Deus Ex

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру "Deus Ex"!
Жанр: фантастика, киберпанк. Рейтинг: 18+.

Список персонажей;
Упрощенный прием;
Заявки от игроков.

Для того, чтобы оставить рекламу или задать вопрос администрации, используйте ник Spamer с паролем 0000.
Сюжет: 2029 год. После Инцидента 2027 года в мире царят паника и хаос. Противостояние между «аугами» и «чистыми» достигло критической отметки. ООН готовится принять «Акт о восстановлении человечества».

• Игровые события с 2020 по 2029 год. Хронология.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » False alarm. 01.05.2029


False alarm. 01.05.2029

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Название: "False alarm".
http://funkyimg.com/i/2o72e.jpg
Christian Baczyk - The Brutality Code
2. Дата: 1 мая 2029 года.
3. Место: Заброшенный завод компании "Бензина" под Прагой, Церковь Пресвятого Сердца Господня на Виноградах.
4. Действующие лица: Adam Jensen, Duncan MacReady.

5. Краткое описание: в управление ОГ-29 поступает сообщение о готовящемся теракте. По сведениям полиции группировка расположилась на заброшенном топливном комплексе, и ОГ-29 отправляет ударную группу туда. Однако это служит отвлекающим маневром от другого, не менее серьезного, происшествия.

0

2

Заброшенный завод по переработке нефтепродуктов производил гнетущее впечатление. Да и как еще может выглядеть заброшенный завод? Бурая земля, жухлая прошлогодняя трава, сквозь которую едва пробивалась молодая майская зелень. Неистребимая вонь, не выветрившаяся за два года. Черные от копоти стены. И окна, ощерившиеся осколками битого стекла. Казалось, даже птицы дохли здесь уже на подлете.

После Инцидента, когда аугментированные рабочие, как и на многих других заводах, подобных этому, буквально дали жару, предприятие пришлось закрыть. Каким-то чудом случившийся здесь пожар не докатился до близлежащего района, в котором раньше жили местные специалисты и их семьи. Когда-то это был хорошо обустроенный современный городок, с железнодорожной станцией, к которой приходил новенький скоростной поезд, супермаркетами, школой и развлекательным центром. Теперь вокруг царило запустение, и трубы завода возвышались над окраинами города, как немой укор.

Стоило ли говорить, что цены на жилье в этом районе упали почти в два раза? Однако это было на руку торговцам недвижимостью, и как только завод закрылся, здесь появились новые жители. В основном, из числа тех, кто еще не пересек черту бедности, но был на грани того. Инцидент прокатился катком не только по аугам.

Ранним утром 1 мая коллеги из пражской полиции, явно гордясь собой, сообщили в штаб ОГ-29, что им удалось вычислить банду аугментированных, которые оккупировали заброшенный завод. По сведениям чешских копов здесь готовилось нечто грандиозное, грозящее неприятностями всей Праге, а потому команда ОГ-29 не отреагировать не могли. На заводе все еще оставались приличные запасы топлива, да и отходов, которые так и не были переработаны, здесь было хоть отбавляй. Так что, при желании и сноровке, можно легко взорвать эту пороховую бочку. Тем более, с учетом коммуникаций и труб, как щупальца, тянувшихся от топливного монстра на несколько километров.

Глядя в узкое окошко бронированного транспортера на унылый пейзаж и слушая, как Васкез на французском ругает извечную тряску, Дженсен размышлял о том, почему местные полицейские сами не нагрянули сюда. С тех пор, как в Праге обосновался штаб ОГ-29, им приходилось постоянно «перетягивать канат». Был ли это жест доброй воли или что-то кардинально изменилось в чугунных головах, Адам не знал. По словам Миллера, эта миссия могла быть хорошим шансом утереть местным нос, и многие с ним согласились.

+2

3

На инструктаже, предшествующем готовящейся операции, Миллер потирал руки. Уже, прямо, видел, как местная жандармерия пыхтит и нервно курит в сторонке: обскакали, показали класс, все ягодки собрали без колготни и хипежа. Ай, да, Интерпол, ай, да, сукины дети!

А Мак думал, с какой это радости чехи так расщедрились. Большие шишки пражской полиции кровавым поносом исходили, стоило только "двадцать девятой" предложить им помощь, а теперь вдруг кинули подарочек с барского плеча. 

Дело-то выглядело не сложным. Тем паче, что и бандитов уже вычислили, и место теракта известно, да и сил для проведения операции у полиции достаточно. Садись в засаду, бери тепленькими, а потом вешай медальки на грудь. На хера чужой жених на собственной свадьбе?

Ребят в броневике, похоже, подобные тягостные думы не обременяли. Они ехали на задание и готовы были его выполнить. Как всегда четко, слаженно, при любом раскладе. Только железяка, кажется, заскучал. Глядел, как старый кот в окошко и не поймешь, не то вспоминает лихие деньки, не то радуется, что пришла импотенция - свалилась гора с плеч.

- Слышь, железка, - позвал Мак, перекрикивая шум движка БТР. - Пока мы сброд по заводу гонять будем, ты там пошмыгай, не привлекая внимания, посмотри хорошенько, не подстроили ли нам какой-нибудь хитровыебанной ловушки. Эти пражские жандармы, под шумок, запросто могли свинью подложить. Случись чего, спишут на террористов, а  "двадцать девятую" будут на всех углах склонять, что херово сработала, не смогла предотвратить и все такое. Хороший повод для будущих отказов в совместной работе.

Сомнения Дункана казались ему не беспочвенны. Уж очень подозрительным был широкий жест, сделанный чехами. А терять своих людей из-за чьих-то грязных игр Маку очень не хотелось.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-01 00:35:30)

+3

4

Глядя на унылый пейзаж, Дженсен крутил так и сяк карту, развернутую в левом верхнем углу интерфейса сетчатки. Чанг раздобыл план комплекса и пометил на нем возможные точки входа, а также места, где могут быть охранные терминалы. Все это было сделано на глазок, по логике. Что там наверняка, никто знать не мог. Нужно было смотреть на месте. Агентов, работающих под прикрытием и сотрудничавших с бандой, у пражской полиции не было. Конечно, кто из чистых сунется к аугментированным…

Мак, судя по всему, тоже был не в восторге от этой идеи. Видно по лицу. Хотя, от чего он бывал в восторге? Дженсен ни разу не видел, чтобы Макриди был чем-то доволен и ни разу не слышал, чтобы тот не полоскал кости кому-нибудь. Цеплялся как клещ и бухтел, пока не выкипало все топливо и не выходила вся пена. Прошло чуть меньше двух месяцев с того времени, как Дженсен работал на ОГ-29, и они постепенно привыкли к закидонам друг друга. На выпады Макриди, как и на его недовольство, Адам внимания не обращал. В какой-то мере это было даже весело. Гораздо важнее оказалось то, что с ним вполне можно было работать.

Повернувшись к Дункану, Адам ответил:
– Для начала нужно лишить их охранных систем. Заодно можно будет поискать кое-какую информацию.
Транспортер остановился.
– Пойду первым, уберу внешнюю охрану, – добавил Дженсен, не дожидаясь приказа.

+2

5

Миллер, Миллер. Ну почему ты взял под крылышко этого шалбера, ведь слепому ясно, что твой патронаж начисто лишает Дженсена необходимости соблюдать дисциплину.

- А ты знаешь где она и сколько ее? - Ехидно спросил Мак, пристегивая ремень каски под подбородком. - Или ты думаешь, что вся шелупонь соберется для твоего удобства в одном месте и будет ждать, когда ты ее нейтрализуешь? Возьми Васкез. Разделившись, вдвоем проще обойти здание и снять наблюдателей. Если они, конечно, тут есть. В чем я лично сомневаюсь.

Взревев напоследок, броневик остановился. Брякая тяжелыми подошвами по обшивке, из него горохом посыпались ребята. Спрыгивая на землю, их ботинки поднимали вверх фонтанчики пыли.

Миллер наскоро отдавал приказы. Макриди и без указаний знал, что от его подразделения ждут активных действий.

- Будь на связи с Дженсеном,  - напутствовал директор Дункана. -  Он предпочитает индивидуальную работу, но не забывайте о согласованности действий. По возможности, избегайте лишних жертв, мы не в тире.

- А подгузники ему не надо менять? - окрысился Мак. - Раз любит работать, как хуй на душу положит, пусть сам и выкручивается. Я ему в няньки не нанимался.

Но это были лишь слова. Миллер отлично понимал, что Мак, несмотря на все свои подначки, готов прикрыть товарищей, даже ценой собственной жизни.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-02 01:16:07)

+3

6

– А у тебя всегда на карте нарисовано, кто где стоит? – поинтересовался Дженсен. – Или действовать по обстановке уже разучился?

«Дайте мне точку опоры, и я поверну Землю»,  – говорил Архимед. «Дайте мне подойти на пятьдесят метров, и я буду знать диспозицию», – мог бы сказать Адам. И дело было вовсе не в радарной системе и сверхзрении, которыми его когда-то одарил Шариф. Сказывался многолетний опыт работы в полицейском спецназе.

Слушать, что бухтит в ответ Макриди, Дженсен не стал. Проверил запас клеточных батарей, шоковый и обычный пистолет, гипостим и патроны. Все на месте, все в порядке. Ответил Миллеру короткое «Понял», махнул рукой Васкез и, сделав несколько шагов, «растворился в воздухе», уйдя в оптическую маскировку.

– Чанг, мне нужна схема электро и вентиляционных коммуникаций.
– Дай мне пару минут.
– Сейчас, Питер. Отложи свой бутерброд и просто нажми «отправить». Я знаю, ты хорошенько порылся в инфе этим утром.
– Ты знаешь, что ты зануда, Дженсен?
– С чем бутерброд, кстати?
– Ветчина, салат-латук…
– Приятного аппетита. Постарайся жевать тише.
– У меня еще кофе со сливками. Лови, что просил, Дженсен.
– Спасибо, Питер.

Видимых признаков жизни снаружи завода не наблюдалось. Зато за стенами было шевеление. Двое охраняли транспортный ангар. Трое суетились в корпусе, оборудованном под склад. Остальные, в количестве шести, тусовались на втором этаже. Там находилось нечто вроде лаборатории. Адам мог различить только силуэты конструкций и людей, наличие имплантатов и вооружение, но и этого было достаточно.

– Что-то не вижу я здесь ничего, о чем нам чехи напели, – добавил Дженсен после того, как доложил обстановку и это же подтвердила Васкез.

Подобравшись ближе, Адам недолго созерцал открывшееся зрелище. Затем отыскал искомую «точку входа». Ею была ведущая на крышу одной из построек аварийная лестница. Поржавевшая, но все еще крепкая. С крыши можно было без труда проникнуть в вентиляционную шахту. Просканировав состояние коммуникаций, Дженсен нашел его приемлемым для скрытного проникновения и дальнейшего продвижения. Тут же обнаружилась проводка. Новенькая. Это вызывало почти непреодолимое желание поиграть в короткое замыкание.

– Ну что, Мак, я их обесточу или ты хочешь «серьезную боевую операцию»?

+3

7

Вначале Мак с ребятами обследовал здание, по-видимому, бывшего административного корпуса. Из него длинный, некогда застекленный, переход привел их в огромные производственные цеха.

Дункан осторожно обходил помещение за помещением, отмечая повсеместную разруху и запустение. Все, что можно было вынести, давно разграбили. С конструкций сорвали оплетку, стекла повыбили, на стенах доморощенные художники изгалялись в граффити. Только многотонные станки кое-где еще напоминали о прежнем хозяйственном размахе.

Пока никто из ребят не сообщал, что заметил хоть одну живую душу, а все-таки следы присутствия людей встречались повсеместно. Мак отмечал бытовой мусор, старые окурки, лужи, смердящие мочой. 

В ухо пробрался голос Дженсена. Спокойный, сосредоточенный. Значит, у него все в порядке.

- Я бы развлекся, но папка Миллер не велел ломать игрушки. Так что, вырубай, железяка, все к чертям...

Неожиданно, один из ребят, обследовавший помещение с противоположной стороны, замер. Через секунду оглянулся, передавая жестами: "внимание!" - "минус десять" - "двое спят" - "один ест", потом "поиграл" пальцами.

В переводе на нормальный язык - в непосредственной близости расположилась группа численностью меньше десяти человек, трое при деле, остальные "балду" гоняют. 
Что за хуйня? А где, блядь, опасные террористы? Где подготовка к большому "бум!"?

Мак дважды постучал пальцем по мембране микрофона переговорного устройства. Расшифровка означала: "Говорить не могу. Конец связи".

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-02 22:03:37)

+2

8

Вот так и подтверждаются неоспоримые преимущества Инфолинка и других, подобных ему аугментаций. Самое то для оперативной деятельности. Особенно, если захотелось в шпионов поиграть. Бесшумная связь, набор текстовых сообщений едва ли не силой мысли, геолокация собеседника при необходимости… И хоть сначала Адам об этом не просил, а на то, чтобы привыкнуть ко всему, потребовалось почти два года, своих возможностей он не стеснялся. Кто бы что ни говорил про «железного дровосека» и «сраного робота».

– Понял, выполняю, – ответил Маку Дженсен и тут же поинтересовался у Васкез: – Зои, что у тебя там?
– Какая-то хрень. То ли мини-завод. То ли лаборатория. Тут, кстати, турель и пара растяжек стоит.
– Считай этот вопрос решенным.

Двое, крутившихся возле трансформаторной будки, толком не успели ничего понять, когда Адам буквально спикировал на них сверху. Удар Икара припечатал обоих к пыльному бетону. Не смертельно, жить будут. Кроме них в приближении не было никого. Адам беспрепятственно пошел дальше. Взлом кода на замке не занял много времени, сложность - двойка.

Рубанув электричество, Дженсен с тоской посмотрел на забытый одним из «террористов» стакан, в котором еще дымился дешевый горький кофе, и мысленно выругался на Чанга. Все эти утренние сборы и поднятая шумиха не дали агенту Дженсену доесть. А еще хотелось курить. Так, словно перед смертью.

– Мак, что насчет «лаборатории»? Жду координаты встречи.

+1

9

- Всем лежать! Бросить оружие! Никому не двигаться! Полиция!

С криками, с топотом, они ворвались скопом в помещение цеха. Раздавая тычки, пиная и опрокидывая всех на пол, Мак с ребятами, как и положено, сеяли панику среди находившихся здесь людей: задачей было ошеломить, не дать возможности сориентироваться, выстрелить или скрыться. Завизжала баба, в голос заревел ребенок, кто-то громко матерился на чешском.

Когда суматоха немного улеглась, Мак огляделся, оценивая ситуацию. Если он что-то понимал в деятельности организованной преступности, то их ждало разочарование: ничего похожего на логово террористов здесь не наблюдалось. Ни деталей для изготовления взрывных устройств, ни канистр с  жидкостью, чтобы разливать по бутылкам "коктейли Молотова", даже мало-мальски годного арсенала, предназначенного для захвата или уничтожения заложников - ничего.
Один парень из команды Дункана заинтересовался грудой коробок, сваленных под окном, но при ближайшем рассмотрении был вынужден развести руками: в них хранился запас самопального алкоголя, уже готового к продаже.

Голос снова подал Дженсен и Мак, махнув ребятам, прекратить кошмарить несчастных обывателей, отозвался:

- Какая на хуй лаборатория? У нас с десяток отщепенцев, твоих сродстственничков и мелочевочная партия бухла, набодяженная из всякой "хурмы". У них даже оружия приличного нет, так, старое фуфло, наворованное при царе Горохе. Живут здесь тихо-мирно, по-семейному. Супы варят да детишек воспитывают. Короче, нет тут ни хуя. Облажались мы, железка. Какие у вас с Васкез новости? Что-то эта кривоссыха голос не подает. Тискаетесь, наверное, пока родители на работе?

+2

10

– А ты, небось, уже попробовал? – поинтересовался Дженсен насчет выпивки. – Мы молодцы, Мак. Теперь самогонщиков арестовываем.

То, что на заводе обнаружились еще и дети, Адама порядком удивило. Хорошо, что никто не пострадал. Шагая навстречу Васкез, Дженсен думал, что теперь с этими людьми будет. Их передадут пражской полиции. Возьмут под стражу, отправят в «Утулек». Предварительно допросят. Так, что места живого не останется. Если попадется кто-то особо рьяный… 

Зои молчала, и это было подозрительно, хотя значилась «онлайн». Адам снова ее позвал, напарница откликнулась только через полминуты, когда Дженсен сам до нее добрался и встал за спиной.

– Твою мать! Чего подкрадываешься, хочешь, чтобы прострелила тебе башку?
– Один раз уже было.
– Но это была не я!
– А молчишь чего?
– Исследую.
– Ну и?
– А сам посмотри.
– Что там?
– Не взрывчатка, – покачала головой Зои.
– Уже хорошо, – хмыкнул Дженсен.
– Они не только выпивку делали. У них химик есть.
– Наркота?
– Ну, почти. Пытались синтезировать нейропозин, – Васкез протянула Дженсену планшет и карманный секретарь, найденные в небольшой подсобке.
– Но, видно, безуспешно…
– Зато упаковали, – Зои кивнула на коробки.
– Мак, кажется, я знаю, зачем мы здесь, – усмехнулся Адам.

Кто-то руками полиции, а теперь и Интерпола, намеревался хорошенько встряхнуть конкурентов. Местные барыги таких связей не имели, значит, либо Двали, либо…

– Мак, не спугните их. Слышишь? Нужно кое-что разузнать, прежде чем передадим пражской полиции. Мы с Зои направляемся к вам.

+2

11

- Растем, железка. Дальше так пойдет, доверят ссыкунов подъездных отлавливать.

Связь ненадолго прервалась, а Макриди, воспользовался этим, чтобы потолковать со "старшим" аборигенов. По его словам, община сколотилась здесь месяцев шесть назад. "Мы ничем таким...", "прячемся от полиции", "алкоголь не наш, он здесь уже был, когда мы...", но Дункан вразумил вождя апнутых пинком между ног и добился большей искренности. Гонят сивуху, кой-когда выбираются в город для грабежа, потом толкают наворованное и сбывают по знакомым свою амброзию.

Для полиции деятельность этого сброда, может, и представляла чисто профессиональный интерес, а Маку было обидно. Он, блядь, бывший разведчик, специалист, у него за плечами опыт ликвидации элиты криминального мира, так херли его послали в такую жопу? Какая заслуга стоять среди перетрусивших людей, которые и без того боятся собственной тени?

Когда Дженсен вновь прорезался, Дункан уже раскалился до бела.

- Ты в себя что ль поверил, железяка, командиру приказы отдаешь? А поучить свою подружку минет делать не хочешь? Чтоб через две минуты и ты и позорница, мать вашу так, здесь были! Конец связи.

Разыгрывать героя перед бабами и детворой Маку было совестно. Он опустил винтовку. Двое из подразделения остались приглядывать за местными, остальные вместе с Макриди устроили перекур.

+1

12

– Va-t'en! – фыркнула Васкез. И повернувшись к Дженсену, махнула рукой. Мол, идем. – До чего же здесь пыльно! – смахнув следы старой штукатурки со щеки, Зои закашлялась. – Мне бы твои фильтры или что там у тебя стоит?
– Система возвратного дыхания. Но от этой срани она не защищает. Просто кашлять будешь дольше, – мрачно отшутился Дженсен. Как он успел заметить, Васкез относилась к аугментированным терпимо и не нервничала так, как Мак.

Адам подумал, что старина Фрейд много чего мог бы рассказать об оральной фиксации Дункана, который каждый раз так пекся о своем авторитете, как набожная девица о невинности. Разводить дальнейшую демагогию на тему, кто главный, а кто нет, Дженсен не стал. Куда больше его интересовало, кто и почему дергает за ниточки пражскую полицию и отчего на это радеву с отщепенцами отправили именно их. Адам был уверен, что все дело в фальшивом нейропозине.

Когда Дженсен и Васкез подходили к месту, где ребята из ОГ-29 согнали всех арестованных, как гром среди ясного неба нарисовался Миллер. То, что он сказал своим, на несколько секунд вбило в ступор всю команду и мигом сделало вопрос о нейропозине несущественным.

Несколько минут назад в католическом храме в Виноградах прогремел взрыв. Это была Церковь Пресвятого Сердца Господня – одна из местных достопримечательностей. Много жертв. Видимо, милосердия Божьего на сегодня на всех не хватило.

Секундная тишина и выражение лиц участников оперативной группы были такими, словно жахнуло здесь и сейчас. Дженсен бросил взляд в сторону Макриди: «Ты думаешь о том же, о чем и я, Мак?»

+1

13

От нечего делать, Макриди мерил шагами помещение цеха. Он и не думал искать ничего запретного. То, чем здесь занимались эти отринутые обществом люди, его больше не интересовало. Пусть разбирается полиция. Хотя как она будет разбираться, он знал, нагляделся на их методы. Уроды физические попадут в лапы уродов моральных, и не известно еще кто окажется хуже.

На подстилке в куче грязного тряпья сгорбилась молодая баба. Испуганными глазами она следила за Дунканом, тесно прижимая к себе грудника, а рядом, обняв ее за плечи, сидел мужик. Жест недвусмысленно свидетельствовал о попытке защитить свою семью. Макриди отвернулся и отошел.

Ребята расслабились. Курили, переговаривались, двое отошли к оконному проему и, видно, травили анекдоты, потому что вдруг заржали в голос. Мак в сердцах на них рявкнул: нашли время и место.

Дженсен и Васкес появились одновременно с Миллером. Сообщенной новостью директор вызвал у всех замешательство и шок.

- Заебись!
- Опять мы в пролете...
- А скажут...
- Так, чего, здесь-то...

- Заткнулись все! - Рык Макриди перекрыл ропот народного негодования. Встретившись взглядом с Дженсеном, он озвучил Миллеру то, что, как видно, пришло на ум не ему одному: - Любопытное кино, босс. Нас, значит, сюда, в самодеятельный театр, а на главную премьеру билеты достались другим. И вот еще что мне интересно, как это пражская полиция догадалась сплавить "двадцать девятую" аккурат до теракта в Виноградах? Программки им что ли загодя разослали?

- Мы это выясним, Макриди, - Миллер был, как всегда невозмутим. - Собирай своих людей, едем на место взрыва.

Уже в броневике Мак подсел к Дженсену.
- Сейчас в Виноградах начнется обычная трескотня по поводу и без. Полиция уже, наверняка, там и Миллеру будут ездить по ушам своими отмазками, "не велено пущать", "без приказа не дозволяется" и тому подобная херня. Пока суть да дело, мы с тобой наведаемся в то, что осталось от храма. Потихоньку, супермен. Это будет наш с тобой маленький секрет. Поищем, понюхаем, поглядим. Узнаем чем рванули, догадаемся кто за этим стоит. Нам, один хер, официального разрешения на экскурсию не видать, как своих ушей, а так, хоть попытаемся, может, и повезет.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-08 19:28:52)

+1

14

Аугментированному пациенту Адаму Дженсену не требовался нейропозин. Случай единственный и уникальный. Генетическая особенность. Совпадение?

Доктор Исайя Сандовал, подручный Билла Таггарта, заглушавший сигнало передатчиков, которые безопасности ради Шариф вшил под кожу своим сотрудникам. Совпадение?

Перекрытые улицы Хэнша и прилетевшая аккурат в их с Фаридой СВВП ракета. Совпадение? Ну да, как же. С некоторых пор Дженсен в них не верил. Не верил и в это. Их провели, как детей, и Адам чувствовал, как тихо, но горячо в нем закипает злость. Особенно, когда Миллер сказал про жертвы.

Глядя на Мака, Адам несколько секунд молчал, словно изучал его лицо. Простоватое, грубое, исчерченное резкими линиями ранних морщин и одним увечащим шрамом. Несмотря на все перепалки и взаимные тычки, в чем-то они были похожи. Дженсен дернул углом рта. Намек на нехорошую злую улыбку. За темными стеклами не был видно цепкий прищуренный взгляд. В такие моменты дремавший где-то глубоко внутри охотник просыпался. Он был готов идти по следу вечность, без устали преследуя цель, и почти все средства становились хороши в пресловутых поисках истины.

Васкез, заподозрив, что эти двое что-то задумали, внимательно смотрела на обоих. Ей, видимо, тоже было больше всех надо. Хорошая у Миллера подобралась команда, золотая, думал Адам.

«Истина» – какое громкое слово. В этом мире ее, казалось, давно не было. Макриди тоже за каким-то чертом понадобилось. Что ж, они были на одной стороне. Поэтому Дженсен кивнул и ответил:
– Если что, прикроешь.

Это значило, что если рядом нарисуются полицейские, если обоим светит нагоняй сверху и если кто-то попадется, отдуваться обоим.

+2

15

Сдержанный кивок Макриди означал согласие. Необходимости в словах не было. Если они выживут, пизды точно получат, а - нет, и трепаться не о чем.

Дункан жил на севере Праги, но католический храм, на останки которого они сейчас прибыли, видел. Кажется, в новостях мелькал. Надо сказать, странное сооружение, больше похожее на вокзал, чем на место для отправления богослужений. Сейчас-то, его уже ни за что нельзя было принять, мощный взрыв уничтожил постройку. За исключением куска высоченной башни с вывороченными часами и каменными телами колонн звонницы наверху.

Их броневик остановился на краю площади, усыпанной камнями, цементной пылью, кусками железной арматуры. Дальше не пустила полиция. Оцепив по периметру место взрыва, она сдерживала натиск настырных представителей СМИ, зевак и людей, жаждущих узнать о судьбе родственников. Стоял крик, рев, завывали сирены прибывших на место трагедии ambulance. 

Миллер, а вслед за ним вся группа, выбрались наружу. Отлично понимая, что директор хоть и ушел качать права, но, как уже было не раз, вернется ни с чем, солдаты топтались на месте. Все чувствовали себя удрученно. Опять они окажутся не у дел.

Когда Миллер отошел на приличное расстояние, Мак взглянул в непроницаемые стекла очков Дженсена и повел головой: пошли!
Со скучающим видом он двинулся туда, где парк отделял останки храма от дороги. Здесь толпа ротозеев была не так многочисленна и полицейские стояли реже. Дункан решительно попер прямо на одного из них.

- Куда? Назад! - Выставил тот пистолет-пулемет.
- Спокойно, старина, спокойно, - миролюбиво отозвался Мак, - видишь же, свои, -  сунул под нос рукав с шевроном Интерпола, продолжая при этом шагать через лужайку к наполовину заваленному боковому входу в церковь.
Жандарм забежав вперед, попытался преградить путь:
- У меня приказ стрелять!
- Ага, стреляй, - разрешил Мак и без долгих объяснений двинул прикладом своей тяжелой винтовки в забрало его тактического шлема, а потом, для верности, опрокинул наземь мощной подсечкой.

Дженсену:
- Железяка, внутри - на цыпочках!
И ринулся вперед. Не оглядываясь.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-14 01:29:11)

+1

16

Сырость и гарь. Неизменный привкус железа. Иногда Дженсену казалось, что они преследуют его повсюду. Смерть. Боль. Намертво въевшаяся грязь. По колено, по локоть. Не смыть. Не выскоблить. И не выбраться из этого болота.

Резкая складка между бровей. Стиснутые зубы. Молчание, в котором намертво замурованы все мысли и чувства. Адам слушал, что говорит Миллер и думал о своем. В разрушенном храме все еще могли оставаться люди.

Люди, запертые в стеклянных клетках на станции «Райфлмен Бэнк». Люди, навечно погребенные в отсеках затонувшей «Панхеи». Адам слишком хорошо знал, что такое задыхаться и захлебываться под обломками в одном на всех железобетонном гробу. Без надежды быть услышанным.

«Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь», – он рванул вперед следом за Маком, на ходу использовав маскировку.
– Смотри не слови на башку кирпич.

И тут, как и следовало ожидать, в Инфолинке возник Миллер.
– Дженсен? Макриди? Где вас черти носят?

Адаму некогда было отвечать, потому что в этот момент он был занят нейтрализацией другого полицейского, державшего оцепление непосредственно возле здания. Тот так и не успел понять, что случилось. Невидимая сила хорошенько приложила его о стену или то, что от нее осталось.

Решившись на эту рискованную вылазку, Дженсен надеялся сделать снимки для Смайли. Хорошо, когда твои глаза могут не только видеть, но и запечатлеть увиденное при надобности.

Разрушенная церковь встретила их провалом развороченного черного хода, похожим на кричащий рот. Но здесь, как ни странно, можно было пробраться, протиснувшись между похожих на поломанные ребра балок и груды камней.

«Только бы ничем не придавило…» – думал Адам.

+2

17

- Тут мы, босс. - Пока Миллер не задавал конкретных вопросов, Дункан отвечал с той же неопределенностью.

Прежде чем сунуться внутрь, Мак и Дженсен, каждый со своей стороны, заглянули в проем входа бокового придела. Бывшего придела. После взрыва от него осталась груда камней. Сквозь несуществующую больше крышу внутрь лился солнечный свет. Цементная пыль так и не осев, кружилась в воздухе. Сверху свисали раскуроченные перекрытия.

- На соплях держатся. Не забывай поглядывать туда, - Мак указал вверх большим пальцем.

Шаг. Еще один. Каждый осторожней другого. Камни под их ботинками шатались. Скрипело цементное крошево, осколки стекол повизгивали и хрустели.

Где-то в стороне с гулким грохотом что-то обрушилось, наверное, остатки конструкции. Вслед за этим раздался не то тихий вскрик, не то громкий стон.

Не сговариваясь, Мак и Дженсен повернули на голос.
Помня об осторожности, Макриди тщательно смотрел под ноги, только поэтому успел заметить осколочную мину. Присыпанная каменным крошевом, она лежала на краю отвалившегося пласта стены.

- А вот и первый подарочек для нас с тобой, Дровосек, - не по-хорошему ухмыльнулся Мак, указывая Дженсену на находку.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-14 23:28:34)

+2

18

Никто из них сапером не был, поэтому обезвреживать мину – не вариант. Времени тоже в обрез, потому что с минуты на минуту тут начнутся работы. Но выбирая между спешкой и безопасностью, Дженсен выбрал второе. Стон совершенно очевидно не почудился. Но чтобы дойти туда, где был раненный, пришлось обходить, внимательно глядя под ноги, перебираясь по островкам относительно ровных и чистых поверхностей, не обращая внимания на пыль, которой было столько, что у Адама сработал имплантат возвратного дыхания.

Использовав сверхзрение, Дженсен убедился, что под обломками перекрытий был человек, все еще живой. Добравшись туда, Адам, не тратя времени, принялся вызволять пострадавшего. Надеялся спасти. Помощи у Мака не просил, у того просто не было соответствующих ресурсов. Потому что тягать бетонные плиты или огромные доски обычным людям, как бы они ни были хороши в остальном, не по силам.

– Господи… – прошептал бедолага, которого отрыл Дженсен, увидев лицо агента, и Адам невольно подумал, что если бы этот самый Господь и был, то уж точно защитил бы чад своих. Дело было плохо. Совсем. И Адам снова подумал о том, что катастрофически не успевает. Так уж складывались обстоятельства, что костлявая была всегда на шаг впереди. Скрипнули крепко стиснутые зубы.

Разводить атеистические споры было некогда. Судя по всему, это был один из прихожан. Крепкий мужчина лет пятидесяти, с благородной сединой на висках, голубоглазый, круглолицый, из тех, что искренне верят во все, что им говорят. Разглядев и признав в Дженсене ауга, он закашлялся и зажмурил глаза. Только что не замахал руками и не просил сгинуть, как посланца ада. Но махать руками несчастный уже не мог. Он вообще не мог пошевелиться, потому что был поврежден позвоночник. Сознание еле держалось в его побитом и измятом теле, глаза уже закрывались и путался язык.

– У нас немного времени, – глухо сказал Адам Макриди. Это означало «он твой». Если у кого и были шансы узнать что-то перед тем, как возможно последний свидетель испустит дух, так это у Дункана.

0

19

Мину пришлось обойти. Не обезвреживая. Без спецтехники и соответствующих навыков они бы тут дел натворили.

Мак отметил, что устроившие теракт не просто учинили злодейство. Разбросав взрывные устройства, они планировали собрать дополнительный урожай. Только, ему лично на хуй не надо, чтобы их с Дженсеном кишки украсили руины, оставшиеся от молельного дома. Такого добра, по предположениям Дункана, вскоре будет хоть отбавляй.

Железка умчался вперед. На зов раненого. Похуячил, не оглядываясь. Собственная безопасность его, как видно, не заботила. Прям какая-то нездоровая тяга всех спасать. Шел бы тогда в медики, на какую пизду в уголовку-то подался?

Мак столь же резво скакать не мог, у него встроенной дивной аппаратуры не было, потому он поспешал не торопясь. Тщательно выбирал место для следующего шага и внимательно глядел по сторонам. А то хуйнёт, мявкнуть не успеешь.

И тут - здрассте, голос Миллера:
- Макриди, это правда, что вы самовольно проникли в охраняемый объект, напав при этом на бойцов оцепления?
- Не было такого, - честно признался Дункан. - Мы ни на кого не нападали. Я одного убрал с дороги. А чего? Он первый начал, босс.
- Все паясничаешь? Вернемся в штаб, отрапортуешь непосредственно Мандерли.
- Так точно, сэр.
- Ну, что там у вас? Совсем хреново?
- Пока только завалы, но думаю, в эпицентре взрыва увидим разделочный цех. Неподалеку от входа в боковой придел обнаружили целехонькую мину. Агент Дженсен помогает пострадавшему. Тот - под обломками.
- Понял тебя, Макриди. Саперы уже прибыли, готовьтесь их встретить. И постарайтесь без грубостей. - Глухо и невнятно в переговорном устройстве что-то пробубнил женский голос. Директор добавил: - Про осторожность не забывайте.
- Мы начеку, босс. - Мак ухмыльнулся. И тут без Васкез не обошлось. Подсунулась, переживает за железяку.

А он, как раз, обернулся к Дункану, сообщить, что свидетель скорее мертв, чем жив, но еще есть надежда услышать от несчастного толику полезных сведений.

Мак присел перед распластанным мужиком.
Задавая вопросы, он уже понимал, что тот одной рукой стучится во врата Святого Петра, а второй отряхивает с себя прах мирских забот на коврик у порога.

Сквозь полубред и неразборчивое бурканье, ему все-таки удалось собрать кое-какие крохи. Сидящая неподалеку от этого человека молодая женщина явно нервничала. Была бледна и что-то беспрестанно шептала. Но не молитву, в слова, дескать, она не попадала. Как и когда произошел взрыв мужик не видел, поскольку вышел по надобности. Именно поэтому он и очутился так далеко от центрального зала собора. Грохнуло прилично. Все заорали, завизжали, посыпались стекла, треск, а потом он уже мало что помнит.

Кроме своего простатита, подумал Мак. Прежде чем отойти в мир загробный, мужик досыта накормил нечаянных слушателей подробностями неприятной болячки. Просто охуительная исповедь напоследок.

Дункан распрямился. Все. Клиент потерян. Аминь ему, как говорится.

- Миллер предупредил о бригаде саперов. Пошли, что ли, встретим.

И первым шагнул прочь от закатившего глаза мужика.
По мере их приближения к главному помещению церкви, стали попадаться трупы. Привыкнуть можно ко всему. За двадцать лет Макриди научился без содрогания смотреть на оторванные конечности, на развороченные тела, на кровь и внутренности. Перешагивал, стараясь не наступить. Скрежетнув зубами, обошел трупик ребенка.

Там где прежде был центр храма, Мак приостановился. Осматривался. Камни, железные прутья, потолочные балки, осколки виражей, церковная утварь. И тела. Много. Кровь. Повсюду.

- Пощелкай своей чудо-техникой, Дженсен. Нам важна каждая деталь. - Голос Макриди звучал тихо и хрипло. Страшно хотелось затянуться сигаретой, но он только прокашлялся, очищая гортань от пыли и сплюнул себе под ноги.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-15 22:25:16)

+2

20

– Да. Идем, – два слова. Потому что не так легко разжать зубы, сцепленные как у бойцового пса.

Скажу о Господе: «Он – мое прибежище и крепость моя, Бог мой, на Которого уповаю». Он избавит тебя от сети ловца и от гибельной язвы. Он укроет тебя Своими перьями, и под Его крыльями ты найдешь прибежище. Его истина будет тебе щитом и броней. Не убоишься ни ужасов в ночи, ни стрелы, летящей днем, ни язвы, ходящей во мраке, ни заразы, опустошающей в полдень… Господь говорит: «Сохраню его, потому что он любит Меня, защищу его, потому что он знает Мое имя»…

Псалом девяностый. Стихи со второго по пятнадцатый. Именно эти строки пришли на ум Дженсену, когда они с Макриди двинулись дальше. Переключившись на сверхзрение, Адам не видел крови, присыпанной бетонной пылью. Лишь очертания остывших, размолоченных взрывом тел, потому что высматривал оставшиеся сюрпризы от тех, кто это сотворил. В голове, вместе со строками чуждой ему молитвы, крутилась одна единственная мысль: «Они этого не заслужили».

«Панхея», «Райфлмен Бэнк», Церковь Пресвятого Сердца Господня на Виноградах. Первое мая. Делая снимки для Смайли, Дженсен запомнит этот день. Как запоминал лица всех, кого не успел, не смог оградить от «язвы, ходящей во мраке». Люди, как боги. Кажется, об этом мечтал Шариф. Но им все равно было не под силу противостоять этому хаосу. Отчаяние и бессмысленность. Он так и не смог этого изменить, как бы ни старался и как бы ни рвался вперед, очертя голову.

– Чанг, держи передачу, – сказал Адам перед тем, как отправить отснятое при помощи камеры глазных протезов.
– Твою мать, да это же… ад, – отозвался Питер, мельком глянув на изображения.
– Передашь Флэтчеру. Все, что успели, пока здесь не прибрались.

Потом Адам посмотрел на сосредоточенного и молчаливого Макриди. Впереди маячили силуэты саперной команды.  Встреча не была теплой, учитывая, как бойцы ОГ-29 проникли сюда. Не размениваясь на долгие расшаркивания, Дженсен сказал:
– Кому я могу передать схему минирования?
Двое саперов переглянулись, один приготовил планшет.

+2

21

Саперная бригада появилась с другого конца разрушенного помещения. Несколько человек сразу принялись за дело. Пустили собаку. Активировали роботов-поисковиков. Двое специалистов в бронекостюмах направились к Макриди и Дженсену.

Мак не мог не испытывать уважения к отваге и чувству долга этих ребят. Их жизнь всегда висела на волоске, но они продолжали честно делать свою работу. Оваций и наград не ждали. Поэтому Дункан резкий и грубый со всеми, на этот раз оскалился только для видимости.

- Немедленно покиньте объект. Здесь опасная зона. - Сказал один из техников.
- Да ну? Ты, корешок, прям, Капитан Очевидность. Только у вас своя служба, а у нас - своя и мы не уйдем пока не получим того, за чем пришли.

Ответ Мака парням не понравился. Запахло серьезной перепалкой. А разрядила обстановку удача, о которой они и мечтать не могли: Дженсен предложил им наполовину сделанную за них работу.

Чтобы не мешать, Мак отошел в сторону. И когда это железка успел обнаружить и зафиксировать места минирования? Вот же дьявол. По-счастью, они на одной стороне, а иначе от такого противника яйца вспотеют.

В словах благодарности Дженсену саперы были искренни. Они больше не настаивали на том, чтобы самозванцы от Интерпола убрались в мамкину пилотку. Только попросили не мешать и еще раз напомнили об осторожности.

Дункан направился к грудам деревянных досок. Прежде они были скамьями для прихожан и если он правильно понял простатитного мужика, именно здесь сидела та сучка, из-за которой сейчас им с Дженсеном приходилось идти по трупам. В буквальном смысле.

- Праздничная служба. Почти все пришли семьями, с малышами... После таких дней я напиваюсь до потери сознания.

Даже для такого толстокожего ветерана, как Макриди развернувшаяся картина была тяжелой.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-17 09:46:22)

+2

22

В такие моменты Дженсен завидовал обычным людям. Они хотя бы напиться могли. У Адама же кроме дурной привычки ко вкусу и запаху виски ничего по сути и не было. Что сам он будет делать, когда вернется домой? Включит воду. Встанет под ледяным душем. Прислонится лбом к идеально чистому белому кафелю и будет глотать воздух в приступе бессильной злобы. Минут пятнадцать или полчаса. Пока не отпустит.

Несколько секунд Дженсен молчал, то ли без слов соглашаясь с Макриди, то ли в память о погибших. Понять что-либо по его лицу было сложно. Кроме скорбно опущенных углов губ. Впрочем, Адам уже очень давно не выглядел веселым.

– Он сказал, что она была чистой, Мак. Или со скрытыми агументациями. Аугов в церковь не пускают, а сканеры обойти довольно сложно. – Дженсен не стал ничего пояснять. Мак сам был способен сложить два и два, не дурак же.

Было похоже, что подрыв совершил кто-то из «сочувствующих» или же… свои. Мысль чудовищная, на первый взгляд, нелогичная. Но люди, которые заварили всю эту кашу, были готовы на крайние меры. И даже на такие. Уж Адам хорошо это знал. Как уже знал «стандартную процедуру» пражской полиции. В деле снова всплывут аугментированные террористы. Подробностей не будет, чтобы дать волю слухам. Расследование затянется на несколько месяцев и ни к чему не приведет.

Дерьмо. По сравнению с этим выволочка от Мандерли выглядела детским лепетом, хотя в какой-то мере Дженсену стало жаль Миллера. Главный нагоняй получит директор.

– Дженсен? Макриди? В порядке? – сквозь поток мысленных сожалений и не высказанных проклятий, пробился тихий голос Васкез. Голос жизни в царстве мертвых, который напомнил Адаму, что нужно идти вперед. Иначе никто из них никогда не найдет тех, кто это сделал. И никто не ответит за это.

Времени на сожаления больше не было. Нужно было вернуться и обговорить дело со Смайли. Пока не прилетели какие-нибудь новые инструкции и ухваченные впопыхах следы не растворились в засекреченных файлах, отправленных в Лион.

– Да. Все стандартно, – коротко отрапортовал Дженсен. – Мы возвращаемся.

+2

23

Храня угрюмое молчание, Макриди и Дженсен покинули скорбное место. Шли, не сговариваясь, нога в ногу и осевшая на их одежде пыль посверкивала в лучах солнца, делая их похожими на пришельцев из мира откуда никто и никогда не возвращался.

Им не сказали ни слова. Расспросы и упреки будут потом, сейчас в глазах у всех промелькнуло только облегчение: живы. 

Миллер скомандовал погрузку и экипаж один за другим послушно полез в люк бронемашины.

Прислонившись спиной к стенке транспортника, Мак отрешенно смотрел прямо перед собой и вновь, уже в который раз, думал о бесплодности их усилий. Жертв не становилось меньше. Способы, которыми действовали террористы ужесточались. Их акты, по мнению Дункана, все больше превращались в самоцель. Смерть невинных людей, детей не может иметь оправдания, чем бы не руководствовались те, кто хочет быть услышанным и добиться справедливости. Зло порождает лишь зло. 

И Маку было насрать, кто это сделал. Все, перешагнувшие черту, за которой уже нельзя прикрыться красивыми лозунгами и высокими идеями, если методы бесчеловечны, становились его личными врагами. Они должны быть уничтожены.

Чей-то взгляд уже несколько минут настойчиво сверлил щеку Макриди. Он повернул голову и встретился с глазами с Васкез. Посмотрел вопросительно. Блондинка провела пальцем по своему лбу и щекам, указав затем подбородком на Дженсена. И правда, рожа у того была так присыпана бетонной пылью, как будто он ночевал в мешке с кокаином. Но когда обтер ладонью собственную харю, то убедился, что и сам выглядит не лучше.

Васкез, конечно, отличный снайпер и порой дело говорит, но, как у всякой бабы, у нее вечно на уме какая-то хуйня: беспокоят ее их испачканные морды. Мак про себя усмехнулся, чудно, но своей глупостью она помогла переключиться. Теперь, когда внутреннее напряжение немного отпустило, можно подумать о делах насущных. Предстоящий разговор с начальством будет не из легких.

Отредактировано Duncan MacReady (2017-02-21 11:26:31)

+1


Вы здесь » Deus Ex » Vault computer » False alarm. 01.05.2029


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC