился? По крайней мере он перестал от него бежать, теперь же шел навстречу чужим воспоминаниям. Привычный угрюмый вид, знакомая тяжесть припрятанного под курткой пистолета - Джеймс не сказал Ирен, что возьмет с собой оружие. Ему не хотелось бы пускать его в ход, но у него как всегда не останется выбора, если ауг ошибся в своих суждениях. Что если брат Ирен тоже сбился с пути, и для него нет обратной дороги, совсем как для Беккера? Джеймсу придется защитить рыжую ценой ее же мнения на собственный счет. Но оно бы тотчас перестало его заботить, главное, чтобы женщина осталась жива. Уж если Джеймсу хватит смелости нажать на спуск в очередной раз, ему не составит труда исчезнуть навсегда. Тяжело вышагивая в сторону кладбища, ауг гнал прочь эти мысли от себя, но подсознательно готовился к худшему: история его жизни.
Он лишь украдкой взглянул на спутницу, безмолвно поднимая бровь в немом выражении: "Ты идешь?". Ему не нужны были слова, пожалуй, он мог себе позволить эту невиданную роскошь - красноречиво промолчать, оставив лишь наглядный пример в лице себя. В лице того, кто слишком долго бежал от прошлого, чтобы теперь позволить Ирен повторить такую же участь, снедавшую изнутри по кусочкам. Такая себе услуга, отправлять кого-то навстречу потенциальным неприятностям, но это лучше, чем до конца своих дней бороться с последствиями. Что-то сродни тому, чтобы заставить лечь под скальпель хирурга больного близкого, чтобы тот перетерпел боль, но в итоге исцелился. Настоящего хирурга, а не... Очень смешно, ха-ха.
По дороге мужчина лишь ненадолго задержался у могил павших солдат: по-хорошему где-то здесь должны бы были лежать Беккер и остальные, но эта мысль навевала такую тоску, что ауг не смог смотреть на надгробия слишком долго и продолжил свой путь. Его же спутница тем сильнее упиралась, чем ближе двое подходили к заветной цели. И вот теперь неосознанно отступала, наткнувшись на сопровождающего спиной. Где-то впереди маячил темный мужской силуэт - как раз тот, кто им был нужен - опасения женщины были совершенно ясны. Джеймсу не оставалось ничего, кроме как водрузить руку ей на спину, давая понять, что он рядом, и будет поблизости, даже если придется сохранять дистанцию - он не хотел вмешиваться в чужие семейные распри, покуда у него не останется иного выбора. Выбора, которого у него никогда и не было.
Механические руки, старательно ухаживавшие за могилой, выкладывавшие цветы, сметавшие лишний снег. Военные протезы, которым прежде, как и Джеймсу, доводилось убивать. Сомнений не было, Вратислав немногим отличался от подошедшего ближе вместе с Ирен Эшфордом, за исключением того, что чех оставил где-то в горячей точке обе конечности. Вряд ли на этом заканчивался арсенал аугментированного бойца, не спешившего поворачиваться к гостям лицом, занимавшегося могилой родителей. Голос его звучал довольно спокойно, но Эшфорд знал, что это могло быть и обманом - не в первый раз он сталкивался с аугом-бойцом, одержимым былым (и сам являлся таким), не в первый раз разведчику приходилось оставаться начеку в якобы спокойной обстановке. Джеймс держался твердо, и в случае чего готовился защитить Ирен, стоя слева от нее, для начала осторожно перекрывая ей путь к брату стальным протезом, делая шаг в сторону Вратислава.
- Где ты потерял руки, боец? - Эшфорд не знал, как начать диалог с тем, кого видел впервые в жизни, и сходу задавал чересчур личный вопрос, но делал это уверенно, понимая, что общая солдатская участь может если не сломать, то заставить треснуть стеклянную стену между двумя мужчинами.

+1

5

Он так близко – зеленые глаза ошарашено блуждали по до боли знакомому лицу брата. Очень близко – он смотрел прямо на неё. Слишком близко – чуть закрывший Ирену собой наёмник был сейчас единственной преградой и защитой, девушка затаила дыхание. Замерли и ауги, принявшиеся сверлить друг друга тяжёлыми и пронзительными взглядами. Их вопросы повисли в воздухе звенящим эхом прошлого. Ох, Джеймс интересовался имплантами возможного противника, а противник явно негодовал от внезапного компаньона рыжей.
  Бесконечные войны – вот где он потерял руки. Рен глубоко вздохнула, мысленно благодаря Джеймса за то, что тот первым вышел на шаткую тропу переговоров, тем самым позволив девушке набраться мужества и присоединиться к дискуссии. Как она и боялась, Вратислав был не слишком-то рад неожиданному собеседнику и не горел желанием хотя бы попытаться изобразить дружелюбие. Прямо как её стальной зверь – как же они оба были похожи сейчас: скалили зубы друг на друга, ощерились, рыжей на мгновение показалось, что даже она ощутила воцарившееся напряжение, повисшее в прохладном воздухе едва ли не электрическими разрядами. Хотя чем технологии не шутят, наверняка эти железяки и вправду способны швыряться током на манер электрошокеров или еще чего-то. Пусть мысли и плыли в не ту сторону, в которую им бы следовало, это помогло Ирене немного расслабиться. Всё так же стоя за спиной наёмника, зеленоглазая принялась осторожно разглядывать Вратислава с безопасного расстояния. Он почти не изменился: жёсткие черты лица, пронзительный, тяжёлый взгляд, серые глаза, широкий нос, низко посаженные брови, тонкие губы. Воспоминания накатывали обманчиво-тёплыми волнами, беспощадно бередившими старые раны, вмиг раскрывшиеся от одного только присутствия брата рядом. К горлу подступил неожиданный комок тошноты, ноги задрожали – Рен пошатнулась на месте. И едва не сорвала псов войны с цепи: они дёрнулись синхронно, брат сделал резкий шаг навстречу ей, Джеймс же шагнул наперерез, закрывая собой дрожавшую девушку.
- Всё в порядке! – робко, но громко выдохнула рыжая, тряхнув головой. Как-то стыдно было говорить, что она чувствует себя неважно от волнения. Или от страха, если быть точнее. – Вратислав, хватит скалиться.
  В воздухе вновь повисло напряжение – в который раз за прошедшие десять-пятнадцать минут? Только теперь оно было размешано с некоторой печалью и растерянностью: Рен догадывалась, к чему приведёт вся эта беседа двух наёмников, и это определённо не дружеские посиделки в баре. Оставалось только и дальше отсиживаться в безопасности за спиной командира, пока тот медленно, но верно проводит разведку.

+1

6

Какой была трусихой, такой и осталась – ауг немного смягчился, поглядывая на родную рыжую макушку. Если бы не бывший коллега по работе, Вратислав не удержался бы от того, чтоб не стиснуть сестру в крепких объятиях. Глупая девочка, неужели ты всё никак не можешь понять, что не того ты защитника выбрала? Мужчина перевёл помрачневший взгляд на «защитника».
- Моя сестра тебе не рассказывала? – скрестив руки на груди, начал он. – Я не уверен, что тебя это и вправду интересует. Если вкратце, то стычка с террористами в Центральной Азии в 2022-м году. Ну а ты? – ответный вопрос, заданный, скорее для небольшой паузы, необходимой для проработки дальнейших действий. - Слушай, может, подвинешься? Я же сказал, что не кусаюсь, а разговаривать с моей сестрой через тебя несподручно... Джеймс, верно?
  Да, кажется, этого сослуживца звали именно так, хотя Вратислав мог и ошибаться – всё таки, последние годы службы в «Бэллтауэр» были крайне насыщенны, и запомнить всех временных напарников было сложновато. Нет, кажется охранник его сестрички не был настроен на мирную капитуляцию – ладони неожиданно зачесались, и привычно-спокойный мужчина вперился взглядом в карие глаза напротив, как будто выжидая удобный момент для удара. Сестра позади него как-то неестественно покачнулась, и Вратислав непроизвольно дёрнулся вперед, намереваясь сократить дистанцию между ним и Иреной. Кажется, ей нездоровилось, но помочь той хоть как-нибудь не позволил перегородивший дорогу Эшфорд.
- Как-то не очень хорошо ты охраняешь свою подопечную, раз она от слабости шатается. Отойди в сторону.
  Сиплый девичий голос звучал неуверенно, но всё же норовил отвадить раздражённого Свободова от дальнейших колких фраз. Он уже и позабыл, каково это: злиться. Слишком долго бродил в одиночестве, занимаясь разнообразными и незаконными делами, не беспокоясь по пустякам и не проявляя эмоций. Вот только в данном ключе сдерживать эмоции в узде оказалось сложнее, чем предполагал мужчина: как вообще можно вести себя хладнокровно, когда угроза то и дело нависает над единственным близким человеком, а ты сам ничего не можешь сделать?
- Хватит? – мужчина повёл широкими плечами из стороны в сторону, напряжённо поглядывая на бледное лицо его младшей сестры. – Ты ведь догадывалась, что я не стану жаловать человека, столько раз бессмысленно подвергавшего твою жизнь опасности. Раз у тебя самой ума не хватает различать друзей и врагов, то я могу сам тебе подсказать. Прямо сейчас.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626317/v626317918/668e0/8ZdL2zGZO1Y.jpg[/AVA]
[NIC]Vratislav Svobodov[/NIC]
[STA]NPC[/STA]

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-24 22:10:22)

+1

7

Джеймс сверлил собеседника тяжелым взглядом, не сводя с Вратислава карих глаз. Нет, пожалуй, здесь ничего не дастся так просто - вот так новость, никогда такого с Джеймсом не было, ну надо же! Проказа, оставалось только усмехнуться в сердцах собственному природному везению. Счастливые семейные воссоединения давались ему даже хуже, чем задушевные беседы с малознакомыми родственниками близких.
- Австралия. - Не вдаваясь в подробности, отрезал Эшфорд чеху путь к своей душе и к Ирен, которую тут же загородил широкой спиной, едва Вратилсал сделал шаг в сторону сестры. - Давай-ка это ты из нас двоих пока будешь держать дистанцию: чего ждать от тебя она больше не знает.
Прозвучало так, будто бы Ирен была не здесь - невежливо, черт возьми, но как иначе? Джеймсу не хотелось, чтобы на кладбище стало одним членом семейства Свободовых больше. Грезы о том, что семейные посиделки закончатся тортом и похмельем под утро развеивались чересчур быстро. Таяли, как снежинки, падавшие на единственную живую ладонь Джеймса. Ему же оставалось только приблизиться к собеседнику, так и порывавшемуся добраться до родной сестры. Кто знает, что на уме у убийцы, верно, Эшфорд? Не ври себе, ты бы на его месте сделал то же самое.
- Не тебе решать за нее, кого жаловать, а кого - нет. - Процедил мститель. - Где же ты был раньше, если так печешься о ней? В конце концов застань ты меня врасплох, у тебя было вдвое больше шансов избавить Ирен от меня. - Джеймс слегка приподнял руки, только одна из которых была стальной, в отличие от обеих конечностей Вратислава.
И тут мститель не выдержал, хватая стальной рукой неживое запястье собеседника, так и норовившее то ли оттолкнуть Джеймса, то ли вытащить Ирен из-за его спины. Нет, Вратислав отнюдь не протягивал рук, не провоцировал таким образом, но Джеймс был готов поклясться, еще секунда, и чех, дождавшись удачного момента, это сделает. Эшфорд его опередил - благодаря чутью ли, благодаря ли опрометчивости, которая все чаще сопровождала его поступки, когда дело касалось Ирен. Так они и застыли, сцепившись: два ауга, готовых в любую секунду начать втаптывать друг друга в землю, вырывать хребты и ломать шеи. Так, рыча и скалясь, глазеют друг на друга голодные бойцовые псы, прежде чем сомкнуть пасти на глотках.
- Последний раз предупреждаю: не подходи. - Не церемонился Джеймс, крепче сжимая стальные пальцы на чужом механическом запястье.

Отредактировано James Ashford (2017-04-25 23:42:54)

+1

8

- Я с-стою здесь, живая, только благодаря Ему, - дрожащим голосом произнесла рыжая, находясь позади своего стального зверя.
  От чрезмерного переживания вспотели ладони, Ирена зябко поёжилась, то и дело стискивая их в кулаки, силясь унять дрожь и успокоиться. Кажется, это была плохая идея: выходить с братом на связь. Не зря ведь говорят, что всё, что не делается – к лучшему.
- Прекратите... – просипела рыжая, испуганно переводя взор то на Вратислава, то на Джеймса. Нет, оскалившиеся гончие войны были глухи к её робкой просьбе. Слишком тихо, слишком робко – не таким голосом отдают приказы, а подкатывающий терпкой тошнотворной волной к гортани страх не позволял даже вздохнуть-то как следует.
  Счёт шёл на секунды, нужно было что-то действовать, иначе в воздухе прозвенит неслышимый хлопок, сигнализирующий о начале боя. Похолодевшие на ветру пальцы судорожно ощупывали собственные предплечья, как будто в рукавах припряталось нечто, помогшее бы сейчас решить все проблемы. Да хоть тот же чёртов пистолет. Нет, они не слышали, не слушали, сконцентрированы друг на друге, как будто были старыми заклятыми врагами.
  Хлопок. Ауги сцепились механическими руками, оскалившись и едва ли не зарычав друг на друга. Да что ж это за дикость такая?! Два взрослых человека не могут решить вопрос миром, обязательно надо продемонстрировать свою силу. Болезненный стон сорвался с пересохших губ совершенно случайно – и утонул в надсадном и тяжёлом зверином дыхании, сквозь которое прорывались колкие и гневные фразы. Это походило на какое-то диковинное представление, древний Колизей, где стравливают опасных животных на потеху публике, вот только вместо стен были обшарпанные заграждения у могил, а вместо зрителей – мраморные плиты. Нет, хватит прятаться, ты слишком долго боялась, милая. Джеймс не должен расплачиваться своей жизнью за твои страхи.
- Хватит! – не своим голосом рявкнула Рен, рывком оказываясь подле разъярённых наёмников, втиснулась между ними, упёрлась дрожащими ладонями им в грудь, отталкивая от себя на расстояние вытянутых рук. – А ну отцепитесь друг от друга! Я сказала хватит!!!
  Лихорадочный тремор отдавался в кончики пальцев, то и дело цеплявшихся ногтями в ткани верхней одежды, девушка тяжело всхрипнула, как будто на её крик ушли последние силы. А они и ушли, секундный порыв храбрости оставил после себя зияющую ледяную пропасть, норовящую подкосить ноги. Ах, как было бы просто: свалиться в обморок и пустить всё на самотёк – когда твоя сестра и любимая женщина падает без сознания, уж точно не до грызни.
- Я сейчас от ст-траха пару килограмм потеряю, - попыталась было хоть как-то разрядить обстановку, подбадриваясь и крепче стискивая куртки в ладонях. – Не каждый д-день стоишь между двумя здоровыми мужиками и пытаешься их разнять. Пощадите меня.
  Это помогло, немного – как её крик, так и неуместная несмешная шутка. Свирепые псы войны притихли, всё так же сверля друг друга глазами, как будто намеревались хотя бы так навредить сопернику. Выпрямившись, Ирена повернула голову к Джеймсу, перехватывая его мрачный и тяжелый взгляд. Всё хорошо, душа моя, - слова были не нужны, он и так всё понял. Тонкие пальцы осторожно прошлись от мерно вздымающейся груди к плечу. Всё хорошо, просто будь рядом, как и всегда. Глубокий вдох и выдох – зеленоглазая повернулась к наёмнику спиной.
- Вратислав. Я... т... оже рада, что ты жив. Думаю, ты знаешь, почему я боюсь тебя и почему не торопилась с нашей вст-тречей, - замялась, опасливо разглядывая родное лицо. – Тем не менее, я здесь, и я хочу... Ну, т-ты всё равно мне дорог.
  Рыжая поморщилась, кротко всхлипнув – ей казалось, что каждое слово сродни плевку в сторону родителей. Вот так просто, простить их убийцу и даже – чёрт возьми! – лично прийти к нему и просить вернуться в «семью».
- Я не знаю, смогу ли... быть с тобой такой, как раньше, и-и вообще, всё это, - Рен закусила губу, стиснула руки в кулаки. - Нет, я н-ненавижу тебя!
  Рано или поздно запуганное животное перестаёт бояться и прятаться, в отчаянном желании жить оно рвётся в последний бой, выпуская наружу всю злость. С мучительным рёвом девичьи кулаки принялись лупить брата в грудь, подкрепляя свою ненависть жгучими слезами и рыками. «Ненавижу, ненавижу, ненавижу» - костяшки пальцев болели, всё равно, что бить боксёрскую грушу, висевшую у Джеймса дома. Но сейчас боль только придавала сил: Ирена ревела, изо всех сил молотя руками по широкой груди Вратислава, а тот и не пытался сопротивляться. Стоят молчаливым исполином, принимая каждый удар молчанием, отчего злил ещё больше.
  В какой-то момент и те силы закончились. Часто и тяжело дыша, вздрагивающая от непрерывного потока слёз девушка беспомощно уткнулась лбом в мужчину, тонкие руки опустились безвольными плетьми. Да уж, боец из тебя так и остался никудышный, милая. Ноги подкашивались уже в который раз за вечер, и если бы не обхватившая её за плечи механическая рука, Рен точно бы сползла на промёрзлую землю. Тихий, родной голос прозвучал над макушкой, обжигая её дыханием.
- Я никогда и не вымолю прощения за содеянное.
- Да уж... Зато, ну... Т-теперь... немного легче, - пролепетала Ирена, прикрыв глаза.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-30 02:14:54)

+1

9

- Я не любитель вмешивать в свои беды близких мне людей, - холодно бросил ауг, не сводя с Джеймса взгляда. – Пока ты сваливал свои проблемы на мою сестру, я подчищал за собой и за вами хвосты. Ты знал, что когда к Ирене домой завалились те грузины, с ними в компании было ещё трое человек? Ты правда считаешь, что их остановили ваши петляния по переулкам?
  По рукам прошёлся импульс: никакой дополнительной энергии и не потребуется, чтобы скрутить соперника и повалить на земь. Всё же, два боевых протеза – орудие куда более опасное, чем один. Импульс был скорее сродни предвкушению долгожданной стычки, Вратислав был совсем не прочь пару раз хорошенько приложиться кулаками по лицу Джеймса в отместку за все те ужасы, что довелось испытать его младшей сестре. Его шаг навстречу походил на вызов, и впервые стена хладнокровия треснула, выпуская наружу гнев.
  Что ж, здесь его опередили – правая рука соперника резко вцепилась в запястье. Как будто это сможет остановить ауга.
«А я не буду предупреждать», -  шаг назад, достаточный для замаха второй конечностью, Вратислав потянул зажатую в протезе руку на себя. Механические пальцы стиснулись на левом кулаке соперника, останавливая удар, одновременно с этим выворачиваясь из захвата. Чудеса технологий против живой плоти: ауг с силой сдавил кулак, так и намереваясь сломать кости, впрочем, в какой-то мере сдерживал себя. Ещё пара секунд – и в случае, если Джеймс не сдастся, можно будет и вывернуть зажатую в искусственной ладони кисть, загибая врага в крепком захвате. Вот только схватке так и не суждено было состояться.
  Живой огонь всколыхнулся перед глазами, заставив Вратислава одёрнуться: не то от неожиданности, не то от нахлынувших воспоминаний. В далёком прошлом, когда он был ещё зеленым новобранцем, их обучали обращению с огнемётами, и не все соблюли технику безопасности до конца: один парень поплатился за это ожёгом лица и рук. И вот снова непослушное пламя маячит перед глазами, вот только ауг понимал, что навредить оно неспособно. Надо же, у сестрёнки наконец-то прорезался голос. Хрупкая девичья ладонь покоилась на его груди, остужая пыл и заставляя невольно повиноваться. Да ещё и шутки шутит, вы только посмотрите.
- Рада? – Вратислав нахмурился, не совсем понимая девчушку. Нет, он не на это рассчитывал. Она обманывает, и он это отчётливо ощущал.
  Пожалуй, мало какому мужчине удаётся до конца стоически перенести девичьи слёзы, тем более, когда ты являешься их единственной причиной. Ненавижу – звенело в ушах артобстрелом, пронзительной сиреной. Теперь Ирена хотя бы не врала. Посыпавшиеся удары были сродни стуку молоточка в руках судьи, вершившего чью-то судьбу. Конечно, на что ауг надеялся? На то, что сестричка прибежит к нему счастливая до одури, готовая всё с ходу простить? Глупец. Руки медленно и осторожно поднялись, едва ощутимо касаясь девичьих плеч, и град ударов неожиданно прекратился – как будто в этом хрупком тельце закончилась вся энергия. Бережно приобняв Ирену левой рукой, мужчина склонил голову, позволив себе, наконец-то, смиренно сказать хоть что-то.
- Я никогда и не вымолю прощения за содеянное, - дрожащая и беспомощная, одним своим плачем вызвавшая ураган эмоций, так долго таившихся где-то внутри. Хотелось просто увести её прочь от всего этого, спрятать, уберечь от дальнейших слёз. Дьявол тебя задери, Свободов.
- Да уж... Зато, ну... Т-теперь... немного легче.
- Я постараюсь сделать всё, чтобы ты больше не ревела, дурёха, - мягко погладив младшую сестру по спине, мужчина, наконец, поднял голову. Пронзительный взгляд серых глаз вновь вперился в лицо бывшего сослуживца. Правая рука медленно вытянулась ему навстречу  для рукопожатия. – Полагаю, мы начали наше знакомство не с тех нот.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626317/v626317918/668e0/8ZdL2zGZO1Y.jpg[/AVA]
[NIC]Vratislav Svobodov[/NIC]
[STA]NPC[/STA]

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-30 02:16:22)

+1

10

- Не тебе меня учить скрываться. - Холодно проговорил Джеймс, не отрывая пристального взгляда от потенциального противника: ситуация обещала вот-вот достигнуть точки кипения. - Я хотя бы при этом не бегу от последствий.
И был чертовски прав, осознание этого придавало уверенности, сил, чтобы вот-вот сорваться с цепи. Сколько прятался Вратислав? Не меньше него. Как долго он держал дистанцию, не пытаясь что-то исправить? У Джеймса было немного поводов для гордости, он сам то и дело создавал себе проблемы, но предпочел встретить последствия собственных действий с оружием в руках. Он довел начатое до конца, уплатив большую цену кровью и сталью. Кто-то возразил бы, что это неверный путь, а он бы ответил, что его путь лучше. И Джеймс готов был это доказать, вот-вот норовя пустить в ход кулаки. Глубокий вдох, один, два, три...
Порывами холодного ветра гневные каменные лица оцарапывают колючие крупицы снега. Замах, удар, бросок, подножка - так это должно было закончиться, но Ирен вмешалась вовремя, не позволив поднимавшейся буре даже начаться. Хрупкая женщина втиснулась между двух аугов в, казалось бы, тщетной попытке их разнять - бойцовых псов не отводят в разные стороны до тех пор, пока один из хищников не упадет замертво - но смогла остановить неизбежное. Все равно что задержать плечами древние смыкающиеся стены в подземелье, полном смертельных ловушек. Появившаяся словно из небытия рыжая фигура заставила обоих аугов почти моментально остыть. Джеймс, одернув руку, выпустил механическое запястье Вратислава: не слишком-то дружелюбно, но куда лучше удара по лицу. Что-то явно подсказывало, что эти двое еще вернутся к бурным поискам правых и виноватых.
Ее голос, когда она обращалась к брату, звучал тихо, неуверенно, но все же звучал. Немногим хватит смелости сказать хоть что-то в такой ситуации, немногие смотрят в глаза убийцы собственных родителей - своему родному брату. Инцидент все поставил с ног на голову, Джеймсу ли не знать. Он не мог проявить понимание - не знал Вратислава, не мог и встать на его сторону, едва Ирен принялась в истерике срываться на сдерживавшемся родственнике - сам делал ужасные вещи в тот роковой день, когда все железяки слетели с катушек. Впрочем, когда решил вмешаться, сделал это не ради Вратислава:
- Ладно, хватит! - Попытался Джеймс дотянуться до рыжей. - Это ничего не меняет.
Ничего не меняет. Совершенно верно. Однако сколь странные слова из уст того, кто привык приносить перемены градом свинца. Внутренние метаморфозы настораживали мстителя.
Впрочем, ему не пришлось прилагать никаких усилий к тому, чтобы теперь разнять брата и сестру - видит бог, роль миротворца создана не для того, у кого представление о мире по завету древних заключалось в постоянной подготовке к войне: с противником ли, с собой, с завтрашним днем. Джеймс ощущал себя двояко: с одной стороны был лишним, с другой - кому как не ему было здесь находиться? Он обратная сторона медали всей этой истории, наглядный пример того, до чего доводит побег от прошлого, заканчивающийся внезапным осознанием, что пора бы и развернуться, сразиться с ним лицом к лицу, чем бы это ни кончилось. Так Эшфорд и стоял, застыв на месте, наблюдая за несчастливым семейным воссоединением, за столь же безрадостными, сколь и внезапными объятиями, за попытками обоих членов семьи найти место для взаимного прощения.
И только Джеймс знал, что никакого прощения не бывает. Не для таких, как он. Отчего-то мстителю показалось, что стало намного холоднее.
- Может и так. - Привычно кротко ответил замерший Эшфорд Вратиславу, прежде чем развернуться и расположиться на скамье неподалеку, где еще совсем недавно сидела погибшая Фантазия.
История повторялась?

+1

11

Кажется, она чертовски устала. Сделав шаг назад на негнущихся ногах, Рен неловко доковыляла до скамьи, уселась подле Джеймса. На какое-то мгновение даже спать захотелось – зябко прижалась к мужчине, притихнув и вслушиваясь в воцарившуюся тишину. Так было гораздо спокойнее и безопаснее – удивительно, как разительно отличались её собственные чувства по отношению к этим двум железякам. А ведь Вратислав был её братом, по логике вещей это к нему она должна была так отчаянно прижиматься в безмолвной попытке не то согреться, не то прийти в себя. Ты в порядке? – мутные, покрасневшие глаза внимательно посмотрели на грубое лицо наёмника, как будто там написаны все её ответы. Нет, конечно же нет, ничего там не написано, а молчание было красноречивее слов. Стоила ли овчинка выделки? Тратить силы и нервы на семейное воссоединение, а ведь всё могло закончиться куда хуже. Кто знает, что у брата на уме? Пусть сейчас он ни коим образом не проявляет агрессию, но вот с Джеймсом их «подружить» будет ой как непросто. Если это вообще возможно.
- Знаешь, объединив усилия, вы бы вдвоём могли закончить все свои дела гораздо быстрее, - неожиданно произнесла рыжая, утомлённо уткнувшись виском в широкое плечо стального зверя. Не было до конца понятно, к кому она обращалась, да и было отчасти неважно.
  Мысли роились гудящим роем, сбивающим с толка и тревожащим сознание. И что, собственно, теперь? Вот он, твой «любимый» брат, стоит совсем рядом, и ты даже смирилась с произошедшим. Кажется – сбивчивый вздох обжёг гортань холодным воздухом, Ирена закашлялась, вытерла украдкой слёзы.
- Ну, вот мы и встретились, - вновь подала голос девушка, пригревшаяся под боком у её грозного спутника. Рыжая грива качнулась, голова приподнялась, а болотно-зелёные глаза уставились на мужчину, стоявшего рядом, снизу-вверх. – Могло быть и хуже. Что... что ты будешь делать дальше? Пойдём пить чай с тортиком?
  Вовремя осеклась, промолчав о том, что твёрдо намерена уехать из страны куда подальше в компании Джеймса и Афины. Ирена не была уверена, что раскрывать все карты так сразу – хорошая идея. Если командир решит, он сам посвятит её брата в свои планы. Хотя девушка чётко ощущала, что ауг этого не сделает: между двумя вояками, похожими друг на друга до одури, зияла пропасть гнева и негодования, и Рен была единственным хлипким мостиком по обе стороны бездны. Единственное ценное, что осталось в жизни и у Вратислава, и у Джеймса. По крайней мере, рыжей приятно было думать так.
- Я люблю тортики.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-26 15:46:03)

+1

12

Механические пальцы гневно щёлкнули в пустоту: до чего же самонадеянный говнюк. Неуместный пафос и образ какого-то неуловимого мстителя из мрачных боевиков даже немного забавлял, хотя и порывал Вратислава завершить начатую стычку до конца, не заботясь уже о мнении его младшей сестры. Вновь зачесались кулаки, хотя мужчина чувствовал, что это – только начало, и они ещё будут вынуждены разбираться друг с другом. С другой стороны, если от этого будет хоть как-то зависеть счастье его непутёвой родственницы, ауг был совершенно не против сломать бывшему сослуживцу нос разок-другой.
  Он не хотел выпускать Ирену из объятий. Слишком долгожданная встреча, чтобы расслабить руку, да и протез как будто отказывался слушаться. И всё же ему пришлось, и хрупкий девичий силуэт отошёл в сторону и уселся на скамью подле недавнего соперника. Чем он был лучше родного брата? Почему родня жмётся к чужаку? Меж бровей пролегла складка, Вратислав медленно шагнул вслед за девчушкой, огляделся по привычке в поисках возможных неприятелей: нет, неприятель здесь только один, и лишь Ирена сдерживала своего брата от нескольких увесистых ударов по противнику. Ничего, к этому можно будет вернуться. Искусственные пальцы нашарили в кармане пачку сигарет с зажигалкой, ауг неторопливо затянулся, пуская сизый дым.
  Вратислав пропустил мимо ушей слова девушки относительно «объединения усилий». Нет, не такого напарника он бы хотел видеть рядом с собой. В соратники не берут тех, кому ты так или иначе желаешь смерти.
- С шоколадом, - негромко отозвался мужчина, выдыхая дым. Хотел было пошутить про то, что сладкое вредно для фигуры, но промолчал, обдумывая проблемы куда более насущные. – К сожалению, оставаться в Праге для меня – как и для тебя, предполагаю – дело слишком рискованное. Нам нужно будет уехать. Твои документы почти готовы, осталась пара мелочей с билетами – и можно будет отправляться. Я бы хотел показать тебе мир, только жаль, что мне немного неповезло с руками. Придётся довольствоваться малым. Начнём всё с нового листа, где-нибудь на востоке. Городов много, но если у тебя есть какие идеи – я не откажу, – новая затяжка. – Вдвоём, сестрёнка.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626317/v626317918/668e0/8ZdL2zGZO1Y.jpg[/AVA]
[NIC]Vratislav Svobodov[/NIC]
[STA]NPC[/STA]

Отредактировано Irena Svobodova (2017-04-26 23:47:11)

+1

13

Так он и сидел, не шелохнувшись, погруженный в глубокие раздумья, даже когда Ирен устроилась рядом. Молчал до поры. Для Джеймса не было в этом молчании чего-то из ряда вон выходящего, но сейчас он ощущал себя лишним. Уж не потому ли, что прошлое Ирен начинало понемногу налаживаться, а его было зарыто где-то в холодном чешском лесу? Нет, это не зависть. Видит бог, Эшфорд утратил большинство ярких человеческих качеств - плохих ли, хороших. Он даже не задавался вопросом о несправедливости мироздания по отношению к нему, это осталось в далекой юности. Как жаль, что не все на свете можно исправить. Впрочем, не время для рефлексии, пора бы и вмешаться, покуда воссоединение брата и сестры не перешло из семейной драмы в разряд подростковой фантастики.
- Прекрасная идея. - Без особого энтузиазма произнес Джеймс, вклиниваясь в без пяти минут задушевный разговор родственников без лишнего дружелюбия, возвращая обоих с небес на землю грешную. - Оглянись вокруг, боец. Думаешь, что-то так просто поменяется? Городов много, а железяк нигде не любят. Что-то мне подсказывает, что ты сам не знаешь, куда бежишь. Есть у тебя место, где бы ты смог обеспечить сестре достойное существование? Какие-то знакомства, которые бы помогли не загнуться: ей с голоду, а тебе от нейропозиновой ломки? Какие гарантии, что без лекарства ты не сделаешь с Ирен то же самое, что и с родителями?
Медленно поднялся со скамьи, прохаживаясь из стороны в сторону, мерно вышагивая по мерзлой кладбищенской земле, припорошенной мелким снегом. И не думал выступать на публику, да и где тут? Аудитория: двое живых и тысячи мертвых под могильными плитами. Стальная рука непроизвольно сжималась и разжималась в механическом кулаке, будто затекла, хотя не была на это способна. Остаточные рефлексы. Эшфорд продолжал нещадно рушить чужие воздушные замки:
- В страны первого мира смысла соваться нет, только менять шило на мыло. Можно, конечно, уехать куда-нибудь в совершенную глушь в тропиках Азии, но неужели кто-то из вас хочет до конца жизни питаться тараканами? Или на ближний восток, где порядком и не пахнет, но зато большинство мусульман, у которых вторжение в человеческий организм считается тяжким грехом, наверняка очень любят железяк. И это еще даже не говоря о культурно-религиозных различиях. - Вещал мужчина спокойно, но с явным знанием дела, приобретенным в разных горячих точках. - Вот тебе и задачка, Вратислав. Уверен, что справишься? Без денег, связей, с предвзятым отношением со стороны простых людей.
Наконец остановился неподалеку от чеха, сложив руки на груди, смерив конкурента пристальным взглядом. Был на удивление многословен, хотя произносил слова четко, даже как-то холодно. Ни дать ни взять - настоящий воин перед планированием атаки.
- И ты не учел одного: без меня Ирен никуда не поедет, я не отдам ее на заклание неизвестности, нравится тебе это или нет. У меня нет малейшего повода доверять тебе хоть в чем-то, а особенно в том, что ты снова не сорвешься, чтобы ее убить: случайно, как в день Инцидента, или же нет. Твоя же идея хороша только для шестнадцатилетнего пацана, задумавшего сбежать из дома, умыкнув с собой подружку у родителей: поехали кататься по миру, а там будь что будет! Все это нуждается в серьезной правке. Во-первых, как я уже говорил, вдвоем вы точно никуда не поедете. Во-вторых, если МЫ едем, то только на заранее подготовленное место, чтобы потом не было мучительно больно. Благо, есть человек, готовый нам помочь. Ирен ее знает.
Джеймс наконец повернул голову, глядя на рыжую. Что скажешь, женщина?

Отредактировано James Ashford (2017-04-27 13:25:49)

+2

14

- Я с тобой никуда не поеду, - глубоко вздохнула Ирена прежде чем её стальной зверь медленно поднялся на ноги.
  Ей не было нужды говорить, все её страхи и опасения вполне чётко и ясно излагал ауг, неторопливо разгуливающий из стороны в сторону. Даже было как-то забавно, что он прямо таки читал мысли притихшей на скамье девушки: деньги, связи, люди – прямо таки настоящий первоначальный капитал для новой жизни. Рыжая сидела молча, сложив руки на коленях, не сводила внимательного взгляда с Джеймса: как будто выслушивала инструктаж перед очередным марш-броском. Растрёпанная шевелюра медленно покачивалась из стороны в сторону, изредка поглядывая на мрачного брата. Наверное, девушка поступала отчасти жестоко, всецело встав на чужую сторону, и не пытаясь даже поддержать Вратислава в его порывах. Отчасти, но иного пути она пока попросту не видела. Кому можно доверять? Кому стоит верить? Кровной родне, в роковой день распотрошившей родителей, или же чужаку, явившемуся из ниоткуда с покрытым мглой прошлым? Пугало осознание того, что доверять нельзя никому, но Рен мигом отмела сомнения, поёрзав на месте и чуть ослабив туго опутывавший шею пёстрый шарф. Хрупкие плечи нервно дёрнулись, как будто попытались стряхнуть нечто, осевшее на них, зеленоглазая уставилась в грубое лицо наёмника, коротко кивнув головой. Да, он прав в каждом своём слове, и рыжая была готова следовать за ним куда-угодно, лишь бы.. Лишь бы что? – взгляд Ирены потух на несколько мгновений – лишь бы не остаться одной? Лишь бы за тобой вечно кто-то приглядывал?
- У нас т-тоже есть планы. И мы потихоньку стараемся подготовить почву, - то и дело подрагивающий девичий голос разительно отличался от уверенного и жёсткого тембра Джеймса, вещавшего минутой ранее, был совершенной противоположностью. Любой дурак без проблем догадается, кто в паре главный. – По мере своих сил, разумеется.
  Девушка приподняла ладонь в красноречивом жесте «молчи!», едва её брат уже было открыл рот, пытаясь сказать что-то наперерез. Ну хоть где-то у неё есть власть.
- Вратислав, пожалуйста, хватит. Выслушай меня, - Ирена приобняла себя за плечи, чуть ссутулившись. – Я н-не могу тебе пока доверять, и ты сам знаешь, почему. Да, наверное, неприятно, что твоя сестра верит не тебе, а чужому человеку, но сейчас ты ничего не исправишь, а вся эта ваша грызня не решит ничего и подавно. Вне зависимости от ситуации, я останусь с Джеймсом, потому что... – запнулась, уткнувшись взглядом в землю. – Потому что я так хочу. Я б-была бы рада, если ты поедешь с нами, ну, - посмотрела на стального зверя немного растерянно, как будто искала хоть крохи одобрения касательно своих предложений, - если никто не будет против.

+1

15

- Да, я не ожидал, что ты прицепишься к ней, как пиявка. Другой жертвы не нашлось?
  Ауг неторопливо покуривал сигарету, отвечая на вызывающе-пристальный взгляд сдержанным хмыканьем. И впрямь, настоящий герой старого боевика, только красной повязки на лбу нет. Глупая, милая сестрёнка, ты и правда думаешь, что вот этот вояка подарит тебе спокойную жизнь? Разве что благодаря пуле, милосердно выпущенной в твой нахмуренный лобик, чтоб не мучилась в постоянных бегах. Искусственные пальцы сжались на сигарете, грозя сломать её пополам – Вратислав нахмурился, выдыхая табачный дым. Серые глаза задумчиво уставились на девчушку: как отчаянно она старалась утихомирить их, бойцовских псов, готовых разодрать друг другу глотки по первому свисту. Как жаль, что её «команды» работали до поры до времени: если судьба переплетёт их пути, выяснения отношений не избежать. Пожалуй, мужчина слушался её только потому, что не хотел напугать, разрушить и без того шаткое отношение к себе.
  Много слов, мало дела. Ауг повёл плечами, держа язык за зубами: поток колкостей свербил нёбо, но сейчас навряд ли хоть как-то поможет наладить хоть какой-то контакт с этим твердолобым
- Хорошо, Ириска, пусть будет так, как ты хочешь. В конце-концов, тебе виднее, кому больше доверять. Насильно мил не будешь, - механические пальцы щёлкнули, отбросив фильтр в сторону. Вратислав перевёл мрачный взгляд на любимчика своей сестры. – У меня имеются как некоторые связи, так и деньги, которых хватит на первое время. Раз наша драгоценная «Ирен» так дрожит за твою компанию, то можно попробовать объединить усилия.
[AVA]https://pp.userapi.com/c626317/v626317918/668e0/8ZdL2zGZO1Y.jpg[/AVA]
[NIC]Vratislav Svobodov[/NIC]
[STA]NPC[/STA]

+1

16

Меткое замечание чеха Джеймс оставил без комментариев. Не хотел подливать масла в огонь, тем более что слова его не были лишены смысла: нет, другой жертвы для Эшфорда не нашлось. Медленно прохаживался неподалеку от скамьи и могил: что сделано, то сделано. На сей раз, закончив свое выступление, послушал и чужие доводы. Впрочем, ауг не услышал ничего неожиданного. Вот и славно, сюрпризов он не любит, о чем тут же поспешил напомнить:
- Идет, - Вздохнул мститель, сперва взглянув на рыжую, а затем кивая в сторону ее брата, - Но только если он будет держать дистанцию, покуда мы не убедимся, что ему можно доверять. Он ведь взялся из ниоткуда.
Какая ирония, только уже произнеся слова, Джеймс понял, как нелепо это могло бы выглядеть со стороны, в глазах тех, кто ведал подробности его встречи и общения с Ирен. Поговорка про соринку и бревно в глазу подошла бы как нельзя лучше. Мститель и не подозревал, что ему самому придется оберегать женщину от кого-то вроде себя, возникшего внезапно, там, где не ждали. Вернее, не придется делать это второй раз, после Беккера. А если еще посчитать себя самого, когда приходилось выдерживать дистанцию, то и третий... Черт. Все на борт, этот поезд катится прямиком в тартарары!
Вообще-то не поезд, а самолет или корабль на худой конец, да и в южное полушарие.
Наконец Джеймс снова вернулся на скамью, и усевшись поудобнее, сложил обе руки в замок, продолжая делиться идеями, отчасти подкинутыми общей знакомой.
- ЮАР. - Проговорил ауг, окидывая неторопливым взглядом холодное, серое кладбище. - Там железякам дышится свободнее, чем здесь. Та, кто собирается помочь нам бежать и поедет с нами, родом из Кейптауна. У нее там живет дед, а его бывший сослуживец и хороший друг - какая-то влиятельная шишка в финансовом секторе. По крайней мере так она мне рассказывала, но повода не верить ей нет. По крайней мере этот акцент точно южноафриканский - Ирен слышала - да и тем, кто может держать в руках оружие, всегда есть, чем занять себя в Африке более-менее легально. Наша общая знакомая - лишнее тому подтверждение.
Вскоре именно этот план должен был изменить все.

Отредактировано James Ashford (2017-04-28 13:56:43)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Who are you, really? 27.02.2029 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC