Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. В результате лондонских событий 29 октября принятие «Акта о восстановлении человечества» отложено, Иллюминаты готовятся нанести новый удар.

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Разведка боем. 19.02.2029 [альтернатива]


Разведка боем. 19.02.2029 [альтернатива]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название: Разведка боем
http://jpegshare.net/images/8d/ad/8dadaead504e15f5f6038884e8c9c42c.png
2. Дата: 19 февраля 2029 года.
3. Место: Пражские грузовые доки за городом
4. Действующие лица: James Ashford, Irena Svobodova
5. Краткое описание: Склад номер пять. К нему вел след пропавшего без вести Яна, стоявшего на пути мести Джеймса. Ни он, ни Ирен не догадывались, чем обернутся события той зимней ночи.

Отредактировано James Ashford (2017-03-28 01:12:17)

0

2

Не совсем то, чего он ждал. Грузовой порт Праги оказался чересчур маленькими, по сравнению с лондонским. Оно и понятно, Чехия, в отличие от Британии, не была морской державой (с географией не поспоришь), а узкая Влтава приходилась всего лишь притоком длинной Эльбы, впадающей в Северное море - торговому судоходству негде особенно разгуляться. Потому маленькие доки редко использовались для чего-то за пределами внутренних нужд частных предприятий столицы. Это, в свою очередь, существенно облегчало задачу по поиску и проникновению: складов с грузовыми контейнерами было всего два десятка, а не добрая сотня, как в Лондоне, и объект за городом не охранялся властями.
Джеймс был во всеоружии, потому как не знал, чего именно ждать, а, значит, готовился к худшему, как и всегда. Кевларовый жилет с разгрузкой, штурмовая винтовка, гранаты, разное снаряжение и черная балаклава, скрывающая лицо. Если в таком виде под покровом ночи его заметят в освещенных фонарями доках, то сослаться на то, что неизвестный просто заблудился, никак не выйдет.
В бинокль с придорожного холма территория хорошо просматривалась. Пока ауг насчитал между зданиями складов и контейнерами пятерых мужчин. Что характерно, только один, шестой, сидевший на посту у шлагбаума, перекрывавшего подъездную дорогу, носил униформу охранников. Как правило, за забор не пускали без документов, а в наличии особого разрешения у неизвестных Джеймс сильно сомневался. Вывод напрашивался сам собой: Ян, если он действительно скрывался в доках, подкупил охрану. Деньги дозволяют все, что угодно.
- На позиции. - Послышался долгожданный голос Афины в наушнике. - Вижу вас. Вы там на войну что ли собрались?
Джеймс, не отрывая глаз от бинокля, перевел взгляд далеко влево от главного входа в порт. Там, на крыше стоявшей на пустыре заброшенной четырехэтажной стройки, закрепилась грозная помощница с полуавтоматической винтовкой, махавшая паре преступников рукой из укрытия. Правда, сама богиня, обеспечивавшая прикрытие, выглядела в своем снаряжении не менее воинственно, чем Эшфорд, готовившийся к затяжному бою.
- Что принесла? - спросил Джеймс, передавая электронный бинокль Ирен, чтобы та тоже осмотрелась.
- Четыреста семнадцатый Хеклер Кох, глушитель при мне. Будем надеяться, что мне не придется стрелять, но если вдруг что-то пойдет не так, то у вас все равно неплохие шансы. И что бы вы без меня делали?
- Не сглазь. Скольких ты видишь с крыши? - Поинтересовался Джеймс, перевешивая винтовку на ремне с плеча за спину, в последний раз проверяя, что все необходимое удобно уложено в подсумки жилета и пояса.
- Пятеро, у некоторых могу разглядеть на шеях татуировки славянского братства. Шестой на входе - гражданский - задремал.
- Не будем его будить. Мы вдвоем зайдем по-тихому, я первый. - Распорядился Эшфорд. - Мне не впервой, справлюсь в случае чего. Бьюсь об заклад, внутри нужного нам склада бандитов куда больше. Явно что-то охраняют, или кого-то. Поэтому приглядывай в первую очередь за Ирен.
- Так точно. Слыхала рыжуха? Я сегодня твой ангел-хранитель. Есть желание в чем-нибудь исповедаться, прежде чем я начну то и дело елозить по тебе своей шестнадцатикратной оптикой? Я буду нежна, обещаю. - Воинственная дама как всегда была в своем репертуаре.
Джеймс двинулся к забору первым, наказав рыжей подельнице выждать четыре десятка ударов сердца, а потом идти следом, так же пригнувшись. Дорогу ауг, походивший на диверсанта, пересек без проблем, но на пути возник высокий сетчатый забор. Против него имелось верное средство - встроенные в протез острые кусачки без труда перегрызли тонкую металлическую сеть, открыв для прохода проем, через который можно было спокойно пролезть на корточках. Уже на территории доков, дождавшись Ирен в засаде у одного из бесчисленных пустых контейнеров, лежавших между зданий, ауг огляделся еще раз, насколько это позволяли сделать загораживающие обзор конструкции. Нужный склад под номером пять, на который вышла хакер Афина, находился на противоположной стороне порта: дальше вглубь дока, у самой воды. Там же стояла на приколе маленькая грузовая баржа. Путь перекрывал лабиринт контейнеров, хаотично громоздившихся вдоль широкого открытого пространства посередине, где обычно разъезжала возвышавшаяся пара кранов-погрузчиков, но сейчас в свете уличных фонарей свободно разгуливали чешские бандиты. Прокладывать дорогу самостоятельно было опасно, а Афина издалека, даже с высоты с трудом ориентировалась в тесных коридорах массивных стальных ящиков. На этот случай у Джеймса тоже был припасен нужный инструмент.
Ауг вынул из подсумка на поясе нечто, отдаленно похожее по форме и размеру на темный футляр для очков, у которого по бокам крепились небольшие колеса, позволявшие объекту кататься почти бесшумно, а посередине продолговатого корпуса крепилась камера. Это был компактный дрон, от которого тут же нашелся и пульт, представлявший собой сенсорный экран, где выводилось изображение с камеры, а также по краям были нанесены сенсорные кнопки.
- Играла когда-нибудь в видеоигры? - Вполголоса поинтересовался Джеймс у Ирен, протягивая ей пульт управления, изображение на котором крупным планом демонстрировало лицо ауга в маске, смотревшего на дрон в руке, проверяя исправность. - Эта штука работает почти как джойстик: вперед, назад, развернуться влево, развернуться вправо и прыжок от земли где-то на метр, на всякий случай. Покатишь дрона вперед между контейнеров, прокладывая мне путь, а я пойду следом, куда скажешь. Если увидишь кого-то, то сразу говори, желательно, как можно точнее.
В подтверждение серьезности своих намерений ауг вынул пистолет с глушителем из кобуры на бедре и, сняв с предохранителя, убедился, что патронник не пустой. К бою готов. Мужчина взглянул напоследок на рыжую сообщницу. Его карие глаза выражали спокойствие, как бы говоря, что все пройдет хорошо, нужно только слушаться старших, держать ухо востро, а руки - поближе к верному огнестрелу.
- Афина, смотри в оба. - Приказал Джеймс.
- Само собой.
- Тогда приступим, удачи. - Прошептал Эшфорд, пригнувшись с пистолетом в руках, ступая в лабиринт контейнеров вслед за маленьким дроном, покатившим вперед с едва слышным шумом.
До этого момента мужчина не горел желанием брать с собой на эту "спецоперацию" Ирен, подвергать ее тем самым серьезной опасности, но потом рассудил, что еще одна пара рук в столь щепетильном деле не будет лишней. Так и оказалось, но он все равно побаивался за подельницу, вынужденно оставляя одну. Благо, ту охранял бдительный взор немилосердной античной богини с реальным боевым опытом. Оставалось только разгадать тайну склада номера пять, единственного следа пропавшего, либо затаившегося Яна. Зачем ему накануне пропажи потребовалось арендовать это помещение втайне от Давида?

Отредактировано James Ashford (2017-03-14 13:10:45)

+1

3

Чёрт, это плохая идея – руки провели по стволу дробовика, и тот повис на ремне за спиной. Очень плохая – тихонько захрустела застежка подсумок на поясе, девушка поёрзала,  умостив тот на талии поудобнее, машинально коснулась ножа, припрятанного в плотном высоком ботинке. Даже чересчур плохая – от бронежилета пришлось отказаться ввиду того, что размерчик уж слишком не подходил, и стеснял движения сильнее, нежели мог бы защитить. Что ж, сохранность твоей шкурки теперь только на совести твоей осторожности, реакции и бдительности. И, частично, на совести Афины, спрятавшейся где-то неподалёку. Небольшой рюкзак за спиной хранил в себе моток прочной верёвки, заряженный револьвер в кобуре, немного патронов к нему и маленький секрет, надёжно сокрытый от Джеймса. Ничего-ничего, попозже пригодится. Ночное небо мерцало крошечными звёздами – сегодня на удивление ясная погода; рыжая, запрокинув голову, задумчиво изучала ночное небо, стараясь отвлечься от предстоящей вылазки. Может, ну её, лучше домой пойдем? Взгляд зелёных глаз сверлил затылок ауга немым вопросом, оставшимся без ответа.
  Конечно, размечталась – Рен перехватила бинокль, принявшись рассматривать территорию. Ну и местечко. Бодрый голос хохмившей античной богини приободрил девушку, и та, вернув мужчине увесистый аппарат, сложила руки в молебном жесте.
- Пресвятая мать, я согрешила. Кажется, перед уходом я забыла убрать остатки жареной картошки в холодильник. На завтра она засохнет и будет невкусной.
  Преступница проводила взглядом Джеймса, двинувшегося первым, замерев от растерянности: как отсчитать сорок ударов сердца, когда его ритм сбивчив и чересчур тороплив, словно у крохотной пташки? Выждав ещё немного,  рыжая, поправив ружьё и натянув на лицо балаклаву, прошмыгнула следом, протиснулась сквозь прогрызенную зверем дыру в заборе. Трепыхавшееся сердце билось о рёбра, то и дело соприкасаясь с рукоятью пистолета, сокрытого в кобуре, сбивало дыхание и путало мысли своей пугливостью. Едва добравшись до притаившегося в полумраке мужчины, его союзница поспешила облегчённо выдохнуть: что ж, начало уже неплохое. Ах, если бы и дальнейший путь был таким же лёгким.
- Обижаешь, - шёпотом произнесла Ирена, разглядывая пульт от дрона. – У нас раньше был вертолёт на пульте управления. Только брат его разбил.
  Сокрытое маской лицо исказилось в грустной улыбке, но рыжая тотчас же отмахнулась от лишних, на данный момент, переживаний. Командир, закончив экскурс, поставил чудо техники на землю, и девичьи пальцы с увлечением заёрзали по панели, привыкая к управлению. Да, определённо: это было даже немного проще, чем вертолёт. Чем бесшумнее и точнее пройдёт квест, тем больше очков заработаешь в конце. Или вы все умрёте, и заботы о оставшейся на кухне недоеденной картошке станут сущим пустяком. Достаточно простая игра, не так ли, милая?
- Не спеши, - тихо прошептала Рен, внимательно курсируя дроном по узким лабиринтам коридоров, аккуратно – насколько позволял аппарат – выглядывала из-за углов и кучек мусора, ведя молчаливого мстителя на роковое свидание с одной не очень приятной личностью. Сама же не торопилась идти за ними, выжидала, пока пара железяк обогнёт несколько поворотов, после чего шла следом, не без труда пытаясь уследить и за собственными «тылами», и за картинкой на мониторе. – Тупик, – дрон деловито развернулся, поехал в другую сторону, с ветерком прокатившись мимо ноги мужчины, едва не врезавшись в ботинок колёсиком. Новый поворот порадовал очередным коридором из стальных ящиков, картинка на панели судорожно дёрнулась – миниатюрный разведчик подскочил на валяющемся куске арматуры, едва не перевернулся на спину, но удержать баланс удалось. Глубоко вздохнув, Ирена продолжила разведку, то и дело забывая сама продвигаться вслед за парочкой.
- Стой, - предостережение сорвалось с губ быстрее, чем мозг окончательно обработал полученную напряженно всматривающимися в экран глазами картинку. – За следующим поворотом стоит один. В руках оружия нет, висит за спиной, похоже на ту винтовку, которая сбоку от входа в арсенал висит. Идёт в твою сторону, - дыхание болезненно перехватило, - метров сто от поворота, - в глазах зарябило, или это картинка на мониторе? – Приближается. Восемьдесят… - рыжая облегчённо выдохнула. – Нет, он повернул влево. Погоди ка… - дрон приблизился к проходу, куда свернул охранник. – Да, всё верно. И, эм, мы ведь ищем пятый склад? Наш дружок как раз в ту сторону двигает. Что делать будем?

+1

4

Полцарства за толковую разведку, но сейчас требовать многого не пристало, в самый раз благодарить судьбу за нынешние скромные ресурсы: доморощенного техника-оператора с дроном из интернет-магазина, снайпера-самоучку в засаде и немного заржавевшую железяку-разведчика, шедшую первым.
Путь через лабиринт контейнеров в целом был безопасным, но запутанным. Дрон выручал, экономя драгоценное время навигации, и только однажды малыш на колесах наткнулся на тупик, но потом быстро сдал назад, прокатившись прямо возле ног Джеймса. Охранявшие склад бандиты, разгуливавшие по территории, покуда не заметили чужаков, но один из них было направился в сторону ауга, прятавшегося среди ящиков, аккурат возле открытого пространства дороги для кранов-погрузчиков. К счастью, тревога оказалась ложной, вооруженный недорогой постсоветской винтовкой противник свернул в сторону, не дойдя до укрытия лазутчика.
- Надо избавиться от них по-тихому. Если на складе будет горячо, то пули в спину нам ни к чему. - Негромко ответил Джеймс, осторожно выглядывая из-за раскрытого пустого контейнера.
Прежде, не считая дремавшего на входе сторожа, чужаки насчитали всего пятерых бандитов. Один только-только скрылся из поля зрения наблюдавшей с дрона Ирен, второй - с таким же недорогим АК - стоял вдалеке, почти у самого пирса. Остальные три если и были вооружены, то легко, наверняка прятали пистолеты под одеждой: два бандита трепались, мирно покуривая посреди широкой дороги, а последний... Пятый член славянского братства явно спешил, под раскаты неожиданного громогласного смеха куривших, трусцой добегая до контейнеров, среди которых затаился диверсант в маске.
Джеймс скрылся за открытой нараспашку створкой стального контейнера, держа пистолет наготове. Впрочем, когда чешский бандит, расстегивая ширинку, встал за углом в узком коридоре спиной к диверсанту, тот понял, что огнестрельное оружие ему не понадобится. В руке напавшего сзади на справлявшего нужду головореза сверкнул боевой нож. Крепкий захват, ладонь протеза туго зажимает рот опешившего неприятеля, острое кованное лезвие моментально погружается под левую лопатку по самую середину, перерезая аорту. Быстрая смерть. Обездвиженное тело Джеймс подхватил под плечи, волоча по асфальту в пустой контейнер, где и спрятал труп. За ним тянулся кровавый след, становившийся все более заметным.
- Минус один. - Отрапортовал ауг, подвинув убитого в дальний угол, вытирая нож об его одежду.
Мысль мужчины насчет пистолета под одеждой неприятеля оказалась верной. Черная рукоять выглядывала из-под распахнутого пиджака мертвеца.
- Можешь перебраться на противоположную сторону дороги, пока патруль разошелся, а те двое весельчаков не смотрят. - Подала идею Афина. - Если что пойдет не так, то они оба у меня в поле зрения.
Звучало разумно, имело смысл поторопиться, пока бандиты не заметили пропажи дружка. Джеймс снова взялся за пистолет.
- Так и сделаем. - Согласился мститель. - Ирен, подбери дрона и подходи к моей позиции, я перебегу на противоположную сторону первым, а ты меня прикроешь. Дойду - прикрою тебя.
На том и порешали. Ауг дождался рыжей помощницы, явившейся почти мигом. Он перехватил ее в лабиринте на самом подходе, возникнув на пути из-за угла злосчастного контейнера, чем не на шутку испугал.
- Тихо, это я. - Произнес Джеймс, поднося палец к губам, а затем, кивнув, предостерег от нелицеприятного зрелища. - В контейнер не заходи. Там хоть и темно, но я бы все равно не советовал.
Обогнув массивный грузовой ящик из стали, пара, затаившись, приблизилась к самой кромке дороги. Обстановка за каких-то полминуты с последнего донесения Афины не переменилась. Джеймс жестом показал Ирен, чтобы та из-за контейнера следила за двумя неприятелями, держа оружие наготове, пока ауг перебегает широкую дорогу. Задачу несколько облегчал стоявший на пути кран-погрузчик на широких опорах, за которыми в случае чего можно было и спрятаться.
Эшфорд, пригнувшись, спешил пересечь дорогу под массивным краном. Двое куривших бандитов стояли в двух десятках метров от него, и до мужчины в тишине поначалу долетали лишь обрывки чешских фраз. Что-то о том, что их дружок не спешил возвращаться, не иначе как употребил перед ночной сменой несколько литров чешского нефильтрованного. Подельники еще не знали, что то была последняя выпивка их товарища. Впрочем, тайному вот-вот суждено было стать явным. Если что-то может пойти не по задумке, то велика вероятность, что именно так оно и выйдет.
- Эй, Марк, ты там что ли уснул? - Неожиданно громко прозвучал недовольный голос слева, курящие побросали дымящиеся бычки на холодный асфальт. - А кто дела делать будет?
- Ныкайся! - Подсказала Афина.
Опоздала. Джеймс на полпути через дорогу уже успел спрятаться за широкой опорой крана, готовя пистолет к бою. Опасность не миновала, двое уверенными шагами направлялись к Ирен, ничего не подозревая.
- На счет три. - Решительно скомандовал ауг, вскидывая пистолет, чтобы не дать противнику добраться до рыжей подельницы. - Раз... два... три!
Мгновение спустя двоих бандитов накрыло приглушенным перекрестным огнем трех орудий. Патруль с винтовками исчез из поля зрения где-то возле пятого контейнера.

Отредактировано James Ashford (2017-03-15 14:08:43)

+1

5

- Хорошо.
  Рыжая судорожно вздохнула, замерев в полумраке, запрокинула голову, разминая шею. А кто говорил, что будет легко? Более того, ты и правда решила, что можно будет обойтись малой кровью, а то и вовсе не пачкать руки? Какая же ты наивная, милая.
  Дрон транслировал изображение троицы преступников, находящихся поодаль, они же привлекли внимание Джеймса. Надо бы вернуться к предыдущему охраннику, поглядеть хотя бы его примерный маршрут – аппарат резво развернулся и зашуршал прочь от ауга вслед за ушедшим за угол несколько минут назад предполагаемым противником. Картинка на экране изредка подрагивала, повернулась за угол, но голос мужчины в микронаушнике резко поменял приоритеты.  Рыжая легко сорвалась с места, петляя по коридорам, подхватила разведывательный аппарат, благо, тот был по пути к аугу. Торопливо засунув его и сенсорный экран в рюкзак за спиной, Ирена уже было приближалась к её спутнику, как тот, возникший из-за поворота грозной чёрной тенью, вырвал из перепуганной девушки пару-тройку тихих непереводимых  матов на родном, чешском языке.
  Отдышавшись, и коротко кивнув, преступница двинулась следом за Джеймсом. Выхватила пистолет из кобуры, не сводя глаз с парочки стражей местного порядка, едва слышимо переговаривающихся о каких-то бабах и подшучивающих над своим третьим компаньоном, который определенно уже не дышал. И оцепенела на пару мгновений, стоило охранникам повернуться в их сторону и неторопливо зашагать. Голос её командира звучал отдалённой, уже знакомой песнью синего кита – Ирена на автомате высунулась из укрытия, почти что синхронно с двумя другими преступниками стреляя в живые мишени. Вот и всё, конец первого акта, если тебе угодно, милая.
- Думаю, я знаю, где бродит еще один, - сухо бросила девушка. – Я пойду за ним. Точнее, мы. Так будет быстрее.
  Кажется кто-то забыл, что они людей тут убивают, а не очередь в супермаркете занять собираются. Отчаянно захотелось отмотать время назад и хорошенько так прикусить язык, дабы не проявлять лишних инициатив и просто идти вслед за Джеймсом. Ан нет, назвался груздем – полезай в кузов. Машинальным движением поправив лямку рюкзака, Ирена коротко кивнула мужчине, после чего скрылась за поворотом. Она уже убивала. Это ведь не так страшно, м?  Первая жертва испустила дух, булькая вспоротой глоткой, вторая сломанной куклой осела на пол забегаловки, третья, с пробитой свинцовыми смертями грудиной, утонула во тьме коридоров ночного клуба. Какая же ты гадкая сволочь, родная память: отсеиваешь нужную информацию, а ненужную – хранишь подобно дракону, оберегающему несметные богатства. Нет, Рен не чувствовала угрызений совести за убитых, ровно как и за избитую до полусмерти официантку... Или чувствовала? Отчего же постоянно мелькают мысли о том, что всего этого можно было бы, наверное, избежать, беззвучные оправдывания себя перед самой собой же? Да, ты защищалась, да, или ты, или они. Увы, это не отменяло нависшего над преступницей маятником осознания: она убила человека. Пусть даже убийство совершено в целях самозащиты, но даже на таких убийц так или иначе найдется своя мера наказания. Вопрос только в том, будет ли это тюрьма или пуля такого же мстителя, как Джеймс.
  Мелкий мусор едва слышимо хрустел под ногами, вдавливаемый в покрытый трещинами асфальт ботинками, от напряжения сводило плечи, а глаза слезились от поднявшегося холодного ветра. Девушка кралась по коридорам из громоздких контейнеров, чутко вслушиваясь в окружение и крепко сжимая пистолет, прикидывала возможный путь охранника с отчаянным упорством: чем дальше она углублялась в лабиринты, тем больше была вероятность заплутать. Оглядевшись, она приметила на очередном повороте пару стоящих друг с другом бочек. Что ж, неплохой ориентир. И тут же дыхание перехватило: там, за поворотом, послышались громкие, размеренные шаги, и рыжий зверь вскинулся, затаившись на углу. Вместе с дыханием замерло и время, на секунду показалось, что даже снежинки, подгоняемые ветром, зависли в воздухе мерцающими крошечными огоньками. Их чистый, едва заметный блеск смутно, но настойчиво напоминал что-то из прошлого. Надо бы на стену дома повесить гирлянды. Охранник чинно вышел из-за угла, не сразу сконцентрировав взгляд на Ирену, вмиг приставившую к виску мужчины пистолет; он мучительно-медленно повернул голову, уже было обхватывая руками висящую на плече винтовку. Приглушенный выстрел колокольным звоном прозвучал в голове, запястья дёрнулись от страха и отдачи. Пуля прострелила голову навылет, и она безвольно откинулась назад, пробитый глаз чвякнул лопнувшим яйцом, по мужской щеке пробежали дорожки мутной жидкости. Уже безжизненное тело громоздким шкафам завалилось навзничь, обманчивой судорогой пытаясь опровергнуть свою смерть. Сквозь плотно сжатые губы проскользнул болезненный вздох – время продолжило свой ход, и рыжая, покачнувшись на ногах, привалилась к рифленой стенке контейнера. В глазах зависла исщепленная черными точками-мошкарой картина очередной смерти, парализуя мышцы и сводя гортань в тошнотворном крике. В который раз хотелось бросить это всё, сбежать по-тихому, и было действительно жаль, что бежать-то некуда. Смертный приговор был подписан более двух недель назад.
  Девичьи руки подхватили тяжелое тело под плечи, рыжая недовольно взрыкнула: тащить такую тяжесть, когда у тебя на плече болтается винтовка напару с ружьём – не самая лёгкая задача, уж лучше бы дальше с дроном веселиться. Она то и дело останавливалась, переводя дух и прислушиваясь к миру вокруг, ведь где-то еще оставался как минимум один противник. Будет крайне опрометчиво погибнуть, пытаясь оттащить чужой труп в «секретное» место к его товарищам. Рен, стиснув зубы, волокла почившего охранника по ставшими непривычно узкими коридорам, и когда за очередным поворотом показался уже знакомый приоткрытый контейнер, была готова вскрикнуть от радости. Появившийся рядом Джеймс вновь заставил девушку едва ли не подпрыгнуть на месте, одновременно с этим неуклюже попытавшись схватиться за ружьё, неудобно повисшее на ремне и сползшее на сгиб локтя. Во всей этой возне она оставила попытки закинуть орудия за спину, чтоб не мешали – пальцы дёргано вцепились в рукоять, и тут же расслабленно обмякли под аккомпанемент вздоха вперемешку со стоном.
- Пощади моё сердце, еще пара таких эффектных появлений, и я либо поседею, либо отправлюсь на тот свет, - тихонько шикнула рыжая, переводя дух, завозилась, прилаживая дробовик поудобнее. А вот вопрос с винтовкой оставался открытым, не потащишь же её с собой балластом.

+1

6

У них не было и шанса. Быстро, беспощадно и грязно. Сколько раз Джеймс надавил на спуск? Стреляя по двум бандитам с десятка метров, он опустошил добрую половину магазина, стреляные гильзы падали на холодный асфальт со звоном громче, чем ночную тишину разрывали приглушенные выстрелы. Вдвоем чужаки изрешетили крепких мужчин из пистолетов, а винтовка засевшей вдалеке Афины докончила начатое, с почти хирургической точностью перебивая хребты пулями, выпущенными в спины неприятелей.
- Чисто. - Отрапортовал ангел-хранитель крупного калибра, выдыхая с облегчением.
Джеймс не знал, каким ветром и откуда именно занесло Афину в Чехию, а та никогда не рассказывала о себе, не говорила о том, почему ей нужно свести счеты с Двали. Он тоже молчал об этом на свой счет - это было их взаимное уважение к тайнам покрытого мраком прошлого, сугубо профессиональная этика, ты мне - я тебе. Однако, бывалому бойцу не составило труда сразу раскусить в даме военную выучку технической направленности, хорошо сочетавшуюся с хакерскими навыками. Полевой инженер? Сколько ей: тридцать? Тридцать пять? И этот акцент явно родом не из северного полушария. Откуда-то оттуда, где лучше держать огнестрел под рукой даже в мирное время. Пережившая гражданскую войну Австралия? Африка? Джеймс не знал, насколько был близок к истине в своих суждениях, но чутье бывшего разведчика подсознательно наталкивало его на верные мысли.
Предложение Ирен разделиться и самостоятельно отправиться по душу одного из оставшихся часовых с винтовкой сперва вызвало у Эшфорда внутреннее негодование, но после он понял, что идея была разумной. Сильному мужчине не составит особого труда оттащить два мертвых тела в контейнер, в то время как напарница под присмотром античной богини избавится от угрозы. Госпожа Свободова рассуждала стратегически. Пожинай плоды, Джеймс, это ты выдернул ее из мирной жизни и превратил в хладнокровного убийцу.
- Ладно. - Нехотя согласился он, старательно ища во взгляде подельницы тревожные нотки наслаждения насилием. Благо, не увидел. - Я спрячу этих двоих, пока никто не видит, а потом займусь последним. Афина за тобой приглядит, но ты все равно будь осторожнее.
Ему не составило труда уволочь два окровавленных тела, спрятав там же, где и первое. Оттащив последнего покойника, ауг заметил, что тот еще каким-то чудом не умер, в бессознательном состоянии от болевого шока отчаянно цеплялся за жизнь. Стрелки явно постарались на славу, но этого было недостаточно. Убедившись, что Ирен поблизости давно нет, мститель выпустил из пистолета по пуле в лоб всем трем распластавшимся в контейнере телам. Никаких рисков, никаких эмоций - профессионал. Рыжей помощнице не пристало на это смотреть, равно как и знать о таких тонкостях работы. Она и без того выказывала премудрости выучки своего наставника, и это тревожило.
Пятый и последний бандит на территории доков скрывался неподалеку от нужного ангара, стоя возле плескавшейся за краем платформы воды. Он успел лишь обернуться на странные щелкающие и звенящие звук позади, когда в трех десятках метров позади увидел неизвестного в черной маске, опустившегося на одно колено между грузовыми ящиками. В его руках была немецкая автоматическая винтовка, глушитель не давал выстрелам поднять переполох, нарушив давящую ночную тишину. Три пули, звеня гильзами, настигли бандита моментально, тот не успел снять АК с плеча, с грохотом выронив его в неестественном падении на асфальт.
- Код от двери пятого склада, живо! - Потребовал Джеймс, для пущей убедительности упирая холодный глушитель винтовки в лоб распластавшегося на спине раненого.
- Я не знаю. - Проговорил бандит, отчаянно вцепляясь в простреленный в трех местах левый бок, заливавший кровью и одежду, и асфальт. - Катись к черту.
Неверный ответ. Винтовка уперлась глушителем в плотную штанину бандита на уровне колена, протез Джеймса крепко зажал рот допрашиваемого, чтобы не дать тому закричать.
- Код от двери! - Угрожая, потребовал мститель. Не нужно было пытаться заглянуть под его маску, чтобы понять, что настроен тот был серьезно.
В ответ только оголтелые отрицательные покачивания головой. Что ж, пришлось проявить чудеса мотивации в исполнении пороха и стали. Одиночный выстрел грянул резко и тихо, пуля, войдя в упор, раздробила коленную чашечку раненого, но с зажатым ртом было невозможно закричать от нестерпимой боли.
- Завизжишь - Прострелю еще одно колено. - Холодно произнес мужчина в маске, убирая протез с чужого рта в ожидании желаемых откровений.
- Пять-один... два... Восемь! - Давился слезами и словами член Славянского Братства, теперь уже не такой крутой.
- Сколько человек внутри? - Продолжался допрос.
- Только один... Ян.
- Уверен? - Переспросил Эшфорд, подкрепляя свой чрезмерный интерес решительным действием: наставил винтовку на второе колено дрожавшего бандита.
- Нет-нет-нет, это правда, клянусь! - Взмолился тот. - Ян залег на дно и не доверяет остальным членам Братства, поэтому... нас тут мало.
На том допрос был окончен. Цель Джеймса была слишком близко, чтобы могла уйти от него. Не в этот раз. Яна от него отделяет всего какая-то стенка паршивого склада. Всего-навсего тонкая стенка на пути ответов на вопросы, на пути потерянного следа Двали, на пути его мести.
Последним, что увидел подстреленный бандит, стала черная бездна ствола штурмовой винтовки, смотревшая прямо в перекошенное от боли лицо.
- Нет, пожалуйста! Мужик, не... - Финальную просьбу бесцеремонно оборвала хладнокровно пущенная в голову пуля.
Никакой пощады. Пленных не брать. Огонь на поражение. Это его война, и Джеймс будет вести ее по своим правилам любой ценой. Людям, что у него отняли, не оказали никакой жалкой последней почести, их просто разобрали живьем, вместе с частями тел вырвав и часть души мстителя, вопреки собственному желанию оставшегося живым. Должен был быть он, не они. Но тот не погиб. Застрял живым трупом в этом дрянном мире и напрочь забыл про благородство и честь, оставшись вместе с кровавым дождем лить свинцовые слезы понапрасну.
Волочь последнего убитого, разжившись его перекинутой через плечо винтовкой и парой магазинов, пришлось дальше, чем прежде, но нераскрытое прикрытие стоило таких усилий. Уже возле ставшего братской могилой злосчастного контейнера Эшфорд наткнулся на Ирен, снова не на шутку ту напугав. У него имелся редкий дар не только прекрасно обживать помещения, придавая им поистине домашний уют запустения и безысходности, но и эффектно появляться, когда не ждут - набор необходимых навыков любой железяки, не жалевшей никого, даже себя.
Он уже добавил к трем трупам четвертый, когда рыжая подельница приволокла пятый, с простреленной головой. Чистая работа, грязная душа. Школа имени Джеймса Эшфорда, тянет на серебрянную медаль по итогам учебного года.
- Тихо, это я. - Успокоил он, перехватывая тяжелое тело, волочить которое давалось даме непросто. - Прошло спокойно, как я вижу. Четвертый сказал мне код от входа и уверял, что Ян внутри один. Мы на верном пути. А лишний автомат можешь бросить где-нибудь здесь, только отдай мне магазин, на всякий случай.
Когда последнее тело было спрятано, по дороге к заветной двери он забрал находку Ирен, снова взглянув на нее из-под тесной балаклавы. Взгляд карих глаз был непривычно спокойным, редким для своего обладателя. Пожалуй, он выражал благодарность не столько за боезапас, который никогда не бывает лишним, но за то, что помощница пошла с ним далеко, не бросила его в погоне за местью, невольно пожертвовав ради чужой цели всем, что имела сама. Вдвоем они подобрались как никогда близко, от ответов на все вопросы отделяла лишь дверь. В этот раз правде, какой бы она не была, от них не скрыться, и он это чувствовал.
Однако, у самого порога двери пятого склада остановился, глядя на сенсорную панель цифрового замка.
- Погоди. - Произнес ауг, медленно поднимая взгляд выше. - Склад большой. Что бы Ян там ни прятал, думаю, внутри предусмотрены камеры специально для арендатора. Видишь, тут высоко по стене от угла проложен провод? Он слишком тонкий для промышленного освещения. Идет куда-то назад, наверняка к электрощиту на противоположной стене. Думаю, там можно обрезать все провода камер разом, не отключая всего электричества. Мы не должны спугнуть Яна раньше времени, погасив весь свет. Справишься? А я пока залезу на крышу по пожарной лестнице и попытаюсь оценить обстановку через окна в потолке. Заодно увижу, если вдруг все погаснет.
С этими словами Джеймс вынул покоившийся в ножнах на груди боевой нож и, протянув грозное холодное оружие рукоятью к спутнице, выжидающе взглянул на нее. Последний рывок, Ирен.

+1

7

Тонкая девичья ладонь протянулась навстречу мужской, удерживающий боевой нож за лезвие. Пальцы сжали его, а после запястье дёрнулось немного вбок, рыжая замерла, пару раз покрутив холодное оружие в руке, зачарованно рассматривая отблески одинокого фонаря на стали. Секунда, две, три – Рен сделала шаг вперед, встав почти вплотную к аугу, заботливым жестом аккуратно, но уверенно вернула нож обратно в ножны, после чего, подняв голову, мягко посмотрела в чернеющие глаза.
- Да, я справлюсь, - выдохнула нежным полушёпотом, незаметно улыбнувшись под маской. Ладони замерли на широкой груди Джеймса: да, так определённо спокойнее. – Прибереги его для врагов, я захватила свой.
  Эх, железяка, выключить бы тебя кнопкой, унести подальше от всей этой ерунды, желательно в другую страну, там снова включить и вернуть тебе человечность окончательно. Жаль, что выключателя такого ни у одного ауга не было – зеленые глаза, лихорадочно сверкавшие в полумраке, горько соскользнули с лица спутника куда-то в сторону. Нет в твоей мести никакой пользы. Мёртвых не воскресишь чужими смертями, не вернёшь с того света, отомстив обидчикам. Чужая кровь – не целительная мазь, она не затянет душевные раны, не залечит сквозные дыры, она лишь расстилает вслед твоей смертельной поступи алую дорожку. Путь славы, покрывающий десятки падших врагов шёлковой карминовой сетью забвения, тонким слоем пороховой пыли и ржавыми стреляными гильзами разнокалиберных патронов. Где-то там, впереди, уготовано место и тебе, каратель. И тебе тоже, милая. И, кажется, вы оба это знаете. Рен обессилено опустила ладони, с усталым вздохом повернувшись к Джеймсу спиной.
- Встретимся здесь же, м? – взгляд вперился в тонкий кабель. Покачавшись на пятках, она с наслаждением потянулась, после чего неторопливо двинулась вслед за проводом, изучая его направление. Тот тянулся куда-то за угол, и руки уже на автомате выхватили из кобуры пистолет, на всякий случай: пусть пятеро противников были… устранены, но ведь никто не знает, сколько их здесь на самом деле? Слух болезненно реагировал на окружающие звуки, делая собственные шаги, скрип неплотно закрытых дверец контейнеров, тихие завывания резво гуляющего по лабиринтам ветра чересчур громкими, громким же было и гулкое сердцебиение, отстукивающее нечеткий, но торопливый ритм по рёбрам изнутри. Девушка опасливо выглянула из-за угла, выискивая противников, но, к великому облегчению и счастью, тех в поле зрения не оказалось, а кабель от предполагаемых камер видеонаблюдения манил всё дальше, вглубь, вдоль склада, заставляя почти что обойти всё здание. Облизнув пересохшие от перманентного волнения губы, преступница осторожно приблизилась к электрощиту, оглянулась ещё раз, окончательно убеждаясь, что ей точно никто не помешает, после чего спрятала пистолет и, приподняв одну ногу, вытащила припрятанный для «запасного» плана нож. Трофей с неудавшегося насильника, вкусивший его же крови – пальцы пробежались по рукояти, перехватывая поудобнее, Рен напряжённо осмотрела щиток на момент хитроумных замков или засовов. И вновь Фортуна благородно улыбалась своей дурманщей улыбкой, избавив девушку от необходимости придумывать способы, как открыть панель щитка: она держалась на добром слове – явно этим складом пользовались не так часто, и посему техническое обслуживание проводилось нерегулярно.
- Как здесь много всего, - разочарованно пробурчала рыжая. – Может, ну его, вырублю всё? Того гляди, Ян в потёмках наткнётся на какой-нибудь ножичек и, типа, всё. Ладно, ладно, это я шутки шучу. Сейчас всё будет, - подельница пару раз провела пальцем по необходимому проводу, сверилась, после чего аккуратно поддела его лезвием. Сталь послушно вгрызлась в сокрытые защитной оболочкой волокна, сплав одних металлов схлестнулся со сплавом других, кабель изогнулся, не желая поддаваться и прекращать нести свою службу так просто. – Уверен, что свет на складе будет таким уж нужным? …собака, прочный какой, эх, мне б твои кусачки, - Ирена коротко чертыхнулась, завозившись, рука извернулась, потянула на себя, вытягивая уже распиленный почти наполовину провод из общей кучи, лезвие ножа выбило маленький сноп искр: кажется, запахло жареным. – Как там, всё нормально со светом? Чудно, я скоро буду.
  Она вернулась достаточно быстро: уже выверенная тропа не требовала много времени, а уверенность в отсутствии врагов подгоняла, хотя и могла в любой момент стать роковой ошибкой.
- Джеймс, - тихо выдохнула обладательница огненной шевелюры, - ты правда уверен, что он там один? То есть, забился в не самый лучший угол из всех возможных, без охраны, сидит на стуле, жуёт чипсы и смотрит хоккей по телевизору? Уж не ждёт ли он тебя? А кто в своём уме просто будет сидеть и ничего не делать? Ох, не нравится мне всё это.
  Руки выхватили дробовик, пальцы легли на цевьё, потянули его на себя. Она была готова стрелять, едва завидит врага – в коленях протяжно заныло напряжение, Ирена прижалась к стене у входной двери, не сводя взгляда с ауга. Да, Джеймс, последний рывок.

+1

8

Что ж, раз Ирен не понадобился нож, Джеймсу, ощутив на себе прикосновение и взгляд Ирен, вкладывавшей грозное оружие обратно в ножны на груди, пришлось пойти на уступки. Ему не впервой, дама была во всеоружии: с кем поведешься, от того и наберешься.
- Встретимся здесь же. - Проводил он напарницу взглядом, прежде чем сам завернул за угол ангара в поисках пожарной лестницы, ведшей на крышу.
Та нашлась быстро, позволила мужчине забраться наверх и заглянуть внутрь через массивные окна в крыше. Безуспешно.
- Свет есть. - Присев, ответил ауг, старательно вглядываясь сквозь темное стекло. - Только горящие лампы на стенах и вижу. Кто-то изнутри заклеил все окна непрозрачной темной пленкой. Думаю, не просто так.
Впечатления складывались двоякие. С одной стороны это настораживало, а с другой подтверждало, что пара находилась на верном пути. Яну было, что прятать, а иначе к чему такие старания?
Джеймс дождался Ирен внизу, там, где они и договорились встретиться - у входа в ангар номер пять. Обе руки мстителя чесались на рукояти и цевье винтовки, он то и дело порывался войти в здание один, чтобы не подвергать Ирен лишней опасности, и лишним дурным впечатлениям от того, что могло произойти дальше. А произойти могло все, что угодно. Тем не менее, он ее терпеливо дождался.
- Есть только один способ узнать. - Ответил мужчина, поднося руку к сенсорной цифровой панели, готовясь ввести заветный код от входной двери.
- Удачи. - Искренне пожелал голос античной богини в наушнике.
Неживые пальцы набрали нужные цифры. Прежде, чем нажать кнопку "принять", Джеймс прижался к свободной стене у входа, как это уже сделала Ирен - она быстро училась. Напоследок проверил количество патронов в магазине - должно хватить. Глубокий вдох, один, два, три. Понеслась.
Крепкая дверь со скрипом отворилась, впуская двоих неизвестных в масках в освещенное здание склада. Джеймс ожидал чего угодно, но не был готов, что склад окажется совершенно пустым. Ни машин-погрузчиков, ни массивных полок до самого потолка, ни громоздких деревянных ящиков наваленных повсюду, ни людей. Ничего. Только обесточенные камеры и один-единственный грузовой контейнер, наверняка изъятый из бесконечных лабиринтов снаружи, одиноко стоявший у дальней стены, прямо возле небольшого помещения для рабочих. Нет-нет-нет, ошибки быть не может. Ошибки быть не должно!
Ауг крепко вцепился во вскинутую винтовку, двигаясь через пустой склад в сторону комнаты для рабочих. В ее окне тоже горел свет.
- Там кто-то есть. - Видя мужской силуэт вдалеке, тихо предупредил Джеймс напарницу, чтобы та держалась вне поля зрения возможного противника.
Едва они вдвоем, держась стенки, добрались до комнаты, ауг нетерпеливо пошел на штурм. Выбитая ногой хлипкая дверь сторожки ударилась о стену, мститель ворвался в помещение, держа оружие наготове. Пропавшего без вести Яна он увидел моментально, однако давить на спуск не спешил.
Казалось, столь неожиданный визит людей в масках не удивил одетого в дорогой костюм мужчину средних лет, спокойно сидевшего за столом, словно в пустоту глядевшего на лежавший перед ним пистолет. Обстановка вокруг казалась заурядной, но небольшой холодильник, кресла, компьютер, расправленная раскладушка и беззвучно работавший телевизор говорили о том, что Ян прятался здесь. Он не хотел, чтобы его нашли, но это случилось. Медленно устремив взор на посетителей, он сверлил их взглядом. Джеймс тоже замер на месте, не сводя ствола винтовки с мужчины за столом. Так они и застыли в немой сцене на какое-то мгновение.
- Хирурги Двали! Где они, говори! - Потребовал долгожданных ответов Джеймс, медленно подходя ближе к Яну.
- Ничего ты от меня не добьешься! - Резко ответил тот, хватая оружие со стола и, вместо того, чтобы целиться в неизвестного в маске, поднес холодный ствол к виску в упор.
Грянул выстрел. Эшфорд оказался проворнее, среагировал, моментально нажимая на спуск. Пущенная из винтовки пуля угодила в плечо Яна, заставляя вскрикнуть и тут же выронить потяжелевший пистолет. Не так быстро, сперва ответы.
- Я знал, что ты придешь, рано или поздно. - Стиснув зубы от боли, процедил мужчина за столом, зажимая простреленное плечо. - Убей меня, как убил других, и дело с концом.
- Хирурги Двали. - Холодно произнес ауг, подходя ближе к Яну, с силой упирая глушитель винтовки в свежую рану на теле бандита. - Я знаю, что вы с ними сотрудничаете. Знаю, что ты снабжал аугментированных проституток нейропозином, чтобы те на тебя работали. А что ты делал с теми, кто отказывался? Сдавал их на запчасти, как только они переставали приносить прибыль?
- Какая прозорливость! - Словно от боли рассмеялся Ян, переводя наконец взгляд на подельницу своего мучителя. - Только не говори мне, что ты одна из тех, кто раньше работала на меня, и спелась с этим громилой, чтобы мстить мне.
Джеймс еще сильнее вогнал винтовку в открытую рану Яна, заставляя того, корчась от боли, вжаться в кресло еще сильнее.
- Хирурги Двали! - Терял терпение ауг.
- Думаешь, ты все знаешь? - Не унимался Ян. - Хрена лысого! Я давал им всем шанс: один на миллион! Сколько бы из них загнулось без нейропозина? Сколько бы рано или поздно пошло торговать собой на улицу? Скольких бы рано или поздно все равно похитили или убили такие как ты? Ты ведь отправил на тот свет уже стольких, что тебе все равно - проститутка или Двали! Чем ты лучше меня, железяка? Да я заботился об этих никчемных девках! Давал им безопасность, следил, чтобы ни одну из них не разобрали на запчасти прежде времени!
- Прежде времени? - Переспросил Джеймс, мертвой хваткой свободной руки вцепляясь в горло Яна, с трудом перебарывая желание сломать ему позвонки.
- Старых и упрямых кобыл, коли те не хотят работать, рано или забивают, чтобы те не переводили овес. - Бросил он в ответ, казалось, не испытывая страха перед своим палачом. - Но даже к ним жалости больше, чем к хреновым железякам, а?
- Именно поэтому ты и убил Агнешку своими руками, инсценировав самоубийство. Ну надо же, ты не просто падаль, наживающаяся на чужой слабости, в изобретательности тебе не откажешь. - Подвел итог мужчина в маске, откидывая допрашиваемого обратно в кресло, и, замечая, что средняя пуговица на пиджаке Яна несколько отличается от остальных двух. Эшфорд перевел взгляд на помощницу. - Сверь-ка пуговицу, что мы нашли у нее дома, с этими.
- Что ты несешь? - Возмутился раненный преступник.
Оторванная пуговица пиджака совпала с другими двумя. Вина доказана. Лицо Джеймса под маской изображало недобрую гримасу "властью, данной мне свыше, приговариваю Вас к смерти, приговор привести в исполнение как можно скорее".
- Она просила у тебя нейропозин, а значит была готова работать на тебя дальше. Что, она узнала то, чего не должна была знать? - В отнятой от чужого горла руке вдруг появился грозный нож, тут же погрузившийся глубоко во второе плечо бандита. Джеймс медленно, с особым старанием ворочал его в свежей ране, заставляя Яна стонать. - Что она узнала!? Что ты рано или поздно сдашь ее Двали, как и других, как надеялся сдать и Фантазию? Говори!
- Я не убивал! - Давясь криками, заявил обвиняемый в свою защиту. - Я принес нейропозин, а она в ломке кинулась на меня! Оторвала эту хренову пуговицу, я силой вколол ей ней... ропозин и ушел!
- Я тебе не верю. - Отрезал судья и палач в одном лице, не выпуская рукояти ножа. - Ты бил ее по животу, чтобы не осталось синяков, а потом удавил в петле. Как умно и надежно! Никто ведь не станет разбираться в причинах самоубийства очередной "хреновой железяки".
- Я не!..
- Заткнись! - Перебил Джеймс, отвесив протезом мощный удар по лицу Яна, едва не отправляя того в нокаут преждевременно. - Что это за звуки?
Джеймс взглянул на Ирен. Она тоже это слышала? Приглушенные голоса, шум возни и глухие удары доносились откуда-то из пустого ангара.
- Что в контейнере?!
- Дверь в сказочный мир страны Аугландии, мать ее! - От души рассмеялся Ян, отплевываясь кровью.
- Ирен, открой его!
Стойкий запах нечистот донесся до мстителя почти сразу, как только послышался скрип массивных стальных створок контейнера. Растерянные женские голоса стали громче. Через порог открытой двери он видел дюжину выходивших из своей тюрьмы пленниц. Измучанных, растрепанных, полуголых и грязных созданий, лишь отчасти похожих на женщин, жмурившихся от яркого света. Они боялись своей освободительницы, поэтому выходили медленно, держась друг за друга, а кого-то из узниц сестрам по несчастью вовсе приходилось тащить на себе. Все до единой из женщин, сидевших в контейнерах, были аугментированными. Ирен только что совершила свое благое дело на сегодня, а Джеймсу предстояло довести до конца дурное.
- Бинго! - Не на шутку повеселел Ян, державший невольниц в нечеловеческих условиях, ибо железяки и не были для него людьми. - На днях они бы тянули жребий, одну счастливицу забрали бы Двали.
- Куда!? - Вцепившись в воротник виновного, требовал ответов Джеймс.
Из пальца протеза руки Эшфорда вдруг вылезло тонкое сверло, вращаясь, метившее прямо в правый глаз Яна. И вот теперь тот, неволей уставившись в приближавшееся сверло, был всерьез напуган. На каждого найдется свой метод воздействия, своя управа.
- Заброшенная лесопилка у Рудны, за городом! - Пробормотал Ян. - Каждую субботу в полдень туда приезжает фургон, пара моих ребят отвозила по железной девке раз в неделю, а в обмен от нескольких Двали - нейропозин. Я отдавал его девкам, чтобы те работали активнее, если не хотят, чтобы им было худо!
Теперь все сходилось, женщины не просто попадали в зависимость от сутенера. Соглашаясь на предложение, от которого нельзя было отказаться, они невольно заключали сделку с дьяволом, отход от условий которой значил лишь одно - смерть на операционном столе Двали. А если не повезет, то разбирать будут еще живьем.
Сердце Джеймса бешено колотилось, жизнь Яна была в его руках, зиждилась буквально на кончике пальца - длинное острое сверло, готового было вот-вот с жадностью впиться в глаз ублюдка, просверлив ему череп. Ян понял, что смерть осталась неминуема, даже когда мститель получил ответы. Бандит знал, что однажды неизвестный придет и за ним. Он был готов к этому. Он даже едва не пустил себе пулю в висок пять минут назад, предпочтя самоубийство смерти от рук Джеймса, отправившего на тот свет уже многих. Жажда мести ослепляла его, как вот-вот должен был ослепить закричавшего от страха Яна жуткий инструмент. Снова глубокий вдох, один, два, три.
- Джеймс! - Прозвучал вдруг голос Афины в наушнике, останавливая мужчину, едва не вогнавшего сверло в глаз бандита. - Стой! Он хер собачий, спору нет, и он заслужил смерти. Но ты не тот, кому она сейчас нужнее всего, боец! Это должны сделать не ты, не я, не Ирен. Ты меня понимаешь?
Джеймс замер на месте, долю секунды обдумывая сказанное. Он понимал. Кровь требует крови. Именно поэтому ауг, вернув нож из чужого плеча, ни с того ни с сего, взяв Яна за шкирку, с силой перекинул его через стол, выбрасывая в окно. Стекло разбилось вдребезги, выплевывая на яркий свет пустого склада избитого и окровавленного преступника в пиджаке. Там его уже ждали недавние пленницы. Живые обладатели неживых рук и ног не стали тратить время даром, а, голося, сомкнули распластавшегося на полу мучителя в стремительно сужавшийся круг. У женщин не было при себе ни оружия, ни подручных средств, но им с лихвой хватало конечностей, из-за которых они страдали, и собственной злобы, чтобы вершить жуткий самосуд. Ян, тщетно пытавшийся уползти прочь, истошно вопил, когда дюжина жалких, избитых проституток принялась топтать и рвать на части. Женская жестокость не знает границ, даже палачу в лице Джеймса было в пору удивляться. Но сейчас, вопреки обыкновению, он был всего лишь судья, принесший им торжество справедливости.
- Им это нужно. - Подойдя, тихо произнес он, водрузив руку на плечо стоявшей в стороне, растерянной подельницы, глядя ей прямо в глаза. - Ты понимаешь, почему так, а не иначе?
Джеймс не знал, какой ответ хотел бы услышать, ни один не принес бы облегчения. Положительный дал бы понять, что для Ирен уже наступил тот самый плохой день, когда она превратилась в безымянного мстителя. Отрицательный сказал бы о том, что ей чуждо такое извращенное видение справедливости. Как бы то ни было, Джеймс стоял перед дамой, загораживая вид жуткой расправы позади себя.
Ему показалось, или в убежище, сквозь громкие крики боли Яна, настойчиво зазвонил телефон? Некто намеревался сообщить нечто важное.

Отредактировано James Ashford (2017-03-28 01:17:14)

+1

9

Кажется, клетка захлопнулась – Рен даже, кажется, услышала отдалённый скрежет проржавевшей стальной двери. Загнанная в угол жертва сопротивлялась, плевалась едкими фразами, всхрипывала и стонала от причиняемой аугом боли. Рыжая искренне старалась не смотреть в сторону увлечённого пытками Джеймса: слишком страшно и жутко было видеть его таким, разъярённым и свирепым в своей слепящей погоне за ответами. Обрывки диалога, всё же, долетали до облокотившейся о стену преступницы.
  Шанс, один на миллион – Ирена нахмурилась, скользя взглядом по обшарпанному потолку. Никчемные девки – в горле засел щиплющий комок, голова покачалась из стороны в сторону, пальцы болезненно стиснули ружьё. Хреновы железяки – с губ сорвался мучительный и тихий стон, девушка бесшумно заметалась по углам комнаты. Теперь уже она ощущала себя в клетке из прочных прутьев, скованных собственным сознанием. Хреновы, мать их, железяки; челюсть со скрипом стиснулась, едва не прикусив язык, рыжая хрипло вздохнула, бросая дикие взгляды на истязаемого Яна. Так тебе и надо, ублюдок, за Доминику, за Агнешку, за всех тех несчастных, кому не повезло пересечься с тобой. Подумать только, милая, ты так истово сопереживаешь аугам, а ведь всего какой-то месяц назад испытывала ничего, кроме отвращения. В виски бились пульсирующими постукиваниями собственные размышления, голова будто бы раскалывалась на кусочки. Поглощённая перевариванием информации, она не сразу среагировала на команду.
  Рыжая тень метнулась к контейнеру, стоявшему посреди пустого склада, по пути удивляясь тому, что раньше не слышала толком исходящую оттуда возню. Резкий запах с трудом пробивался сквозь ткань балаклавы, руки закинули дробовик за плечо, после чего, отодвинув засовы, вцепились в железные поручни, открывая дверцу. Хлынувшее амбре заставило Рен покачнуться на ногах и сделать шаг назад, а потом обрамлённые болотной зеленью радужки зрачки выхватили из полумрака силуэты движущихся призраков. Дыхание непроизвольно перехватило, девушка оцепенела на месте, не в силах отвести взгляда от покачивающихся, подрагивающих и дико озирающихся оживших трупов. Глаза зажмурились на пару мгновений, пальцы задёргались, норовя ухватиться за цевьё ружья покрепче. Но отрезвляющий поток женских голосов, испуганных куда сильнее преступницы, отрезвляющей волной смыл ужасающее видение. Сгорбленные, походящие больше на загнанных зверей, проститутки то и дело бросали затравленные взгляды на Ирену, стараясь держаться кучкой. Послышались сдавленные всхлипы, то тут, то там в полумраке мелькали механические конечности. Этот мир совсем обезумел. Хрупкое, почти эфемерное тело блеснуло гривой совсем неподалёку, и подельница машинально дёрнулась вперед, подхватывая споткнувшуюся девицу. Даже в её руках тело казалось слишком лёгким – может, это и не наваждение вовсе, а всё это взаправду? Измученные души, мелькающие в воздухе свои последние мгновения, прежде чем истаять и вознестись туда, где боли не существует.
- Тише, - сорвалось с губ прежде, чем подхваченное тело содрогнулось от ожидания грубого жеста. Одетая в перчатку ладонь провела по растрепанным волосам, прижимая у груди, рыжая провела пальцами по по-детски хрупкому плечу. Сколько ей лет? Семнадцать? Слишком юная для жриц любви. Искусственные пальцы мёртвой хваткой вцепились в куртку, сверкнули неестественно-голубые глаза слишком чистые и ясные – тоже протезы? – Всё хорошо.
  Вместо ответа – сиплое, невнятное мычание, девчушка приосанилась, поняв, видимо, что обижать её никто не собирается. Она кротко кивнула головой, после чего, отпустив Рен из цепкой хватки, отошла к остальным женщинам. Хлопок, сдавленный вскрик, лязгнуло стекло, выплевывая на пол из комнатушки по соседству, где проходил допрос, избитого Яна. Мучитель предстал перед своими жертвами, и те явно намеревались взять реванш. Что, парень, уже не такой пафосный и крутой? Пустое помещение склада содрогнулось от гневливого вопля десятка обманутых женщин, что не стали временить с расплатой. Ирена не могла отвести взгляда, как ни старалась, и появившийся из ниоткуда Джеймс стал её единственным заграждением от очередной сцены безумия. Спокойный взгляд карих глаз отвлёк помрачневшую девушку, протез коснулся плеча, и к общим хаотичным и жутковатым звукам расправы добавился шум работы механизмов. Нет, не должно быть так громко – шелест звучал канонадой, заглушая прочие звуки, где-то под ухом, совсем близко. Воспалённая увиденным фантазия преувеличивала всё, что ощущала девушка, и ей, конечно же, просто почудился этот громкий звон поющей на плече стали.
  - Я… я не знаю. Я не могу ответить на твой вопрос сейчас. Но я… принимаю это.
  От всего этого отчаянно хотелось спрятаться. Звук неуверенного шага был заглушён булькающими звуками забиваемого насмерть Яна, дрожащие руки зябко обхватили хозяйку за предплечья, она уткнулась горячим лбом в плечо Джеймса, дыша тяжело и жарко, словно в лихорадке. Что «это»? Бессмысленную жестокость? Горы оставленных позади мстителя трупов? Жестокий самосуд? Его окровавленные по локоть руки, которые уже ничем и никогда не отмыть? Наверное, всё это. Спрячь меня, бешеный зверь, мне слишком страшно, спрячь под своим железным  крылом – терпкий запах пороха и крови забивал обоняние, зависая где-то в переносице снопом туманящих взор искр. Слишком привычный и родной запах, чтобы быть противным; подельница жадно вдыхала его, силясь успокоиться, прийти в себя, подрагивала от переполняющих эмоций, жмурилась, улавливая гулкое сердцебиение, вторящее её сбивчивому дыханию. Грохочущий звон телефона откуда-то из каморки разорвал блаженное полузабытие, и, едва Джеймс плавно отстранился, оцепеневшая обладательница рыжих прядей едва не упала на пол – благо, спутник был рядом и чутко подхватил её за руки.
- Всё норм-мально… - с трудом произнесла Ирена, выпрямляясь. – Очередные гости?
  Они двинулись к небольшому помещению, где несколько минут назад поймали, наконец, торговца аугментациями. Мимо ещё терзавших труп женщин, столь увлёкшихся, что, казалось, там и тела-то толком не останется – одно сплошное месиво. Телефон дребезжал мелкой вибрацией на столе, привлекая внимание ауга, в то время как Рен осторожно прикрыла за собой хлипкую дверь с сорванной от мощного удара ногой ручкой. Джеймс поднял телефон, и девушка прямо таки ощутила, как его привычно угрюмое лицо нахмурилось ещё сильнее.
- Ставь на громкую связь, - тихо и устало попросила рыжая, развалившись в кресле, что ещё недавно было местом для коротких пыток Яна. Взгляд мутных глаз вцепился в холодильник. Наверняка забит до отвала, нужно перед уходом раздать еду измученным женщинам.

+1

10

Джеймс легко отстранился от Ирен, не давая той упасть ввиду сногсшибательных впечатлений от жуткой расправы аугов над своим мучителем. Крики Яна вскоре прекратились, от него мало что осталось, а вот телефон в каморке не смолкал.
- Послушаем, что нам скажут. Вдруг это Двали? - Предположил Эшфорд, вместе с подельницей переступая через порог комнаты рабочего персонала.
Ирен, прежде чем усесться в кресло Яна, закрыла сломанную дверь, скорее на автомате, нежели задаваясь целью создать подобие уединения, потому как большое окно комнаты все равно было выбито. За ним понемногу приходила в себя дюжина поквитавшихся женщин, кто пытаясь отойти от шока, кто от звериной злобы. Вряд ли им было сейчас до подслушивания чужих разговоров. Тем не менее, подбирая со стола звонивший мобильный телефон, Джеймс настроил громкость динамика так, чтобы четко слышно собеседника было только ему и рыжей спутнице. Ауг стоял молча, нахмурившись под балаклавой, ожидая первой реплики со стороны собеседника на том конце провода.
- Неплохая работенка. - Почти моментально произнес незнакомый мужской голос, измененный с помощью наложенного фильтра, чтобы никто не узнал звонившего. - Грязная, но неплохая. Жаль, что ты меня опередил. Что ты узнал о Двали?
Джеймс, держа телефон в руке, перевел несколько недоумевающий взгляд на помощницу.
- Кто ты такой? - Аугу явно не нравилось то, что незнакомец пожелал остаться инкогнито.
- Не имеет значения. Я тот, кому так же, как и тебе, всего лишь хочется отыскать Двали, так сказать, совершить правосудие. Но я, в отличие от тебя, ищу любой ценой, не останавливаясь на полпути. Даже если это означает удавить в петле кого-то, кто может натолкнуть соперника на верный след. Видишь ли, Ян хоть и был подонком, но насчет одного тебе перед смертью не соврал...
- Это ты убил Агнешку. - Проговорил мститель, с трудом перебарывая желание смять мобильный телефон стальной рукой.
- Да, только это задержало тебя совсем ненадолго. В конце концов, Джеймс, ты преуспел в том, чтобы искать людей и забирать чужую славу себе. - Разочарованно вздохнул незримый собеседник.
- Откуда ты знаешь мое имя?! - Недовольно поинтересовался ауг.
- Не могу сказать, что слежу за вами совсем недавно. К этому быстро привыкаешь, когда долго находишься в чужой тени. Видишь ли, не ты один нагоняешь шороху на Двали. Неужели ты и в правду думаешь, что большая преступная семья способна всерьез бояться всего одного человека в твоем лице? Нет, просто тебе достались все почести грозного, злобного мстителя, хотя работали мы порознь. Мы с тобой в чем-то похожи, нравится тебе это или нет.
- Не думаю. Я не убиваю доведенных до отчаяния проституток. - Решительно отрезал Джеймс.
- Более того, одну доведенную до отчаяния ты всюду таскаешь за собой на коротком поводке, потому что еще надеешься, что остался человеком. Я не питаю таких иллюзий: нельзя жить двумя жизнями. - Незнакомец ненадолго замолчал, но тут же продолжил после короткой паузы. - Знаешь, в чем правда? В том, что ты трус, Джеймс. Даже у Яна хватило смелости признать, что все освобожденные тобой девицы рано или поздно попадут на операционный стол. Тогда к чему их жалеть сейчас? Почему они вдруг являются исключением из твоих же правил, если само их существование тоже идет на пользу грузинской мафии?
- Потому что они - невинные люди. - Эшфорд оставался непреклонен. - Да кто ты вообще такой?
- Неважно, а вот ты либо слеп, либо глуп. В этом городе нет невинных, и никогда не было! Тебе давно пора это понять. - Снова короткая пауза, звуки какой-то возни на том конце. - Взять, к примеру, твою боевую подружку Афину. Впрочем, думаю, ей самой при случае следует рассказать тебе, за что она так взъелась на Двали, и пальцем ее не тронувших. Но сейчас она не сможет при всем желании - у нее завязан рот. Хотя одолеть ее оказалось куда сложнее, чем я предполагал. Не каждый день сражаешься с богиней.
- Я убью тебя, если ты не отпустишь ее сейчас же! - Судя по недоброму тону Джеймса, угрозы не были пустыми.
- Не сомневаюсь, в конце должен остаться только один. - Холодно ответил неизвестный. - Мы обязательно встретимся, и быстрее, чем ты думаешь. Если хочешь увидеть гром-бабу живой, то приведешь меня к Двали. Я буду следить за тобой, как и всегда.
Короткие гудки прежде, чем Эшфорд успел хоть что-то сказать в ответ. На вид он держался спокойно, но внутри закипал -  смятый, брошенный о стену телефон разлетелся вдребезги. Даже находившаяся поблизости Ирен вряд ли ожидала такой реакции со стороны вечно невозмутимого исполина. Мужчина лишь одарил ее коротким холодным взглядом из-под маски.
- Афина! Афина! - Пытался он докричаться до богини в попытке услышать заветный голос в микронаушнике, но тщетно, ответом была лишь тишина. - Чтоб тебя!
Джеймс потерял многих. Он знал, что неизбежно потеряет еще больше. Но не сегодня, не сейчас. Он со всех ног сорвался с места, вцепившись в штурмовую винтовку. Пронесся мимо толпы опешивших освобожденных аугов, ходивших вокруг трупа Яна, Ирен бежала следом, едва поспевая. Сзади доносились женские голоса - Джеймсу было все равно, дамы были уже спасены. Он выбежал со склада, крепким туловищем едва не сорвав с петель массивную входную дверь. Его взгляд был полон злобы, неудивительно, что стоявший за порогом работник испугался двух вооруженных, несшихся неизвестно куда незнакомцев в масках - мужчины и женщины.
- Разберись с ним! - Скомандовал ауг Ирен, убегая дальше, не желая тратить драгоценное время на случайного свидетеля, судьба которого не слишком-то заботила мстителя, однако убивать невинного Джеймс бы никак не решился, в отличие от звонившего неизвестного.
Не вовремя проснувшийся охранник, дремавший на посту, не представлял для Ирен - да и вообще для кого-то по жизни - и малейшей угрозы. Полный усатый мужчина средних лет, одетый в форму работника порта, при виде оружия в страхе поднял руки.
- Не стреляйте, пожалуйста! Они угрожали моей семье. - Взмолился толстяк, стараясь не смотреть на женщину в маске, в то время как на его брюках от паха по ногам растекалось свежее мокрое пятно. - Я ничего не видел, правда. Нужно помочь тем бедным женщинам.
Ничего из этого Джеймс не слышал. Он, перемахнув через шлагбаум на въезде в порт, едва ли не влетел на первый этаж заброшенной четырехэтажной стройки, где прежде на крыше сидела Афина. Ауг стремглав поднялся на самый верх по единственной грязной лестнице, готовясь стрелять на поражение в любого, кто не походил на подругу крепкого телосложения. Впрочем, поздно. Едва ступив на незавершенную крышу, ограничивавшуюся одним почти плоским основанием без сводов, он не увидел никого и грязно выругался. Позиция Афины за незавершенной кирпичной кладкой, смотревшая с высоты в сторону доков, уже лишилась стрелка.
- Опоздал. - Тяжело дыша, подвел неутешительный итог ауг, информируя отставшую Свободову по дистанционной связи. - Ее здесь нет.
Ауг, положив не пригодившееся оружие рядом с собой, присел на корточки, осматривая место происшествия за укрытием снайпера. Раздавленный ногой телефон - нападавший звонил именно отсюда. Брошенная знакомая винтовка Хеклер Кох 417 - разящее копье богини. Явные следы борьбы: небольшая лужица крови и стреляные гильзы. Сколько раз стреляла Афина по бандитам в порту? Два-три? Джеймс насчитал поблизости пять гильз. Значит, она отстреливалась от нападавшего. Она попала, ранив противника, или то была кровь женщины прямо под ногами Эшфорда?
Наконец-то явилась Ирен, подойдя ближе к былому укрытию похищенной.
- Он не соврал. Так просто она ему не далась. Но я все равно его убью. - Негромко произнес Джеймс, кивком указывая на находки, а потом поворачивая голову влево. - А там что такое? Можешь посмотреть?
На недостроенном парапете, в паре метров от места схватки, повис знакомый военный платок пустынной раскраски, в который заматывалась Афина. С каменным лицом получив его из рук подельницы, Эшфорд аккуратно сложил испачканную материю, убирая в подсумок жилетки. Тяжело глядя на помощницу, он и понятия не имел, что делать дальше, и кем был неизвестный, нарушивший единственный план. Запасного в распоряжении, как назло, именно сейчас не имелось. Джеймс терпеть не мог оставаться без хоть какого-то плана. Он было хотел что-то сказать, когда за спиной помощницы словно из ниоткуда, выходя из прозрачной тактической маскировки, возник высокий мужской силуэт, занося руку в перчатке для сильного удара.
Ирен получила ладонью по затылку и рухнула на поверхность крыши, неподалеку от брошенной винтовки Афины, пытаясь прийти в себя. Она видела, как неизвестный в темной боевой одежде и маске, столкнув ногой вниз лежавшую подле Джеймса винтовку напарника, нападал уже на него, пускавшего в ход стальную руку. Между двумя аугментированными мужчинами завязалась стремительная драка возле самого края крыши.

Отредактировано James Ashford (2017-03-28 01:18:56)

+1

11

Как будто ей было недостаточно одного таинственного мстителя – брови нахмурились, девушка подорвалась с кресла за озверевшим Джеймсом.
- Есть! – рявкнула, с ходу хватая охранника за грудки и впечатывая в стенку. – Слушай сюда, внимательно. Да, ты правильно заметил, там женщинам нужна помощь, и ТЫ её сейчас будешь активно оказывать. Нам насрать, каким образом, но если мы через час вернёмся, а они всё еще будут тут перепуганные топтаться – то твоя семья получит что-то большее, чем пустые угрозы.
  И сорвалась с места вслед за растворившимся в ночи аугом. Внезапный порыв ярости был ей непонятен, но не был чужд, наоборот, звучал знакомым эхом, словно внезапное отравление чужой болью. Рен чувствовала весь необузданный гнев её спутника, и вполне разделяла его; а кому понравятся все эти чересчур загадочные игры в прятки, да еще и с захватом заложников? Добежав до остова, который должен был в каком-нибудь скором времени стать полноценным зданием, подельница сбавила ход, восстанавливая дыхание, медленно поднялась на последний этаж, пересеклась с Джеймсом взглядом. Рыжая молча слушала ауга, после чего, развернувшись на пятках, внимательно уставилась в сваленную на краю тряпку. С чего бы ей привлекать внимание мужчины? Опасливо приблизившись, пальцы подняли оказавшийся шарфом предмет, после чего, вернувшись, передали его командиру. В черных глазах не читалось почти ничего, кроме неугасимого бешеного гнева, и Ирена побоялась даже задавать лишние вопросы, дабы ненароком не спровоцировать его на какую-нибудь глупость.
  Она повалилась на земь меньше чем через секунду после того, как всем затылком ощутила удар. Тьма мигом окутала взор, выключила все посторонние звуки, оставляя только ритм истошно бьющегося в груди сердца. Чересчур спокойно – где-то там, вдалеке, схлестнулась сталь, и звуки борьбы звучали грозными всполохами, побуждая рыжую очнуться, она скреблась беспомощно ладонью о грязную пологую крышу, которую сейчас было бы разумнее назвать не «крышей» а «полом». Одетые в чёрные перчатки пальцы сгребали к их обладательнице горстки пыли и комья серого притоптанного снега, попытки открыть глаза особым успехом не увенчались. Минута, ещё одна. Прости, Джеймс, твоя помощница сейчас бесполезнее дырявого зонта в дождливую погоду.
Февральский ветер ласково облизнул лицо колючими снежинками – рыжая медленно приподнялась на локтях, пытаясь унять канонаду в голове. А этот ниндзя знает, куда бить, разве что силу удара не рассчитал. Зачем оставлять возможного соперника в живых? Жажда ответов на вопросы? Если он планировал идти на контакт, то как-то не с того начал, как минимум, красть их снайпера было совсем необязательно. Или бить Рен по затылку. Или драться с главным героем всей этой эпопеи. Подняться не получилось: голова кружилась похлеще, чем на аттракционах, и если руки хоть как-то слушались, то ноги выполнять свою функцию отказывались, как бы намекая, что «отправились» на технический перерыв минут эдак на пятнадцать. Дёргаными движениями стянув с плеч рюкзак, подельница зашарилась внутри, почти сразу же нащупав моток верёвки, после чего рюкзак – не без недюжинных усилий – вернулся за спину, а вот дробовик, поддетый за лямку с другого плеча, пудовой тяжестью лёг в ладонь. Он уже был готов выстрелить, обрушить свинцовый град на неприятеля, осталось только прицелиться. Та ещё задачка, когда всё перед глазами ходит ходуном, как после знатной попойки. У неё был один шанс, ошибка означала смерть – как Ирены, так и Джеймса. Превозмогая тошноту и внезапно накатившую слабость, девушка, приподнявшись на одно колено, вскинула дробовик, мирно висевший на плече: кажется, враг не рассчитывал на то, что жертва его подлого удара придёт в себя быстрее. Свести прицел на мечущимся чёрном пятне было категорически сложно, а если учесть тот факт, что помимо таинственного мстителя в схватке участвовал Джеймс, то любое неверное движение могло бы стать фатальным. Огнестрельное оружие не жалеет ни друзей ни врагов, оно лишь подчиняется беспрекословным командам, неся хаос и разрушение. В глазах зарябило, ружьё клюнуло стволом вниз, челюсть болезненно стиснулась, а картинка поблекла на несколько секунд.
- В сторону, - произнесла одними губами, на сбивчивом выдохе, прицеливаясь. Стальной зверь услышал её, он всегда слышит – и слушает, резко уходя с линии огня. Грохочущий выстрел, вызвавший у стрелка очередной приступ головной боли. В глазах потемнело, но сдаваться так просто чернеющему забвению ещё рано: последний рывок, один последний рывок! Противник дико вскрикнул, не то от боли, не то от неожиданности, покачнулся, заваливаясь чуть вперёд. Его правая нога была аугментирована, но его это мало спасло: голень, пробитая дробью, раззинулась осколками и шматками замысловатых металлов, словно колючей пастью, зашуршали повреждённые механизмы, потревоженные сокрушительным повреждением, замерцали полупрозрачные провода-стабилизаторы. Отбросив дробовик, дрожащие пальцы стиснули верёвку, обмотав ту пару раз вокруг ладоней, Ирена рывком подорвалась с места  и, едва ли не повалившись обратно на пол, уже через секунду оказалась возле простреленного ауга, после чего остервенело пнула его под колено второй, ещё целой ноги: а вот эта была настоящая. Высокий черный силуэт согнулся – как раз то, чего и добивалась взъерошенная девушка. Девичьи руки стянули мужскую шею импровизированной удавкой, та впилась в глотку, перекрывая доступ к кислороду. Противник заметался, с силой дёргаясь в сторону, подобно ретивому жеребцу, и руки судорожно встряхнулись в попытке удержать в руках верёвку. Картинка замерцала уже знакомыми черными мошками – твоё время на исходе, милая, надо поторопиться.
- У собак на коротком поводке тоже есть зубы, – выдохнула надсадно, набрасывая на шею мужчины ещё одну петлю, изо всех сил перекручивая крепкую веревку крест-накрест на затылке, попыталась потянуть на себя, оттащить опешившего противника прочь от края крыши. Увы и ах, замешательство врага в несколько секунд, позволившее рыжей провернуть все эти трюки, закончилось, а значит, стоило приготовиться к ответному выпаду. Противник резко развернулся, захрипел тяжело и болезненно: плотно затянутая верёвка не расслабляла свою хватку так быстро, висельной петлёй пророча недомстителю нескорую смерть. Мужские пальцы с силой вцепились в плечи рыжей, он, безуспешно пытаясь выпрямиться на пробитой искусственной ноге, с небывалой лёгкостью отшвырнул девичье тело в сторону, сам же остервенело заскреб по глотке, пытаясь сорвать злосчастную верёвку. Впрочем, это было последнее, что уловило угасающее зрение, прежде чем девушка впечаталась в стену и сползла на пол поломанной куклой. Что-то сухо хрустнуло. Слишком сильный шум в голове, после выстрела ставший совершенно невыносимым, слишком больно в спине, слишком тяжело дышать – пальцы на автомате стягивают с головы маску, открывая полный доступ к кислороду, но это не сильно помогает. Отчаянно пытаясь побороть застилающую сознание тьму, Ирена звала своего стального зверя, по отдалённым звукам явно побеждавшего противника – с губ срывались лишь сиплые стоны, едва ли различимые в горячке боя. Ничего-ничего, вот отлежится минутку, и они пойдут искать Афину. На протяжном выдохе, обжигающем глотку теплым воздухом, рыжая оставила эту бессмысленную маленькую войну, добровольно сдаваясь в плен мучительно-сладкому мраку, окутавшему сознание мягким одеялом. Кажется, больше не больно.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-03-28 01:11:33)

+1

12

Сейчас Джеймс ничем не мог помочь моментально выведенной из схватки Ирен - неизвестный нападал уже на него. По резким и действенным приемам противника Эшфорд быстро понял, что сошелся с ровней - с таким же аугом, как и он, располагавшим не только высокотехнологичными имплантами и сокрытой темной одеждой милитаризированными протезами, но и военной выучкой рукопашного боя. Если бы нападавший в самом деле хотел убить двоих преступников, то мог бы сделать это прежде собственного обнаружения, но смертельной засады не случилось. Вывод напрашивался сам собой: в жажде ответов на вопросы о Двали, то была всего лишь эффектная демонстрация силы со стороны похитителя Афины. Он стремился показать Джеймсу, что тот тоже уязвим, и это у него получалось.
Схватка происходила в опасной близости от края, одно неверное движение могло окончиться стремительным падением вниз с высоты крыши четвертого этажа. Джеймс дрался отчаянно, в нем закипала животная злоба. Его скрывавший балаклавой лицо противник оказался немного выше Эшфорда, был крепким, хоть и худым, и в его отточенных движениях бывалого бойца читалась надменность. Такая, словно ему на самом деле было нечего терять, в отличие от своего оппонента, одержимого жаждой расплаты за двух женщин - Ирен и Афину. Кажется, тот невольно сознавал, что уже перестал быть героем-одиночкой, врал себе в том, что лишился абсолютно всего хоть сколь-нибудь дорогого, а напиравший противник оказался прав: нельзя жить двумя жизнями.
Удар с разворота в лицо должен был лишить Эшфорда равновесия, отбрасывая дальше на край крыши, но мститель уверенно выставил правую руку для блока. Послышался характерный звон металла о металл, приглушенный тканью одежд бойцов - нога похитителя оказалась высокопрочным протезом. Джеймс резким перехватом на уровне своего плеча попытался взять пойманную конечность ауга на излом, но та отказывалась выгибаться в колене, даже несмотря на резкие, нечеловеческие усилия стальной руки - сочленение колена и бедра тоже было не костяным. Это застало мстителя врасплох, ответный удар вырывавшегося из захвата нападавшего не заставил себя ждать. Джеймс едва не получил кулаком в живот, но среагировал секундой раньше, метя лбом в переносицу под маской. Удар вышел недостаточно точным, чтобы разбить нос неприятеля в кровь, но достаточно сильным и действенным, чтобы похититель отшатнулся назад, освобождая достаточно пространства для нового приема. Джеймс воспользовался заминкой неприятеля, и, не высвобождая зажатой протезом механической ноги, сделал подсечку, опрокидывая противника на спину. Однако тот не спешил сдаваться так просто и, крепко вцепившись в плечи Эшфорда, тоже повалил его, молниеносно перебрасывая через себя. Тот, роняя безвольно болтавшийся на плече АК, сгруппировался в полете, кувырком приземляясь на обе ноги в опасной близости от обрыва.
- Неплохо. Ты не так сильно заржавел, как я думал. - Произнес стремительно приближавшийся похититель.
Как и по телефону он говорил по-английски, но в речи слышался четкий немецкий акцент. Немудрено, Германия совсем рядом с Чехией, а немцы веками оставляли след в истории последней.
В левой руке повернутого спиной к противнику Джеймса сверкнул нож, вытащенный из ножен на груди. Он подгадал момент, тотчас выпрыгивая из присяда в развороте, в широком замахе снизу вверх метя острием в лицо противника. Тот резко отшатнулся от фатального выпада, едва не получив ножом прямо в глаз. Однако лезвие прошло по касательной, распарывая вместе с тканевой маской супостата и часть верхней губы с правой щекой, едва ли не до нижнего века.
- Нужно тебе было сидеть тихо, там, откуда ты вылез. - Бросил Джеймс, теперь уже нападая.
Он снова занес боевой нож для удара, на этот раз бил сверху вниз, в попытке загнать противника еще дальше к самому краю. Но не вышло, острие ножа в нечеловечески быстрой реакции было со звоном перехвачено пятерней неизвестного, выставленной вперед возле самой груди, и не нанесло высокопрочной механической конечности никакого урона. Стальные пальцы сжали холодное оружие, вырывая его из руки Джеймса, отбрасывая прочь. Секундную заминку тот использовал, отвешивая похитителю тяжелый удар неживого кулака в лицо. Снова легко задел изворотливого бойца лишь по касательной, иначе бы наверняка выбил челюсть и зубы. Вместо плевков и стонов боли из-под маски мститель услышал лишь насмешку в свой адрес.
- Или все-таки сильно? Недостаточно быстро, Джеймс. - Едва одна стальная рука обхватила другую, послышался холодный голос с немецким акцентом, сопровождаемый контратакой металлического колена в живот Джеймса.
Он тоже умел реагировать так быстро - усилитель рефлексов вкупе с внушительным собственным весом позволил устоять, подаваясь назад. Стремглав выброшенный из стального предплечья клинок, чиркнув по сжимавшим механическое запястье неживым пальцам, заставил немца(?) разжать их. Но на то, чтобы полноценно продолжать бой с холодным оружием в протезе и усиленными рефлексами одновременно, Эшфорду потребовалось бы много энергии. Пришлось пожертвовать клинком в угоду мобильности и маневренности.
- Что, уже устал? - Похититель подначивал высвободившегося противника. - Я же только начал.
Двое стояли почти на самом краю крыши, готовясь сойтись вновь, словно псы. Сжатые кулаки обоих бойцов - живые и не очень - чесались. Прежде неизвестный говорил, что они встретятся скорее, чем Джеймс предполагал. Утверждал, что в итоге должен остаться только один. Эшфорд не хотел тянуть время до заветного финала, готовясь закончить все здесь и сейчас: представление затянулось, выхода на бис не будет! Он как нельзя кстати услышал в ухе слабый голос пришедшей в себя Ирен, повелевавшей ему открыть обзор для заветного выстрела. Мститель послушался, делая шаг в сторону. Ночную тишину разорвал грохот дроби двенадцатого калибра, пущенная с небольшого расстояния картечь пробила в неживой ноге похитителя несколько дыр приличного размера. Под разорванной штаниной показались неровные зазубрины металла, хаотичный узор царапин и искрившие провода.
Этого хватило, чтобы остудить пыл неизвестного. Джеймс получил преимущество, теперь его решительность превзошла все мыслимые и немыслимые пределы. Он бежал на противника, явно намереваясь вытолкнуть того с обрыва вниз. Набегу резкий удар протеза со всем вложенным в него весом пришелся точно в живот оппонента, сбившегося с ритма схватки. Он заставил предполагаемого немца, хватаясь за живот, сделать шаг назад - стальная нога хоть и была повреждена, ощутимо потеряв в своей эффективности, но все же давала надежную опору и могла двигаться, пускай теперь уже и не так свободно. Еще один шаг противника в сторону, но вот уже сзади возникла Ирен, удавкой набрасывая веревку на шею неизвестного в отчаянной и самонадеянной попытке его задушить.
- Нет! - Крикнул Джеймс, выхватывая пистолет из кобуры на бедре, возможность достать который появилась только сейчас, когда дергавшийся похититель, хватая ртом воздух, отвлекся на рыжую подельницу, закрывавшую ему путь к отступлению.
Эшфорд знал, что даже "раненного" ауга нельзя недооценивать, тем более опасно подкрадываться сзади к раненному зверю. Стоя на расстоянии вытянутой руки от цели, мститель вскинул оружие, готовясь к единственному выстрелу, что должен был отправить похитителя Афины на тот свет. Но и с веревкой на шее тот не прекращал борьбы. Сперва ударом нетронутой ноги он выбил пистолет из рук Джеймса, а потом вырвался из смертельного захвата Ирен, в развороте отбрасывая ту за плечи куда-то в сторону. Благо, не прочь с обрыва.
- Стой! - Крикнул мститель вслед убегавшему неизвестному, в прыжке решительно сиганувшему с крыши четвертого этажа.
Акробат камнем полетел вниз, но, группируясь в падении, почти у самой земли существенно замедлился, плавно приземляясь в некоей энергетической сфере, собравшейся словно из небытия вокруг неизвестного за долю секунды. Джеймс схватил полуавтоматическую винтовку Афины и трижды выстрелил вслед убегавшему с пробитой механической ногой, прежде чем тот растворился в пространстве так же быстро, как и возник пару минут назад, отправляя в нокаут Ирен.
С одной стороны схватка закончилась в ничью, а с другой - провалом для двоих преступников. Третьего они потеряли, Ирен потрепало, а похититель, личность которого так и осталась нераскрытой, скрылся. Теперь им придется играть по его правилам, чтобы Афина не пострадала. Впрочем, Джеймс сомневался в том, что ауг, щеголявший немецким акцентом, станет придерживаться условий "сделки" до конца. Прекрасная работа, Эшфорд, ничего не скажешь. Где же твой хваленый план?
- Очнись. Он сбежал. - Произнес Джеймс, присев возле бессознательной Ирен, которую осматривал и приводил в чувства, легко похлопывая по щекам. - Идти сможешь?
Вопрос оказался риторическим. Джеймс обрадовался, что напарница пришла в себя так быстро, но все же, собрав оставшееся оружие, ему пришлось помочь ей встать. Позволяя женщине опираться при ходьбе на себя, ауг держал ее одной рукой за талию, а другой за кисть покоившейся на его плече руки. Предстоял долгий путь вниз по лестнице, а затем к припаркованному неподалеку фургону, на котором несвятая троица и явилась в доки.
- Это было очень опасно, набрасываться вот так на ауга, но ты не растерялась. - Произнес Джеймс, не давая спутнице упасть. Он с трудом сохранял спокойствие и не был уверен, что потрепанная Ирен его хорошо слышит. - Хоть он и застал нас врасплох, хороший получился выстрел, ты его прогнала. Видела бы тебя Афина... Как ты себя чувствуешь?
Еще один риторический вопрос, чтобы не бередить лишний раз свежую рану - похищение античной богини все существенно усложняло, а тот, кто то сделал, знал явки и пароли Джеймса. Неизвестный должен был заплатить за все. Однако, сейчас на руках Эшфорда была проблема посущественнее, и той требовалось оказать медицинскую помощь. Фургон с мягкими сидениями подходил для этого куда лучше, нежели жесткая крыша или грязная лестница. В конце концов, Ирен снова пожертвовала собой ради ауга, а это дорогого стоило.

Отредактировано James Ashford (2017-03-19 18:15:12)

+1

13

Тёплая темнота баюкает ласковыми объятиями: нет смысла сопротивляться, да и если бы Ирена хотела – не смогла бы. В полузабытье нет боли, тело не ноет от ушибов, голова не раскалывается от разрывающего перепонки грохота выстрела, руки не трясутся в лихорадочном треморе, а душа не терзается на клочки мучительными размышлениями. Неожиданный покой растекался по кончикам пальцев дурманящим терпким виски, вкус которого напрочь засел в голове, пощипывая язык. «Можно было бы выбраться как-нибудь, посидеть в баре – как обычные люди, не отягощённые вечными бегами». Сипло и тяжело вдыхая морозный воздух, рыжая недвижимым человеческим остовом лежала на грязном полу, не желая просыпаться. В мрачные будни, преисполненные извечным страхом перед окружающим миром, этот скромный выходной казался подарком свыше – наконец-то можно дышать спокойно полной грудью, не беспокоясь ни о чём вокруг. Не тревожили даже гулкие, едва ли пробивающиеся сквозь звенящую тишину обрывки боя, происходившего в каких-то нескольких метрах. Нет, не стоит беспокоиться, милая, упивайся обманчивым, зыбким покоем, не двигайся, с безмятежным, покрытым мелкими ссадинами, лицом глядя на глубокое ночное небо сквозь закрытые веки. На щёки бережными поцелуями оседали холодные снежинки, оседали на ресницы, собирались сереющими дорожками в капли, стекая с горячего лба куда-то вниз. Куда? Впрочем, разве тебя это волнует? Нет, не волнует – казалось, на лице промелькнула слабая, едва заметная улыбка. Рядом послышались глухие – и, в то же время, громкие – шаги. Друг или враг? Но и это тебя, милая, не волнует: если это Джеймс, то ты определённо в ещё большей безопасности, больше той, что способна тебе дать эта вязкая опустошённая тьма. Если же враг всё же одержал верх… То и жить дальше смысла особого не виделось, и тёплая темнота станет последним, что навестил тебя перед предсмертным вздохом. Боли ты не почувствуешь.
  Далёкая, тянучая песнь синего кита – старого знакомого, раздавалась где-то на горизонте. В голове звучал его неразборчивый, ощущаемый не слухом, но всем телом, голос. Голос успокаивает взвинченные нервы, окутывает пеленой, но побуждает не уснуть крепче, а наоборот, проснуться от этого восхитительного сна. Голос тянет за собой, на поверхность, могучее тело постепенно приближается, приобретает в подсознании черты иного знакомого. Тяжелая поступь уже давно затихла, и обжигающе-горячее дыхание стального зверя слышится в голове отрезвляющей волной, вызывая пульсирующую боль. Рен жмурится, дёргаясь сквозь обморок, тянется рукой куда-то вверх, зарывается пальцами в жёсткую, иссушенную палящим солнцем далёких стран шкуру, ощущает ладонью бугрящиеся мышцы, въевшиеся в плоть шестерни. В ответ на щеках ощущаются прикосновения жёстких лап. Да, ты здесь, совсем близко.
«Очнись». Подёрнутые пеленой зелёные глаза распахнулись, невидяще уставились в склонившегося над ней Джеймса. Не было никакой жесткой шкуры, шумного звериного дыхания, не было и манящей вдаль китовой песни – сознание, разыгравшее перед девушкой чарующую сказку, приходило в себя вместе с ней. Рот распахнулся в беззвучном крике – вместе с реальностью возвращалась и сковывающая всё тело боль, лживо отступившая парой минут назад. Ирена содрогнулась, жадно вдыхая жизненно необходимый воздух, ставший ледяными осколками, раздирающий пересушенную гортань и лёгкие.
- Я? – секундная заминка, подельница приподняла голову, жмурясь от скрежещущей в висках боли. – Д-да… сейчас.
  Опасливо приподнявшись на локтях, обладательница рыжей копны волос позволила себе отдышаться, она наблюдала за тем, как ауг торопливо собирал разбросанное по пологой крыше оружие. Секунда, ещё одна – медленно села, стараясь особо не тревожить перенапряжённый организм, встречавший каждое движение зудящими иглами усталости и отголосков бурной потасовки. Рен так же медленно поднялась на ноги, тот час же покачнувшись, и с мучительным стоном сквозь зубы едва ли не навалилась на мужчину всем телом. О, она сможет идти. Ползком. Безвольно перекинув одну руку за его плечо, раненый боец с трудом перебирал ногами, но старался вида особого не показывать, хотя командир понимал всё и так, без лишних уточняющих вопросов, не торопился, вытаскивая с поля боя прочь, зализывать раны.
  В глазах нещадно рябило, девушка то и дело спотыкалась, не ощущая под собой почвы – если бы не Джеймс, она бы и шагу толком не ступила, так бы и валялась мешком с костями на четвёртом этаже недостроенного здания. Мужской голос в голове не позволял снова провалиться в несколькими минутами ранее приютившую Ирену темноту, держал где-то на плаву между состоянием сознательным и не очень. Разобрать его слова было до безобразия сложно, все тщетные попытки били по затылку не хуже, чем мститель-невидимка, отдаваясь клочками боли в задней части головы. Ноги в очередной раз запутались в друг друге – координировать их сейчас было задачей почти что героического масштаба, девушка отчаянно и испуганно вцепилась пальцами одной руки в куртку ауга, а второй – в его запястье, крепко держащее её за талию.
- М-м-м, - сипло промычала Рен, услышав в голосе спутника вопросительные нотки. - Я... голов-ва…
  Оглушительным скрипом открылась дверца небольшого фургона, девушка зашипела тихонько на источник звука, словно напуганная кошка. Земля на несколько секунд ушла из-под ног – дрожащие пальцы снова впились в куртку и бронежилет Джеймса, как в спасательный круг, с плеч исчезла тяжесть в виде рюкзака, а спина вновь ощутила горизонтальную поверхность, но на сей раз куда более мягкую, чем бетонный пол. Ирена надсадно выдохнула, в полумраке разглядывая внутреннее нехитрое убранство машины. Резкий, нестерпимо-яркий свет резанул по глазам пробивающим глазницы шилом.
- Свет! Выключи! – взвыла, резко закрыв лицо ладонями, всхлипнула, корчась от окатившей ледяной лихорадкой боли. Даже тусклый свет лампочки внутри фургона казался сейчас мощной светодиодной лампой, нацеленной прямо в воспалённые глаза, и те брызнули горячими слезами – сдерживаться рыжая больше не могла. Совокупность увиденного за вечер и физической боли прочно переплелась в тихий вой. Рыдала горячо и жадно, будто слёзы могли залечить травмы лучше любых лекарств и врачей. Ладони заскользили по седушке сидений, пытаясь что-то нащупать, по телу пробегали мурашки, переходящие в тремор, девушка жмурилась до боли в веках, будто общего мрака было недостаточно. Неожиданный холод заставил оцепенеть на несколько мгновений: ладонь протеза легла на лицо, закрывая глаза, непривычно-мягко для железки. Ирена резко затихла, протяжно и тихо застонав. От холода боль в голове немного притупилась – недостаточно для того, чтобы унять её окончательно, но достаточно для того, чтобы хоть дышать спокойнее.
- Да, так луч-чше, - пробормотала рыжая, медленно положив свою ладонь поверх искусственной. – Он… Он говорил, что нельзя жить двумя жизнями, и что ты… ты сам себя обманываешь. Я не знаю, кем ты был, но… - Рен кашлянула. – Ты не живёшь «двумя» жизнями. Она у тебя одна. Жизнь – она одна, и на два фронта никто воевать вечно не может, - мысли бились в голове колокольным звоном, но подельница продолжала говорить; пусть немного бессвязно, но ведь это лучше, чем ничего. – И поэтому я живу вместе с тобой. Ты… ты себя не обманываешь. И я тебя – тоже. Ты человек, Дж…е-еймс, не забывай это. И не слушай никого, - рыжая сипло засмеялась. – Ну, кроме меня.
  Приподнявшись на локте, Ирена медленно убрала с лица спавшие слипшиеся локоны.
- И я пойду дальше за тобой. До конца. Всё будет хорошо.

Отредактировано Irena Svobodova (2017-03-20 13:27:09)

+1

14

Скоро сюда нагрянет половина пражской полиции, нужно было поторопиться. Но с раненым бойцом на руках это не так-то просто. По лестнице Джеймс спустился, поддерживая Ирен, поэтому пришлось существенно замедлиться. Не облегчали путь к заветному фургону и две винтовки за плечами мужчины, разбрасываться оружием было нельзя. Именно по этой же причине внизу, у самого входа на заброшенную стройку, ауг подобрал и свою винтовку, что неизвестный похититель столкнул с крыши в бою. Кроме того, "бесхозное" оружие стало существенной уликой: полиция, что нагрянет в порт, найдет тела с отверстиями от пуль крупного калибра, прикинет, откуда примерно могли стрелять с такой снайперской точностью, и, прочесывая местность, доберется до заветной крыши, где и обнаружит позицию стрелка. Там же найдутся стреляные гильзы и следы крови. Крови Афины.
Джеймс был зажат меж двух огней. Оставить ли все как есть, позволив полиции внести ДНК женщины в базу данных, чтобы и власти подключились к ее поиску, или избавиться от улик, отвадив ненужное внимание со стороны правоохранительных органов. Но прежде, чем разбираться с этой дилеммой, нужно помочь Ирен.
Наконец, тяжело дыша, Эшфорд помог подельнице добраться до неприметного фургона. Открыв нараспашку задние двери, сложил в салоне мешавшее оружие, оставил рядом снятый с плеч девушки рюкзак и, взяв ту на руки, уложил на мягких сидениях вдоль стены.
На жалобу Ирен на яркое освещение в задней части салона отреагировал быстро, прикрыв зажмуренные глаза девушки правой рукой, а левой погасил лампочку быстрым нажатием. Бедная женщина в слезах немного успокоилась. Ее серьезно потрепало, и не только физически. Будто бы предполагаемого сотрясения мозга было недостаточно на один день, полноту острых ощущений дополняли сегодняшние впечатления, каких она хлебнула сполна. Джеймс же полагал, что привык к такому. И он мог бы это утверждать, не пойди финальная часть операции прахом. Кем был тот похититель, откуда знал имя Джеймса? В этом еще предстояло разобраться, чтобы некто заплатил сполна.
- Спасибо. Может и так. - Коротко согласился задумчивый мужчина, снимая наконец тесную тканевую маску свободной рукой, что не держал у лица Ирен.
Как бы то ни было, одна жизнь, или две, но рыжей приходилось худо. Она страдала за двоих, а Джеймс не мог остановиться на пути к своей цели. Некоторые люди созданы для того, чтобы идти вперед по трупам - врагов и друзей, прямо как на настоящей войне. Разница только в том, в кого угодит пущенная пуля. Здесь не будет пышных похорон с геройскими почестями, флагами и оркестром. Тут даже в напускной видимости церемонии кончины все равны, и неважно, что в итоге и героев, и преступников черви в земле будут грызть одинаково.
Копаясь под передними сидениями в долгих поисках автомобильной аптечки, пришлось ограничиться только светом в кабине водителя, направленным в сторону приборной панели. Отсутствие третьего пассажира и лишней пары рук давало о себе знать - подготовкой транспорта от начала до конца занималась античная богиня. Нашарив то, что искал, Джеймс украдкой взглянул в зеркало заднего вида. И снова его воротило от собственного отражения. Не нужно было впутывать в свои дела посторонних, месть - это личное. Афины нет, Ирен пострадала, и это только его вина, и ничья больше. Казалось, что хуже уже быть не может, но неизвестный говорил ему, что не следует питать иллюзий. Джеймс их и не питал, по собственному опыту зная, что то был еще далеко не предел возможного отчаяния. Прежде, чем заняться Ирен, он всего лишь навсего щедро отхлебнул воды из фляги - ему, чтобы привести себя в порядок, требовалось совсем немного усилий.
- Лежи и не вставай. - Распорядился ауг, видя попытки спутницы приподняться на локте, и, осторожно напоив ее водой из все той же емкости, разложил на полу фургона чемоданчик аптечки, принимаясь искать в нем нужные вещи. - Знаешь, чего я никак не могу понять? Если этот немец следил за нами уже давно, но объявился только сейчас, когда разыскиваемые хирурги залегли на дно, почему он не вышел из тени раньше, не предложил объединить усилия? Враг моего врага - мой друг. А если я чем-то успел ему насолить, когда гонялся за Двали в одиночку, то получается, что я такой же враг. Ты видела его в бою, вместе мы могли бы добиться куда большего. Но теперь все то, что он сделал, не сойдет ему с рук. Ты, Афина, Агнешка... Я этого так не оставлю.
Джеймс рассуждал вслух, уже понемногу обдумывая новый план действий, в то время как руки его аккуратно подкладывали под голову Ирен охлаждающий медицинский пакет, чтобы уменьшить неизбежный синяк на затылке. Потом мужчина дал напарнице пару таблеток обезболивающего, поднося ко рту флягу, давая запить.
- Ян сказал, что каждую субботу на лесопилку привозят по аугментированной проститутке. У нас есть несколько дней. - Негромко рассуждал мститель, укрывая Ирен пледом. - Моя единственная возможность найти и Двали, и Афину - отправиться туда, пока слух о смерти Яна не разошелся. Прикинусь одним из его людей, приведя за собой и нашего безымянного похитителя. Для пущей убедительности понадобится какая-нибудь женщина с механическими конечностями.
Джеймс мог бы вернуться в доки и попытаться уговорить пойти с ним одну из дюжины спасенных женщин, но понимал, что это уж чересчур. Во-первых, в порт вот-вот нагрянет полиция, во-вторых, заставлять кого-то пройти через нечто сродни контейнеру в ожидании хирургических скальпелей - бесчеловечно, пускай всего лишь ради маскировки. Все равно, что заталкивать выбравшегося из огня погорельца обратно в объятый пламенем дом. Однако должен был найтись некий менее фатальный выход.
- Нужно найти Фантазию. - Произнес Джеймс, садясь за руль фургона. - Если Афина жива, думаю, она будет рада узнать, что к ее спасению приложила руку Доминика.
Нет, не так. Афина жива. Джеймс знал почти наверняка. Он не мог сейчас ей помочь, вернувшись на крышу, чтобы избавиться от улик - очень сильно бы рисковал, оставляя Ирен наедине с полицией или, что хуже, со скрывшимся(?) похитителем. На долю же античной богини выпадали испытания и посерьезнее. Джеймс не знал, какие именно, но догадывался, что в них тоже было немало крови, грязи и пороха, как и в его прошлом. Его настоящем. Его будущем.
Вдалеке в зимней ночи слышались полицейские сирены. Фургон тронулся, отъезжая прочь от квартала доков и заброшенной стройки.

Отредактировано James Ashford (2017-03-28 01:20:29)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Missing link » Разведка боем. 19.02.2029 [альтернатива]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC