Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » One good turn deserves another. 04.11.2029


One good turn deserves another. 04.11.2029

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название: "One good turn deserves another".
http://funkyimg.com/i/2pWYK.png
Lissie - Hero
2. Дата: 4 ноября 2029 года.
3. Место: Прага, супермаркет неподалеку от станции "Монумент".
4. Действующие лица: Adam Jensen, Dominiс Rossa.

5. Краткое описание: с момента отмены комендантского часа прошло два дня. Прага не сразу приходит в себя. Лондонские события, арест верхушки "Двали" и террористического крыла КПА, правильно поданные телеканалом "Пик", вызывают не меньшую тревогу. Правда, теперь можно передвигаться по улицам, не опасаясь быть застреленным, а Дженсен наконец получает возможность немного передохнуть. Именно в такой момент ему довелось встретить старшего лейтенанта Доминика Росса.

+1

2

После отмены чрезвычайного положения прошло три дня. Прага все еще представляла собой удручающее зрелище. Разбитые и заколоченные щитами окна. Следы баррикад. Стихийные свалки мусора. Тела случайно застреленных бравые стражи порядка спешно убирали, поэтому все было шито-крыто. Но кое-кто видел и помнил…

Граждане старого города, чистые и апнутые, передвигались словно гуськом, по привычке вжав голову в плечи. Глядели строго себе под ноги. Все молчали, и Дженсен не заметил ни одного улыбчивого лица, хотя погода выдалась на удивление хорошей. Ноябрь, потом декабрь, а там и Рождество...

«Иди домой, Дженсен. Прими душ, проспись, а потом поговорим», – сказал Джим Миллер что-то около недели назад, а потом пошло-поехало. Навалилось так, что, казалось, не спал в штабе ОГ-29 никто, включая Арию. Теперь, когда вся свистопляска закончилась, и Марченко отправился за решетку, у Адама была возможность выполнить пожелание директора, запереться в квартире с сигаретами и виски, не высовывать нос на улицу и посылать к черту даже Алекс, если та вздумает попросить еще что-нибудь. К черту их всех, он устал и нуждался в срочной «перезагрузке».

Стоя в отделе со спиртным, Дженсен раздумывал о необходимом количестве бутылок и о том, что готовить на ужин. Овсяные и кукурузные хлопья неожиданно приелись, а он, как на зло, не мог вспомнить ни один стоящий кулинарный рецепт.

+3

3

После стольких дней, проведенных в Утулеке, собственная квартира казалась чужой. Когда отменили комендантский час полицейским из дежурных отрядов подписали недельный отпуск. Лейтенант Росса оказался среди счастливчиков, получивших на руки распоряжение. В то время, как сослуживцы радовались возможности смыть с себя кровь и пот, Доминик не знал, что делать с внезапной свободой. Она обрушилась так внезапно, что полицейский оказался к ней не готов.
Руки все еще помнили ощущение плавно поддающегося курка. В ушах до сих пор глухо звучал выстрел. В последний день чрезвычайного положения, недалеко от пропускного пункта... Четко выполненный приказ руководства засунули в мешок и вывезли на грузовике, может, в крематорий, может, в братскую могилу. Только память в мешок не положишь и не зароешь на заднем дворе дома. Чермак выдал бумагу с приказом об отпуске и ледяным тоном пожелал хорошо отдохнуть.
Доминик не хотел никого видеть, отключил смартфон, не подходил к компьютеру. В холодильнике остались только мыши. Одна повесилась на пустых полках, другие - змеиный корм, лежали в морозилке в пластиковом пакете.
Погода предвещала прекрасный день. Видеть людей на улице было непривычно. Как и идти вместе с ними, не выделяясь бронированной формой и шлемом, за которым можно было спрятать лицо. Но все равно старший лейтенант поднял воротник своего пальто, не смотря на отсутствие ветра, его пробирал холод. Небритый подбородок цеплял шелковый подклад.
В продуктовых рядах супермаркета выбор был не велик. После чрезвычайного положения товар еще не завезли, приходилось выбирать из того, осталось. Доминик на автомате брал с полок какие-то коробки. Все перемороженное и на один вкус, кроме выпивки. Обычно Росса был равнодушен к алкоголю, но сейчас хотелось надраться.
- Не можете выбрать, Адам? - лейтенант узнал стоящего впереди.
С характерной внешностью интерполовца ошибиться трудно. Конечно, можно пройти мимо. Но Ник был уже рядом с бутылкой бурбона, холодящей ладонь.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-03-09 22:29:41)

+3

4

Слоган на этикетке гласил: «Виски "Танго Фокстрот" – бурбон для настоящих мужчин, который наполнит вас отвагой и заставит сердце биться быстрее, чем пехотное наступление». Все это вместе с аббревиатурой «WTF» вызывало у Адама неизменное веселье. Именно этот вопрос он мысленно задал себе, когда услышал знакомый голос. Старший лейтенант Росса стоял рядом и держался за бутылку бурбона как утопающий за спасательный круг.

«Дерьмо, – подумал Дженсен, – только тебя тут и не хватало».

Конечно, можно было сделать вид, что стекла его очков слишком темные, чтобы этого субъекта распознать. Или сказать, что Росса обознался. Но то ли вежливость, то ли нежелание обижать сделали свое дело. Дженсен кивнул в знак приветствия. Взял с полки пойло для настоящих мужчин и сунул его в тележку. Затем еще одну бутылку. И еще одну.

– Нет, с выбором все в порядке, – хмыкнул агент. – С числом возникли небольшие проблемы. Думаю, надо взять про запас, – с этими словами он сунул в тележку четвертую бутылку. Никто не знает, когда случится следующая «осада» и как долго она продлится.

+3

5

Лейтенант с сомнением рассматривал бутылку. Будучи чехом и не владея английским в совершенстве, Росса не до конца понимал игру слов. Но вкус и крепость бурбона не оставляли конкурентам шанса. Разве что Ник хотел взять еще и ром. Должно же быть разнообразие в стакане.
- Заметно, что вы очень рады меня видеть, - сказал полицейский, забирая второй "Фокстрот" из ряда стеклянных близнецов.
- Надолго планируете задержаться в Праге?
Росса даже не старался убрать из голоса ледяные ноты, как в ту ночь в Утулеке, когда аугментированный агент сорвал дежурство своим эффектным появлением в центре отряда. Позже сбежавшего задержанного искали несколько часов. Больше всех надрывался старшина Петренко, но передавать от него привет Дженсену Ник не спешил.
Он бросил взгляд в тележку агента. Видимо, не ему одному больше по душе компания спиртного, нежели кого-то другого. Странное совпадение, впрочем, как и сама встреча в магазине.
К ножкам цыпленка в картонной коробке и пакету с сухой картошкой добавился старый добрый "Капитан Морган". Ром сильно на любителя, с резким запахом и вкусом опилок. То, что нужно, чтобы почувствовать себя лучше после того, как застрелил человека.
- Да, Адам, не было возможности поблагодарить вас, - старший лейтенант толкнул свою тележку вперед со скрипом погнутых колесиков. - Оказалось, что агенты интерпола держат слово.
Последнее касалось Магдалены Эбель. Она действительно исчезла. И, к своему облегчению, Росса не встретил упоминания ее тела в отчетах. Приятно было сознавать, что хотя бы тогда он поступил правильно.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-03-10 16:28:31)

+1

6

Зеленая фасоль, томаты, кунжут. На стеклянном столике в гостиной пылилась книга кулинарных рецептов. Адам зачем-то купил ее чуть больше полугода назад, как только приехал, но открыл пару раз. Его дом, заваленный «макулатурой», немногим отличался от книжного магазина Коллера.

Слушая Росса, Дженсен думал, как найти замороженную фасоль. Кунжут он видел в отделе, где продавались сахар и приправы.

Другие покупатели, проходя мимо, с опаской поглядывали на чистого, говорящего с апнутым. К косым взглядам Адаму было не привыкать. Тем более, если привык к выстрелам.
– До конца марта, – ответил Дженсен. – Дальше, как повезет.
«Если повезет».

На большом круглом экране под потолком вновь появилось кукольное личико Элизы. Где была та, настоящая, теперь?

Следом замелькали кадры с арестованным Марченко. Вспомнился Лондон, и Адам подумал, когда Виктор заплатит иллюминатам за провал? Мандерли, несмотря на успех, не был доволен итогами операции. Неудивительно. Виктор, сыграв свою роль, должен был отправиться на свалку, но Дженсен решил иначе, сохранив ему жизнь.

Сто тысяч человек в заминированных высотках или несколько представителей ООН? Десять минут на то, чтобы успеть, и Адам успел. Теперь хозяевам Марченко придется думать, как убирать своего бойцового пса. «Д. М» в карманном секретаре, найденном Рукером, означало не «Джим Миллер», как думала Алекс, а «Джо Мандерли». Теперь-то Дженсен знал это наверняка. Старина Джим сегодня выписался из госпиталя, надо будет хотя бы позвонить.

Услышав благодарность, похожую на скрытый упрек, Адам едва заметно улыбнулся. Но говорить ничего не стал. Просто покатил свою тележку дальше, двигаясь вровень с Росса.

+1

7

Агент Дженсен не ответил взаимностью на любезность. Но его тележка катилась рядом, значит, разговор еще не закончен. Хорошо, иначе Доминику пришлось бы искать интерполовца по всей Праге, чтобы услышать только "да" или "нет".
На экране повторяли утренние новости. Голос ведущей заглушал монотонную запись о скидках и распродажах, периодически транслируемую из громкоговорителей супермаркета. Лейтенант без интереса взглянул на размытое лицо Виктора Марченко и вернулся к начинающимся чайным полкам, подпиравшим алкогольные ряды.
- Зря его не убили, - тихо произнес Росса в поднятый воротник своего пальто.
Просто мысль, случайно сказанная в слух, и ничего больше. Никто не спрашивал его мнения, а Ник никому не отвечал.
Сколько еще будет таких же, как Марченко. Убийц по собственной воле, прикрывающихся идеалами, какой-то святой войной, религией в конце концов. За всеми воплями стоит только желание дать распустить руки и оправдаться в собственных глазах. И всегда найдутся те, кто захочет помочь. Проще сказать, кому это выгодно. СМИ могли делать упор на Викторе сколько угодно сильно, но ни в одной новостной передаче не рассказали, откуда у заложника гетто такие возможности, какими не обладал даже официальный лидер КПА доктор Рукер.
Чем больше Доминик думал об этом, тем чаще возвращался к событиям 2027 года. До сих пор болезненным и не менее страшным, чем то, что случилось в настоящее время. Оставалось нечто, не дающее лейтенанту покоя...
Но с ним же бурбон и ром, все в полном порядке.
Практически весь чайный лист и кофейные зерна шли под импорт, поэтому Росса встретили лишь желтые кубики с напечатанным слоном. Опиум для никого прямиком из Российских Штатов. Ник взял пару пачек.
- До конца марта, говорите. Тогда я еще успеваю сделать запрос, - сказал полицейский, легкая тень улыбки на его лице была такой незаметной, что, казалось, будто это игра света.

+1

8

Насколько легко вершить самосуд? Достаточно просто. Если считать себя в праве распоряжаться чужими жизнями. Уж Дженсен на это насмотрелся сполна. Именно так поступил Хью Дэрроу, инициировав то, что позднее назвали «Инцидент».

Именно так действовали теперь иллюминаты. Для них Марченко, человек отнюдь не беспомощный и глупый, был марионеткой. А для ОГ-29 – ценным свидетелем. К тому же, Адам, что греха таить, хотел прикрыть Миллера.

Именно об этом сказал Дженсен недоумевающей Алекс, когда та спросила, зачем он оставил террориста в живых. Показаниями Марченко можно было больно и крепко надавить. Адам не стал говорить Веге, что для таких, как Виктор, нет участи страшнее, чем быть растерзанным своими хозяевами. Многое в отношениях Дженсена с Коллективом до сих пор было не ясно, Янусу он все так же не доверял.

Оставалось считать время до момента, когда Марченко усыпят, как бешеного пса. Слишком поздно, потому что теперь у Интерпола была вся необходимая информация, несмотря на старания Пейджа и Мандерли замести следы.

Услышав про запрос, Дженсен остановился. Посмотрел на лейтенанта и снова кивнул, молчаливо поддерживая этот странный разговор. Разведя в стороны аугментированные ладони, он все в той же шутливо-серьезной манере сказал:
– Бланка нет. Придется так. Я вас слушаю.

Кунжут нашелся довольно быстро. За стеллажами Адам заметил в морозильнике искомую фасоль. Что-то подсказывало ему, что нужно быть очень внимательным. В прошлый раз, когда Дженсен брался за готовку, пережарил охрененный стейк. Было обидно.

+1

9

Все свелось к минутной неловкости. Как только агент Дженсен развел руки в стороны в жесте, носившем в общем-то полушутливый характер, Ник отступил назад. Ненамного, всего на шаг. Тело непроизвольно напряглось. Полицейский посмотрел вниз и поймал себя на том, что тянется к несуществующему табельному оружию. Сжав руку в кулак, лейтенант Росса сунул ее в карман пальто. На безымянном пальце блестело золотом обручальное кольцо.
Проходивший мимо гражданин встревоженно обернулся. Прибавил ходу, торопясь исчезнуть в рядах консервированных овощей, но, не в силах совладать с испугом, еще несколько раз бросал взгляд через плечо. Возможно, хотел увидеть бойню или ожидал, что сошедший с ума аугментированный бросится за ним следом. Это было так горько, что даже смешно.
Доминик догнал Дженсена у морозильника, где лежали продукты вперемешку с изрядной долей льда. Разнообразные смеси взывали к покупателям. Но в данный момент оказались нужны только одному человеку.
- Простите, - сказал Ник, не зная даже, заметил ли интерполовец прошлую немую сцену.
Извиняться было трудно. Как и признаться самому себе в слабости, вызванной внезапным воспоминанием. Прошло уже два года, а Доминик все еще помнил резко изменившееся лицо своей жены и занесенный вверх кухонный топорик, весь в бараньей крови. Она готовила jehněčí na rozmarýnu*. С тех пор Ник не переносил его запах.
- Вы могли бы еще раз помочь человеку выбраться из Утулека? - спросил старший лейтенант. - Вероятно, он будет не рад и даже начнет сопротивляться.
На глаза попались мороженые шампиньоны. Росса никогда не готовил грибов, разве что иногда брал маринованные в салатных контейнерах с мутным укропным рассолом. Впереди была целая неделя, чтобы научиться.
- Моя сестра до сих думает, что в гетто возможно выжить и дождаться всеобщего признания аугментированных, - полицейский бросил шампиньоны на упаковки чая. - Как-то так. Где мне расписаться?

*традиционное чешское блюдо из бараньих ребер с розмарином.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-03-12 23:22:46)

+1

10

Такое невозможно не заметить. Как невозможно не услышать «сраный ауг» или «чертова железяка», брошенное в спину. Как извечный вопрос, не собирается ли Дженсен внезапно рехнуться и наброситься на кого-нибудь прямо сейчас. И можно было снова, привычно сделать вид, что не обратил внимания, но там внутри по-прежнему царапало железом по стеклу, хоть за два года к подобному Адам уже привык.

В ответ на извинение Дженсен лишь пожал плечами, мол, не стоит продолжать. Взял из морозильника фасоль. Как-то один умник пошутил, что апнутые должны питаться гайками и болтами. Отчего-то теперь снова вспомнились эти слова. Адам, на секунду замерев, сунул две упаковки в тележку. Тему аугментаций, как и близящегося конца света, как проповеди адептов Бога-машины и еще несколько спорных вопросов, ему тоже не хотелось ни с кем обсуждать. Куда интереснее всего этого поднадоевшего дерьма оказалась просьба Росса и то, что лейтенант сказал следом.

– Вы хотите, чтобы я ее похитил? – уточнил Дженсен, выслушав собеседника. – А как же свобода выбора? – говоря это, Адам уже не иронизировал. Разводить философские споры не хотелось, но ему стало интересно, отчего братская забота носит характер принуждения.

Дженсен хорошо знал, что это за место. Была еще одна сложность. На тех, кто оказался в «Утулеке» практически стояло клеймо, а это значило, что сестре старшего лейтенанта придется пройти через «очистку» документов. Сейчас, после всех происшествий, сделать такое было нелегко. Нужны были соответствующие связи. К тому же, несмотря на то, что заграждения и роботов с улиц убрали, на них все еще было полно сканирующих дронов и полицейских. Что называется, на каждом углу.

Захотела бы жительница «Утулека» возвращаться из огня да в полымя? Дженсен не знал и надеялся, что получит от Росса необходимые ответы.

+1

11

Шутки в сторону. Лед в морозилке блестел под лампами освещения и на синей радужке глаз Доминика, лишая их жизни. Полицейский повернулся к агенту Дженсену, он больше не улыбался.
- Я хочу, чтобы вы вытащили Катарину оттуда, - ответил старший лейтенант. - Не важно, каким образом.
Спустя столько лет после смерти отца и мачехи, Росса продолжал оберегать сестру. Всегда был рядом, где бы она ни оказалась. Не бесплотной тенью, такое сравнение любят приводить в бульварной литературе, - надежной опорой. Выпустил из виду, когда женился и полностью окунулся в семейные хлопоты, в результате Катарина попала в Утулек. Она говорила, что способна сама о себе позаботиться, а между тем постоянно делала ошибки. Нику пришлось думать за нее и решать, куда свернуть в следующий раз. Только в Городе Големов все было иначе. Сестра постепенно отдалялась. Когда-то связь между ними была так сильна, что заставила бы иных поборников морали стыдливо краснеть и отводить глаза, хотя здесь не было даже родства по крови. А теперь Катарина искала причины исчезнуть на время, приходившееся на смены лейтенанта, каждый раз находя новые.
- Мне безразлично ее мнение. Если не поймет сейчас, будет благодарна в дальнейшем, - сказал полицейский.
Когда аугментированных сгоняли в гетто, никто не спрашивал их согласия. Рука власти действовала без сожаления и пощады. Если Катарине нравится самообман, пускай. Но пусть не рассчитывает на то, что старший брат оставит все, как есть, и даст ей утонуть в трясине. Полиция Утулека почти каждую неделю находила трупы, кто-то страдал и от стражей правопорядка в том числе. Росса видел, как лейтенант Кшентов поочередно ломал аугу руки только за то, что тот матернулся в его адрес. Свобода выбора... Раз на то пошло, то Доминик скорее прибегнет к той политике, которая поддерживается выше, над головой капитана Чермака.
- Как думаете, Адам, прошу слишком многого?
- Доминик! - со стороны пустого прилавка, предназначенного для охлажденной рыбы, выскочила невысокая полная женщина средних лет.
Продавец была явно рада видеть лейтенанта. Подойдя к беседующим мужчинам, торопливо протянула Росса жестяную банку кофе:
- Возьмите, для вас берегла.
- Спасибо, Франтишка, - поблагодарил полицейский.
Иногда Ник передавал посылки ее двоюродному брату, как и Катарина, оказавшемуся по ту стороны баррикад, в Городе Големов.

+1

12

Отчего-то именно сейчас Дженсену вспомнилась квартирка Ивана Берка. Точнее не квартирка, а проржавленный жилой блок, похожий на вагон для перевозки скота. По углам мусорные кучи, вечно коротящая проводка. Мелисса Берк не была аугментирована, но отправилась вслед за мужем в «Утулек». Устроив взрыв на станции «Ружичка», Иван погиб. Где теперь была Мелисса? Никто не знал.

Наверняка родные так же пытались вытащить ее оттуда. Может, отговаривали отправляться в ссылку вслед за мужем, приводя доводы, что она привлекательна и еще очень молода. Подозревала ли Мелисса о том, что готовится теракт? Или знала точно? Из писем, полученных путем взлома личной переписки, Адам понял, она поддерживала мужа практически во всем. Хотелось посмотреть в глаза этой женщине. Потому что Дженсен тоже знал, на что толкают отчаяние и любовь.

Услуга за услугу. Ни больше, ни меньше. Лейтенант Росса видел в нем подходящий, что называется, высокоточный инструмент. При таком раскладе все рассуждения были излишни. Какая разница, о чем он думает? Адам едва заметно улыбнулся, предпочтя оставить все соображения при себе.

Он подождал немного, пока Росса перекинется парой фраз со знакомой и та отойдет. Продолжать этот разговор при посторонних не следовало. О том, что такое доносы, чтобы выгородить своих или как-то облегчить их участь, Дженсен тоже был в курсе, еще со времен работы в детройтской полиции.

– Мне нужно знать, где она бывает. Не помешает содействие с вашей стороны. В этот раз наш пилот не сможет доставить меня на место. Так что придется устроить встречу на КПП. Организовать сможете? Дальше я сам.

+1

13

Как только Франтишка вернулась к прилавку, лейтенант положил кофейную банку, некстати ворвавшуюся в разговор, в тележку. Ни у одного покупателя магазина, кроме него, не было тех самых заветных 800гр сухого счастья, помогающего держаться на плаву. И неизвестно, когда завезут. Прага с трудом отходила от потрясений. Некоторые раны заживают быстро, иные не затягиваются годами.
Росса знал это по себе. Его шрамы до сих пор кровоточили. После инцидента, после того, как убил свою жену, Ник отгородился от людей и мира, разорвал все старые связи. Вспомнить, каким он был раньше. Разве те, кто были знакомы с ним сейчас, узнали бы в отзывчивом, общительном семьянине вымороженного до основания старшего лейтенанта? А до этого был период, когда Доминик скакал по сцене с микрофоном в черно-белом гриме. Секс, наркотики, рок-н-ролл.
- Сделаю все, что в моих силах, - ответил Росса, думая о том, что после этого Катарина не захочет его больше видеть.
Упрямство сестры, то, как она отвергала даже любое упоминание о возможности покинуть Утулек, вызывало у Ника удивление. Сама вероятность до встречи с Дженсеном всегда оставалась зыбкой, но не принимаемой ни в каком виде. Полицейский устал долбиться в закрытую дверь. Катарина в свою очередь молчала о причине.
Теперь появился шанс не обойти барьер, сломать его. Заводя разговор и напоминая о долге, Росса не надеялся, что интерполовец согласится. Все-таки забрать человека из гетто далеко не просто. А сестра Ника не представляла ценности ни как свидетель, ни как лицо, которое может на что-то повлиять.
На крайний случай, как запасной вариант, Доминик мог остановиться на просьбе о сигаретах. Американские, которые он курил, в Чехии встречались редко, все больше передавались по знакомым через третьи руки.
- И все? Беретесь за дело, как настоящий специалист, - Ник развернул свою тележку по направлению к кассам. - Спрашиваете только по существу.
Он не обвинял Дженсена в нежелании лезть дальше невидимой границы и не пытался вывести его на разговор по душам. Для этого существуют друзья, а их у лейтенанта больше не было, кроме кобры, но ее сложно назвать хорошей подругой.
- Меня интересует срок, Адам. Когда? И как я могу с вами связаться?

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-03-17 01:13:24)

+1

14

Хотелось надеяться, что «в силах» лейтенанта не означало пригнать отряд полиции и устроить ловушку, чтобы поймать агента Интерпола на несанкционированных действиях. Дженсен прекрасно знал, что за такое его по головке не погладят. К тому же, это было бы на руку Джозефу Мандерли.

«Черт, все-таки придется всплыть на поверхность и связаться с Алекс, – думал он. – Мне нужна информация об этом Росса».

Шанс, что все это могло оказаться подставой, был примерно процентов двадцать. Адам уже влипал в дерзденском гетто «Стеклянный дом», когда местная полиция посодействовала аугментированным террористам. Отлично спланированная провокация. Никто не давал гарантии, что лейтенант не выкинет какой-нибудь фокус под конец, когда Дженсен все-таки доберется до его сестры и попытается убедить ее покинуть гетто. «Убедить» – было ключевым в данном вопросе, хотя всегда оставался шанс для выстрела из шокового пистолета.

– Через три дня ориентировочно. Если не возникнет срочных задач, – ответил Адам, сообщив Росса частоту, на которой тот мог связаться с ним по Инфолинку. – Заодно перешлете необходимые данные и фото. Надеюсь, у вас есть убежище, где она будет в безопасности и возможность оформить «чистые» документы.

Разговор можно было считать оконченным, но Дженсен медлил несколько мгновений, прежде чем направиться к другой кассе, для аугментированных. Исподволь вглядывался в лицо лейтенанта. Если он хоть что-то понимал в людях, то Росса не лгал. Если в его силах было вытащить хотя бы еще одного человека из этого ада, Дженсен это сделает.

Глянув на дно тележки, Адам обнаружил, что не взял томаты.

+1

15

Доминик доверил Дженсену самое важное в руинах своей жизни, оставшихся на пепелище надежд. Отдал последнее мало знакомому человеку, которого видел второй раз в жизни и о ком, по сути, не знал ничего. Глупее и опрометчивей поступка не придумать. Но Росса даже винить себя не мог, как и сомневаться, так пусто было внутри. Когда Катарина покинет Утулек, возможно, наступит облегчение, хотелось бы его почувствовать. Но вместо все равно придет одиночество. Зато это развяжет руки. Для нее же лучше, если сестренка так и не увидит, каким стал ее брат. Было бы весьма неприятно и больно понять, что самый близкий человек умер два года назад, а вместо него бродит фантом железного города.
- От моей мачехи остался дом под Опавой. Три года назад, когда я ездил туда в последний раз, он еще был пригоден для проживания, - сказал Доминик, забивая контактные данные агента в свой КС. Разумеется, никаких имен.
Одноэтажный, с маленьким палисадником и площадкой для машин перед входом, домик казался игрушечным по сравнению с нависающим над ним кленом. Соседей мало, все больше старики. Какое-то время, пока лейтенант подымает связи, чтобы оформить новые документы, Катарина могла пожить там, если в здание не пробрались нищие. В противном случае придется предварительно вывести тараканов.
- Будем на связи, - полицейский убрал КС.
- И... спасибо, Адам, - господи боже, произнести это оказалось еще сложнее, чем извиняться.
Касса для трансграждан находилась сбоку, проход к ней был узкий и неудобный, будто владельцы супермаркета стыдились самой идеи обслуживать аугов. Ник даже забыл о ее существовании. Катить тележку к центру с яркими рекламными плакатами и приветливыми девушками в униформе казалось естественным, пока интерполовец не свернул. Задержавшись, Росса проводил Дженсена взглядом. Позади какой-то торопыга чертыхнулся, едва не натолкнувшись на спину лейтенанта.
На выходе из супермаркета Доминик набрал знакомый номер, на другом конце не сразу ответили на звонок. Хотя бы в этот вечер виски будет не только в одном стакане. 50% прозрачной жизни цвета темного янтаря.

Отредактировано Dominiс Rossa (2017-03-18 12:02:42)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » One good turn deserves another. 04.11.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC